Понедельник, 05.12.2016, 01:24
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Спецслужбы и террористы

Нельсон Демилль / Игра Льва
06.05.2008, 18:36
   Остановившись возле кресла Уолтерса, начальник смены Боб Эшкинг спросил:
 – Проблема?
 – Да, Боб. Потеря радиосвязи, рейс один семь пять "Транс-континенталь" из Парижа.
  Боб Эшкинг понимающе кивнул.
 – Как давно нет связи?
 – Никому не удается связаться с ним после того, как он покинул североатлантическую трассу вблизи Гандера. – Уолтерс взглянул на часы. – Уже около двух часов.
 – Есть какие-то другие признаки наличия проблемы на борту?
 – Нет. На самом деле... – Сэм внимательно посмотрел на экран радара. – Самолет развернулся на юго-запад при пересечении воздушных трасс у Сарди. Затем, согласно полетному плану, снизился на эшелон тридцать семь.
 – Значит, свяжется через несколько минут, будет спрашивать, почему мы его не вызываем, – предположил Эшкинг.
   Уолтерс кивнул. Отсутствие радиосвязи не являлось чем-то сверхнеобычным: частенько диспетчеры не могли связаться с самолетами, которые вели. Уолтерс и сам припомнил два-три таких случая. Наверняка через несколько минут кто-то из пилотов ответит: "Ох, прошу прощения..." – и объяснит, что у них был выключен звук, либо сбилась частота, либо произошло что-то еще менее существенное. Например, весь экипаж уснул... хотя этого они, конечно, не скажут.
 – А может, оба пилота усадили себе на колени стюардесс и развлекаются с ними, – буркнул Эшкинг.
  Уолтерс улыбнулся.
 – Самое лучшее объяснение отсутствия радиосвязи, какое я когда-либо слышал, – это когда пилот сообщил, что он поставил поднос с обедом между креслами пилотов, а поднос надавил на селекторный переключатель и сбил им частоту.
  Эшкинг рассмеялся.
 – Очень простое объяснение для такой серьезной проблемы.
 – Точно. – Уолтерс снова посмотрел на экран радара. – Курс у него нормальный.
 – Да.
   Вот когда с экрана пропадает отметка, подумал Уолтерс, тогда действительно серьезная проблема.  Он дежурил в мартовскую ночь 1998 года, когда президентский самолет исчез с экрана радара на долгих двадцать четыре секунды и находившиеся в зале диспетчеры застыли от ужаса. Затем отметка снова появилась, и все облегченно вздохнули. Но была еще ночь 17 июля 1996 года, когда рейс 800 "Транс уорлд эйрлайнз" исчез с экрана радара навсегда... Уолтерс знал, что до самой смерти не забудет ту ночь. А в данном случае обычная потеря радиосвязи... и все же его что-то беспокоило. Слишком уж долго не было связи.
Сэм Уолтерс нажал несколько кнопок и сказал в микрофон по каналу внутренней связи:
– Сектор девятнадцать, я – двадцать третий. Нет связи с рейсом один семь пять "Транс континенталь". Он движется к вам, через четыре минуты я передам его. Просто хотел предупредить вас заранее.
Выслушав ответ, Уолтерс продолжил:
– Да, наверное, у них какая то неисправность. Их уже два часа на всех частотах вызывает все Атлантическое побережье. – Уолтерс хмыкнул и добавил: – Когда рейс закончится, пилоту придется написать столько объяснительных, что он почувствует себя Шекспиром. Ладно, свяжусь с вами позже. – Он повернул голову и встретился взглядом с Эшкингом. – Ты что то хотел?
– Да... предупреди всех по линии и скажи, что, когда первый сектор установит связь с капитаном, пусть попросят капитана после посадки позвонить мне в центр. Я хочу лично поговорить с этим клоуном и объяснить ему, сколько неприятностей он доставил людям на всем побережье.
– И в Канаде тоже.
– Вот именно. – Эшкинг выслушал, как Уолтерс передал его указания диспетчерам следующих секторов, которым предстояло вести рейс 175.
Несколько других диспетчеров, у которых был перерыв в работе, подошли к пульту управления двадцать третьего сектора. Уолтерс понял: всем стало любопытно, почему это начальник смены Боб Эшкинг так долго торчит здесь, вдалеке от своего рабочего места. По мнению подчиненных, это могло означать возникновение опасной ситуации.
Сэм Уолтерс не любил, когда вокруг толпились люди, но Эшкинг не шуганул их, поэтому и Сэм не мог ничего сказать. А между тем отсутствие связи с рейсом 175 уже стало главным событием в Центре управления воздушным движением. В конце концов, такая мини драма была хорошей практикой для молодых диспетчеров, дежуривших в эту субботу.
Все молчали, но Уолтерс ощущал вокруг атмосферу любопытства, смешанного с удивлением и легкой тревогой. Он еще раз попытался связаться с пилотом.
– Рейс один семь пять, говорит Нью Йорк, вы меня слышите?
Ответа не последовало.
Уолтерс вызвал еще раз.
И снова молчание.
Тишину в комнате нарушало лишь гудение электроники. Никто из стоявших вокруг не подал ни одной реплики. Неразумно было что то говорить в ситуации, которая могла случиться с каждым из диспетчеров.
Наконец один из диспетчеров обратился к Эшкингу:
– Босс, задайте после всего этому парню хорошую трепку, я из за него не успел перекусить, да и кофе остыл.
Несколько диспетчеров засмеялись, но смех тут же стих.
Эшкинг прокашлялся.
– Ладно, нечего тут толпиться, займитесь полезным делом. Расходитесь.
Диспетчеры разошлись, оставив Эшкинга и Уолтерса вдвоем.
– Мне это не нравится, – тихо промолвил Эшкинг.
– Мне тоже.
Эшкинг откатил от соседнего стола кресло на колесиках и поставил его рядом с креслом Уолтерса. Затем внимательно посмотрел на экран радара, сосредоточившись на проблемном самолете. Опознавательная метка на экране указывала, что это "Боинг 747" новой серии 700, самый крупный, последней модификации. Самолет двигался точно в соответствии с полетным планом, приближаясь к аэропорту Кеннеди.
– Черт побери, что же могло случиться со связью? – пробормотал Эшкинг.
Подумав минуту, Уолтерс ответил:
– Аппаратура не могла выйти из строя... поэтому я думаю, что либо выключен звук, либо сломался переключатель частот, либо повреждены антенны.
– Да?
– Да...
– Но... если выключен звук или сломался переключатель частот, то экипаж давно бы уже обнаружил это.
Уолтерс кивнул:
– Да... поэтому, возможно, сломана антенна... или, знаешь, это новая модель, могла забарахлить электроника. Такое возможно.
– Возможно. Но маловероятно. С рейсом один семь пять нет связи уже в течение нескольких часов. Как ты думаешь... не могли они все уснуть?
Замявшись, Уолтерс ответил:
– Что ж... такое случается, но за это время в кабину наверняка зашли бы стюардесса или бортпроводник.
– Ты прав. Радиосвязь отсутствует слишком долго.
– Понимаешь, когда самолет снижался и менял эшелон, они должны были связаться с нами. Предположим, в этот момент они обнаружили, что радио вышло из строя, но пилот мог воспользоваться каналом передачи данных и отправить по телетайпу сообщение в свою компанию, а они бы к этому времени позвонили нам.
Эшкинг задумался над словами Уолтерса.
– Вот поэтому я начинаю склоняться к мысли, что, как ты сказал, вышла из строя антенна. А сколько антенн у этого самолета?
– Точно не знаю, но много.
– Могли они все сломаться?
– Теоретически могли.
Эшкинг снова задумался.
– Ладно, предположим, капитан знает о том, что у него не работает радиосвязь... но он действительно мог воспользоваться мобильной телефонной связью с землей, позвонить кому нибудь, кто предупредил бы нас. Я хочу сказать, что такое случалось... и пилоты пользовались мобильником.
Уолтерс кивнул.
Они вдвоем внимательно уставились на экран радара, наблюдая за отметкой, которая медленно двигалась справа налево. Наконец Боб Эшкинг сказал то, чего ему говорить не хотелось:
– Возможно, это захват.
--------------------------------------------------------------

               
Категория: Спецслужбы и террористы
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 11
Гостей: 11
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2016