Четверг, 08.12.2016, 03:06
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Книга-загадка, книга-бестселлер

Дж. Р. Лэнкфорд / Чёрная мадонна
04.09.2014, 00:44
Центральный парк
Это был трехсотшестидесятитысячный вызов за текущий год. На 101-й улице машина неотложной кардиологической помощи свернула направо и через ворота Бойз-Гейт въехала в Центральный парк. Здесь автомобильная сирена с пронзительного воя перешла на захлебывающееся рыдание. Туманную темноту прорезали оранжевые вспышки мигалки. В парке «скорую» уже поджидал патрульный полицейский автомобиль, который тотчас же повел ее за собой в направлении Вест-Драйв. Проехав мимо высоких фонарных столбов, отбрасывавших тусклый желтоватый свет, машины свернули налево, к пустынному северному квадрату парка.
Вскоре полицейский внедорожник остановился, и следовавшая за ним неотложка тоже дала по тормозам.
– Они вон там! – крикнул полицейский, выбираясь из машины.
Подхватив носилки и дефибриллятор, два медика бросились следом за ним. Тот, что помоложе, спотыкаясь, двинулся по тропинке к арке, отделявшей «Омут», который в действительности был мелким прудом, от «Озера», которое на самом деле было речушкой. Хотя врач и родился в Нью-Йорке, здесь он был всего лишь в третий раз.
Услышав приближение людей, с поверхности воды, хлопая крыльями и недовольно крякая, снялась стайка перепуганных уток. Еще несколько шагов, и медики приблизились к водопаду. Он питал ручей, протекавший под огромными валунами, из которых была сложена арка. Казалось, будто под ее темным сводом обитали призраки.
– Это где-то здесь, – пояснил коп и, включив фонарик и зажав второй рукой нос, шагнул в темноту. Все трое – полицейский впереди, медики вслед за ним – пошли по дорожке, тянувшейся параллельно ручью.
Вскоре и медики почувствовали запах. Специфический, скорее всего он был похож на запах свежевскопанной черной земли, курящейся парко м под теплым весенним солнцем.
– Тут где-то только что родился ребенок, – сказал медик постарше. – Роженице нужна помощь, у нее, скорее всего, большая кровопотеря.
Только после этих слов до его молодого коллеги дошло, что это запах последа, исходящий от расстеленных на земле одеял.
– Но женщины нигде не видно. Мы прочесали весь парк.
Полицейский остановился и поводил фонариком. Луч тотчас высветил костистое, пепельно-серое лицо, которое когда-то было красивым.
– Вот ваш пациент. На Вест-Драйв есть еще один. «Скорая» уже там, вместе с моим напарником.
Все трое опустились на колени возле неподвижного тела. Человек был высоким, спортивного телосложения. На груди расплылось огромное кровавое пятно.
– Огнестрельное ранение. Похоже, что он мертв, – произнес молодой медик.
– В любом случае его надо осмотреть.
Молодой наклонился ближе и проверил пульс и дыхание.
– Кровь в дыхательных путях. Не дышит. Пульс отсутствует.
– Давай, приподними его.
Врач отсосал кровь изо рта раненого, повернул ему голову, приподнял подбородок и дважды провентилировал легкие. Прикоснувшись к сонной артерии, проверил пульс. Тот не прощупывался.
– Включай дефибриллятор!
– Понял!
От разряда тело выгнулось дугой над залитой кровью землей.
– Назад! Не мешайте им работать! – произнес полицейский, отгоняя прочь темные фигуры, возникшие по обе стороны арки. Бомжи. От них пахло мочой и грязным, давно не мытым телом.
– Фу! Ну и запашок! Что это? – спросил один из бродяг.
– А ты как думаешь? От того дохлого чувака.
– Не-е-е. Это что-то другое.
– Еще разряд! – велел старший медик.
– Даю!
Тело снова выгнулось дугой, как будто хотело отделиться от земли. В следующую секунду ожил мобильный телефон полицейского. Страж порядка ответил на звонок и выслушал незримого собеседника.
– Хорошо, встречу тебя здесь, – произнес он и отключился. – Кто-нибудь из вас видел, что здесь произошло? – спросил он, обращаясь к бомжам.
– Я слышал, как стреляли, только и всего, – ответил один из бездомных обитателей парка.
Полицейский повернулся к медикам.
– Мой напарник сказал, что вторая жертва тоже мертва.
– Этот, видимо, тоже, – проговорил молодой медик встревоженным голосом.
– Да, пожалуй, ты прав, – отозвался старший и похлопал мертвеца по покрытой шрамами шее. – Извини, дружище, мы старались.
– С такими, как мы, они небось не чикаются, – пьяно пробормотал один из бомжей.
– Заткнись! – оборвал его полицейский. – Поделом ему, нечего болтаться тут по ночам. Сидел бы себе дома, не нарвался бы на пулю.
– Вы с нашим братом не любители возиться! – выкрикнул тот же бродяга.
Чертыхнувшись, молодой медик продолжил процедуру реанимации.
– Ладно, хватит, тут больше ничего не поделаешь. Оставь его, – посоветовал ему старший коллега и наклонился к умирающему.
В тишине, повисшей над аркой, раздался еле слышный вздох.
– Смотри-ка, оживает! – крикнул молодой и вместе с коллегой стал вглядываться в монитор. – Мы добились периферического пульса! Черт, мы добились пульса!
– Святой Моисей! Слабый, но есть… Интубировать?
– Нет. Дадим кислородную маску. Сходи за носилками.
– Хорошо.
– Готов?
– Угу.
– Раз, два, три!
Положив неизвестного мужчину на носилки, они поспешили прочь от места, которое пахло последом, мимо водопада и серых валунов арки Глен-Спэн-Арч.

Молодой медик стоял перед больничной дверью, глядя на того, кому три дня назад он мог и не сохранить жизнь. Человек этот сейчас пребывал в коме, одинокий и беспомощный. О нем никто не спрашивал. Никто не знал его имени. Доктор Льюистон, вторая по значимости фигура в отделении интенсивной терапии, вошел в коридор и увидел врача «скорой помощи», молодого и еще непривычного к печальной изнанке спасения человеческих жизней. Остро чувствуя его отчаяние, Льюистон покачал головой и, подойдя к нему, встал рядом так близко, что они едва не касались плечами. Затем сложил руки на груди и заглянул в палату, где лежал коматозный пациент.
– Вы сделали все, что могли, – произнес он, пытаясь приободрить молодого коллегу. – Вы дважды делали ему дефибрилляцию, затампонировали рану, ввели ксилокаин. Это не ваша вина, что он сейчас в коме, – добавил Льюистон на ухо молодому медику. – Ступайте домой.
– Да, пожалуй, – со слабой улыбкой согласился тот. – Скажите, этот случай пригодится для вашего исследования, как вы думаете?
– Сердечно-легочная травма, повлекшая за собой кислородное голодание мозга? Абсолютно! – ответил Льюистон. Это настолько точно соответствовало теме его исследования, что независимо от того, выживет этот пациент или нет, новое знание, полученное в данном случае, все равно приблизит его еще на шаг к публикации в «Ежегоднике экстренной медицинской помощи». Что, в свою очередь, добавит немного славы, немного признания таким же, как он, чернокожим врачам, работающим в области экстремальной медицины. Но молодой медик «скорой помощи» был еще зеленым новичком и мог по ошибке принять профессиональную маску за толстокожесть и равнодушие.
– Как вы думаете, он выкарабкается?
Льюистон не ответил. Когда прибыла машина «скорой помощи», пациент не подавал признаков жизни, а ксилокаин не стабилизировал его состояние, так как в парке он потерял едва ли не всю кровь. Чтобы не допустить остановки сердца, в травматологическом отделении первым делом ему спешно наложили швы на все крупные кровоточащие сосуды. В хирургическом отделении извлекли пулю 45-го калибра и зашили порванную грудную стенку. Все еще находясь на операционном столе, пострадавший из-за тромба перенес обширный инсульт. Он выжил, но оказался в состоянии глубокого шока. Льюистон приказал поставить капельницу своего собственного изобретения – смесь витамина С и настоя трав, которую разрешалось применять лишь в самых крайних обстоятельствах, вроде этого случая. Таким относительно простым вещам Льюистон научился, изучая медицину африканского племени масаев, и считал их вполне действенными. И все же, по его мнению, шансов на жизнь у неизвестного мужчины не осталось.
Льюистон похлопал молодого коллегу по плечу.
– Невозможно ничего знать заранее, – с этими словами он деликатно подтолкнул его к двери в конце коридора. – Вы ни в чем не виноваты. Отправляйтесь домой.
Когда тот ушел, Льюистон вошел в палату. Пациент был на вид мускулистым и тренированным. Врач встал за ширмой, где его нельзя было увидеть, закрыл глаза и сцепил пальцы.
– Господи, – прошептал он, – ты владеешь тайнами вечности. Направь меня на путь истинный и пожалей этого человека.
В следующую секунду он услышал, как за дверью кто-то деликатно откашлялся, обращая на себя внимание. Выйдя в коридор, Льюистон увидел чернокожего санитара. У них были хорошие рабочие отношения, но во всех прочих случаях оба по возможности вежливо избегали друг друга. Санитар говорил на афроамериканском диалекте, известном как «эбоникс». В речи Льюистона можно было уловить акцент типичного обитателя Род-Айленда. Что неудивительно, ведь их семья жила там уже не первое поколение. В своем доме в Челси он слушал Моцарта, Баха и Бетховена. В машине санитара, на которой тот возвращался к себе в Гарлем, не переставая гремел рэп.
Санитар снова прочистил горло.
– Вас к телефону, доктор Льюистон.
Врач кивнул и широко улыбнулся. Санитар улыбнулся в ответ. Вне работы у них не было абсолютно ничего общего, но в служебное время они прекрасно понимали друг друга.
– Алло! – сказал Льюистон, взяв трубку на медицинском посту.
После короткой паузы незримый собеседник произнес:
– Подождите секунду.
– Алло!
Через мгновение в трубке прозвучал другой голос:
– Доктор Льюистон, у меня к вам просьба.
Тон был отнюдь не просительным. Доктор так растерялся, что на мгновение забыл, где находится. Он не слышал этот голос уже много лет и отчаянно надеялся, что больше никогда его не услышит. Тот принадлежал некоему чрезвычайно богатому филантропу, умевшему всегда оставаться в тени главных событий городской и государственной жизни. Такие обычно участвуют в тайных заседаниях мировой элиты – Трехсторонней комиссии, Бильдербергского клуба, Совета иностранных дел… и то, если сочтут нужным. Лишь немногие знали о его существовании. Еще меньше знали о том, что это крайне опасный человек. Льюистон представил себе его образ: платиновая шевелюра, орлиный нос, решительный подбородок. Крупные руки, как будто грубо высеченные резцом скульптора, столь же властное рукопожатие. При необходимости он легко получал информацию обо всем, что происходит в городе.
– Да, сэр.
– Три дня назад из Центрального парка вам привезли пациента.
– Какого пациента?
– Того, которым вы, Чак, персонально занимаетесь. Не надо играть со мной, – раздраженно произнес голос в трубке.
– Ах, этот… Что в нем особенного?
– Опишите его.
  -------------
  "Скачайте книгу в нужном формате и читайте дальше"
Категория: Книга-загадка, книга-бестселлер
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 25
Гостей: 25
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2016