Суббота, 10.12.2016, 00:17
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Криминальный детектив

Эллисон Бреннан / Умолкшие
07.08.2016, 19:45
Понедельник
Эта болтливая сучка жила в доме с камерами в окружении соседей, всюду совавших свой нос. Брайану пришлось ждать, пока она выйдет.
Ожидание заставляло нервничать. Он всего лишь хотел выполнить свою работу и убраться. Он не испытывал ненависти к этой шлюхе. Ему вообще было все равно. Но она переступила черту и вместо пользы стала приносить проблемы, а проблемы надо решать.
Брайан прождал ее два часа на солнцепеке на скамейке в парке, делая вид, что читает, и постоянно наблюдая за выходом из кондоминиума. Он достаточно часто наблюдал за ней последние три недели, чтобы изучить ее привычки, и знал, что каждое утро она выходит из дому до десяти утра, чтобы сделать пробежку по парку. Он знал также, что к своим клиентам она ездит на метро в пятизвездочные отели, которые назначает для ночного свидания. Он знал, что она солгала о том, что знала, и о том, когда она это узнала.
В Вашингтоне, округ Колумбия, секс-скандалы были по пятаку за пару: связи со студентками, любовницами… Имелись даже несколько хищных конгрессвумен с гаремом молодых жеребцов, чтобы обслуживать их на стороне. Но продажный секс по-прежнему считался табу и мог сломать карьеру любого выборного чиновника, не успеет и птичка чирикнуть.
Она солгала, чтобы спасти свою задницу, но теперь ей нельзя было доверять.
Ей всего-то и следовало держать свой поганый язык за зубами, пока они не выяснят, кто слил информацию о ее связях с Кроули прессе. Если б правда вылезла наружу, всем пришлось бы солоно.
Но она проговорилась не тому, кому надо, и ее вранье пошло гулять кругами. Всякие «почему» не особо интересовали Брайана. Он был человеком дела и использовал любые возможности, не вдаваясь в мотивации и психологию.
Брайан встал и потянулся. Вполне нормальное поведение, если учесть, что он был в футболке и беговых шортах. Вдалеке зазвенел соборный колокол. Вскоре настанет время ее утренней пробежки. Неожиданные перемены в рутинном порядке вещей никогда не приводят к чему-то хорошему. Брайан наклонился, коснулся щиколоток, растягивая подколенные сухожилия. Под мышками появились темные пятна пота. Он не любил запах тела, даже собственного. Ему просто хотелось поскорее прикончить эту суку и принять душ.
Когда колокол отбил десять часов, он встал и увидел Венди, которая выбежала из-за угла и теперь трусила на месте, ожидая сигнала светофора. Черт, он чуть не упустил ее, хотя она была в ярко-розовых шортах и белой футболке с розовой полосой на спине. Но ее костюм легко можно будет увидеть издалека.
Брайан позвонил брату.
– Я вижу ее. Ты свободен.
– Не накосячь.
– Куда мне до тебя…
Брайан разъединился, злой на Нэда из-за того, что тот посмел даже подумать о том, что Брайан способен накосячить. Это Нэд чокнутый, не Брайан. Это Нэд на учете, не Брайан. Но поскольку у Нэда есть диплом и красивая мордочка, все считают умником его.
Светофор переключился, и Венди трусцой пересекла улицу, вбежала в парк и побежала по своей обычной тропинке.
Хорошо. Рутина – это хорошо.
Брайан держал дистанцию. День был будний, стояла жара, потому дорожки были почти безлюдны. Несколько человек бегали или занимались спортивной ходьбой; нетерпеливые бизнесмены в этих идиотских наушниках разговаривали так, словно их никто не слышал. Брайан следил за ней несколько раз в прошлом году – это всегда важно, когда имеешь дело с тем, кто врет за деньги. До сих пор она бегала по практически одному и тому же пятимильному маршруту каждый день. Он срезал дорогу через узкую полосу деревьев и поднялся по короткой крутой насыпи, чтобы перехватить ее.
Наверху он глянул на часы. До этого места ей еще три-четыре минуты. Брайан потянулся и сосредоточился, стараясь выровнять дыхание после подъема. Он – просто еще один бегун, пытающийся обогнать жару. Он кивнул мужчине в спортивном костюме за миллион долларов, который бежал сразу за ним.
Тот тип пробежал мимо Брайана, даже не удостоив его взглядом.
Козел .
Брайан заметил яркие розовые шорты, когда Венди свернула за угол. Сейчас она должна запыхаться, ведь бежит со скоростью выше трех миль в час. Он подождал, пока она не окажется в тридцати футах от него, затем побежал в том же направлении, но медленнее. Пусть не нервничает. Пусть не считает его угрозой.
Брайан ощутил прилив адреналина. Для него убийство было только средством достижения цели, и он никогда не ощущал ничего, кроме начального страха и дрожи. Но этот пульс, эта дрожь опасности восхищали его. Это возбуждение подгоняло вперед, но он справился, позволив Венди пробежать мимо себя. В одном ухе у нее торчал наушник – классический стиль серьезных бегунов. Брайан достал из кармана латексные перчатки. В двадцати ярдах впереди дорожка поворачивала налево, прежде чем начать спуск к главному парку. Он оглянулся. К ним спортивной ходьбой приближалась пара женщин, болтая на ходу. У него был единственный шанс. Как только Венди повернула, Брайан ускорился и перехватил ее, как полузащитник в футболе. Она тяжело упала, открыв рот, чтобы закричать, но он выбил воздух у нее из легких. Венди что-то нашаривала в кармане. Он обыскал ее, нашел газовый баллончик на брелоке и отшвырнул его в сторону.
Она задыхалась. Брайан ударил ее в лицо. Ему не нравилось бить женщину, ему просто нужно было заставить ее замолчать. Он вскочил и затащил ее в густые кусты. Затем перекатил ее на живот, зажал ей рот и держал, пока те две женщины не оказались вне пределов крика. Его брат приказал ему изнасиловать ее, а потом убить, чтобы убийство сочли случайным, но от страха попасться у него не вставало.
Чем дольше затянется работа, тем вероятнее его увидят. Даже ночной темноты сейчас не было, чтобы спрятаться.
Венди отбивалась неожиданно сильно для такой небольшой женщины. Но Брайан был на восемь дюймов выше этой сучки и на восемьдесят фунтов тяжелее. Он почти готов был посмотреть, сколько времени она протянет, прежде чем выдохнется, но, конечно же, не стал ждать, поскольку по тропинке могла бежать куча народу.
Брайан уселся ей на спину и обхватил руками в перчатках ее шею. Сдавил. Ему незачем было смотреть на нее, да он и не особо хотел видеть, как она умирает. Поскольку Венди лежала на животе, это сильно облегчало ему дело. Она не могла пнуть его ногой. Она пыталась царапаться, но не могла далеко дотянуться. Ее смерть заняла совсем немного времени, но он не отпускал ее шею еще с минуту – просто ради уверенности. Вряд ли за такое будут убивать.
Брайан уже готовился встать, когда услышал на дорожке группу бегунов, поднимавших пыль. Подождал, лежа на трупе Венди. Место для убийства выбрано хорошее – если он не видит прохожих, то и они его не видят. Нервы были натянуты до предела, всепоглощающий страх быть замеченным понукал его броситься бежать, но он заставил себя ждать.
Когда Брайан удостоверился, что группа пробежала мимо, он перевернул ее тело, с отвращением прикасаясь к трупу. И уже готов был выпрыгнуть на дорожку, когда вспомнил слова брата.
Это не должно выглядеть как предумышленное убийство.
Брайан снял с Венди поясную сумку. Грабеж? Он заглянул внутрь. Водительские права, купюра в двадцать долларов, ручка… За такое вряд ли станут убивать.
Мужчина уставился на труп Венди. Нет, насиловать ее он не будет ни за что. Он даже не хотел больше находиться рядом с ней. Но ведь он не обязан насиловать ее, верно? Просто надо, чтобы это выглядело  как изнасилование. Брайан стянул с нее шорты и трусы, затем как можно дальше раздвинул ее ноги. Ей до чертиков не понравилось бы, чтобы ее нашли в таком виде. Никак иначе насолить он ей не мог.
Брайан огляделся по сторонам, пытаясь что-нибудь придумать. И тут ему в голову пришла идея. Он схватил ручку и написал несколько слов на ее голом заду, тихо посмеиваясь собственной шутке.
Не прошло и двух минут, как Брайан вернулся на дорожку. Отбежав достаточно далеко, он позвонил брату.
– Дело сделано.
– У нас еще одна проблема, – сказал Нэд. – Но к вечеру я с ней разберусь.
И отсоединился, оставив Брайана недоумевать, какую еще очередную проблему он нарыл.

Вторник
Айви посмотрела на свою четырнадцатилетнюю сестру, свернувшуюся у нее под боком лицом к стене спальни. Темно-русые волосы Сары мерцали в свете уличных фонарей, пробивавшемся сквозь опущенные жалюзи. Айви не успела скрыть от Сары ужасную правду об ее отце. Слишком поздно было спасать сестру от болезненного, неотступного унижения. Слишком поздно спасать ее от боли.
Волны ярости, смешанной с чувством вины, захлестывали Айви. Она укусила себя за руку, чтобы не плакать.
– Я убью его раньше, чем он снова прикоснется к тебе, – прошептала она.
Хотя на дворе стоял июль, девочка спала, завернувшись в белое пуховое одеяло, подсунув под щеку уголок. Айви придется забыть о прошлом, намертво заперев его позади, если она хочет спасти Сару. Это было так трудно! Не Исаия ли сказал: «Но вы не вспоминаете прежнего и о древнем не помышляете»? Легко сказать! Если она надеется построить себе и сестре новую жизнь в Канаде, то должна оставить все в прошлом. Свои преступления. Свои сожаления. Свою месть.
Было почти четыре утра, а голова ее была ясной, словно проспала она не два часа, а все восемь. Айви даже не пыталась заснуть снова; напротив, она выскользнула из-под узкого хлопкового одеяла. Вентилятор из-под потолка омывал ее потное тело приятной лаской.
Айви не помнила, как давно она не спала спокойно целую ночь. Может, когда была маленькой девочкой – прежде чем узнала, что под масками красивых лиц и за сладкими словами прячутся чудовища…
Но сейчас было не время для страхов и для ярости. События, которые были вне ее власти, заставляли ее торопиться с осуществлением ее плана с того момента, как она на прошлой неделе воссоединилась с Сарой. Семь лет назад, когда ей было всего четырнадцать, Айви замела свои следы – сменила имя с Ханны Эдмондс на Айви Харрис, работала за наличный расчет, и еще ей на руку играло то, что отец в гневе на ее предательство объявил всем, что она мертва.
В положении покойницы есть свои преимущества.
Цифровые часы моргнули, цифры изменились с 3:59 на 4:00. Несколько часов перед рассветом она просматривала планы окончательной сделки. Десять тысяч долларов, обещанных ей за эту запись, дадут им средства для переезда в Канаду. Она уже получила отличные фальшивые паспорта для себя и Сары.
Остальные пусть выбираются сами.
Сердце Айви стонало от вины. Она так долго отвечала за этот дом, за тех, кто там жил… Сможет ли она исчезнуть вместе с сестрой, оставив остальных сражаться самих по себе? Они были Потерявшимися Девочками, в отношении которых общество не желало признавать своего провала. Айви не была старше остальных, но она куда дольше жила самостоятельно.
Мина не умела выживать на улице; Николь просадит свои деньги, затем вернется к проституции; никто не защитит Мэдди от пристрастия к колесам. Единственное, что не давало последней покончить с собой – наглотавшись таблеток или перерезав горло бритвой, – постоянное давление и поддержка Айви.
Керри всегда заботилась о своей сестренке Брин, но Айви больше всего будет недоставать именно ее. Керри была ее опорой последние три года. Без нее Айви не выжила бы. Она надеялась, что, как только все уладится, Керри найдет ее в Канаде.
Двадцать четыре часа – и она запишет шантажистов, и как только это будет физически возможно, пленка будет передана человеку по имени Сержио. Айви не знала, настоящее ли это имя, коп ли это под прикрытием или бандит, но пока он не причинил вреда ни одной из них и вел себя так, словно они не были ему безразличны. И он уже помог ей спасти Сару.
Двадцать четыре часа – и мы свободны.
Айви тихо шла по коридору, по самой стеночке, избегая трещин в старых напольных планках. Света слабых лампочек вдоль плинтусов ей хватило, чтобы добраться до лестницы.
Она остановилась наверху. Что-то было не так.
Она слышала тихий храп из комнаты Мэдди, самой близкой к лестничной площадке. Вентиляторы под потолком во всех комнатах работали на полную мощность, поскольку дом семидесятилетней давности не перестраивался под кондиционеры, но сердце Айви забилось чаще не от звука. От запаха. Это был знакомый, но не уместный здесь запах.
Антисептик? Моющее средство? Что-то связанное скорее с больницей, чем с уборкой.
Спирт.
Вопросы завертелись в ее голове. Она впадает в паранойю? Айви на цыпочках вернулась в коридор и открыла дверь в комнату Керри. Ее подруга тут же проснулась.
– Айви?
– Тсс… Что-то не так. Мне кажется, нам надо валить отсюда. Только тихо. – Айви не надо было говорить об опасности, а Керри не задавала вопросов. – Я проверю внизу.
Она тихонько побежала вниз по лестнице. Едкий запах антисептика усиливался.
Под лестницей Айви повернулась проверить тревожный датчик. Он мерцал зеленым. Отключен. Она глянула на входную дверь – заперта, – но сигнализация была отключена.
Айви включала сигнализацию каждый вечер. Она не могла забыть это сделать.
Никогда.
Девушка прислушалась, нет ли чужих звуков – тяжелых шагов, тяжелого дыхания, – но ничего не было слышно.
Она быстро на цыпочках прошла по коридору к кабинету, достала пистолет из верхнего ящика своего стола и пошла обыскивать дом.
Шесть пар ног протопали наверху, и Айви поморщилась. Если кто-то есть внутри, он знает, что девушки проснулись.
Перед домом все было чисто, но перед дверью подвала по дороге на кухню она остановилась. Запах спирта не исчез, но сейчас Айви почувствовала еще и запах дыма. Она приложила ладонь к деревянной двери и тут же отдернула. Горячая.
Неужели котел? Они уже несколько месяцев не пользовались им. Бойлер? Из-под двери и из продухов в полу начали пробиваться одинаковые черные щупальца.
На какой-то миг Айви подумала, что все же забыла включить сигнализацию, и, может быть, этот огонь – не нападение, а случайность. Все равно ей придется вывести всех и вызвать газовщиков или пожарных. Ее природная подозрительность заставила ее выглянуть в окно, прежде чем отворить заднюю дверь. По тут сторону изгороди, отделявшей их двор от двора их старой соседки, она заметила вспышку света. Словно кто-то чиркнул спичкой.
Она моргнула. Затем снова увидела ее. Короткая вспышка – и всё. Может, ей просто пригрезилась в темноте какая-то фигура? Свет уличных фонарей во двор не попадал. Ей очень хотелось поверить, что она не видела ничего, кроме невинного света в темноте.
Но она понимала, что это не так.
Спирт горит.
Айви закашлялась, когда дым стал гуще. Огонь потрескивал в цоколе, напоминая ей, что этот старый дом сгорит быстро. К тому времени, когда она добралась до лестницы, Керри с остальными девочками уже спускалась вниз.
– На заднем дворе кто-то есть, – сказала ей Айви. – Выводи всех из передней двери, я сейчас подойду. – Она протянула Керри пистолет и пошла назад в свое логово.
Керри приказала девочкам выходить с парадного крыльца, затем схватила Айви за руку и потянула к себе.
– У тебя нет времени.
Айви вырвала руку.
– Мне нужны мои вещи!
– Какой с них толк, если вы с Сарой погибнете?
Но их свобода была заперта в ящике ее стола. Документы, паспорта и деньги. Внезапная дрожь у них под ногами сказала Айви, что надо бежать, но она закрыла глаза, желая отрезать себя от всего этого, как в тринадцать лет.
– Айви! – Керри снова встряхнула ее, но прежде чем та успела принять решение, маленький взрыв бросил их на пол.
Айви похлопала себя по карманам, но осознала, что она в шортах, а ее ключи наверху. Ключи от ее стола. Выбора не было.
Девушка оглянулась в последний раз.
Она должна все бросить.
– Ханна? – Сара схватила ее за руку, когда Айви и Керри вышли наружу. Айви скривилась, услышав свое настоящее имя. – Это папа?
От преподобного Кёрка Эдмондса можно ждать любого зла.
– Не знаю, – сказала она. – Бежим!
Айви и Керри выпихнули остальных девочек из прихожей во двор.
У Керри имелся пистолет. Она была начеку. Девушки знали, что на заднем дворе чужак, но это не означало, что перед домом никого нет. Или что через ограду трудно перепрыгнуть.
Сара вцепилась в руку Айви, когда все метнулись через двор. Они спрячутся в полузаброшенном гараже почти глухой миссис Нил и подумают, что делать дальше. Может, она позвонит той социальной работнице, которая практически умоляла позволить помочь им… Айви ненавидела просить о помощи, но прямо сейчас у нее ничего не было. Все ее планы, средства – все погибло.
Небольшой взрыв, за которым последовала волна горячего воздуха, придал им окончательное ускорение и выпихнул на узкую уличку. Второй, более громкий взрыв бросил их на колени на лужайке миссис Нил. Айви прикрыла голову, ожидая, что на них обрушится огонь или посыплются обломки, но почувствовала только опаливший кожу жар.
Сара закричала и так вцепилась в руку Айви, что та снова пришла в себя. Пошатываясь, она встала и в последний раз посмотрела на свой дом. Густой серый дым не мог скрыть пламени, лизавшего окна.
Все ее надежды сгорали там, внутри.
Айви окинула взглядом улицу. В окнах горел свет, соседи выбегали из домов. Скоро понабегут чужаки, приедет полиция, пожарные…
Айви знаком показала всем идти на подъездную дорожку к дому миссис Нил, где их не будет видно. Сквозь звуки пожара вдалеке послышались сирены.
Айви не могла разговаривать с полицейскими. Она врала всем соседям. Она не была студенткой колледжа. Ее не существовало. У нее были фальшивые документы – тоже ненастоящие. Но что было еще хуже – если отец заявил об исчезновении Сары, то ее фото и отпечатки пальцев есть в базе данных полиции. Она должна защитить Сару.
– Нам надо разделиться, – сказала Айви. – Надо залечь на дно, пока не узнаем, кто это сделал.
– Разве это не несчастный случай? – Лицо Сары было перемазано копотью и грязью, но ее большие голубые глаза были такими доверчивыми, такими невинными… Даже после всего, что ей пришлось испытать от рук этого ублюдка, она оставалась невинной.
– Нет, – сказала Айви. – Это не случайность.
Брин молча плакала. Николь была в ярости.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Криминальный детектив
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 36
Гостей: 34
Пользователей: 2
anna78, Redrik

 
Copyright Redrik © 2016