Суббота, 03.12.2016, 14:34
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Сокровищница боевой фантастики и приключений

Уильям Кейт / Шагающая смерть
30.06.2016, 21:08
Восемь лет назад, когда Дэв Камерон вступил в Гвардию Гегемонии, он мало что слышал о межзвёздной политике и в ещё меньшей степени интересовался ею. Он почти ничего не знал о далёкой угрозе, которую человечество именовало ксенофобами. Ему также ничего не было известно о причине мобилизации Имперского и Гегемонийского флотов в секторе Орла. По правде говоря, он даже не имел представления, где этот самый сектор располагается. Он ещё не знал о существовании мира под названием Лунг Ши, а императора видел только в записях по программе виртуальных новостей.
И совершенно не понимал он, почему имперский этикет требовал от Майкла Андрэ Камерона развестись с женой и оставить её вместе с семьей на Земле, в то время как он сам должен был отправиться на Сингапурский небесный лифт, чтобы вступить в новую должность, предложенную ему в Имперском штабе в Тенно Кьюден, Небесном Дворце. Его отец с горечью в голосе, удивившей Дэва, назвал это политикой, в то время как мать, разразившись слезами, окрестила этот акт мерзким вымогательством. До этого момента семья Дэва была сплочённой и вполне счастливой, несмотря на то, что, живя на Земле, они до сих пор не были гражданами Империи.
Этой весной 2532 года Дэву исполнилось шестнадцать, и, конечно, он был уже достаточно взрослым, чтобы оценить, что происходит, но поскольку он ровным счетом ничего не знал о запутанных отношениях Гегемонии с Империей, то, следовательно, совершенно не мог понять, почему отец должен был подчиниться такому явно несправедливому приказу.
Почему отец его не мог просто поблагодарить Тенно-хейка за оказанную ему честь, но сказать, что предпочитает остаться с семьёй?
– Скажи им, что ты не можешь пойти на это! – сказал Дэв, стыдясь своих слёз, скрыть которые был не в силах. – Или скажи им, что любишь маму и хочешь, чтобы мы отправились вместе с тобой. Я готов покинуть Землю хоть завтра, могу поспорить, что и мама не стала бы возражать.
Глаза Майкла Камерона также повлажнели. Это был крупный мужчина, казавшийся ещё массивнее из-за белой с золотом формы Гегемонийского флота, которую он пока ещё носил. На его погонах и жёстком воротнике красовалось по три звёздочки в форме вишнёвых цветков, знак отличия тайса – капитана военно-морских сил.
– Всё не так просто, сынок. Клянусь Богом, что и мне этого хотелось бы.
Взгляд Дэва застыл на сверкающем золотом знаке солнца, который отец носил на шее. «Тей-кокуно Хоши» – Звезда Империи, которой награждались подданные Императора за особые заслуги.
– Всё дело в этой медали, да?
Его отец вздохнул.
– Дело не в медали, сын, и даже не в продвижении по службе. Они переводят меня в Имперский флот, дают мне назначение в Имперском Штабе. Это… большая честь, – лицо отца исказилось, словно он говорил совсем не то, что чувствовал.
Гнев, смешанный с горечью, охватил Дэва.
– Другими словами, ты можешь выбирать между нами и своей карьерой, так? И ты выбираешь карьеру?
– Попытайся понять. Имперский адмирал не может… не может быть женат на женщине, не являющейся гражданкой Империи. Существуют политические соображения.
Он отвёл взгляд и беспомощно пожал плечами:
– У них на роль моей жены есть на примете кто-то другой.
На некоторое время отец Дэва замолчал. Они сидели рядом на парковой скамейке, над ними синело нестерпимо яркое небо. Вдали за деревьями Лосиного Парка просвечивала линия горизонта Западного Скрэнтона. К сине-серому силуэту Лысой Горы лепились серебряные транспластиковые строения города. Город, казалось, не имел ни конца, ни края. Теснясь башнями, он взмывал в небо, похожий на гигантский технологический муравейник, выросший на метроплексе Босуоша. Стремительная белая полоса разорвала небо, и на расстоянии со значительным опозданием послышался дальний раскат грома. Пройдут ещё какие-нибудь десять часов, и его отец, направляясь в другой мир и другое пространство, станет пассажиром одной из таких сверхзвуковых суборбит.
– Понимаешь, если я откажусь, то тем самым нанесу оскорбление некоторым очень влиятельным и могущественным людям. Генсуи Мунимори, например. Моему патрону, Генсуи Йошида. Даже самому императору, который разрешил такому гай-джину* , как я, вступить в Имперский штаб. Все они утратят свое лицо, а это… чревато дурными последствиями.
– Ты ведешь себя так, словно являешься их собственностью!
– Сын, тебе знакомо слово «сепуку»?
– Что? Конечно. Ты… ты хочешь сказать, они могут заставить тебя убить себя?
– В этом нет ничего невозможного. Если оскорбление, нанесенное императору, окажется достаточно тяжёлым. В противном случае мне придется покинуть флот. Другой приемлемой работы я не смогу найти, что отрицательно скажется на тебе, матери и брате. Поверь мне, это будет куда хуже, чем наше расставание. Если же я соглашусь на повышение, кое-что для нас останется по-прежнему. Я ведь всё так же люблю маму, тебя и Грега. Я буду навещать вас так часто, как только смогу. Может быть, не так часто, как нам всем хотелось бы, но буду пользоваться каждой представившейся мне возможностью. Уж это я тебе обещаю. Многое для нас изменится к лучшему. У нас появятся деньги, и мы сможем позволить себе то, о чем даже не приходилось мечтать.
– Деньги меня не волнуют…
– Во-первых, мы сможем достать для тебя и Грега гнёзда подключения.
– Мне они не нужны.
С этими словами он вытянул вперед левую руку ладонью верх, показывая тонкий рисунок металлической наномозаики, вживленной в кожу у основания большого пальца.
– У меня есть собственный интерфейс.
– Он есть у каждого человека на планете. Чёрт возьми, Дэв, тебе нужно получить образование, если ты хочешь добиться чего-то в этой жизни. Я имею в виду нечто большее, чем традиционная школа Западного Скрэнтона! Я хочу, чтобы ты посещал приличную школу, где будешь черпать знания прямо из штепсельного гнезда. Это может быть Босуошский политехникум или MIT.
Он указал на кольцо из серебристого металла, едва выступавшее из коротких волос за правым ухом. У него было еще два, подобных этому, – второе размещалось за левым ухом, а третье – сзади, у основания шеи. Височные и затылочные разъемы, называемые В- и З-разъёмами, непосредственно были связаны со сплетением цефалосвязи, которую искусственно вырастили в мозгу Майкла Камерона.
Немногие из граждан Земли могли позволить себе иметь полный интерфейсный набор с тремя гнездами подключения, но старший Камерон родился в богатой семье, имеющей старые узы с банковским комплексом Киото. Но для своей семьи он не мог позволить подобной роскоши, во всяком случае, пока находился на жаловании флотского офицера Гегемона. Цефалосвязь и ладонный интерфейс Дэва были имплантированы бесплатно, когда тот был ещё ребенком. Эта система обеспечивала доступ к виртуальным играм и даже некоторым интерактивным программам. Кроме того, она давала ему возможность открытого доступа к коммуникационным системам и компьютерам, от которых зависела мировая экономика.
– Гнезда – это твой пропуск, который позволит тебе вырваться из арколога и покинуть Землю, чтобы стать тем, кем бы тебе хотелось, – сказал ему отец. – Это единственный способ. Поверь мне.
– Ты принимаешь решения за меня. Поступаешь со мной так, словно я какой-нибудь чёртов компьютер, который можно запрограммировать по собственному усмотрению и для собственного удобства.
– Ты прав, мы с твоей матерью, выражаясь твоим языком, действительно программируем тебя, по только не для собственного удобства, а чтобы ты мог постоять за себя сам. Ты же знаешь, что сейчас у ребёнка на Земле имеется не слишком большой выбор. Особенно, если он американец и живет в Архипелаге Протектората Гегемонии.
– Ничего плохого не вижу в этом.
– Возможно. Около миллиарда американцев живут в Архипелагах Протектората Гегемонии. И никаких забот, никаких беспокойств, никаких имплантатов цефалосвязи, никаких гнёзд, никакого будущего и никакой самостоятельности. У них нет иного будущего, кроме того, какое выберет для них Гегемония. Мы с твоей матерью хотим большего для тебя. Гораздо большего. Только во внешних мирах можешь ты добиться чего-то, сделать себе имя и стать личностью. Но, чёрт побери, для этого тебе нужно получить полное техническое оснащение здесь, – он постучал костистым пальцем по своему лбу.
– В противном случае ты так и останешься одним из двенадцати миллиардов земных детей, имеющих минимальное образование и не получивших никакой полезной квалификации. Ни один из работодателей, ни одна корабельная компания, ни один агент топографической службы даже не посмотрит в твою сторону.
Дэв по-прежнему упрямился и не хотел смириться с этим.
– А как же мама, что она думает по этому поводу?
– Фактически, это она предложила развестись. Она хочет обеспечить детям будущее. А лучшего способа на сегодняшний день нет. Так будет лучше для нас всех.
Точка зрения отца и прагматизм матери окончательно убедили Дэва в том, что относительно гнёзд подключения отец всё же прав. Однако никакие силы не могли заставить его смириться с реальностями политики, реальностями Японской Империи, которая правила всего лишь небольшой частью света, но обладала в Земной Гегемонии таким могуществом, что была в состоянии на правах собственности разрушить семью человека. Это было недоступно его пониманию.
«Интересно, – думал он, – смогу ли я когда-нибудь все-таки понять это».
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Сокровищница боевой фантастики и приключений
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 45
Гостей: 44
Пользователей: 1
dirpit

 
Copyright Redrik © 2016