Понедельник, 05.12.2016, 19:37
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Русская фантастика

Евгений Прошкин / Твоя половина мира
13.03.2012, 18:19
Минус 52 часа
   За окном завыла сирена, и Тиль открыл глаза. На черном стекле вспыхивали отсветы мигалки — наполняли комнату фиолетовым, проворачивались по потолку бледными сполохами и таяли на стене, возле самой двери.
Сирена вновь заголосила, протяжно и тоскливо. В ее вой влились гудки клаксонов, стрекот мотороллера и рев громкоговорителя — кто-то командовал оцеплением.
Тиль осторожно вылез из-под одеяла. Сверху слышалось легкое дыхание кондиционера, на кровати так же легко дышала вчерашняя подружка. Почему вчерашняя?.. Потому, что сегодня будет не до женщин.
— Разойтись! Очистить улицу! — вопил полицейский. Не приближаясь к окну, Тиль собрал с пола вещи и торопливо оделся. К фиолетовым зарницам добавились оранжевые — фазы не совпали, и вспышки смешались в суматошное мелькание. Как вчера в баре. Да, как вчера...
Девушка во сне беззащитно улыбалась.
Тиль вышел из спальни, глянул в дверной "глазок” и, никого не увидев, вернулся. Прикусил губу, зачем-то проверил время — ох ты!.. три часа ночи!.. — и выстрелил.
Девушка не шелохнулась. Отверстие в одеяле промокло и расползлось красной кляксой.
— Прости, — шепнул Тиль.
В коридоре по-прежнему было пусто, все четыре лифта двигались вверх. Добежав до лестницы, Тиль прижался к стене и толкнул створки. Никого.
Двадцать семь этажей до крыши. Пятьдесят четыре марша, или шестьсот сорок восемь ступеней. Много...
Перед тем как выйти на смотровую площадку, Тиль спрятал пистолет и отдышался. Спокойное лицо, желательно с улыбочкой. Улыбка — слегка хмельная, здесь это считается хорошим тоном, особенно в ночь с субботы на воскресенье.
Вдоль поручней прогуливался народ — в костюмах и в вечерних платьях, с нерационально изогнутыми стаканами, с сигарами и снова вошедшими в моду веерами, от которых на этой высоте едва ли был прок. Двести метров до земли, на севере — такие же небоскребы, на юге — россыпь тусклых огней. Смотреть на них неинтересно, все города одинаковые, просто это возможность проветриться между коктейлями и заодно погладить по заднице чужую любовницу, в то время когда кто-то так же ненавязчиво лапает твою. Бомонд. Тиль знал его изнутри, но теперь он жил по другую сторону, и эти милые люди с антикварными "Ролексами” на бледных запястьях были для него просто толпой, мешающей добраться до вертолета.
"Улыбайся, — приказал он себе. — В своей плебейской куртке сойдешь за обкуренного арабского туриста. Два дня не брился, это кстати. Голубых глаз в темноте не разглядят”.
— Покиньте площадку, — процедил официант. — Сегодня площадка закрыта. Вы не видите?.. Вы не понимаете?..
Решив, что его действительно не понимают, он повторил требование на русском и английском.
Тиль счел за лучшее промолчать и, взяв с подноса последний бокал шампанского, направился к стоянке аэротакси. Выбора не было: вертолет на платформе оказался лишь один. Зато и свидетелей не было тоже. Единственный пилот, дремавший в пляжном шезлонге, вздрогнул и почти уже вскочил, но вовремя разглядел тертую кожаную куртку и сбитые носы ботинок.
— Я не нанимаю на работу, — отмахнулся он, вновь прикрывая лицо фуражкой. — Обращайся в офис, но вряд ли тебе...
— Три часа.
— Что "три часа”? А-а... Уже десять минут четвертого. Выброси свои...
— Арендую машину на три часа, — внятно произнес Тиль. — Тысяча евро устроит? Покататься. Без посадок.
— Э-э... — Пилот растерялся. — Конечно, устроит... Но три часа — это не с моим ресурсом. Лошадка-то уже не девочка, — пояснил он, торопливо обходя вертолет. — Жрет, как прорва. Два с половиной, это максимум. Потом заправимся, и еще два с половиной. И еще, если захотите. Пока вам не надоест.
— До Брянска долетим?
— До Брянска? Конечно! Нет проблем. Только, простите...
Тиль сунул руку в карман и вытащил наугад одну из карточек. Пилот на мгновение приложил ее к сканеру и, зафиксировав счет, распахнул пассажирскую дверцу.
— Прошу вас, господин Кучеренко. Простите, что я сразу не...
— Я сяду рядом.
— Э-э... слегка противоречит правилам...
Тиль усмехнулся. Что он особенно любил в Восточной Европе, так это формулировки. Чуть западнее говорят либо "Verboten”, либо "Sorry, it`s impossible”. А здесь — "слегка противоречит”.
— Чаевые будут наличными, — пообещал он, усаживаясь справа от штурвала.
На экране светился длинный идентификационный номер, под цифрами маячило: "Семен И. Кучеренко”. Возможно, Ильич. Возможно, Иванович.
Тиль обернулся на смотровую площадку. Отсюда, с высокой угловой платформы, люди сливались в бубнящую массу и напоминали кукол из набора "Barbie & Pat”. На земле, в ущелье между бетонными башнями, они и вовсе были как точки.
— Музыку? — осведомился пилот, запуская мотор.
— Новости.
Тиль провел пальцем по экрану, и две строки сменились ячейками тематических блоков. Он ткнул в квадрат "Криминальные” и в новом меню выбрал "Горячие репортажи”.
Винт залопотал и размылся в диск с желтой окантовкой. Оторвавшись от шасси, белый крест стоянки стремительно ушел вправо и назад. В нижней части стеклянной кабины, как по стенке мыльного пузыря, бежали радужные дорожки от красно-голубых огней города.
— Успешно завершилось спасение самоубийцы на улице адмирала Мартыненко, — объявила дикторша.
— Ого, это же прямо под нами, — заметил пилот. — Не интересуетесь? А то облетим...
— В Брянск, — отрезал Тиль.
— Мужчина пытался свести счеты с жизнью, — продолжала ведущая. — Жильцы из дома напротив заметили человека на карнизе и позвонили в Службу спасения. Высотная группа доставила на место страховочный бандаж, предназначенный для насильственной эвакуации. Всего было задействовано четыре наряда полиции, один пожарный расчет, две бригады "Скорой помощи” и уже названная высотная группа. В настоящее время с мужчиной работает кризисный психолог. Подробнее о происшествии — в утренних выпусках.
— Полиция тоже была, — пробормотал Тиль.
— Что? — встрепенулся пилот.
— Ничего.
"Целых четыре машины, — подумал он. — И все — не за мной. Снимали со стены какого-то придурка. А я... Это нервы, нервы...”
— Только что пришло новое сообщение с улицы Мартыненко, — запинаясь, проговорила дикторша. — Из того самого дома, жильцы которого недавно предотвратили самоубийство. К сожалению, второй трагедии избежать не удалось. В своей квартире убита двадцатилетняя Ирина Кравец. Сосед, разбуженный полицейской сиреной, услышал звук, похожий на выстрел...
— Да что ж такое?! — воскликнул пилот. — Никогда и ничего!.. Приличный район! И на тебе... Это там, где я вас посадил. В том же доме! В том самом... — он вдруг осекся.
— Я в курсе, — спокойно ответил Тиль.
На экране вращалось динамическое фото — не его, чужое, но некоторое сходство все-таки было: профиль, фас, профиль, затылок и снова профиль. Мимика и различные варианты грима — с усами, с бородой, в париках, бритый наголо... какие-то и вовсе нелепые сочетания.
— ...Уже располагаем портретом убийцы, — сказали за кадром. — Это давно разыскиваемый, крайне опасный преступник. Имеет десятки удостоверений, как фальшивых, так и подлинных. При обнаружении просьба немедленно...
Тиль вздохнул и выключил монитор.
— Ты меня убьешь?.. — тихо спросил пилот.
— Доставишь в Брянск и свободен.
— Не... не доставлю... — Пилот анемично дернул головой, вроде как кивнул.
Прямо по курсу, покачивая короткими плоскостями, завис полицейский перехватчик. Отбойным молотком прогрохотала предупредительная очередь.
— Борт тринадцать ноль семь, на посадку! — пролаяли в мегафон.
Из брюха вертолета выпал ярко-желтый конус. Он чиркнул по ближней крыше, зацепил спешно взлетающее такси и остановился на пустой платформе. Вокруг разбегались бойцы какого-то спецподразделения. Тиль повидал их много — "Альфа”, "Алеф”, "Азъ”, они все были разными, но одинаково стремились лишить его свободы.
— Тринадцать ноль семь, немедленно сесть!
— Я сяду, — обреченно произнес пилот. — Мы от них не уйдем. Тебе бы не в такси, а...
— Да, — сказал Тиль. — Это была ошибка. Потом прикусил губу, посмотрел на часы — уже три, надо же!.. — и медленно убрал пистолет.
Девушка в кровати опять улыбнулась и что-то пробормотала. Тревожный сон. Все из-за сирены.
Тиль сбросил куртку и подошел к окну. Дом напротив был освещен прожекторами, далеко внизу, на глянцевой мостовой, сверкали маячки "Скорой”. Двое альпинистов придерживали на карнизе очумевшего от страха самоубийцу, а с крыши уже спускали спасательную люльку, напоминавшую не то кресло с трусами, не то подгузник со спинкой. У подъезда бестолково расхаживали пожарные — телескопическая лестница не понадобилась.
Над кварталом барражировали, добавляя шума, два патрульных вертолета.
"Перестраховались, — отметил Тиль, — перехватчик запросили. Нас бы и патруль посадил. Значит, шансов у меня не было. С самого начала. Никаких”.
Девушка перевернулась на бок и кого-то пихнула во сне ногой. Ирина. А сказала, что зовут Аленой... Обычные фокусы. Ищут партнера на ночь, ведут себя как волчицы и при этом прячутся за хрупкую условность чужого имени.
Ирина... Ирина Кравец, так ее назвали в новостях. Вернее — назвали бы, если бы Тиль выстрелил. Впрочем, он давно перестал видеть разницу — "было”, "будет” и "может быть” смешались для него в одно непрерывное "есть”.
Три часа ночи... Он почти и не спал, не для того эта Алена-Ирина шлялась вчера по барам, чтобы просто предоставить ночлег одинокому, загнанному в угол мужику.
Раздевшись, Тиль прилег и забрал себе часть одеяла. Потом свесился, нашарил в куртке пистолет и положил его под подушку. Три часа. Кошмар. Во сколько она угомонилась?.. Где-то в половине второго... Эх-х-х... с..
Еще не было пяти — на улице только светало, — когда Тилю в лицо ударил свет. Одновременно два фонаря; тик-так, слева и справа, заранее уведомляя, что, мол, нас тут много, дергаться не надо, руки на затылок и все такое...
— Руки на затылок! — скомандовал невидимый из-за фонаря голос. — И не дергайся!.. Тиль Хаген? — спросил он после того, как на больших пальцах Тиля замкнули два кольца. — Хаген, ты арестован. У меня ордер Европейского Трибунала.
— У кого это "у тебя”?
— Лейтенант полиции Шевцов.
— Это другое дело. Сначала нужно представиться, потом сказать про ордер, потом объявить, что я арестован, а уж потом — кандалы. И еще мои права, — напомнил Тиль.
— В постановлении написано, что ты предельно опасен. Не вынуждай меня толковать это по-своему.
— Живым или мертвым, да? Знаю, знаю. Славянское Содружество, зона произвола.
Лейтенант промолчал.
  -------------
  "Скачайте книгу в нужном формате и читайте дальше"
Категория: Русская фантастика
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 38
Гостей: 36
Пользователей: 2
sf, Redrik

 
Copyright Redrik © 2016