Понедельник, 05.12.2016, 21:35
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Сокровищница боевой фантастики и приключений

Бертрам Чандлер / Ландскнехты галактики
02.03.2016, 16:14
Униформа была новая, слишком новая: брюки с бритвенно-острыми складками, ослепительно блестящие пуговицы и сверкающие золотом галуны. Она стесняла движения, и его плотное коренастое тело казалось неуклюжим - но еще более нелепо выглядели оттопыренные уши, которые торчали по бокам фуражки, надетой чересчур ровно. Серые глаза восторженно взирали на мир из-под блестящего козырька. Черты лица, по-юношески пухлого, обещали в будущем стать волевыми и твердыми - но это было еще впереди.
Молодой человек стоял у трапа воздушного транспорта, который доставил его с Антарктической базы в порт Вумера. Он разглядывал серебристые башни межпланетных и межзвездных кораблей, сияющие посреди пустыни. Заходящее солнце нещадно жгло спину, но он не обращал внимания. Перед ним стояли корабли - настоящие  корабли, а не ветхие развалюхи, вроде списанного крейсера, на котором он с однокурсниками совершал тренировочные полеты к лунам Сатурна. Это были межзвездные корабли, которые оплели сетью торговых маршрутов все пространство между Землей и Центаврианскими планетами, протянули ее к Кластерным мирам, Империи Уэйверли, к сектору Шекспира - и далее, до самых границ Галактики.
"Но это всего лишь "торговцы"", - подумал он со снобизмом, присущим юности.
Он попытался определить, на каком корабле ему предстоит лететь. Вон то судно, что возвышается над соседними, подобно небоскребу в окружении деревенских колоколенок, выглядит вполне достойно - даром что торговец. Он вытащил из внутреннего нагрудного кармана папку, раскрыл ее и прочел - уже не в первый и даже не во второй раз:
"...Вы должны явиться на борт судна Межзвездного Транспортного Комитета "Дельта Ориона"..."
Он еще не был астронавтом, несмотря на униформу, но в номенклатуре МТК разбирался. Класс "альфа", класс "бета", дальше следуют "гамма" и "дельта"... Он поморщился и недовольно фыркнул. Значит, его корабль - из тех, что помельче. И на таком суденышке предстоит добираться до базы на Линдисфарне... Хорошо хоть не на транспорте класса "эпсилон".
Джон Граймс, мичман Федеральной Исследовательской и Контрольной службы, пожал широкими плечами и сел в машину, которая уже ожидала его, чтобы отвезти из аэропорта в космопорт.

Граймс смотрел на офицера, который стоял в шлюзе "Дельты Ориона".
Офицер смотрел на него. Вернее, смотрела.
Мичман почувствовал, как краска заливает щеки и растекается до самых корней волос. И от этого наглядного свидетельства неловкости ему становилось еще более неловко. Что поделать - женщины-офицеры в ФИКС были столь же распространенным явлением, как зубы у курицы. Внешность этих реликтов обычно наводила на мысли о конюшне и ее обитателях. "Так нечестно", - беспомощно подумал Граймс. Наверно, эта девушка (эта очаровательная девушка) - настоящий ветеран и облетела пол-Галактики. А он сам, со своим громким назначением, в своей униформе с иголочки, впервые отправляется за пределы Солнечной системы. Он не без труда оторвал взгляд от лица девушки и посмотрел на ее погоны. Золото на белом... что ж, могло быть и хуже. Всего лишь офицер по снабжению. Скорее всего, казначей - или, по терминологии Торговой службы, что-то вроде старшего стюарда.
- Добро пожаловать на борт "Делии О'Райан", [Дань обычаю - давать кораблям прозвища, созвучные их "официальному" имени.] адмирал, - чистым, высоким голосом произнесла девушка - почти серьезно.
- Мичман, - холодно поправил он. - Мичман Граймс...
- ...Федеральная Исследовательская и Контрольная служба, - закончила она за него. - Все вы - потенциальные адмиралы.
Легчайшая из улыбок скользнула по ее губам, смешливые искорки сверкнули в уголках глаз... "Пленительных карих глаз, - отметил Граймс. - А волосы под фуражкой, судя по всему - золотисто-каштановые..."
Она взглянула на часы и произнесла, на этот раз суховатым деловым тоном:
- Мы взлетаем примерно через десять минут, мичман.
- Тогда мне лучше добираться до своей каюты, мисс...
- Я вас провожу, мистер Граймс. Кстати, капитан Крейвен передает вам привет и приглашает в рубку.
- Благодарю вас, - Граймс огляделся, пытаясь найти вход в осевую шахту корабля. Он не собирался задавать лишних вопросов.
- Там будет написано, - девушка снова улыбнулась. - Кабина на этом уровне. Нужно просто подняться на самый верх, а потом немного пройти пешком. Может быть, вас проводить?
- Я справлюсь, - Граймс понял, что ответил холоднее, чем собирался, и добавил: - Спасибо.
Теперь он и сам заметил табличку над дверью. Надпись была яркой и не допускала двух толкований: "ОСЕВАЯ ШАХТА". Кнопка справа от двери, очевидно, открывала шлюз. Как раз в этот момент девушка коснулась кнопки. Мичман повторил: "Спасибо", причем на этот раз - намеренно ледяным тоном, вошел в кабину, и двери за ним закрылись. Надпись рядом с самой верхней кнопкой гласила: "КАПИТАНСКАЯ ПАЛУБА". Нажав на эту кнопку, Граймс некоторое время стоял и смотрел, как вспыхивают огоньки на панели, пока его стремительно уносило вверх, в носовой отсек корабля.
Когда движение кабины прекратилось, мичман вышел и обнаружил, что стоит на площадке, опоясывающей осевую шахту. По наружной стенке шахты спиралью вилась лестница. После секундного колебания Граймс взобрался по ней и через люк протиснулся в рубку.
Она походила на рубку крейсера, на котором проходил учебный полет, но при этом слегка - или не  слегка - отличалась от нее. Как и на учебном судне, здесь не было ничего лишнего, но никому явно не приходило в голову наводить лоск ради лоска - или ради процесса наведения лоска. Металлические поверхности приборов тускло поблескивали - но исключительно от частого и долгого использования. Так же блестели пуговицы и знаки различия на форме офицеров, уже занявших свои места перед стартом. Для них, астронавтов, форма была не больше - но и не меньше, - чем обязательной рабочей одеждой.
Пожилой здоровяк с четырьмя полосками на погонах повернул голову, когда Граймс вылез из люка.
- Рад видеть вас на борту, мичман, - небрежно бросил он. - Сядьте куда-нибудь... вон туда, рядом со старпомом. К сожалению, на церемонии сейчас времени нет. Пора на взлет.
- Сюда, - буркнул один из офицеров.
Граймс пробрался к свободному компенсаторному креслу, бухнулся в него и тщательно пристегнулся. Пока он производил эти сложные манипуляции, капитан поинтересовался:
- Все готово, мистер Кеннеди?
- Нет, сэр.
- И какого дьявола?
- Я все еще жду рапорта от офицера снабжения, сэр.
- Да ну? - он фыркнул. - Полагаю, она до сих пор засовывает кого-нибудь из пассажиров в койку...
- Скорее, закрепляет чей-нибудь багаж, сэр, - подал голос Граймс и добавил: - Мой.
- Неужели? - холодно осведомился капитан, превосходно изобразив отсутствие интереса.
- Офицер снабжения - рубке, - раздался из динамиков интеркома женский голос. - Внизу все закреплено.
- Какая точность, черт возьми, - буркнул капитан. - Мистер Дигби, - он обратился к офицеру-радисту, - будьте любезны, запросите разрешение на взлет.
- Запрашиваю разрешение, сэр, - торжественно объявил молодой человек и проговорил в микрофон: - "Дельта Ориона" - диспетчеру порта. Просим разрешения на взлет. Отбой.
- Диспетчер порта - "Дельте Ориона". Можете взлетать. Бон вояж. Отбой.
- Спасибо, диспетчер. Отбой и старт.
Корабль задрожал: в его глубине ритмично запульсировал инерционный двигатель. Граймса охватило странное чувство легкости - словно тело потеряло вес. Это продолжалось, пока судно не оторвалось от земли - и тут ускорение мягко, но настойчиво начало вдавливать его в кресло. Граймс бросил взгляд в ближайший иллюминатор. Охристая поверхность пустыни, пересеченная длинными черными тенями кораблей и зданий космопорта, распласталась далеко внизу. Постройки и суда выглядели игрушечными, а автомобили походили на суетливых насекомых. Далеко на севере, на фоне синевы неба расползлось уныло-красное пятно - там бушевала песчаная буря. "Еще бы небо потемнее, и был бы вылитый Марс", - подумал Граймс. Это напомнило ему, что он тоже астронавт и находится в рубке на законных основаниях. И к тому же, успел побывать в космосе, хотя и не выбирался за пределы Солнечной системы. Но он - мичман Исследовательской службы, а эти люди, сидящие вокруг... По большому счету, они - всего лишь персонал космической службы доставки. И все же мичман завидовал им, их спокойной уверенности и богатому опыту.
Корабль поднимался, и космопорт внизу становился все меньше. Горизонт на севере и юге, где уже показалось море, начал искривляться. Выше и выше... Небо над головой темнело, на нем проступали первые яркие звезды - Сириус и Канопус, Альфа и Бета Центавра. Они сверкали, манили - на протяжении несчетных веков, еще до того, как первая неуклюжая ракета поднялась в небо на собственном огненном хвосте, прежде чем первый аэроплан простер над землей хрупкие крылья, до первого воздушного шара, поднятого нагретым газом...
- Мистер Граймс, - внезапно прервал его лирические раз мышления капитан. В его голосе не было неприязни - равно как и особой теплоты.
- Сэр?
- Мы будем подниматься на инерционном, пока не выйдем из пояса Ван Аллена. [Радиационные пояса вокруг Земли и других планет, образованные заряженными частицами высокой энергии. Названы в честь Джеймса Альфреда Ван Аллена, американского астрофизика, который обнаружил их в 1958 г.]
- Я знаю, сэр, - ответил Граймс - и тут же пожалел, что не может взять слова назад. Поздно. Теперь в молчании капитана внятно чувствовалась неприязнь, почти враждебность, а остальные покосились на мичмана с насмешливым презрением. Граймс вжался в кресло, словно в попытке сделаться как можно меньше. Офицеры вполголоса переговаривалась, но словно не замечали его присутствия. Потом они позволили себе немного расслабиться, достали сигареты и закурили. Мичману никто не предложил.
Надувшись, Граймс полез за трубкой, набил ее и зажег. Старший помощник демонстративно закашлялся.
- Уберите это , пожалуйста, - рявкнул капитан и вполголоса добавил что-то насчет специфических запахов. При этом он сам попыхивал ужасающе крепкой черной сигарой.
Корабль поднимался. Земля внизу превратилась в огромный шар, на три четверти окутанный тьмой. Четкая линия терминатора [Граница между освещенной и неосвещенной частями поверхности планеты.] пересекала материки, облачные массивы и океаны. Во мраке, словно звездные скопления, мерцали огни городов. Офицер тихо зачитывал показания альтиметра.
К биению инерционного двигателя добавилось бормотание, жужжание, переходящее в вой - заработали направляющие гироскопы. Корабль поворачивался вокруг короткой оси, нацеливаясь на нужную звезду. Вектор центробежной силы, создающей псевдогравитацию, и вектор ускорения, преодолевающего притяжение планеты, вдруг образовали странный угол, а их равнодействующая приняла еще более странное направление. Борясь с тошнотой, Граймс мысленно поблагодарил капитана за то, что тот велел ему убрать трубку. Прозвучал предупредительный сигнал, и кто-то сказал в интерком:
- Приготовиться к ускорению. Приготовиться к ускорению. Начало отсчета.
Отсчет. Часть древней традиции космических полетов, наследие эпохи самых первых, еще ненадежных ракет на реактивной тяге. Реактивные двигатели применялись до сих пор - но только как вспомогательные, когда было необходимо сделать резкий рывок, почти мгновенно создать мощное ускорение.
"Ноль!" Инерционный двигатель замер - но в тот же миг ожил реактивный. Гигантская рука ускорения тяжело сжала всех и вся - и вдруг, словно по приказу капитана, отпустила.
Граймс узнал тонкое завывание, вплетающееся в рев двигателя - это пели, начиная вращение, гироскопы Движителя Манншенна. Теоретически он знал, что происходит в этот момент - да и какой астронавт этого не знает? Правда, математические выкладки были доступны разве что горстке ученых. Корабль набрал скорость, включается Движитель Манншенна... А теперь, как говорил преподаватель, который читал в Академии соответствующий курс, корабль начинает двигаться вперед в пространстве и назад во времени. Как и было обещано, возникло жутковатое чувство дежа вю. Оглядываясь, мичман видел, как расплываются очертания предметов, дрожа и переливаясь всеми цветами радуги.
Звезды прямо по курсу превратились в пульсирующие радужные спирали. За кормой пугающе кривились Земля и Луна: каждая из них превратилась в странную помесь сферы и тессеракта. [Представьте себе квадрат. Добавьте еще одно измерение - получите куб. Проделайте эту операцию еще раз - и сможете понять, как выглядит тессеракт.] Но это длилось не более чем мгновение. Когда оно прошло, планета, которую считали домом все люди Галактики, и ее спутник стали не более чем пылинками в водовороте темных измерений.
Капитан раскурил новую сигару.
- Мистер Кеннеди, можете выставить стандартное космическое время, - сказал он. Затем повернулся к Граймсу. Пышная борода не позволяла понять выражение его лица - но не настолько чтобы скрыть отсутствие энтузиазма по отношению выполнения долга вежливости. - Составите мне компанию, мичман?
- С превеликой радостью, - соврал Граймс.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Сокровищница боевой фантастики и приключений
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 33
Гостей: 29
Пользователей: 4
Lastik, mugendo, Redrik, voronov

 
Copyright Redrik © 2016