Вторник, 06.12.2016, 22:53
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Terra » БИБЛИОТЕКА ПРИКЛЮЧЕНИЙ

Эдгар Райс Берроуз / Тарзан из племени обезьян
16.03.2016, 19:09
Трагедия в море
Эту историю я услышал от одного приятеля.
Он начал рассказывать ее после третьего бокала спиртного, а поняв, что я не верю ни единому его слову, закусил удила и назло мне довел повествование до конца. Больше того — задетый за живое моим скептицизмом, он вытащил какую-то засаленную рукопись с пожелтевшими листами и кипу старых отчетов Британского Министерства Колоний и предъявил их как доказательство своей правдивости.
Это слегка поколебало мое недоверие. Ознакомившись же с рукописью и отчетами, которые и впрямь полностью подтверждали рассказ моего товарища, я не только уверовал в истинность этой невероятной истории, но и предпринял кое-какие дополнительные расследования ее обстоятельств… И теперь предлагаю вашему вниманию результаты моих трудов, изменив лишь имена действующих лиц.
Хочу повторить: все, о чем вы сейчас прочтете, тщательно проверено мною лично. Если же моя повесть тем не менее не внушит вам доверия, вы все равно не пожалеете о затраченном времени, ибо трудно найти более причудливую и захватывающую историю!
Итак, из дневника английского офицера, которого я назову Джоном Клейтоном, лордом Грейстоком, а также из отчетов Министерства Колоний можно узнать, что молодого аристократа послали в одну из британских западноафриканских колоний с поручением весьма деликатного свойства.
Дело в том, что некая европейская держава, пользуясь наивностью и простодушием тамошних жителей, стала вербовать их в свою колониальную армию, которая отнимала каучук и слоновую кость у дикарей, обитающих в джунглях по берегам Арувими и Конго.
Несчастные негры жаловались, что вербовщики соблазняли их молодежь щедрыми посулами, но очень немногие из покинувших родные деревни чернокожих юношей возвратились назад.
Белые жители колонии подтвердили жалобы туземцев, а миссионеры-англичане, в свою очередь, неоднократно писали, что рекруты, завербованные иностранной державой, в действительности становились не солдатами, а рабами. Пользуясь невежеством негров, офицеры зачастую не отпускали их на родину по даже истечении срока службы, заставляло самой смерти трудиться на каучуковых плантациях.
Ввиду таких тревожных известий Министерство Колоний и командировало в Африку Джона Клейтона, поручив ему собрать факты о жестоком обращении офицеров дружественной европейской державы с чернокожими британскими подданными.
Однако нет особой необходимости подробно распространяться о том, зачем и куда был послан Джон Клейтон, так как ему не только не удалось выполнить поручение министерства, но даже и добраться до места своего назначения. Как вы сейчас убедитесь, в этом не было его вины.
Клейтон относился к тем англичанам, которые сделали Великобританию поистине великой державой, прославив ее бесчисленными подвигами как на море, так и на суше. То был человек, сильный и душою и телом, человек, наделенный множеством достоинств… А среди его немногих недостатков (у кого их нет?) главным, пожалуй, являлось честолюбие.
Отпрыск древнего аристократического рода, он хотел сделать политическую карьеру и ради этого перевелся из офицеров в чиновники Министерства Колоний.
Когда Джон Клейтон узнал о важном задании, которое поручает ему Министерство, он был одновременно и польщен, и обеспокоен. Ему было приятно, что его многолетняя служба в армии оценена по заслугам и что его считают достойным столь сложного дипломатического поручения, которое открывает широкие горизонты для дальнейшей карьеры. Но ехать в Африку именно сейчас ему не хотелось: всего три месяца назад он женился на красавице Элис Рутерфорд. И теперь ему предстояло решить сложнейшую дилемму: расстаться надолго с молодой женой или взять ее с собой в тропическую глушь, где опасности подстерегают человека на каждом шагу?
Трудный вопрос разрешила за мужа сама леди Элис. Она и слышать не захотела о том, чтобы Клейтон оставил ее в Англии, и уж тем более отказался ради нее от важного дипломатического поручения! Нет, Джон непременно должен ехать, а она отправится в Африку вместе с ним.
Конечно, у юной четы были матери, братья, сестры, тетки, кузены и кузины, каждый из которых красноречиво выражал свое мнение по этому поводу; но безрассудство молодых супругов одержало верх, и в одно прекрасное майское утро 18.. года лорд Грейсток и леди Элис выехали из Дувра.
Через месяц они прибыли во Фритаун, где зафрахтовали небольшую шхуну «Фувальда», которая должна была доставить их к месту назначения.
Вот и все, что было известно до недавнего времени о пути следования лорда Джона Грейстока и его супруги леди Элис. «Фувальда» сгинула, не добравшись до Африки, а вместе с ней бесследно исчезли пассажиры и вся команда.
Два месяца кряду около полудюжины британских военных судов тщетно рыскали в водах Южного Атлантического океана, пытаясь отыскать хоть какой-нибудь след пропавших путешественников. Наконец у берегов острова св. Елены эскадре удалось найти обломки какого-то разбитого судна, и все тотчас уверовали, что это останки «Фувальды». Значит, шхуна утонула вместе со всеми бывшими на борту людьми, и дальнейшие поиски бесполезны. Придя к такому выводу, министерство прекратило расследование, хотя многие любящие сердца еще надеялись и ждали.
А теперь я ознакомлю вас с результатами своих собственных исследований.
Трехмачтовая шхуна «Фувальда» была самым заурядным кораблем из курсирующих между Великобританией и Африкой торговых судов: тысячи таких суденышек шныряют вдоль всего африканского побережья. Их команда обычно состоит из отчаянных головорезов и беглых каторжников, представляющих собой пеструю смесь всех народов и племен, и управляться с такими матросами под силу лишь таким же свирепым полудикарям.
«Фувальда» не была исключением из правил: на судне властвовала плетка-девятихвостка и процветал мордобой. Матросы ненавидели корабельное начальство, а начальство ненавидело экипаж. Капитан был опытный морской волк, имевший за плечами множество плаваний, но со своими подчиненными обращался, как зверь. В разговоре с моряками он знал только два аргумента: плеть или револьвер. Справедливости ради стоит сказать, что на этот разноплеменный сброд вряд ли произвели бы впечатление более мягкие доводы.
Вскоре после того, как судно отчалило из Фритауна, лорду Грейстоку и леди Элис довелось быть свидетелями таких отвратительных сцен, какие они издавна привыкли считать досужими выдумками беллетристов.
Как ни странно, но то, что произошло на палубе «Фувальды» на третий день пути, явилось первым звеном в той цепи удивительных событий, о которой я хочу рассказать. Поэтому остановлюсь на этом происшествии поподробпее.
Итак, два матроса драили палубу, а капитан стоял неподалеку и разговаривал о чем-то с лордом Клейтоном и его юной супругой.
Все трое стояли спиной к матросам, поэтому не видели, как те придвигались к ним все ближе и ближе. Наконец капитан, окончив разговор с пассажирами, сделал шаг назад, чтобы уйти, но наткнулся на щуплого рыжеволосого моряка, стоявшего за его спиной, упал и растянулся на мокрой палубе. Мало того — падая, капитан зацепил ногой ведро, оно опрокинулось и окатило его грязной водой.
На минуту эта сцена показалась зрителям забавной, но только на минуту.
Красный от унижения и ярости капитан вскочил, осыпая несчастного матроса бешеными ругательствами, и нанес ему страшный удар кулаком в челюсть. Бедняга рухнул на палубу и остался лежать без движения.
Лорд и леди Грейсток еще не успели вмешаться, как к ним подскочил второй моряк — широкоплечий детина, здоровенный, как медведь, с черными усами и толстой шеей. Увидев, что его товарищ упал, он зарычал, как собака, бросился на капитана и одним ударом кулака повалил его на мокрую палубу.
Капитан упал с красным лицом, а вскочил с темно-багровым.
Бунт! Мятеж!
Что ж, усмирять мятежи было ему не в диковинку. В мгновение ока капитан выхватил револьвер и хотел выстрелить в своего могучего врага, но Джон Клейтон оказался проворнее: он ударил по сверкнувшему на солнце оружию, и пуля угодила матросу не в сердце, а гораздо ниже — под колено.
Потом лорд Грейсток отобрал у капитана револьвер и заявил, что не допустит такого зверского обращения с командой, а убийство безоружного человека и вовсе считает возмутительным. За такое преступление по справедливости полагается королевский суд!
Капитан, все еще дрожащий от бешенства, явно хотел ответить на слова Клейтона новым залпом ругательств, но совладал с собой и с невнятным рычаньем ретировался на корму.
Этот человек обладал достаточной практической сметкой, чтобы понимать, как опасно раздражать британского чиновника, ибо могучая рука королевы в два счета может направить на него грозное неотвратимое орудие кары — вездесущий английский флот.
Матросы тем временем встали с палубы: рыжеволосый, оправившийся от удара капитанского кулака, помог раненому товарищу подняться, и оба неуклюже выразили лорду Грейстоку свою благодарность. Широкоплечий великан, который среди матросов был известен под кличкой Черный Майкл, казалось, сам застеснялся непривычных для него теплых слов, резко оборвал свою краткую речь и, прихрамывая, зашагал по направлению к кубрику.
Несколько дней после этого инцидента Клейтон и его жена не видели Черного Майкла и не разговаривали с капитаном. Смертельно разобиженный владыка судна больше не подходил к своим пассажирам, а когда ему все же необходимо было им что-то сказать, только сердито и отрывисто буркал.
Хотя молодые супруги по-прежнему завтракали и обедали в кают-компании, хозяин «Фувальды» теперь не являлся к столу, всякий раз ссылаясь на неотложное дело.
Помощники капитана тоже не баловали пассажиров своим обществом. Все они, как на подбор, были неграмотными бесшабашными головорезами, вполне подстать тому темному сброду, которым командовали. Вполне понятно, что люди такого толка чувствовали себя не в своей тарелке рядом с прекрасно воспитанными аристократами и избегали встреч с ними.
Таким образом, супруги Клейтоны оказались на «Фувальде» в одиночестве, и были этому даже рады, вполне довольствуясь обществом друг друга.
Но изоляция, в которой они очутились, сделала их совершенно неподготовленными к той кровавой трагедии, которая разыгралась на судне несколько дней спустя.
Если бы лорд Клейтон и леди Элис продолжали беседовать с капитаном, они, несомненно, поняли бы, что надвигается катастрофа. Но даже наблюдая жизнь на корабле со стороны, Грейсток и его жена интуитивно чувствовали, что в маленьком мирке «Фувальды» что-то разладилось и грозит великой бедой. Да, они оба ощущали это, но не говорили друг другу ни слова: он — чтобы не пугать молодую женщину, она — чтобы муж не заподозрил ее в позорной трусости.
На другой день после того, как пуля капитана прострелила ногу Черному Майклу, Клейтон, выйдя на палубу, увидел, как четыре матроса с угрюмыми лицами несут завернутое в парусину бездыханное тело, а сзади шествует старший помощник, держа в руке тяжелую плетку.
Все расспросы пассажира ни к чему не привели: рыжий моряк, чье ведро стало причиной капитанского позора, свалился с реи и сломал себе спину — и все тут!
Клейтон предпочел не вникать в темное дело, но на следующий день, увидев на горизонте очертания британского военного судна, потребовал, чтобы капитан немедленно просигналил ему. Лорду Грейстоку было ясно, что при той обстановке, которая царит на «Фувальде», его экспедиция может окончиться весьма плачевно.
Около полудня они подошли к военному судну так близко, что могли бы вступить с ним в переговоры; но, почти уже решившись объявить капитану о своем желании покинуть «Фувальду», Клейтон внезапно передумал.
Вдруг все его страхи — вздор и он только выставит себя на посмешище? В самом деле, какие у него основания просить командующего военным кораблем офицера изменить свой курс и вернуться туда, откуда он только что прибыл? А если он, чиновник Британского Министерства Колоний, заявит, что не желает остаться на борту своего корабля, так как его капитан сурово наказал двух нарушивших дисциплину матросов, такое объяснение наверняка покажется офицерам военного судна до смешного нелепым. Да и все моряки втихомолку позабавятся над чувствительным лордом, и, пожалуй, сочтут его трусом!
Самолюбие и гордость одержали верх: Джон Клейтон, лорд Грейсток, не стал просить, чтобы его доставили на военный корабль. Но уже к вечеру, когда трубы броненосца скрылись за далеким горизонтом, он горько раскаялся в своем амбициозном эгоизме, так как на «Фувальде» разыгрались ужасные события.
Часа в два или три пополудни, когда супруги вышли на палубу, один матрос, приблизившись к ним, еле слышно пробормотал:
— Будет ему нахлобучка… Попомните мои слова: старому мерзавцу скоро припомнятся все его делишки…
— О ком вы говорите? — осведомился Клейтон.
— А вы что, сами не видите, какая тут заваривается каша? Этот сатана-капитан и его подонки-подручные всех нас решили загнать на тот свет… Вчера искалечили двоих, сегодня еще одного… Но Черный Майкл опять на ногах — и скоро он покажет, как измываться над матросами! Уж он-то сдерет вонючие шкуры этих мерзавцев, клянусь громом!
— Вы хотите сказать, что команда корабля затевает мятеж?!
Матрос попятился, но тут же взглянул на лорда упрямо и злобно.
— Какой еще там мятеж! — фыркнул он. — Не мятеж, а убийство! Уж мы его отправим в преисподнюю вслед за рыжим Джонни, да и его прихвостней туда же!
— Когда?
— Скоро, будьте уверены! Но больше я ничего не скажу, я и так слишком тут разболтался. Но… Вы вступились за Черного Майкла, да и прежде перечили капитану, потому я вас и предупредил. Держите язык за зубами, а когда услышите выстрелы, ступайте со своей женушкой в трюм и не показывайте на палубу носа, не то как бы с вами чего не случилось, ясно?
И матрос нырнул в кубрик, не дав своему собеседнику времени, чтобы ответить.
Клейтон и леди Элис переглянулись. Оба были бледны, но спокойны.
— Да, недурные развлечения нас с тобой ожидают! — протянул Клейтон. — Уж лучше бы я решился пересесть на военное судно!
— Забудь об этом судне, дорогой! — воскликнула женщина. — Лучше скажи, что нам теперь делать? Наверное, ты должен немедленно предупредить капитана, может, ему удастся предотвратить катастрофу…
— Будь я один, я бы так и поступил. Но ведь мне только что ясно дали понять — чтобы сохранить твою жизнь, я должен держать язык за зубами. Что бы ни случилось на судне, матросы вряд ли нас тронут, они помнят, как я заступился за рыжего матроса и за Черного Майкла. Но если я сообщу капитану о назревающих событиях и об этом станет известно… Вот тогда пощады не жди!
— Джон, милый, — живо возразила леди Элис, — но если ты не предупредишь капитана о готовящемся мятеже, ты тем самым станешь соучастником злодеев, которые наверняка не остановятся и перед убийством!
— Будь я один… — в мучительном раздумьи повторил Клейтон. — Но я должен заботиться о тебе! Мерзавец-капитан сам заслужил за свою жесткость суровую кару; неужели я стану рисковать твоей жизнью ради спасения этого зверя? С другой стороны, риск может быть не меньшим и даже большим, если «Фувальда» окажется во власти головорезов и разбойников!
Леди Элис мягко положила руку на рукав мужа.
— Долг есть долг, — тихо сказала она, — и я уверена, что ты уже знаешь, как поступить. Прошу только об одном: когда начнешь действовать, не думай обо мне! Я была бы недостойна тебя, если бы из-за меня ты хоть раз изменил своему долгу. Лучше самая ужасная беда, чем позор!
— Что ж, будь по-твоему, Элис! — с улыбкой кивнул Джон Клейтон. — Но, может, мы тревожимся понапрасну? Конечно, обстановка на корабле не такая, какую хотелось бы видеть во время нашего свадебного путешествия, но вполне вероятно, что тот матрос сильно сгустил краски. Капитана ненавидит вся команда, и наверняка экипаж все свободное время предается мечтам о мести. Вот эти бесплодные фантазии, возможно, и сообщил нам под видом реальных фактов наш приятель из кубрика! Ему хочется насолить начальству, и он сочиняет, будто расплата близка… А вообще мятежи на кораблях давно уже вышли из моды! Хорошо-хорошо, не волнуйся, я пойду к капитану и расскажу обо всем, что слышал! Хотя, по правде говоря, мне не очень-то хочется разговаривать с этим животным.
И лорд Грейсток с самым беззаботным видом направился к каюте капитана.
— Войдите! — в ответ на стук раздалось изнутри сердитое рычанье.
Клейтон вошел в каюту, закрыл за собой дверь, и на него тут же обрушился новый рявк:
— Ну, какого черта вам от меня надо?!
— Пришел сообщить, что ваши люди затевают мятеж и убийство.
— Ложь! — взревел старый моряк. — Как у вас хватает нахальства лезть не в свое дело и подрывать дисциплину на корабле?! Если вы еще раз отмочите подобную шуточку, лорд Как-Вас-Там, я не поручусь за последствия! Дьявол меня раздери! Вы что же, думаете, я буду покорно сносить нахальство всяких титулованных недоносков?! Мне плевать на ваши титулы, слышите?! Я — капитан корабля! Я здесь хозяин, король и бог и никому не позволю совать нос в мои дела!!
Клейтон понял, что его собеседник слишком пьян, чтобы прислушаться к доводам разума. К концу своей яростной речи капитан совсем перестал владеть собой и орал все громче и громче, колотя кулаками по столу, по которому перекатывались пустые бутылки.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: БИБЛИОТЕКА ПРИКЛЮЧЕНИЙ
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 37
Гостей: 35
Пользователей: 2
Redrik, dino123al

 
Copyright Redrik © 2016