Воскресенье, 04.12.2016, 02:52
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Фантастический боевик

Борис Иванов / Скрижаль дурной вести
11.08.2015, 20:46
Вот уж чего-чего, а того, что самые важные для затеянного им мероприятия события происходят в четырех с лишним километрах от него, в башне Департамента науки, Дмитрий Шаленый и подумать не мог, когда припарковывал свой потертый «горби» к замусоренной обочине Сурабайя-стрит, в полутораста метрах от узкой щели извилистого прохода на Гранд-Театрал. Местечко это было не из самых живописных в Нижнем городе.
Ни одному бездельнику, из тех, кому случайно приспичило заглянуть в помянутую щель, не приходило в голову задуматься над тем, что он облегчает свой мочевой пузырь в двух шагах от мусоросбросных люков «Расмус билдинга» — вполне респектабельного, на Гранд-Театрал фасадом выходящего здания, в котором целый блок на первом этаже испокон веку арендовал филиал «Джевелри трэйдс» Мелканяна. Всем это было до лампочки.
Вылезать из своей пропахшей табаком тесноватой тачки Шишел-Мышел (Шаленого в узком кругу специалистов знали именно под этой кличкой) не спешил. Осмотрительность в своем деле он всегда считал залогом успеха. На то у него были самые серьезные основания. Правда, для человека его габаритов терпеливое ожидание за рулевой колонкой старенького «горби» — с ушами, практически зажатыми между коленками, — было немалым испытанием. Но выжидать стоило: как назло прямо напротив вожделенной щели был припаркован патрульный «козел», за рулем которого покуривал, чего-то, видно, тоже ожидая, коп. Вдали, на расцвеченной рекламой башне Пугачевского центра, часы показывали без четверти восемь вечера. От скуки Шаленый стал обозревать место действия. С трудом повернув затекшую шею, он совершенно безразличным взглядом окинул громоздящиеся за рекой высотные корпуса Делового центра, среди которых башня Департамента науки не выделялась ровно ничем. В ущельях деловых корпусов уже зажигались огни. Как всегда, в летнее вечернее небо Малой Колонии торопливо загружались иссиня-черные тучи предстоящей ночной грозы. Шаленый зевнул. Наплевать ему было на сей урбанистический пейзаж. А на башню департамента — тем более. Взорвись она и провались.
Из пиццерии Каштоянца вышел груженный парой фирменных пакетов напарник кемарившего за рулем копа, вслед за чем вывеска забегаловки погасла — на Сурабайя закрывали рано. Водила полицейской колымаги торопливо вышвырнул на мостовую окурок, и тот рубиновым огоньком запрыгал у самых колес «горби». Старший по чину погрузился в кабину, и патруль, снявшись с прикола, убыл восвояси. Из-за угла вывернул подозрительный придурок, прилепил к столбу объявление («Куплю подержанный трейлер в хор. состоянии») и уплыл по течению. Все. Сурабайя-стрит опустела часов на восемь-девять. Шаленый досчитал до ста сорока восьми, вылез на мостовую, оставив ключ в замке зажигания, и не торопясь, продолжая играть на несуществующую аудиторию, стал, поддергивая штаны, приближаться к проходу на Гранд-Театрал. Перед тем как войти в него, он еще раз обернулся на пейзаж вечернего города. Его ничуть не встревожило то, что один из освещенных корпусов Делового центра вдруг погас. Весь сразу. Этому, надо сказать, предшествовали некоторые события.

Представитель Президента с удовлетворением обозрел общество, собравшееся в Овальном кабинете девяносто третьего, «поднебесного» этажа правительственного корпуса, приютившего опекающий науку Малой Колонии департамент. Никого лишнего. Заинтересованные лица были представлены расплывшимся в милостивой улыбке господином С. Апостопулосом и нетерпеливо потирающей ладошки командой профессора Р. Мак-Аллистера в составе четырех очкастых светил науки и самого профессора — лысого, как колено, хищно осклабившегося руководителя программы «Мессенджер».
Двое ничем не примечательных господ из Контрразведки Колонии терпеливо коротали время в кабинете за дверью слева, еще двое их, по всему судя, единоутробных близнецов из Федерального управления расследований занимались тем же делом в чуть более комфортабельном кабинете за дверью справа. Непосредственно на месте действия благополучное протекание предстоящего священнодействия обеспечивали адвокат проклятого мафиози (иные категории к почтенному Спиро Апостопулосу в неофициальных разговорах обычно не применялись), сам Представитель и декан факультета междисциплинарных проблем — преподобный Д. Лакост. Подобно богу Саваофу на старинных картинках, над собравшимися, казалось, парил дородный и благообразный член директората «Гэлэкси иншуранс» мистер Строк. Присутствовали полдюжины репортеров с аппаратурой и без, двенадцать вполне дееспособных охранников и четверо хануриков с телевидения. Последние подзамешкались, но наконец приспели к самому началу церемонии. Публика попивала кофе из пластиковых стаканчиков, жевала сандвичи с филе болотного птицеяда — все было очень скромно и благопристойно. Сквозь панорамные окна открывался идиллический вид на раскинувшийся на холмах за излучиной реки Старый город. Над Гранд-Театрал уже полыхало холодное пламя голографических реклам, клоповник Нижнего города милостиво скрыла тьма. Видимые со всех концов Столицы часы немыслимо вульгарного Пугачевского центра показывали без четверти восемь. Пора было начинать.
— Господа! — провозгласил Представитель, обращаясь главным образом к прессе. — Мы сочли возможным пригласить вас на скромную, но полную значения церемонию, которая, будем надеяться, послужит примером для построения отношений между предпринимательскими кругами нашей Колонии и ее научной общественностью. Наше начинание будет реализовано под эгидой Первого Лица государства и планеты. К сожалению, известные всем обстоятельства политического характера не позволяют господину Президенту лично присутствовать в этом кабинете, и представляет его особу ваш покорный слуга…
Выдержав паузу, разбавленную вежливыми аплодисментами, Представитель Первого Лица передал слово уже изготовившемуся к выступлению адвокату почтенного господина Апостопулоса.
Тот поведал собравшимся давно навязшую в зубах всем в Колонии и довольно плачевную саму по себе историю Первой Археологической, вслед за чем, умело миновав сколь-либо путное упоминание о кровавой сумятице эпохи Изоляции, вдруг бодро перешел к лихому панегирику новейшим временам. После чего наконец раскрыл средствам массовой информации всем давным-давно известную тайну местонахождения пресловутого Дьяволова Камня. Хотя со времен предпоследней гражданской войны самая таинственная в ближайших трех обитаемых мирах драгоценность официально считалась утерянной и не появлялась на свет божий, сведущий народ знал, что здоровенный черный бриллиант, вправленный в платиновый перстень, украшает коллекцию именно Картавого Спиро. Каким образом он туда залетел, оставалось темой для упражнения фантазии любопытствующих лиц, равно как и происхождение состояния упомянутого джентльмена вообще. Не было на эти скользкие темы сказано ни слова и на этот раз. Собственно содержательная часть адвокатской речи сводилась к констатации того для всех приятного обстоятельства, что движимый исключительно помыслами о благе и приумножении наук в Малой Колонии господин Апостопулос временно передает для изучения в Отделе специальных исследований знаменитый реликт Изначальных Эпох, известный как Скрижаль Дурной Вести или Дьяволов Камень.
— Интересно, за какое место спецслужбы зацепили Картавого, что он стал таким добреньким? — пробурчал себе под нос Уолт Новиков из «Дейли эдвенчер», томившийся от безделья в репортерском ряду.
Столь же явно скучавший сбоку от него Перес из «Полицейской хроники», которому, собственно, и было адресовано бурчание, нимало не стесняясь присутствием дам, охотно пояснил за какое.
— А вообще-то заявленьице-то довольно двусмысленное… — добавил он, пожевав неразожженную по причине строгого на то запрета сигару. — Получается, что правительство признает права Картавого на Чертов Камушек. А ведь до всех тех заварушек вещь за президентской казной числилась…
Смахивающий на кривоносого Пиноккио адвокат господина Апостопулоса бросил взгляд в сторону утробно рокочущего репортерского ряда и закончил свою тираду кратким упоминанием о том, что непременным условием происходящей передачи Дьяволова Камня в руки ученой братии является применение исключительно неразрушающих методов анализа. Сами же исследования не должны были при всем этом занять более четырех месяцев, после чего до конца года пресловутая драгоценность будет выставлена в Национальной галерее, а затем — возвращена законному владельцу.
— Законному? — с величайшим удивлением пророкотал из-за плеча Новикова Перес, переправляя недожеванную сигару из одного угла рта в другой. Никакой реакции на реплику не последовало, и действо продолжалось своим чередом.
Безмерное великодушие Картавого Спиро подразумевало, разумеется, определенную компенсацию, ввиду чего до сведения почтенной публики было доведено, что демонстрация Камня в Национальной галерее будет платной, и по этой причине только состоятельная часть населения и гостей Малой Колонии…
Последовали сдержанные чертыханья в аудитории вообще и уж вовсе не сдержанные высказывания представителей прессы в частности.
— Впрочем, — вежливо перекосившись, сообщил господин адвокат, — для инвалидов, умственно неполноценных лиц и представителей средств массовой информации будут предусмотрены определенные часы, когда тариф…
Заключительные пассажи адвокатского красноречия утонули в легком гвалте, связанном с тем, что двое дюжих сотрудников охранной фирмы воздвигли на полированный пьедестал внушительный титановый кейс и приготовились, судя по всему, по знаку председательствующего явить его содержимое нетерпеливым взглядам собравшихся. Однако Представитель Президента, дождавшись полного успокоения не слишком многочисленной, но настырной аудитории, с улыбкой профессионального садиста предложил присутствующим представителям прессы перейти к вопросам. Потерявшие терпение операторы ТВ стали активно работать локтями, пробираясь ближе к предмету всеобщего интереса. В наступивших тишине и благолепии они напоминали тараканов, забравшихся в вазочку со взбитыми сливками.
— Не объяснит ли глубокоуважаемый господин Апостопулос, при каких обстоятельствах он сделался обладателем бесценной реликвии времен Первых Высадок? — опередив всех присутствующих, задал первый, совершенно естественный и чудовищно бестактный вопрос светский обозреватель «Голоса».
Только этот невероятно элегантный пижон мог, не поперхнувшись, выговорить кощунственную фразу, глядя в прикрытые драгоценными стеклами антикварных очков бесстрастные глаза Картавого Спиро. Ответить, впрочем, не замедлил адвокат оного.
— Имеются юридически достоверные свидетельства, — уверенным голосом стал вещать он, — наследственной принадлежности так называемого Дьяволова Камня старшей ветви рода новоодесских Апостопулосов, единственным дееспособным представителем которой является…
— Но ведь еще шесть лет назад таможня Парагеи чуть было не конфисковала Дьяволов Камень в багаже небезызвестного Желтого Лоу?! — с легкой хрипотцой в голосе осведомилась Энни Чанг из «Галактического бюллетеня». Как аккредитованному репортеру федеральной прессы, ей было в высшей степени наплевать на необходимость соблюдения такта в отношении здешних авторитетов.
— В задачу нашей с вами встречи никак не входит комментирование всевозможных слухов о чуть было не случившихся событиях, распространяемых по неофициальным каналам… — парировал неожиданное нападение господин адвокат.
— Вы считаете информационный бюллетень Интерпола неофициальным каналом распространения информации? — Аристократическая физиономия Энни изобразила такой сарказм, что только крайний непрофессионализм людей с ТВ позволил им обойти вниманием этот феномен мимики. — И надо ли вас понимать так, что уже тогда Камень являлся собственностью господина Апостопулоса?
— Я уже пояснил, что умопостроения по поводу различных высказываний чинов инопланетных правоохранительных служб вряд ли украсят нашу беседу и уж никак не относятся к ее теме. — Господин адвокат лихорадочно искал глазами в публике хоть кого-нибудь, кто помог бы ему перевести ход пресс-конференции в иное — не столь дурацкое и щекотливое — русло. Такой спаситель нашелся.
— Скажите, — воздел в воздух золоченый электрокарандаш Уолт, — как относится господин Апостопулос к легенде о магической силе Дьяволова Камня? Не страшно ли чувствовать себя обладателем такой зловещей реликвии?
Не то чтобы Новикову так уж хотелось вытягивать стряпчего Картавого Спиро из образовавшейся лужи — вовсе нет. Но ведь надо же было в конце концов снабдить читателей хоть несколькими строчками чего-то, не вызывающего непреодолимой зевоты. На пережевывании криминальной сущности упомянутого Спиро сделать это было решительно невозможно. Всем он осточертел хуже горькой редьки.
Глаза господина Апостопулоса оживились, наполнились огоньком интереса к проблеме.
— Уважаемый господин… э-э… Новикофф, — низким и натурально картавым баритоном начал он, жестом отстранив рванувшегося в бой верного подручного Фемиды и потратив секунд восемь на считывание фамилии вопрошающего с монитора, — я с большим интересом отношусь к легендам, связанным с фамильной драгоценностью нашей семьи, и могу считаться, — тут Картавый Спиро окинул рассевшуюся перед ним компанию жалких снобов орлиным взором, — лучшим специалистом по такого рода фольклору… Меня не страшат все эти леденящие кровь истории, хотя… — тут господин Апостопулос выдержал эффектную — в традициях классических театральных подмостков начала восемнадцатого века — паузу, — хотя я не назвал бы некоторые из них досужими выдумками…
— Значит, — встрял в его монолог какой-то магрибинец с Архипелага, — вы не отрицаете, что есть все-таки доля истины в…
— Есть, мой друг, есть… И немалая. Ну кто, к примеру, станет отрицать историю гибели экспедиции Ди Маури? Смерти Мураты? Или, если уж на то пошло, подлинность дневников адмирала Шайна? Между тем этот человек не был ни сумасшедшим, ни наркоманом…
— Но ведь это могло быть просто… э-э… формой разрешения его скрытых литературных амбиций… Проще говоря, не фантазировал ли часом почтенный адмирал на досуге? — неожиданно поддержала повернувшую в новое русло дискуссию Энни.
— В отличие от простых смертных, — господин Апостопулос вновь уподобился горному орлу, горделиво копошащемуся в своем гнезде, — я имею в своем распоряжении полный текст дневников Шайна. Не столь давно я получил возможность приобрести подлинник, — последовала всеобщая, преисполненная почти религиозного почтения пауза, — этого документа… И этой возможностью воспользовался. Да-да, — Картавый Спиро как бы свысока покивал пишущей братии, — я немного потратился на то, чтобы пополнить свою коллекцию… э-э… предметов, так или иначе связанных с этой реликвией нашей семьи… Так вот, адмирал Шайн литературными… х-хе… потугами не грешил. Наоборот… Наоборот, дорогие мои… Более двадцати лет подряд человек заносил в свой дневник странные и… э-э… страшные события своей жизни. Как правило, сухим, как это говорят… суконным языком… Дневник он скрывал от окружающих. Тщательно прятал. Скорее всего, даже собирался его уничтожить… Но вы знаете, какой оборот приняли дела… Нет, нет, дорогие мои, фантазером адмирал Шайн никак не был… На таких фантазиях иные — вы-то это, х-хе, хорошо знаете — неплохо могли бы и заработать… А адмиралу такая мысль и в голову не приходила. Потому что, когда что-нибудь написанное… э-э… измышлено, это всегда забавно, а вот когда то, что написано — правда, так это может быть очень даже страшно и постыдно…
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Фантастический боевик
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 25
Гостей: 25
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2016