Воскресенье, 04.12.2016, 06:51
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Фантастический боевик

Алекс Орлов / Операция «Одиночество»
30.03.2016, 11:14
Абитуриент: 2250
Дик лежал на спине в густой траве, еще хранящей остатки солнечного тепла. Вечерело, небо окрасилось ярчайшими красками огненного заката, плавно переходящими от ярко-желтого в глубокий ультрамарин. Погода последние недели стояла прекрасная, и только сейчас на небе появились первые кучевые облака, эффектно окрашенные в розовый цвет последними лучами заходящего солнца. На завтра синоптики предсказывали легкий дождь во второй половине дня, не верить им не было оснований, поэтому парень наслаждался погожим вечером, с некоторой грустью осознавая, что вряд ли в ближайшем будущем ему придется вот так предаваться восхитительно расслабляющему ничегонеделанию. Глаза юноши смотрели на пылающий горизонт, но мысли были заняты совсем другим. Возможно раньше, может быть даже еще вчера, он был бы полностью захвачен великолепным зрелищем, хотя уже не один десяток раз он долгие часы просиживал на этом холме, любуясь открывающимся с него видом. Это было ЕГО место, здесь никто не мешал думать, или читать, или просто лежать в траве и смотреть на небо. И мечтать о звездах…
До города было далеко. Город был даже не виден, хотя ночью если присмотреться, можно было увидеть слабое зарево городских огней. А здесь было тихо. Каждый раз, когда он приходил сюда, Дик радовался этой тишине, лесу, пшеничным полям и звездам, далеким звездам о которых грезил с детства. А приходил он сюда часто, особенно в последнее время, поскольку учеба в колледже закончилась, и теперь перед ним вставал вопрос о том, как быть дальше. Решение, которое он принял очень давно, не менялось уже многие годы, и именно здесь можно было мечтать о том прекрасном времени, которое, по его предположениям, скоро должно было наступить.
Но сегодня его посещали далеко не радостные мысли. Предстоял разговор с родителями, разговор, которого он давно ждал и которого втайне боялся. Особенно тяжело убедить мать, отец поймет — он мужчина, хоть и просидел всю свою жизнь за рабочим столом клерка. А мать наверняка будет плакать, а Дик совершенно не выносил ее слез. Стоило Элен разрыдаться (а она этим пользовалась регулярно и беззастенчиво), и сын моментально сдавался и стиснув зубы соглашался со всеми ее просьбами. Но сегодня все будет иначе, назад дороги нет… В конце концов он уже не ребенок, он имеет право сам выбирать свою дорогу, даже если она не понравится мамочке. А она не понравится, о-о-очень не понравится…
Он вспомнил свой разговор с пожилым офицером Патруля, когда вчера он явился в Академию с просьбой о зачислении в ряды курсантов. Серое здание Академии (не самой Академии, разумеется — она находилась далеко, на другом материке, а регистрационного пункта), лишенное всяческих украшений и уж конечно единственное здание в городе, не облепленное рекламными плакатами, производило несколько гнетущее впечатление, сразу давая понять, что за этими дверьми нет места развлечениям. В этом, понятное дело, сомневался каждый, кто решался переступить порог этого заведения. Большинство считало, что столь строгий вид и не менее строгие правила существую только для того, чтобы отпугивать малодушных. Разумеется, никто из посетителей регистрационного пункта малодушным себя не считал и втайне посмеивался над столь наивной психологической проверкой. На самом же деле все обстояло именно так, как казалось. Академия готовила воинов, пусть подготовка происходила не в столь суровых условиях, как это могло бы быть двести-триста лет назад, однако меньше всего руководство Патруля хотело бы видеть в своих рядах банальных искателей приключений. Хотя и полное отсутствие романтической жилки не вдохновляло внимательных инструкторов.
Приемный кабинет регистратора был таким же мрачным, хотя и большим. Правда здесь уже были «декорации», вызывающие живой интерес у посетителей и до смерти набившие оскомину хозяева. На одной из стен висели голографии различных боевых кораблей Патруля, а у другой стоял трехметровый макет "Ганнибала" — первого ТАКРа, в настоящий момент списанного с боевого дежурства и переоборудованного для учебных и исследовательских целей. Справедливости ради надо отметить, что макет стоял не для того, чтобы произвести впечатление на молодняк, а просто потому, что его было некуда больше поставить — это был подарок адмирала Патруля, изготовленный им собственноручно после выхода в отставку. Поскольку упрятать трехметровую конструкцию куда-нибудь на склад сочли неэтичным, то пришлось ее выставить в приемной. Впрочем, нынешний владелец кабинета не возражал — когда-то он служил на этом грозном корабле…
В приемной уже сидело несколько человек, которые были ему незнакомы. Впрочем, в этом не было ничего удивительного — вилла Старков располагалась относительно далеко от города, и контакты со сверстниками у Дика были не слишком частыми. Его это не особенно заботило, парень никогда не тяготел к шумным компаниям, предпочитая двух-трех хороших друзей большой неуправляемой толпе. Он занял свободное место и настроился на длительное ожидание, интуитивно предполагая, что троица впереди него займет много времени дежурного инспектора.
Ждать действительно пришлось долго — гораздо дольше, чем он предполагал. Все это время он оставался последним в очереди — сегодня больше никто не изъявил желание посетить Академию. Это было как раз не удивительно, скорее вызывал недоумение тот факт, что сегодня в приемной была очередь — насколько знал парень, такое событие было здесь довольно редким.
Наконец последний из претендентов, неряшливого вида парень с серьгой в ухе и длинными, чуть ли не до середины спины волосами сочно-фиолетового цвета вышел из кабинета, бросив в сторону Дика взгляд, в котором сквозили одновременно огорчение и облегчение. Интересно было, чем вызвана такая палитра чувств. Может, парень пошел в Академию «на спор», и теперь втайне радовался, получив отказ? Во всяком случае, бросаться к нему с расспросами Дик не собирался.
Поглощенный этими размышлениями, Старк едва не прозевал свой вызов. Увидев, как на табло загорелась его фамилия, и с удивлениям ощущая предательскую дрожь в коленках, он поднялся со своего места и зашел в кабинет. За столом сидел немолодой уже офицер в черной форме и майорскими петлицами. Он был совершенно седой, хотя общественная мода не признавала седины и пожилые мужчины предпочитали подправлять цвет волос или брить голову. Впрочем, седина шла этому мужчине…
Майор молча кивнул парню на стул и достав из папку пачку документов, принялся внимательно их изучать. Возможно, среди этих бумаг были и его — заявление, характеристика из колледжа, диплом. Мучительно долго тянулись минуты, Дик нетерпеливо ерзал на жестком стуле, однако майор явно не собирался этого замечать, спокойно проглядывая один документ за другим, время от времени возвращаясь к уже прочитанному, чтобы что-то ему одному ведомое уточнить или освежить в памяти. Наконец был просмотрен последний листок, и, аккуратно собрав документы в ровную стопку, майор наконец счел нужным обратить свое внимание на посетителя.
— Зачем вам это, юноша? — голос офицера звучал глухо и безразлично. Последнее время Патруль не пользовался популярностью и это не могло не оказывать влияние на настроение майора — это совсем не почетно, не так уж доходно и поверьте мне — он взглянул на заявление Дика — поверьте, Ричард, это очень трудно. Из пятисот принимаемых курсантов до выпуска доходят от силы двести семьдесят — триста. И те, кто не дошли до выпуска — это не только отчисленные, но и травмированные, а то и погибшие во время тренировок и учений…
— Я знаю, сэр. Но, тем не менее, я хочу служить в Патруле. Это мечта всей моей жизни… — Дик понимал, что это у него работа такая — отговаривать, пугать, рисовать нерадужные перспективы, чтобы неуверенных и сомневающихся отсеивать уже здесь, в этом сером кабинете. Но он уже давно все для себя решил. С раннего детства, впервые увидев старт космического корабля, Дик решил что это — его судьба. Однако для достижения этой судьбы следовало принять решительные меры. Конечно, космос вещь интересная и во многом героическая, однако если каждый сопляк, размечтавшись о романтике межзвездных трасс, начнет… Впрочем, лично себя Дик считал преданным космосу окончательно и бесповоротно.
Но попасть в космос можно было двумя и только двумя путями. Либо стать сотрудником государственного или одного из частных торговых флотов, либо поступить в Патруль. Роль "челнока", как не слишком любовно называли членов экипажей грузовых кораблей, его никак не устраивала, рутина регулярных торговых рейсов совершенно не соответствовала его понятиям о приключениях. Хотя на их долю выпадало немало опасностей, транспортники, по сути, вели довольно серую жизнь. Даже статус "вольного торговца", подразумевающий некоторую степень свободы, все равно требовал большую часть жизни думать о сделках, доходах и, конечно, не только не поощрял, но и требовал всячески избегать риска. Поэтому торговые корабли, как правило, ходили уже проторенными путями, теми маршрутами, которыми до них прошли исследовательские корабли Патруля. К тому же немаловажен тот факт, что войти в довольно-таки закрытый клан торговцев было куда как непросто, и прежде всего, для этого требовались немалые деньги.
Его слова не вызвали у офицера приступа энтузиазма или хотя бы радостной улыбки, из чего Старк сделал вывод, что его фраза совсем не столь оригинальна, как он предполагал в самом начале. Майор только печально покачал головой и тяжело вздохнул. Его мысли буквально печатными буквами были написаны на лице — "Еще один сопляк, начитавшись романов, захотел носить черную форму…". Сколько таких, как он прошли через этот кабинет. И сколько бросили Академию не справившись с трудностями, не выдержав тренировок, так и не поняв, что Патруль — это не работа, это призвание, это религия, это жизнь для тех, кто отдал ему десятилетия молодости и зрелости. А сейчас, когда Патруль переживал упадок, когда общественное мнение все более склонялось в сторону объявления их "дармоедами", майору было особенно тяжело осознавать, что из двоих парней, уже прошедших сегодня процедуру подачи заявления, вряд ли кто станет настоящим патрульным. Академия ставила цель отсеивать ненадежных на ранних стадиях обучения, и, как правило, успешно с этим справлялась. Но просто отказать было нельзя — курсанты должны уйти сами, либо быть отчислены "за что-то", а не просто потому, что член приемной комиссии не верит в их силы, хотя бывали и исключения. Вот сегодня, к примеру, явился этот петух… достаточно было взглянуть в его диплом, чтобы понять все его жизненные интересы — девочки, машины, наркотики… "Впрочем — майор еще раз оглядел стоящего перед ним высокого и на вид крепкого парня — может из этого что и получится. Во всяком случае, пусть попытается, если от этого кому-то и будет хуже, то только ему самому…"
— Что ж, я обязан принять ваше заявление. Каков ваш выбор специализации? — Ветеран достал из ящика стола пачку листов бумаги и протянул Дику — Я знаю, вы уже порываетесь сказать, что помните это все наизусть, и тем не менее настаиваю, чтобы вы сейчас, при мне, еще раз внимательно прочитали эти документы. Извините, таковы правила. После этого вы дадите ответ. Хочу еще раз напомнить, если вы это уже слышали, что хотя смена ориентации в процессе обучения и возможна, но отнюдь не приветствуется, за исключением тех случаев, когда это происходит по инициативе руководства.
Дик взял протянутые листы. Он уже много раз их читал и, действительно, практически мог закрыв глаза продекламировать их слово в слово. Точно такая же стопка уже не один год покоилась в ящике его стола, тщательно оберегаемая от излишнего внимания матери. Поскольку Элен давно отвыкла от привычки исследовать внутренний мир письменного стола сына, эта стопка аннотаций была в полной безопасности, как и нервы мамочки. Но порядок есть порядок…

"Факультет астронавигации" — готовит пилотов для ТАКРов, авианосцев и боевых эсминцев флота Патруля. Обучение включает в себя углубленное изучение вопросов астронавигации и компьютерного анализа. Ряд курсов высшей математики и физики. Обучение на базе Патруля в Аккре. Практика на ТАКРе "Ганнибал" — исследовательская миссия в произвольный сектор.


Дик задумался, стараясь в последний раз утвердиться в своем выборе. Да, это самая элитная часть патруля. Ангелы, как их называли чуть ли не официально, смотрели свысока на гражданских пилотов и даже на своих коллег, не вхожих в рубку управления крейсера. Это они вели корабли к дальним мирам, прокладывая дорогу торговым судам. Это они управляли в бою огромными боевыми колоссами, закованными в несокрушимую броню и поля гейгена. Но они всегда оставались привязанными к своим пультам и видели чужие планеты, как правило, лишь на экранах и голограммах… Над этим он уже не раз думал, и пришел к выводу, что данный род войск его не устраивает, хотя в целом соблазн был велик. Дик отложил лист и взял следующий.

"Факультет теоретической поддержки" — готовит специалистов в различных областях знания — робототехника, кибернетика, физика, планетология, астрономия и пр. Ряд курсов по ядерной и струнной физике. У всех направлений — углубленное изучение математического анализа, вероятностного анализа, динамики струнного пространства. Практика в составе исследовательских экспедиций, в том числе на Эле. По желанию — дополнительные курсы тактического планирования, военной истории, языков.

Дик отложил лист в сторону. Это не для него, здесь готовили кабинетных ученых узкого профиля, так называемых в народе «сэйнсов». Это не прельщало его, хотя зачастую кабинеты этих специалистов-аналитиков находились на борту ТАКРов или авианосцев. Да и к тому же сюда шли работать люди с чрезвычайно высоким коэффициентом интеллекта и с большой любовью к "чистой науке". Столь солидным уровнем интеллекта он не обладал, хотя и среди «идиотов» не числился — просто его никогда не интересовала прелесть интегрального исчисления или загадочность теории струнного перехода. В колледже он, разумеется, уделял должное внимание всем курсам, особенно потому, что Патруль принимал только тех, кто мог похвастаться относительно приличными оценками по основным предметам. Сейчас он мог если не гордиться своим дипломам (гордиться там было особо нечем, он едва-едва вошел в двадцатку лучших выпускников), то по крайней мере не стыдиться проставленных там оценок. Правда, как он слышал, о дипломе стоит забыть сразу после приема, изучать его способности примутся практически заново, и гораздо более тщательно, чем это привыкли делать преподаватели рядовых учебных заведений.

"Факультет ксенологии" — готовит специалистов по контактам. Углубленное изучение этики, психологии, истории всех известных рас, языков (включая эланский), теории контактов и ряда других дисциплин. Дополнительные курсы по направлениям: искусство, литература, музыка. Практика в составе посольств на планетах — Ленн, Клио, Тарк, Рекн. Возможно участие в исследовательских экспедициях непосредственно после окончания базового курса со сдачей экзаменов экстерном.

Этот лист тоже присоединился к остальным. Во-первых, в основном на эту работу старались брать девушек, считалось, что им легче находить общий язык с иномирянами. Как правило, такой подход себя оправдывал, и менять традицию Патруль не собирался. Разумеется, были и исключения, однако не столь уж и частые. Во-вторых, несмотря на то, что работа контактера в основном проходила среди представителей других рас, тем не менее ее нельзя было назвать деятельной — кропотливое изучение обычаев и взглядов чужого народа, как правило, занимающее много лет, не устраивало парня, мечтавшего о приключениях и подвигах. В какой-то мере такое отношение происходило от неполной информации, но Патруль сознательно не обнародовал ряд сведений о деятельности контактеров, здесь требовались влюбленные в свою профессию люди, а не случайные искатели острых ощущений.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Фантастический боевик
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 12
Гостей: 12
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2016