Четверг, 08.12.2016, 05:04
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Фантастический боевик

Андрей Ерпылев / Америка off…
10.09.2014, 22:48
— Заходит как-то Петька к Василию Ивановичу…
— Who?.. Кто есть этот Василий Ивановишш?
Константин с досадой махнул рукой, чего в невесомости, конечно, делать никак не следовало, и тут же перевернулся на сто восемьдесят градусов, то есть вниз головой. От дальнейших акробатических этюдов его спас собеседник, Джерри Ларкинс, астронавт НАСА, ловко перехватив кувыркающегося товарища за штанину.
— Спасибо…
— Не стоит благодарности, Костья… Так кто есть этот Василий Ивановишш?..
— Василий Иванович, Джерри, — вмешался в разговор невидимый из кают-компании Стас Старицкий, копавшийся в развороченном, словно в него только что угодил фугасный снаряд, приборе, — это наш национальный герой. Участник Гражданской войны. Погиб в одна тысяча девятьсот девятнадцатом году, а фамилия его — Чапаев.
— Bay! Но потшему вы рассказывай про него joke… Шутка?
— Анекдот, — утвердительно покивал Стас, предварительно «зафиксировавшись» на неподвижном основании.
— Но потшему?..
Костя задумался, запустив пятерню в свою роскошную шевелюру, здесь, в состоянии невесомости, вечно стоявшую дыбом. Из своего перевернутого положения в привычное он возвращаться, судя по всему, не собирался. Хотя кому привычное, а кому и нет: кто может поручиться, что как раз сейчас именно он не занимал правильное?
— Это наш национальный обычай, Джерри, — снова пришел на выручку товарищу Стас, на секунду выставив из-за нагромождения серебристых корпусов смеющуюся физиономию.
В отличие от соотечественника, он был пострижен очень коротко, что в сочетании с на редкость грубо вылепленным лицом чаще всего заставляло любого собеседника усомниться в его двух высших образованиях и кандидатской степени. Атлетическое сложение и заскорузлые ладони молотобойца интеллигентности командиру двенадцатой экспедиции на МКС  отнюдь не добавляли. Равно как и низкий, хриплый и грубый голос, подходящий скорее какому-нибудь геологу или моряку, чем космонавту. И тем не менее Станислав Валентинович Старицкий был именно космонавтом, дважды Героем России (первый раз еще СССР), совершавшим сегодня, 4 июля 200… года, свой четвертый орбитальный полет. Да, да, 4 июля, День независимости США, который по традиции, благо, что на борту станции всегда присутствовал американский гражданин, решено было отметить вечером небольшим банкетом (конечно же без спиртного… разве что самую чуточку), и теперь все пребывали в сладостном предвкушении.
Всего экипаж огромной конструкции, несшейся по орбите над сине-бело-пестрым шаром, состоял из трех человек: самого командира Старицкого, совершавшего свой второй полет космонавта-исследователя Константина Валежникова и астронавта НАСА, Джереми Т. Ларкинса, полковника ВВС США и рекордсмена по полетам среди экипажа станции — он побывал в космосе уже пять раз.
Несмотря на возраст и космический стаж, старожилом орбиты он, увы, не являлся, а по сравнению со своими русскими коллегами, чей суммарный налет составлял без малого тысячу дней (шестьсот тридцать восемь дней у Старицкого и двести восемьдесят восемь у Валежникова), вообще чувствовал себя едва ли не новичком, так как за все предыдущие полеты провел в космосе меньше, чем за этот, — всего семьдесят шесть суток. Что делать, если до сего момента ему доверяли всего лишь выводить на орбиту многотонные махины «шаттлов»!
Покровительственное отношение двадцатидевятилетнего Костика, годившегося ему в сыновья, старого вояку (осенью Джерри стукнет пятьдесят четыре года, и, вероятно, это его последний вояж за пределы атмосферы) совершенно не раздражало. Парень он был дельный, специалист хороший, в чем не раз была возможность убедиться, а что до подначек… Ларкинс усмехнулся, вспоминая себя в его годы…
— Так что там с твоим Тшапаевым, Костья?
Валежников оживился:
— Значит, заходит как-то Петька к Василию Ивановичу, а у того в комнате огромный пульт, весь в разноцветных кнопках и лампочках, навороченный такой…
— Стоп, Костья! — снова перебил Валежникова Джерри, озадаченно морща лоб. — По-моему, Стас говорил, что это было в девятнадцатом году прошлого века. Откуда же board?.. то есть пульт.
— Ну, анекдот это, анекдот! — Константин в сердцах снова едва не хлопнул себя ладонью по ляжке, но вовремя сдержался. — У вас ведь в мультфильмах тоже Микки-Маус летает. А разве мышь летает? Я обычную имею в виду, домашнюю, а не летучую…
— О-у… Ладно. Дальше.
— Ну и спрашивает Василия Ивановича, чего, мол, тот делает. А тот: «Да вот, пульт управления стратегическими ядерными ракетами, а я дежурю…»
Ларкинс снова открыл было рот для уточняющего вопроса, но под бешеным взглядом Константина захлопнул. Валежников облегченно продолжил:
— Петька спрашивает: «А мне можно тоже немножко подежурить?» Василий Иванович подумал-подумал и разрешил. «Подежурь, — говорит, — маленько, пока я посс…»
— Константин Павлович! — подал голос Старицкий, и Костя тут же поправился:
— «В туалет, — говорит, — схожу на пять минут, а ты посиди. Только на красную кнопку не нажимай…» И показывает огромную такую кнопку, размером с тарелку. Ну, Петька рад стараться, забрался в кресло, сидит, на экраны смотрит, тумблерами разными щелкает… Сидит-сидит и скучно ему стало. «Дай, — думает, — нажму кнопку, Чапаев-то, может быть, и не узнает…» Сказано — сделано. Только нажал, как лампы замигали, сирены завыли, и вбегает Василий Иванович без шта…
— Костя!
— Ну не совсем одетый, — поправился Валежников. — «Петька! — кричит. — Хватай ластик, бежим Америку с карты стирать!..»
И первым заржал, сотрясаясь в воздухе, будто огромный комок желе.
Ларкинс криво усмехнулся и поплыл мимо колыхающегося шутника к иллюминатору. Старицкий снова высунулся из-за своего прибора и, выразительно глядя на товарища, молча повертел пальцем у виска, а Костя в ответ пожал плечами, плавно опускаясь вниз. Пока шла эта пантомима, Джерри успел устроиться у одного из «окошек», как на станции попросту называли иллюминаторы, и сдвинуть светофильтр, в котором пока не было необходимости: солнце находилось с другой стороны станции.
— Джерри… — Шутник подплыл к американцу и нерешительно тронул его за рукав: — Ты что, обиделся? Я не хотел…
— Что ты, Костья! — Астронавт повернул к товарищу лицо, действительно совершенно спокойное. — Я совсем, ни чутошшки, не обиделся. У нас, я помню, лет двадцать назад ходили такие же jokes… шутки про вас. Только там Россию стирал с карты ковбой Ронни Рейган. Слава богу, что все это осталось шуткой…
— А что ты там высматриваешь? — Валежников решил сменить довольно скользкую тему и, вытянув шею, попытался взглянуть через массивное плечо Ларкинса сквозь толстый стеклянный диск.
— Сейчас должен показаться Сиэтл, — немного посторонился грузный американец, освобождая место еще одному зрителю. — Представляю, как все сегодня веселятся на земле. Day of Independence!.. День независимости, — тут же перевел он, хотя оба русских отлично знали английский.
— Над Пасификой облачности почти нет, — продолжал он минуту спустя, — может быть, я увижу родной Денвер…
— Увидишь, конечно, — заверил его Костя, который был рад, что его не совсем удачная шутка забыта. — По прогнозу там сегодня солнечно. Как думаешь: тучи ради праздника у вас тоже разгоняют, — все же не удержался он от колкости, — или только у нас в Москве?
— Вряд ли, — совершенно серьезно ответил Джереми, не распознав подвоха, — это очень дорого… Налогоплательщики будут недовольны.
Валежников открыл было рот, чтобы продолжить, но так и остался с разинутым.
— Ты видишь то же, что и я?.. — наконец, смог он выдавить из себя, не в силах оторвать взгляда от медленно проплывающей под ними поверхности планеты.
Ларкинс вместо ответа ощупью нашел локоть, обтянутый темно-синим эластиком, и крепко сжал его…
— Чего замолчали? — встревоженный затянувшейся паузой, Старицкий оставил, наконец, свой электронный хлам и присоединился к своим окаменевшим товарищам. — Салют, что ли, увидели?..
В следующий момент он тоже превратился в соляной столб…
И было с чего.
Вместо громады Северо-Американского материка, обычно видимого лишь частично, внизу расстилалось что-то невообразимое: верхнюю часть иллюминатора занимала отлично узнаваемая южная оконечность Аляски с протянувшейся грядой Алеутских островов, которой здесь по определению не могло быть — виток пролегал значительно юго-восточнее, но главным было даже не это…
Сразу под архипелагом Александра торчал какой-то узкий полуостров, смахивающий на аппендикс, а вместо Северо-Западной Канады на глади океана раскинулся архипелаг крупных заснеженных островов с изрезанной береговой линией, прикрытый с севера облачностью. За «аппендиксом» промелькнул треугольной формы бурый перешеек, далее обширный подковообразный залив, и снова засинело море.
— My God! What happened with the United States ?.. — прохрипел астронавт, не замечая, что крепко, до синяка сжимает руку страдальчески сморщившегося от боли Кости. — Accident ?..
Туманный архипелаг сменился проливом, прикрытым реденькой облачностью, и в поле зрения белоснежным китом вполз огромный перекошенный треугольник хорошо знакомых очертаний.
— Это же… Это же Гренландия!.. Где Канада? Где США?!..
  -------------
  "Скачайте книгу в нужном формате и читайте дальше"
Категория: Фантастический боевик
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 18
Гостей: 18
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2016