Среда, 07.12.2016, 19:23
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Сокровищница боевой фантастики и приключений

Тимоти Зан / Черный спецназ
04.05.2016, 16:06
Полуденное солнце на безоблачном небе предвещало долгожданное потепление. После неожиданных холодов, прервавших весну почти по всей Центральной Европе, улучшение погоды было как нельзя кстати. С Женевского озера все еще дул холодный северный ветер и, подняв воротник, Аллен Кейн ускорил шаги. Неплохо было бы проехать хотя бы часть пути, но только наивный мог надеяться поймать автокэб во время празднования Дня Победы.
Основная часть общественного транспорта восточной Нью-Женевы была занята доставкой должностных лиц на стадион, где ежегодно проводился митинг в честь окончания войны между Рекрилом и Землей. Хотя при «стандартизации лояльности» и не уделялось особого внимания таким пустякам, как массовые митинги, Кейн был уверен, что из-за холода число участников сборища ничуть не уменьшится. Всем известно, что на празднестве обязательно будут присутствовать несколько рекрилян и правительственные чиновники Нью-Женевы вряд ли упустят возможность лишний раз прогнуться перед своими работодателями.
Кейн уже слышал отдаленный рев троекратного приветствия, хотя до стадиона оставалось еще около трех километров пути. «Постыдное лицемерие, – горько подумалось ему. – И при этом невероятно живучее». Помпезное торжество проводилось уже в двадцать девятый раз. Любой случайный путешественник, оказавшись сейчас здесь, наверняка решил бы, что именно Демократическая Империя Земли одержала в этой войне победу.
Как всегда в этой части города на улицах царила деловая суета.
Простые люди относились ко Дню Победы с угрюмым безразличием, и Кейну не составило труда затеряться в толпе. Он считал эту поездку запоздалым подарком к его двадцать шестому дню рождения и, хотя прибыл сюда всего две недели назад, чувствовал себя уже вполне аборигеном. Как и всякое сообщество людей Земли, здешнее население имело свои характерные нормы поведения, манеры, и даже жестикуляцию. Именно к этому Кейну пришлось приспособиться в первую очередь. В сочетании с привлекательной внешностью такая подготовка позволяла ему, при случае, сойти за студента или преуспевающего молодого бизнесмена, а если должным образом постричь бороду, то его вполне могли бы принять за члена одной из городских профессиональных гильдий.
Хотя Кейн был одет не совсем по погоде, до места назначения он добрался раньше, чем успел хорошенько промерзнуть. Небольшая букинистическая лавка с томами Диккенса и Хайнлайна в витрине ютилась, зажатая между двумя барами. Открыв дверь и войдя внутрь, Кейн остановился на несколько секунд, позволяя глазам привыкнуть к полумраку помещения.
Из-за кассового аппарата на него внимательно смотрел владелец магазина.
– На улице, видимо, теплеет? – спросил он.
– Не заметно, – ответил Кейн, оглядывая лавку.
Три или четыре человека ходили вдоль полок с книгами. Снова взглянув на хозяина, он слегка приподнял брови. Лавочник едва заметно кивнул, и Кейн, не торопясь, пошел по одному из двух проходов, делая вид, что изучает надписи на корешках книг и кассет. Двигаясь вглубь магазина, он оказался во внутренней его части, где находилась дверь, наполовину скрытая широкой полкой. Выцветшая надпись на ней гласила: «Только для персонала».
Выждав момент, когда остальные посетители отвернутся, Кейн бесшумно открыл дверь и проскользнул в захламленное складское помещение. Пройдя по кафельному полу на середину комнаты, он присел на корточки и нажал ладонью на одну из плиток.
Его, несомненно, ждали – двухметровый квадрат бетонного пола двинулся вниз и начал медленно поворачиваться, открывая вход в шахту колодца. Кейн ступил на деревянную лестницу, ведущую вниз, и пригнулся. Бетонный блок над ним возвращался на прежнее место. Металлический засов на внутренней поверхности плиты беззвучно скользнул в паз, окончательно закрывая потайной ход. Кейн повернулся, посмотрел на тускло освещенные ступеньки и осторожно направился вниз. Спустившись на дно колодца, он оказался в коротком коридоре, в конце которого виднелась еще одна дверь. Открыв ее, Кейн вошел в совершенно темное помещение, и дверь за ним, также сама собой, закрылась.
Внезапно вспыхнул ослепительно яркий свет. От неожиданности Кейн зажмурил глаза, отшатнулся и машинально вскинул руку, защищая лицо.
– Кто вы?! – раздался в тишине властный голос.
– Я – Аллен Риенци, – быстро ответил Кейн. – Заместитель сенатора Ориоля! Уберите этот чертов свет!
Свет прожектора, направленный в сторону входа, мигнул и затем погас.
Комната освещалась слабо, и сквозь разноцветные круги, все еще плававшие перед глазами, Кейн смутно различил трех мужчин и женщину, сидевших вокруг низкого стола.
– Отлично, – сказал один из сидевших, возившийся с каким-то предметом, величиной с обувную коробку. – Ни колебаний, ни сколько-нибудь заметного «акцента ложности». Степень замены вполне достаточная. Он в порядке, Моррис.
Мужчина, сидевший рядом, кивнул и жестом пригласил Кейна.
– Проходите, Аллен, садитесь.
Кейн сел за стол и, когда зрение полностью восстановилось, оглядел присутствующих.
Вид необычного собрания, представшего перед ним, заставил сердце Кейна биться с удвоенной скоростью. И на то была причина: все четверо, присутствовавшие здесь, являлись высшими руководителями Сопротивления во всей Европе. Мужчина с коробкой – это Бруно Харлиман, бывший капитан Звездной Флотилии Земли. Второй – Рауль Маринос, планировавший и осуществлявший на протяжении последних двадцати девяти лет все диверсионные операции против правительства и даже теракты на военных базах самих рекрилян. Женщину звали Джейн Гиббс. Некогда она была членом парламента, который теперь уже не существовал. А Моррисом был никто иной, как генерал Моррис Краточвил, последний командующий Оборонными Силами Земли.
Никто из них по внешнему виду не соответствовал своему действительному возрасту. Несмотря на строжайший правительственный контроль, видимо, через черный рынок, к Сопротивлению все же поступало определенное количество контрабандного идунина, достаточное даже для поддержания девяностодвухлетнего Краточвила на биологическом уровне сорокалетнего мужчины. Раньше Кейну доводилось встречаться с каждым из этой четверки, но вместе он их видел впервые. Кейн понимал, что сейчас здесь происходит нечто крайне важное и ему самому предстоит стать участником событий.
Предвидя вопрос Кейна, генерал Краточвил произнес:
– Боюсь, вам уже не суждено до конца выполнить полученные ранее инструкции. Возникла необходимость ускорить события. Все карты в нашем пасьянсе неожиданно легли на нужные места, и посему до отправки на Плинри у вас остается менее двадцати часов.
Кейн почувствовал, как пересохло у него во рту.
– Я полагал, что до отлета на некоторое время заменю Аллена Риенци…
– Мы тоже так думали, – сказал генерал. – Но необходимость в этом отпала. Риенци уехал вчера по каким-то личным делам и, похоже, никому не сообщил, куда направляется. Вариант идеальный, и мы непременно воспользуемся этим шансом.
Признаться, Кейн рассчитывал еще хотя бы на некоторую подготовку. Впрочем, если ему не придется подолгу общаться со служащими правительственного аппарата, может все и обойдется.
– Скажите, вы сами куда-то упрятали Риенци?
Маринос кивнул.
– Взяли его сегодня утром. Без проблем, – он указал на конверт, лежащий на столе. – Здесь его удостоверение личности и прочие документы.
Естественно, должным образом «исправленные».
Кейн взял конверт, стараясь не задеть стоящий рядом «нейтрализатор жучков», прибор в форме гриба, создающий помехи для любых подслушивающих устройств. В конверте лежало удостоверение личности в голубой обложке и бумажник с личной и правительственной кредитными карточками. Кроме того, имелось несколько сот марок наличности и билет до далекой планеты Плинри.
– Этот билет только бронирует место, – объяснил Маринос. – Посадка на корабль разрешается только после проверки удостоверения в порту.
Человек на фотографии в удостоверении представлял собой точную копию Кейна, только был начисто выбрит, а пышная шевелюра, обрамлявшая худощавое лицо, выглядела более ухоженной. На внутренней поверхности пластика, который, как считалось, невозможно подделать, содержались отпечатки пальцев и рисунок сетчатки глаза владельца удостоверения. Эти же данные имелись в усиленно охраняемой компьютерной сети, центр которой находился всего в десяти километрах от тайной явки Сопротивления.
– Вы уверены, что мои отпечатки зарегистрированы правительственным банком данных? – спросил Кейн Мариноса.
– Об этом мы тоже позаботились, – заверил тот.
Его небрежный тон никак не вязался с тем, что ему пришлось проделать, как полагал Кейн, чертовски трудную работу. Обвести вокруг пальца Службу Безопасности Рекрила – дело далеко не шуточное.
– Мы пока не располагаем документами для допуска вас к архивам Плинри, – сказал Краточвил. – Ордер доставят только к шести вечера. Если все сложится удачно, вам останется лишь проникнуть в архив, наплести администрации побольше о ваших стараниях по поводу написания книги, затем отыскать необходимую нам запись и быстро уносить ноги.
На лице генерала появилась сдержанная улыбка.
– Конечно, это теоретически. На деле все может оказаться гораздо сложнее. Однако я на вас надеюсь.
Кейн кивнул. До сих пор ему еще не приходи лось выполнять заданий такого рода. Но с другой стороны, именно он имел наилучшую боевую выучку и самую тщательную психологическую подготовку, которую только могло обеспечить Сопротивление.
– Какова сейчас обстановка в районах боевых действий, и может ли она как-нибудь изменить положение на Плинри? Рекрил, вероятно, имеет там базу?
– Думаю, да. Но это не должно вас беспокоить.
Краточвил повернулся к Харлиману.
– Капитан?
– Донесения о крупной победе Рекрила над Кризелли недалеко от Регула, похоже, подтверждаются.
Своими манерами Харлиман напоминал Кейну преподавателя колледжа.
– Однако, полагаю, что досталась она дороже, чем сами они признают. Есть сведения, что на кризеллианский фронт ими было послано два военно-транспортных корабля класса «Элефант» и целый полк «Корсаров». Если на Плинри у них есть база, там, возможно, осуществляется такая же мобилизация. Но для вас это не явится препятствием. Как только добудете нужные документы, дополнительная неразбериха будет вам только на руку, – он улыбнулся. – А для нас, чем дольше Рекрил проторчит на территории Кризелли, тем лучше.
– Как я уже сказал, наши карты легли как нельзя лучше, – продолжал Краточвил. – К вашему возвращению мы наверняка уже укомплектуем экипажи, готовые к вылету, – он оглядел остальных. – Что еще?
– Содействие на Плинри, – едва внятно произнесла Гиббс.
– Да, действительно, Аллен, когда Плинри была захвачена, мы потеряли с ней связь и вот уже тридцать пять лет не имеем об этой планете никакой информации. Нам неизвестно, с чем вам придется столкнуться. Скорее всего, политическая структура общества на Плинри подобна земной: группа рекрилян управляет планетой посредством лояльного правительства, состоящего из местных жителей. Однако подтверждений тому у нас нет. Если возникнут какие-то проблемы, вам придется установить контакт с местным подпольем.
– Если таковое вообще имеется, – заметил Кейн.
– Верно, – согласился Краточвил. – Однако, я надеюсь, что генерал Аврил Лепковский все-таки остался жив после захвата планеты. – Запомните это имя, Аллен. Если на Плинри существует подполье, то руководит им скорее всего именно Лепковский. Кроме того, в боевых действиях там участвовало около трех сотен боевиков «Черного спецназа». Возможно, и они погибли не все.
«Черный спецназ». Услышав эти слова, Кейн невольно напрягся. Встречаться с кем-либо из этого высокопрофессионального элитного подразделения ему до сих пор не приходилось. Великолепно обученные, подготовленные для ведения открытых боевых действий и действий в тылу
врага. Сейчас на Земле их насчитывалось совсем немного. Некоторые сожгли свою униформу и растворились среди обычных граждан. Лишь горстка спецназовцев еще оставалась на действительной службе в Северной Америке и, судя по слухам, причиняла рекрилянам немало беспокойства.
– К вечеру, – продолжал Краточвил, – я попытаюсь узнать имена еще нескольких надежных людей на Плинри. Я дам вам рекомендательное микрописьмо для генерала Лепковского. Конечно, на тот случай, если вы с ним встретитесь. Учтите, иметь его при себе довольно рискованно, но, думаю, оно того стоит.
Немного помедлив, генерал встал и вышел из-за стола. Кейн и все остальные последовали его примеру.
– Думаю, это все, что мы должны были сейчас обсудить. Приходите сюда в шесть вечера, – обратился он к Кейну, – получите остальные документы и дальнейшие инструкции. Мы еще раз все детально обдумаем. Бороду вам лучше пока не сбривать. Не думаю, что вы встретите кого-нибудь из знакомых Риенци, и все же зря рисковать не стоит. И еще, вечером, прежде чем входить в магазин, не забудьте взглянуть на витрину. В случае опасности там будет знак.
– Да, я помню, – сказал Кейн.
– В таком случае, желаю удачи, – генерал протянул ладонь и крепко пожал Кейну руку. – Возможно, сегодня вечером я лично не смогу с вами встретиться, так что, прощайте. И помните, мы очень ценим вас, Аллен. Мы хотим, чтобы вы были предельно осторожны, дабы избежать всяческих неприятностей. И в то же время данная миссия является, может быть, самой важной за последние двадцать лет. Я нисколько не преувеличиваю, говоря, что сейчас от ваших действий во многом зависит будущее Земли. Вы знаете, что добыть информацию силой практически невозможно, а другого шанса тайно отправить кого-то за пределы планеты нам, может, уже не представится. Не подведите нас.
Глядя прямо в глаза Краточвила, Кейн пожал ему руку. Что-то необычное во взгляде генерала привлекало внимание и завораживало. Его удивительно живые, карие глаза благодаря идунину не несли на себе отпечаток тяжелого бремени прожитых лет, но таилось в них что-то еще, нечто такое, чего не мог скрыть омолаживающий препарат. Девяносто два года жизни, тринадцать из которых были отданы войне и двадцать девять – подполью, состарили этот взгляд и наделили глубокой мудростью, перед которой Кейн чувствовал себя совершенным младенцем. Бодрое заверение в готовности выполнить задание, уже чуть было не сорвавшееся с губ, словно затерялось где-то в пересохшем горле.
– Я постараюсь, сэр… – произнес он вместо задуманного.
В пять минут шестого по местному времени Кейн снова направился в сторону букинистической лавки. Обычные для этого часа толпы спешащих по своим делам пешеходов заполнили улицы. Торжества, посвященные Дню Победы, давно уже закончились, стих шум стадиона, а по проезжей части улиц снова неслись автокэбы и редкие личные автомобили. Кейн знал, что в течение ближайших полутора часов плотность людского потока не уменьшится, поэтому у него было достаточно времени, чтобы добраться до магазина, незаметно войти, получить оставшиеся документы и последние напутствия, а затем снова затеряться в толпе. Дойдя до условленного места, он уже собирался перейти улицу, на противоположной стороне которой находился магазин, как вдруг ему пришлось резко остановиться. Кейн, затаив дыхание, взглянул на витрину. За время его отсутствия предметы, выставленные за стеклом, должны были уже трижды поменять свое положение. Сейчас миниатюрному томику Хайнлайна следовало быть повернутым на девяносто градусов, а напротив последнего тома Диккенса должна стоять магнитофонная кассета. Но кассеты на месте не было! Все оставалось в том же порядке, что и несколько часов назад.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Сокровищница боевой фантастики и приключений
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 39
Гостей: 36
Пользователей: 3
anna78, Helen, voronov

 
Copyright Redrik © 2016