Пятница, 09.12.2016, 18:26
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Монстры Вселенной

Джонс Коуль / Атланты. Остров
09.09.2016, 21:09
Третий месяц научно-исследовательское судно «Академик Сахаров» бороздило Атлантику. Повинуясь вздорному желанию владельца корпорации «Рослес» русского американца мистера Эндрю Белоффа, оно искало доказательства исчезнувшей Атлантиды, которой на деле никогда не было. Но платил мистер Белофф неплохо, а капитану Дробову было решительно наплевать, ради чего теплые волны облизывают обмедненные бока его судна, лишь бы платили, и «Академик Сахаров», послушный его твердой руке, продолжал рассекать воды Атлантики. В данный момент он находился в сотне километров восточнее Азор.
Александр Васильевич Дробов, высокий моложавый старик — если, конечно, можно назвать «стариком» человека, спокойно выжимающего двухпудовую гирю, — стоял в рубке. Весело мигали огоньки пульта управления, на небольшом откидном столике стояла тарелка со свежей клубникой. Дробов был гурман, и мистер Белофф умный человек! — помнил о слабости капитана. А тут еще очень кстати подвернулся повод — день рождения Дробова. На рассвете судно настиг вертолет, опустивший на тросе небольшой контейнер с надписью «М-ру Дробову с пожеланиями долгих лет жизни». Когда Дробов открыл ящик, там оказались маленькое, обложенное льдом, ведерко и темная паутинистая бутылка. В ведерке была свежая, с росинкой клубника, а в бутылке коньяк такой выдержки, что один его запах чуть не свел капитана с ума. Решительно, Дробов начинал любить миллиардеров. Капитан смачно бросил в рот сочную ягодку и приказал компьютеру слегка подправить курс.
Щелкнула открываемая дверь — и послышались псевдоупругие шаги начальника экспедиции профессора Золотова. Он был доктором каких-то наук, почетным членом нескольких академий и бывал страшно скучен, когда трезв. А трезвым он бывал слишком часто. Вообразив себя спортсменом, профессор ходил четким пружинистым шагом, считая, что это молодит его, но лишь выдавал себя младшим научным сотрудником, вовремя успевавшим при звуках знакомых шагов спрятать емкости с выпрошенным в медпункте спиртом и схватить в руки скучные книги по океанологии и проблеме третьего ряда надсечек на кухонных повседневных горшках сельской хоры Боспорского царства в 5–4 веках до нашей эры. Профессор вяло пожал Дробову руку, бесцеремонно цапнул горсть ягод и спросил:
— Ну как, здесь есть что-нибудь интересненькое?
— А черт его знает! — немного раздраженно ответил капитан. Профессор был, увы, трезв, а это могло привести лишь к скучным заумным разговорам. Золотов проглотил ягоды и погладил свежевыбритый подбородок. Затем он продолжил свой допрос.
— Что же, сегодня снова будем валяться кверху брюхом на шезлонгах?
— А что вас волнует, профессор? Вам, кажется, неплохо платят.
— Неплохо, — согласился Золотов… — Ну так и живите в свое удовольствие!
— Живите… Я все-таки историк и археолог! Вот вы бы смогли жить в свое удовольствие на берегу?.
— Вряд ли, — подумав, решил Дробов.
— Вот видите! Вы не можете без моря, а я не могу без лопаты!
Капитан хотел съязвить, но передумал и спросил:
— Значит, опять останавливаем корабль, и вы будете ковыряться где-нибудь в шельфе?
— Не опять, а снова!
Дробов издал недовольный вздох.
— Ну не вздыхайте, не вздыхайте, Александр Васильевич! На этот раз мы не будем погружаться в открытом океане. Дождемся какого-нибудь острова и исследуем его подошву.
— Тогда поспешу вас обрадовать, — расцвел Дробов, — здесь нет никаких островов!
— Совсем никаких? — развязно спросил профессор. Дробов даже обиделся.
— Совсем! Я плаваю здесь не первый год! — А это что? — Золотов торжествующе ткнул пальцем в иллюминатор.
Сказать, что Дробов изумился сильно, значит не сказать ничего. Он был ошарашен! Он был поражен! Глаза его выпучились, а рука рассеянно раздавила окурок в тарелке с остатками клубники. Слева по курсу, словно каменный фаллос, торчала какая-то скала. Впрочем, небольшая.
— …твою мать! — забывшись, выругался капитан. — Но ее нет ни в одном навигационном справочнике!
— Тектоника! — Золотов снисходительно похлопал его по плечу. — Сегодня есть, завтра нет. Но нам повезло — cегодня она есть. Притормозите здесь, а то дальше могут быть рифы.
Капитан взглянул на приборы.
— На эхолоте чисто. Это просто какой-то ненормальный столб, вылезший из океана. Средняя глубина здесь больше двухсот метров.
— Вот и прекрасно! Мы поныряем вокруг этого столба. А то становится скучновато.
Капитан сделал «стоп-машина», и корабль, замедляя ход, заскользил к одинокому пику.
— Можете начинать, Олег Александрович. Я пока нанесу на карту этот проклятый камень. Если понадобится моя помощь, позовете.
Сборы были недолги. В спущенную на воду лодку прыгнули профессор Золотов, его помощник Митя, двое аквалангистов и старший матрос Плешко — большой искатель приключений на свою голову. Звонко взвыл мотор, и алюминиевая лоханка стремительно понеслась к скале. На море было небольшое волнение. Лодка прыгала с гребня на гребень, обдавая путешественников каскадами брызг. Профессор равнодушно жевал резинку, глаза Плешко горели неуемной жаждой приключений.
Когда до острова осталось около пятидесяти метров, Плешко вырубил мотор. Лодка потеряла ход и плавно подплыла к скале. Абсолютно ровная стена. Не за что даже зацепиться. Митя и Плешко вооружились веслами и медленно погребли вокруг скалы. Она оказалась небольшой и очень правильной — словно хорошо заточенное острие гигантского каменного карандаша.
— Олег Александрович, — обратился Митя к Золотову, — может быть, она искусственного происхождения.
— Не исключено, — подумав, ответил профессор, — но маловероятно. А если и да, то мне непонятно ее назначение. Культурное сооружение? Но науке не известны подобные типы культурных сооружений…
— Может быть, смотровая вышка? — спросил восторженный Плешко.
— Может быть, юноша. Все может быть.
Митя наконец-то обнаружил небольшую расщелину, достал костыль и ловко вогнал его ударами весла в камень. На конец костыля, была накинута веревка, и лодка, изредка постукиваясь о каменный бок, замерла у скалы.
— Ну что ж, ребята, — сказал Золотов аквалангистам, — с богом. Васильич, не забудь, пожалуйста, про образцы пород.
Двадцатидвухлетний Васильич кивнул головой, воткнул в рот загубник и бултыхнулся в воду. Его напарник Серега последовал вслед за ним. Какое-то время мелькали бульки, затем исчезли и они. Золотов, Митя и Плешко терпеливо ждали. Пловцов не было почти полчаса. Экспансивный Плешко откровенно заскучал. Наконец забурлила вода, и на поверхности показалась черная резиновая голова Васильича. В два гребка он достиг лодки, выплюнул загубник, и выдохнул:
— Шеф, мы, кажется, нашли что-то фантастическое! Там, под нами, пещера. В ней — люди! Они залиты какой-то прозрачной штукой и смотрят на тебя как живые.
— Постой, Васильич, не торопись, что там еще за пещера?!
Глотая слова, пловец рассказал, что они уже наплавались вокруг этой скалы и хотели возвращаться, как вдруг Серега заметил в стене какую-то дыру. После некоторых раздумий подводники заплыли в нее. «Дыра» оказалась довольно приличных размеров гротом. Он был пуст. Васильич уже развернулся и поплыл к выходу, Серега собрался последовать за ним, сильно крутанул ластами и вздыбил тонкий слой ила, покрывающий дно грота. Из-под ила вдруг смутно блеснула стеклянная матовая поверхность.
Видение, возникшее в тусклом свете фонаря, было столь фантастичным, что Серега запаниковал и начал отчаянно дергать страховочный трос. Васильич тут же вернулся и осветил место, куда бурно указывал Серега. То, что предстало его взору, напоминало сцену из какого-нибудь космического ужаса. На водолазов смотрели живые голубые глаза давно умершего человека. Он был прекрасен, этот посланец прошлого. Чеканное, мужественное лицо в обрамлении русых, немного спутанных волос. Губы его слегка улыбались. Казалось, испуг пловцов рассмешил его. А они действительно были не на шутку перепуганы. Человек выглядел настолько живым, что думалось — мигни ему, и он встанет, и шагнет навстречу непрошеным гостям. Оправившись от легкого шока, Васильич стал лихорадочно разгребать ил. Рядом с первым похороненным оказался еще один, дальше показались еще чьи-то ноги. Это был целый некрополь. Кладбище неведомых людей. Они были похожи на землян, но грустная улыбка их таила тайну вечности. Невольная дрожь пробирала от этой улыбки. Серегины нервы начали сдавать, и он дернул Васильича за руку, показывая, что пора бы плыть. Васильич жестом ответил ему: «сейчас». Извлекши верный водолазный нож, он начал скрести по неведомому материалу, укрывающему тела незнакомцев, пытаясь отрезать хотя бы небольшой кусочек для анализа. Серега следил за его тщетными усилиями, затем снова дернул за руку. Васильич недовольно повернулся к нему, напарник тыкал пальцем в указатель минимального давления. Шток выскочил — воздуха оставалось совсем немного. Серега дышал экономнее, и у него еще был кое-какой запас. Он показал Васильичу пальцем вверх — всплывай, а сам занял его место и энергично заработал ножом…
— Вообще-то у него уже должен кончиться воздух.
— Так почему же он не всплывает?
— Откуда я знаю? — пожал плечами Васильич.
Прошла тяжкая минута. Наконец невдалеке забурлила вода, и Серега пулей выскочил на поверхность. Он был без сил и не мог сам подплыть к лодке. Васильич бултыхнулся в воду и, энергично загребая ластами, поспешил на помощь товарищу, Митя начал торопливо распутывать веревку. Не справившись с корявым узлом, он вынул из кармана складной нож и перерезал его. Нетерпеливо шевелящий веслами Плешко сорвался с места и подгреб к барахтающимся в воде пловцам.
Сначала втащили Серегу. Потом вскарабкался Васильич, тут же прорычавший:
— Быстрее на корабль! У него кессонка! Нужна барокамера!
Лодка рванулась с места и помчалась к судну. Профессор Золотов аккуратно, но настойчиво выковыривал из судорожно сжатых пальцев аквалангиста кусочек добытого вещества.
К ночи корабль бурлил. Профессор попытался сохранить находку в тайне, но он не учел, что в составе поискового отряда был старший матрос Плешко. Восторженный Плешко мгновенно растрезвонил о ней по всему кораблю. Мгновенно и с невероятными подробностями. Исходя из его рассказа выходило, что этой находкой века экспедиция обязана именно ему, Плешко. В том, что это-находка века, Плешко не сомневался. Свои заверения он подтверждал круговыми движениями причального троса-веревки, которой лодка была привязана к скале. Некий любитель сувениров уже исподтишка предлагал за кусок сего экспоната бутылку водки, но Плешко твердо решил сохранить ее и себя для истории. Язык восходящей звезды оказался страшнее стихийного бедствия и стал причиной больной головы профессора Золотова.
И корабль загудел. Ученые строили версии, моряки рассказывали невероятные истории, Плешко гордо размахивал веревкой. Наконец-то они что-то нашли! Дальше началось совсем непотребное. Кок Деревянкин пережарил котлеты, помощник штурмана на пару с буфетчицей Зоей перепили спирта и мирно уснули на грязном коврике перед помштурманской каютой. Бардак! Дробову пришлось вмешаться и принять крутые меры. Помштурмана он приказал засунуть сначала в холодильник, а затем, когда он принял мертвенно-цыплячий цвет — под арест в собственную каюту. Зою окунули в ведро с водой и отпоили валерьянкой. Дробов разогнал матросов, приказал заткнуться ученым и лишил Плешко его исторической веревки, пригрозив, что посадит его под арест до самого порта. Наведя этими репрессиями какое-то подобие порядка, капитан отправился к профессору Злотову.
— Ну-с, Олег Александрович, похвастайте своей находкой. А то уже вся команда посмотрела, а я словно персонаж из американской комедии — ничего не вижу, ничего не слышу. — Ну что вы, Александр Васильевич, пожалуйста, пожалуйста… — Профессор бережно извлек из коробочки маленький прозрачный осколок. — А насчет «все» вы не правы. Никто, кроме тех, кто был со мной в лодке, не знает об этой находке. Неопределенно хмыкнув, капитан взял осколок и недоверчиво повертел его в руках.
— Что это?
— Какая-то пластмасса.
Интересно… Она прозрачнее стекла.
— Да. И не только. Она тверда как алмаз и не преломляет свет на изломах. Это совершенно фантастичный материал. Раскрой мы его тайну — и я просто не могу описать вам, какие грандиозные перспективы открываются перед человечеством. Здесь и оптика, и волновая механика, и химия, и много-много еще чего другого. Я думаю, он или инопланетного, или атлантического происхождения.
— Вы верите в Атлантиду?
— А почему бы и нет? Тем более ведь мы ищем ее! Дробов пожал плечами.
— Да нет, все может быть. Просто сюжет этот настолько избит, что превратился в сказку.
— Скорее в легенду.
— Ну, пусть в. легенду.
— Не Могу утверждать точно, что это такое, но что этот кусочек приведет к великим открытиям; — несомненно.
— А что он конкретно может дать?
— Я уже говорил вам об этом. Помимо ключа к разгадке протоцивилизаций — мощный толчок химии, физики и техники. Этот материал произведет революцию; Даже то, что мы уже знаем о нем, свидетельствует о том, что это — нечто фантастическое, качественно новое. Не в смысле происхождения, а в смысле его свойств. Хотя его происхождение тоже, скорее всего, все-таки неземное. Он откроет нам еще многие тайны. — Профессор воодушевился. Очки его засверкали, и он излился потоками красноречия. Дробов терпеливо слушал. Поговорить о науке было второй нехорошей чертой профессора Золотова.
Уж лучше бы он почаще напивался! Подавляя зевок, Дробов спросил:.
— Ну, и что вы будете делать с этим куском неземной цивилизации?
— Вы напрасно иронизируете!
— Что вы, профессор, я со всем уважением!
— Уважение… Знаю я вас! — Профессор шутливо погрозил пальцем, — Для начала мы подвергнем его элементарному анализу, затем он будет передан в исследовательские лаборатории корпорации «Рослес». Таковы условия контракта.
— Ах, вот как! Понятно. Ну ладно, профессор, исследуйте. А я пойду почитаю — и спать, спать, спать… Чертовски вымотался сегодня. Старею.
— Ну что вы! По вам не скажешь! — слегка подобострастно воскликнул Золотов.
Дробов усмехнулся.
— До завтра, Александр Васильевич! — торопливо попрощался Золотов. Было видно, что ему не терпится остаться наедине со своим сокровищем.
— До завтра. — Дробов пожал профессору руку и вышел. Бережно убрав драгоценный кусочек в футляр, Золотов вызвал по телефону Митю.
— Вот что, Митя, — сказал Золотов своему помощнику, когда тот пришел, — я пойду проведаю водолаза, а ты побудь здесь. На всякий случай. Мало ли что…
— Хорошо, профессор, — легко согласился Митя.
Золотов извлек из шкафчика какую-то яркую бутылку, махнул Мите рукой и вышел. Чьи-то глаза жадно проследили за тем, как он шел по коридору.
Аквалангист Серега чувствовал себя нормально, но от предложенного коньяка отказался.
— Может произойти что-нибудь нехорошее с сосудами, — пояснил он. Тогда профессор хряпнул один — за здоровье Сереги, за находку и за удачу!
Настроение расцвело и стало совершенно радужным.
Когда же он чуть нетвердыми шагами вошел в свою каюту, ни Мити, ни камня там не оказалось. Не веря своим глазам, профессор лихорадочно осмотрел все углы, заглянул в платяной шкаф, в ящички стола. Не было! Никого и ничего! Тогда он поднял тревогу. Долгие и упорные поиски ничего не дали. Митя так и не нашелся. Вместе с ним пропала и находка. Профессор вернулся к себе, обхватил голову руками и рухнул на постель. Что-то неприятно кололо шею. Он брезгливо смахнул это что-то на пол. Записка! Профессор схватил листок бумаги и развернул его. Лист был девственно чист, лишь в самом низу его красовалось клеймо — тигр, опирающийся передними лапами на солнечный шар. Тигр смотрел на профессора и добродушно улыбался.

Часть первая. Бегство с планеты
Огненное пламя разрывов металось по Атлантиде. Желтые языки его аккуратно слизывали города и селения. Копоть превратила небо в лиловую кашу, пламя обратило землю в серый прах. Падали комками жженого Мяса птицы, взмывали в небо вместе с болотным паром ползучие гады. Тень пала на Солнце. Шел третий день межпланетной войны…
Великий Командор атлантов стоял у окна и мрачно смотрел на бушующий огонь. Атака врага была слишком внезапной, планета не успела защититься и погибала на глазах. Командор знал, что альзилы уже захватили северную часть планеты, испепелили непокорные города и поработили их жителей. Сейчас же начиналась решительная атака на столицу Атлантиды — Солнечный Город.
Еще несколько дней назад ничто не предвещало беды. Военными парадами и демонстрациями была отпразднована очередная 1112 годовщина Эры Разума. Планета переливалась радугою посевов, атланты размеренно и целеустремленно трудились на полях и фабриках, услаждая свой досуг занятиями искусством. Верховный Комитет принял очередной указ о сокращении обязательного рабочего дня на 4, 6 минуты… Атлант-стат (Атлантическая Служба Статистики) выдал данные об увеличении рождаемости и сокращении сторонников брака. Страна успешно преодолевала очередной десятилетний виток по пути достижения Высшего Разума.
Ультиматум с Альзилиды лишь развеселил Верховный Комитет. Посол альзилов Люст, нервно теребивший охранную грамоту, был встречен дружным смехом. Ему невежливо напомнили, что он привез сорок восьмое то счету объявление войны и что эскадры альзилов уже не единожды разбивали лбы об электрошоковые силовые поля Атлантиды, словно малые дети, с дебильной упрямостью долбящие, головой бетонную стену. Ха-ха-ха! Посол Порвал охранную грамоту, гортанно выкрикнул обидное слово и улетел на Альзилиду. Командор на всякий случай запросил Главштаб, но там его заверили, что электрошоковые силовые поля непробиваемы никаким оружием, что альзилы — глупцы, а нападения их столь смехотворны, что в двух последних случаях эскадры, атлантов даже не вышли из нейтронных шахт для прощального пинка безмозглым воякам.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Монстры Вселенной
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 101
Гостей: 101
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2016