Суббота, 10.12.2016, 19:32
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Сокровищница боевой фантастики и приключений

Эрик Фрэнк Рассел / Диверсант
30.03.2016, 11:18
Он проскользнул в комнату и, не говоря ни слова, уселся в предложенное ему кресло. На лице вошедшего застыло недоумение; он до сих пор не понимал, что же, собственно, происходит, и эта загадочность порядком надоела ему.
Здоровенный тип, сопровождавший его с самой Аляски, удалился, тихо прикрыв за собой дверь, и теперь он оставался наедине с мужчиной, восседавшим за обширным письменным столом. Небольшая табличка, прикрепленная и столу, извещала, что его владельца зовут Вильям Вулф. Имя не слишком соответствовало его наружности: он смахивал скорее на лося, чем на волка.
Вулф произнес, спокойно и жестко:
- Полагаю, мистер Моури, вы имеете право требовать объяснений. - Он сделал паузу и добавил: - Вы их получите. - И он не мигая уставился на собеседника.
Целую минуту Джеймс Моури выдерживал этот испытующий взгляд. Затем спросил:
- Когда?
- Скоро.
Вулф продолжал рассматривать его. Неприятный, оценивающий взгляд словно проникал под кожу; а лицо собеседника было столь же теплым и выразительным, как гранитная поверхность могильной плиты.
- Вы можете встать?
Моури поднялся со стула.
Повернитесь.
Он нехотя повернулся.
- Пройдитесь по комнате.
Он сделал несколько шагов.
- Гм. Гм. - промычал Вулф, и в этом междометии не ощущалось ровным счетом ничего - ни одобрения, ни досады. - А теперь, мистер Моури, постарайтесь не удивляться. Я прошу вас, выгните ноги колесом. Да, да... А теперь сделайте несколько шагов в таком положении. Я не шучу, уверяю вас.
Вывернув колени насколько это было возможно, Моури неуклюже заковылял по комнате. Казалось, он скачет на невидимой лошади. Затем Джеймс снова уселся на стул и веско произнес:
- Надеюсь, что мне, по крайней мере, заплатят за это. Не в моих правилах кататься за три тысячи миль только затем, чтобы бесплатно покривляться на потеху публике.
- Не надейтесь. Здесь деньгами не пахнет, и вы не получите ни цента. Правда, если повезет, останетесь в живых.
- А если не повезет?
- Умрете.
- Вы чертовски откровенны, - отметил Моури.
- На этой работе приходится быть откровенным. - Вулф еще раз придирчиво оглядел гостя. - Вы справитесь. Да, я уверен, вы справитесь.
- Справлюсь с чем?
Сейчас объясню. - Открыв ящик, он достал несколько листков и протянул их через стол. - Для начала прочтите вот это. Так вы лучше поймете, чего мы, собственно, хотим от вас.
Моури взглянул на листки. Перед ним были машинописные копии газетных репортажей. Устроившись поудобнее на стуле, он медленно и внимательно прочитал их.
В первой заметке сообщалось об одном типе, учинившем переполох в Румынии. Сделал он это таким образом: встал посреди улицы, увлеченно уставился в небо и при этом громко выкрикивал нечто вроде: "Голубые огни! Смотрите, голубые огни!" Собрались зеваки, и некоторые из них тоже начали что-то кричать.
Скоро скопилась целая толпа. Народ прибывал с каждой минутой.
Вот уже зрители запрудили магистраль, затем все соседние улицы. Полиция пыталась разогнать толпу, но это только прибавило суматохи. Какой-то идиот вызвал пожарную команду. В толпе нашлось немало истериков, которые клялись, что видят или видели что-то странное над облаками. К месту происшествия устремились корреспонденты и фоторепортеры. Слухи росли, как снежный ком. Правительство послало военных летчиков на разведку. Паника распространилась на двести квадратных миль, а тот, кто вызвал ее, предусмотрительно смылся.
- Забавно, если не сказать больше, - заметил Моури.
- Читайте дальше.
Второй репортаж был посвящен дерзкому побегу из тюрьмы двух отъявленных убийц. Они угнали машину и успели проехать шестьсот миль, пока их не схватила полиция. На свободе они пробыли ровно четырнадцать часов.
В третьем подробно описывалась автомобильная катастрофа: трое погибли, один получил серьезные увечья и через девять часов скончался, машина полностью разбита.
Возвратив бумаги, Моури спросил:
- А я-то здесь при чем?
- Рассмотрим заметки в том порядке, в котором вы их прочитали, - начал Вулф. - Они подтверждают некое, давно известное нам, правило, хотя вы, возможно, его не знаете. Возьмем случай номер один. Этот румын не делал ничего противозаконного, абсолютно ничего - смотрел на небо и бормотал какие-то глупости. Но, тем не менее, он заставил засуетиться правительство. Да что там засуетиться! Они запрыгали, как блохи на раскаленной сковородке! Следовательно, при определенных условиях действие и реакция на него могут иметь абсолютно несопоставимые масштабы. Не делая ничего особенного, можно достичь результатов несравнимо больших, чем затрачивая значительные усилия.
- Ну, допустим. - согласился Моури.
- Теперь о сбежавших из тюрьмы. Их действия совершенно ординарны: перелезли через стену, схватили первую попавшуюся машину, гнали, как сумасшедшие, пока у них не кончился бензин, и наконец сдались полиции.
- Вулф наклонился вперед, и тон его стал многозначительным: - Но в течение четырнадцати часов в поисках было занято шесть самолетов, десять вертолетов, сто двадцать патрульных машин, бесчисленное количество телефонных линий и каналов радиосвязи, не говоря уже о полиции, депутатах, отрядах добровольцев, охотниках, следопытах, лесничих и национальных гвардейцах. Общее число участвовавших в операции в трех штатах составило двадцать семь тысяч человек.
- Фью! - присвистнул Моури, подняв брови.
- И, наконец, рассмотрим автомобильную катастрофу. Ее причина известна. Пассажир, умерший через несколько часов, перед смертью успел рассказать, что машина шла на высокой скорости и водитель не справился с управлением, потому что отмахивался от залетевшей в окно осы.
- Однажды со мной чуть не случилось то же самое.
Не обратив внимания на это замечание, Вулф продолжал:
- Вес осы - несколько граммов. Ее размеры по сравнению с человеком ничтожны, а силу можно вообще не брать во внимание. Единственное ее оружие - крошечное жало с каплей муравьиной кислоты, причем в данном случае она им даже не воспользовалась, тем не менее, убила четырех взрослых мужчин и превратила большую мощную машину в груду металлолома.
- Понимаю, - согласился Моури, - но все-таки причем здесь я?
- При том, - ответил Вулф, - что вы должны стать осой. Мы так хотим.
Откинувшись на спинку стула, Моури внимательно посмотрел на собеседника.
- Этот громила, который притащил меня сюда, был агентом Секретной службы - я видел его документы. Я нахожусь в правительственном учреждении, и вы, несомненно, чиновник высокого ранга. Но мне все же сдается, что вы сошли с ума.
- Возможно, - сухо ответил Вулф, - но я так не думаю.
- Вы хотите, чтобы я что-то сделал?
- Да.
- Что-то необычное?
- Да.
- Сопряженное с риском для жизни?
- Боюсь, что так.
- Причем бесплатно?
- Именно так.
Моури встал и потянулся за шляпой.
- Не знаю, как вы, но я пока не спятил.
- Вы спятили, - тем же бесцветным голосом сказал Вулф, - если вас устраивает перспектива быть уничтоженным сири.
Бросив шляпу, Моури снова сел.
- Что вы имеете в виду?
- Идет война.
- Кто ж этого не знает? - Он пренебрежительно махнул рукой.
- Мы воюем с Сирианской империей уже десять месяцев. Так пишут газеты. Так сообщает радио. Так трезвонят по видео. Так утверждает правительство. И я не вижу причин им не доверять.
- Если вы так доверчивы, то, возможно, проглотите и кое-что еще.
- Что же именно?
- Население Земли не склонно беспокоиться, пока война идет где-то далеко. Правда, враг уже дважды атаковал Солнечную систему, но обе атаки были отбиты. Общественность верит в неуязвимость нашей обороны, и эта вера оправдана. Никакие силы противника не смогут сломить ее.
- Ну, так о чем же речь?..
- Войны выигрывают или проигрывают, третьего не дано. Но ведь обороняясь, мы не достигнем победы! - Неожиданно он с силой стукнул кулаком по столу, от чего ручка подлетела в воздух на два фута. - Нам нужно сделать гораздо большее! Мы должны захватить инициативу, уложить противника на обе лопатки и разделать под орех!
- Надеюсь, когда-нибудь так и произойдет...
- Может быть, - сказал Вулф. - А может быть и нет. Это зависит от многого.
- От чего же?
- Например, от того, сумеем ли мы разумно распорядиться нашими ресурсами - и в первую очередь, людьми. В том числе такими, как вы.
- А если конкретнее? - предложил Моури.
- Видите ли, в техническом отношении мы опережаем Сирианскую империю. В некоторых областях наше преимущество незначительно, в других мы намного их обогнали. Следовательно, мы способны создать лучшее оружие и более эффективные средства обороны. Но есть кое-что, о чем наша общественность не подозревает - просто потому, что никто не счел нужным ее проинформировать. Враг превосходит нас численно - на каждого землянина приходится двенадцать сири. Соответственно, они обладают количественным перевесом в вооружении в той же пропорции.
- Это точно?
- К сожалению, абсолютно точно, хотя пропаганда замалчивает подобные факты. Наш военный потенциал имеет качественное превосходство, у сири же преимущество количественное. Очень серьезная проблема; следует знать о ней и пытаться разрешить всеми возможными способами. Но мы же не можем начать плодиться, как мухи!
- Понятно. - Моури закусил нижнюю губу и задумался.
- Однако, - продолжал Вулф, - наше положение уже не выглядит столь безнадежным, если вспомнить, что один бездельник сумел вызвать переполох в правительстве, двое - на четырнадцать часов связать силы целой армии в двадцать семь тысяч человек, а крошечная оса уничтожить четверых гигантов и их огромную машину. - Он помолчал, наблюдая, какой эффект произвели его слова, и закончил: - Отсюда следует, что если подходящий человек в подходящем месте и в подходящее время нацарапает на стене пару слов, то сможет вывести из строя целую дивизию врага, будучи вооружен лишь куском мела.
- Хм-м. Вы собираетесь вести войну совершенно нетрадиционными методами...
- Это делает их еще более эффективными.
- ...и во мне хватает цинизма, чтобы воздать им должное. Такие фокусы всегда меня привлекали.
- Нам это известно, - сказал Вулф. Он взял папку со стола и перелистал страницы. - Когда вам исполнилось четырнадцать, вы были оштрафованы на сто сирианских гильдеров за то, что выразили свое мнение об одном из местных чиновников прямо на стене его дома, буквами в двадцать дюймов высотой. Ваш отец принес извинения, со ссылками на юношеское легкомыслие. Сири были оскорблены, но все же замяли дело.
- Я утверждал и продолжаю утверждать, что Разадут - продажный толстопузый лжец, - заявил Моури. Потом он уставился на папку. - Что это там у вас - моя биография?
- Да.
- Не слишком ли вы любопытны?
- Приходится. Считайте это частью платы за выживание расы.
Отложив папку, Вулф продолжал:
- Мы обладаем информацией о каждом жителе Земли. Не вдаваясь в технические детали, скажу, что мы почти мгновенно можем выяснить имена всех, имеющих вставные зубы, всех, кто носит обувь одиннадцатого размера, или всех появившихся на свет от рыжеволосых женщин. Ну и, конечно, выловить парней, которые попытаются увильнуть от призыва. Без особых хлопот мы можем выбрать любую нужную нам овцу из стада.
- И что, я и есть та самая овца?
- Это только сравнение. В нем нет ничего оскорбительного. - Его губы судорожно искривились, что означало, видимо, улыбку. - Сначала мы отобрали около шестнадцати тысяч человек, свободно владеющих несколькими сирианскими диалектами. После исключения из списка женщин и детей он сократился до девяти тысяч. Затем, шаг за шагом, мы отсеяли престарелых, немощных, слабых, ненадежных, не подходящих по темпераменту, слишком низкорослых, слишком высоких, слишком толстых, слишком худых, слишком тупых, слишком безрассудных, слишком осторожных и так далее. У нас осталось совсем немного кандидатур на роль "осы".
- Какие требования к ним предъявляются?
- Несколько; но главное - кандидат должен быть человеком невысокого роста, способным ходить чуть вывернув ноги, с ушами, плотно прилегающими к голове, и лицом сизого цвета. Другими словами, он должен выглядеть так, чтобы у сири не возникло никаких сомнений по поводу его внешности.
- Ни за что! - воскликнул Моури. - Ни за какие деньги! У меня розовая кожа, есть зубы мудрости и уши оттопыриваются!
- Лишние зубы можно вырвать. Хирурги удалят часть хряща и прилепят ваши уши и голове, не оставив никаких следов операции. Процедура безболезненная и простая, все заживет за две недели. Это мнение медиков, так что не спорьте. - Его губы снова искривились. - Что касается цвета кожи - с этим нет затруднений. Лица некоторых землян благодаря выпивке приобретают такой оттенок, который и не снился сири. Мы покрасим вас с гарантией на четыре месяца, а потом вы сможете поддерживать нужный цвет с помощью специального препарата.
- Но...
- Послушайте. Вы родились в Машаме, столице Диракты, материнской планеты, с которой началась космическая экспансия сири: ваш отец вел там торговые дела. Вы жили на Диракте до семнадцати лет, а затем вернулись на Землю. Сейчас вам двадцать шесть, ростом и телосложением вы не отличаетесь от сири, вы все еще великолепно говорите на их языке. Причем с превосходным машамским акцентом, что добавляет правдоподобия. Около пятидесяти миллионов сири отличаются таким же произношением. Мистер Моури, вы прекрасно подходите для той работы, которую мы собираемся вам поручить.
- А что, если я пошлю поручение к черту, да и вас заодно? - с любопытством спросил Моури.
- Было бы весьма жаль, - ответил Вулф холодно. - Военные времена заставляют вспомнить старую поговорку: один доброволец стоит тысячи призывников.
- Намекаете, что готовы сцапать меня по повестке? - Моури сделал раздраженный жест. - Дьявольщина! Так вот, добровольно я могу - но не терплю, когда меня заставляют что-то делать!
- Здесь об этом сообщается, - сказал Вулф, указывая на папку. - Джеймс Моури, двадцати шести лет, нрав - беспокойный, упрямый. Если загнать его в угол, способен обломать рога Сатане.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Сокровищница боевой фантастики и приключений
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 44
Гостей: 40
Пользователей: 4
Redrik, rv76, Mitsuoko, Маракеши

 
Copyright Redrik © 2016