Воскресенье, 11.12.2016, 09:06
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Фантастический боевик

Роберт Хайнлайн, Эндрю Нортон / Космические оборотни
09.09.2015, 20:28
Действительно ли они разумны? Я имею в виду, сами по себе. Не знаю и не думаю, что мы когда-нибудь узнаем.
Если это всего лишь инстинкт, мне очень хотелось бы надеяться, что я не доживу до того дня, когда нам придется столкнуться с такими же, но разумными тварями. Потому что я знаю, кто проиграет. Я, вы. Так называемое человечество.

Для меня все началось рано утром - слишком рано - 12 июля 67 года: телефон зазвонил так пронзительно, что и мертвый бы, наверно, проснулся.
Надо заметить, что наш Отдел пользуется особыми аппаратами; аудиореле имплантировано под кожей за левым ухом и работает за счет костной звукопроводимости. Я принялся было ощупывать себя, потом вспомнил, что оставил аппарат в кармане пиджака в другом конце комнаты.
– Ладно, - проворчал я. - Слышу. Выключи этот клятый зуммер.
– Чрезвычайное положение, - произнес голос у меня в ухе. - Срочно явиться в Отдел.
Я коротко посоветовал, как им поступить с их чрезвычайным положением, но голос не унимался:
– Немедленно явиться в Старику.
Так бы сразу и говорили.
– Иду, - ответил я и резко вскочил - аж в глазах потемнело. Прошел в ванную и ввел под кожу микрокапсулу "Гиро". Пока вибростойка вытрясала из меня душу, стимулятор сделал свое дело, и из ванной я вышел новым человеком - ну почти новым, так скажем. Осталось только прихватить пиджак.
На базу я попал через одну из стоек в туалете на станции метро Макартур. Разумеется, вы не найдете наше заведение в телефонной книге.
Строго говоря, нас вообще нет. Выдумка, иллюзия. Еще туда можно попасть через крохотный магазинчик с вывеской "Редкие марки и монеты". Тоже не пытайтесь - вам наверняка постараются всучить там какую-нибудь старинную марку.
Короче, искать нашу контору бесполезно. Как я и говорил, нас просто нет.
Существуют вещи, которые не может знать ни один руководитель государства - например, насколько хороша его разведывательная служба.
Понятно это становится, только когда она его подводит. Чтобы этого не произошло, есть мы. Так сказать, подтяжки для дяди Сэма. В ООН о нас никогда не слышали, да и в ЦРУ тоже - надеюсь. А все, что о нашей организации знаю я, это полученная подготовка и задания, на которые посылает меня Старик. Интересные, в общем-то, задания - если вам все равно, где вы спите, что едите и как долго проживете. Будь я поумней, давно бы уволился и нашел себе нормальную работу.
Только вот со Стариком работать больше не доведется. А для меня это много значит. Хотя начальственной твердости ему, конечно, не занимать.
Этот человек вполне способен сказать:
– Парни, нам нужно удобрить вот это дерево. Прыгайте в яму, и я вас засыплю.
Мы прыгнем. Все как один.
И если будет у него хотя бы пятидесятитрехпроцентная уверенность, что это Дерево Свободы, он похоронит нас заживо.
Старик поднялся из-за стола и, прихрамывая, двинулся мне навстречу с этакой зловещей ухмылкой на губах. Большой голый череп и крупный римский нос делали его похожим то ли на Сатану, то ли на Панча.
– Привет, Сэм, - сказал он. - Мне, право, жаль, что пришлось вытащить тебя из постели.
Черта с два ему жаль, конечно.
– У меня отпуск, - коротко ответил я.
– Верно, и ты все еще в отпуске. Мы отправляемся отдыхать. У Старика весьма своеобразные представления об отдыхе, поэтому я, разумеется, не поверил.
– Ладно. Теперь меня зовут Сэм. А фамилия?
– Кавано. А я теперь твой дядюшка Чарли. Чарлс М.Кавано; пребываю на заслуженном отдыхе. И познакомься - это твоя сестра Мэри.
Я, как вошел, сразу заметил, что он в комнате не один, но Старик, когда хочет, умеет приковывать к себе внимание целиком и удерживать его сколько нужно. Теперь же я взглянул на свою "сестру" внимательно и невольно задержал взгляд. Оно того стоило.
Стало понятно, почему для работы вместе он назначил нас братом и сестрой: ему так хлопот меньше. Как профессиональный актер не может намеренно испортить диалог, так и агент, получивший инструкции, уже не может выйти из заданного образа. Короче, удружил: такую девушку - и мне в сестры!
Высокая, стройная, но спереди все как положено. Хорошие ноги. Широкие - для женщины - плечи. Огненно-рыжие волнистые волосы и, как бывает только у рыжих от рождения, что-то от ящерицы в форме черепа. Не то чтобы красавица, но очень даже симпатичная. И взгляд такой внимательный, оценивающий.
В общем, мне сразу захотелось опустить крыло и пуститься в брачный танец. Наверно, по мне это было заметно, потому что Старик сказал:
– Спокойно, Сэмми, спокойно. Сестра, конечно, в тебе души не чает, и ты ее тоже любишь, но чисто по-родственному. Ты заботлив и галантен до тошноты. Как говорится, старая добрая Америка.
– Боже, неужели все так плохо? - спросил я, не сводя глаз с "сестры".
– Хуже.
– А черт, ладно. Привет, сестренка. Рад познакомиться.
Она протянула мне руку - твердую и ничуть не слабее, чем у меня.
– Привет, братец.
Глубокое контральто! Моя слабость. Черт бы побрал Старика!
– Могу добавить, - продолжил он, - что сестра тебе дороже собственной жизни. Чтобы защитить ее от опасности, ты готов даже умереть. Мне не очень приятно сообщать тебе это, Сэмми, но, по крайней мере в настоящий момент, сестра для организации важнее, чем ты.
– Понятно, - ответил я. - Спасибо за деликатность.
– Сэмми…
– О'кей, она - моя обожаемая сестра. Я защищаю ее от собак и посторонних мужчин. Когда начинаем?
– Сначала зайди в "Косметику". Они сделают тебе новое лицо.
– Пусть лучше сделают новую голову. Ладно, увидимся. Пока, сестренка.
Голову мне, конечно, не сделали, зато примостили мой персональный телефон у основания черепа и заклеили сверху волосами. Шевелюру выкрасили в тот же цвет, что и у новоявленной сестры, осветлили кожу и сделали что-то такое со скулами и подбородком. Из зеркала на меня уставился самый настоящий рыжий - такой же, как сестра. Я смотрел на свои волосы и пытался вспомнить, какого же цвета они были изначально, много-много лет назад.
Затем мне пришло в голову, что и с сестренкой могли сделать что-нибудь в таком же духе. Но может, она и в самом деле так выглядит? Хорошо бы…
Я надел приготовленный костюм, и кто-то сунул мне в руку заранее уложенную дорожную сумку. Старик и сам, очевидно, побывал в "Косметике": на голове у него вился бело-розовый пух. Лицо ему тоже изменили. Не скажу точно что, но теперь мы, без сомнения, выглядели родственниками - троица законных представителей этой странной расы рыжеволосых.
– Пошли, Сэмми, - сказал Старик. - Я все расскажу в машине.
Мы выбрались в город новым маршрутом, о котором я еще не знал, и оказались на стартовой платформе Нортсайд, высоко над Нью-Бруклином, откуда открывался вид на Манхэттенский кратер.
Я вел машину, а Старик говорил. Когда мы вышли из зоны действия городской службы управления движением, он велел запрограммировать направление на Де-Мойн, штат Айова, после чего я присоединился к Мэри и "дядюшке Чарли" в салоне. Первым делом Старик поведал нам наши легенды.
– Короче, мы - беззаботная, счастливая семейка, туристы, - закончил он. - И если нам придется столкнуться с чем-то непредвиденным, так мы себя и ведем - как любопытные бестолковые туристы.
– А ради чего все это затевалось? - спросил я. - Или на месте будем разбираться?
– М-м-м… Возможно.
– О'кей. Хотя на том свете чувствуешь себя гораздо лучше, если знаешь, за что туда попал, а, Мэри?
"Мэри" промолчала. Редкое для женщины качество - умение молчать, когда нечего говорить. Старик бросил на меня оценивающий взгляд и спросил:
– Сэм, ты слышал о летающих тарелках?
– Э-э-э…
– Ну полно тебе! Ты ведь учил историю.
– А, эти… Повальное помешательство на тарелках, еще до Беспорядков?
Я думал, ты имеешь в виду что-то недавнее и настоящее. Тогда были просто массовые галлюцинации…
– Ой ли?
– Я, в общем-то, не изучал статистическую аномальную психологию специально, но уравнения, кажется, помню. Тогда само время было ненормальное; человека, у которого все шарики на месте, могли запросто запереть в психушку.
– А сейчас, по-твоему, наступило царство разума, да?
– Ну, утверждать не стану… - Я порылся у себя в памяти и нашел нужный ответ. - Вспомнил: оценочный интеграл Дигби для данных второго и более высокого порядка! Вероятность того, что летающие тарелки - за вычетом объясненных случаев - лишь галлюцинация равна по Дигби 93,7 процента. Я запомнил, потому что это был первый случай, когда сообщения об инопланетянах собрали, систематизировали и оценили. Одному богу известно, зачем правительство затеяло этот проект.
Старик выслушал меня и с совершенно невинным видом сказал:
– Держись за сиденье, Сэмми: мы едем осматривать летающую тарелку. И может быть, мы, как и положено настоящим туристам, даже отпилим кусочек на память.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Фантастический боевик
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 27
Гостей: 26
Пользователей: 1
Papa_Smurf

 
Copyright Redrik © 2016