Суббота, 03.12.2016, 12:37
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Terra » БИБЛИОТЕКА ПРИКЛЮЧЕНИЙ

Владимир Малик / Шёлковый шнурок
05.02.2016, 21:05
Великий визирь Асан Мустафа Кепрюлю, или Кара-Мустафа, как называла его вся Турция, стоял перед большим, в позолоченной раме, зеркалом венецианской работы. В нем он видел сухощавого, среднего роста мужчину в белой, как и положено великому визирю, одежде и такой же белоснежной чалме, украшенной большим самоцветом и серебряным челенком.
Приблизившись к зеркалу почти вплотную, он начал внимательно рассматривать своё лицо.
Оно было тёмным, продолговатым, с хрящеватым — не тюркским, а греческим — носом, ибо предки Кепрюлю были греками и, подобно многим, отуречились после завоевания Константинополя османами. Две глубокие морщины пролегали от крыльев носа и резко очерчивали плотно сжатые губы. Эти морщины придавали лицу особую суровость. На груди лежала чёрная, с проблесками седины борода. А из-под крутых бровей смотрели пытливые чёрные глаза, проницательного взгляда которых не выдерживал никто, даже сам султан Магомет.
Вспомнив султана, великий визирь криво улыбнулся.
Ребёнок! Взрослый ребёнок, волей судьбы поставленный управлять гигантской империей! Ему бы веселиться, развлекаться с одалисками, в султанском гареме их более полутысячи. Или — охотиться… Охота — его стихия и самая большая страсть. Ради неё султан, не задумываясь, бросает государственные дела, войско, гарем и мчится в дикие чащи Родопских гор погоняться за вепрями, косулями, зайцами или лисами. Не зря же он и прозвище получил — Авджи, то есть Охотник…
Кара-Мустафа вновь улыбнулся. На этот раз печально. Ведь ему, истинному правителю Османской империи, приходится гнуть спину перед этим ничтожеством, этим лёнтяем, корчащим из себя великого завоевателя и мечтающим о лаврах Александра Македонского… А кто вознёс его на такую невероятную высоту? Род Кепрюлю, вот уже тридцать лет бессменно дающий Турции великих визирей! Могущественнейший род не только империи, но, пожалуй, и всего мира. Из этого рода вышел и он, Асан Мустафа Кепрюлю! Это его род привёл к власти Магомета IV, которого давно бы сгноили в Семибашенном замке его братья, куда более достойные претенденты на престол… Ничтожество! Но попробуй лишь пальцем шевельнуть вопреки его воле! Лишишься не только сана великого визиря, но и головы…
Ну нет! Рано или поздно наступит время, когда он, Асан Мустафа, не будет склоняться ни перед кем, ибо сам станет правителем, султаном или императором Великой империи! Она будет создана на руинах Австрии, Венеции, Польши и немецких княжеств. Уже готовится громадное войско, перед которым падут, как трава на морозе, объединённые силы врагов Порты. Во главе войска он пройдёт вдоль Дуная, станет грозой и бичом пророка для проклятых гяуров! На их землях он насадит ислам, пол-Европы обратит в мусульманство, а Вену, прекрасную столицу эрцгерцога Австрии и императора Священной Римской империи Леопольда, сделает своим главным городом!
Все складывается как нельзя лучше. С царём московским Фёдором, слава аллаху, подписано перемирие. Значит, на севере руки развязаны. Император Леопольд, подстрекаемый иезуитами, затопил кровью Западную Венгрию в беспощадной борьбе с повстанцами. Использовав это, турки сумели переманить на свою сторону молодого графа Имре Текели, ставшего вождём венгров. Чтобы помочь османам в войне против Австрии, Текели поведёт за собой многие тысячи опытных воинов. Когда же он свершит это дело и станет ненужным, его надо устранить, а Венгрию, этот благодатный край на Дунае, он, Асан Мустафа, сделает пашалыком вновь созданной империи, её житницей.
Лазутчики доносят, что Леопольд засылает тайных послов к королю Франции Людовику XIV, надеясь после многих лет неприязни, вражды и войн склонить его к дружбе или хотя бы к нейтралитету. Напрасные усилия! Великий визирь получил заверения Людовика в том, что Франция никогда не пойдёт на сговор с Австрией, своей давнишней соперницей на континенте. Более того, через королеву Ляхистана Марию-Казимиру, дочь обнищавшего французского маркиза капитана д'Аркена, Людовик потребовал от Яна Собеского сохранения мира с Турцией и поддержки венгров против Австрии… Ян Собеский, давний враг Порты, пока что колеблется… Пусть колеблется! Для этого у него есть основания: он не имеет ни войска, ни денег…
Великий визирь погрузился в раздумья. В них чудовищно переплетались действительность с домыслами, трезвые рассуждения опытного государственного мужа и воина с иллюзорными юношескими мечтами.
Глядя в зеркало, он уже не замечал морщин на своём лице и мешков под глазами, появившихся в последнее время, а видел себя молодым и могучим императором безграничной империи, что будет простираться от берегов Дуная у Железных Ворот до прозрачного Рейна, а может, и далее. То, чего не удалось сделать на севере, он осуществит на западе.
Пожалуй, это к лучшему?
Вместо полупустынных украинских степей, раскинувшихся по берегам многоводной реки Озу, которую гяуры называют Днепром, к его ногам лягут густонаселённые, богатые провинции страны Золотого Яблока. Его конь высечёт своими подковами искры на каменистых берегах Сумеречного океана, о котором мечтали и Аттила, и Чингисхан, и узкоглазый, женоподобный толстяк Батухан… Его рука пронесёт зеленое знамя пророка до самого края земли!
Да, все это будет! Все это он свершит. Но позднее. В будущем. А сейчас…
Кара-Мустафа усмехнулся и подмигнул, как мальчишка, отражению в зеркале. Потёр пальцами морщину между бровями и подмигнул ещё раз.
А сейчас он отправится в левое крыло своего огромного дворца, пройдёт тайным ходом в башню и заглянет в комнату, где по его приказу вот уже который месяц держат «цветок рая», девушку-пленницу, чья необычайная красота нарушила покой первого сановника империи.
Он оставил кабинет, миновал зал приёмов, полутёмной прохладной галереей дошёл до сторожевой башни, примыкающей ко дворцу и сообщающейся с ним незаметной для постороннего глаза дверью.
Охраны здесь не было.
Кара-Мустафа отодвинул лёгкий декоративный шкаф, без усилий отворил массивную дубовую дверь — её петли были всегда хорошо смазаны. Переступив порог, остановился в просторной нише.
Густой сумрак был вокруг. Но он не обращал на это внимания — уверенно протянув руку вперёд, нащупал на стене картину в раме, снял её.
В нише стало чуть светлее: за картиной было скрыто небольшое оконце, пропускавшее немного тусклого света.
Осторожно поставив картину на пол, Кара-Мустафа приблизил лицо к стеклу.
Его взору открылась большая круглая комната, обставленная с исключительной даже для дворца визиря роскошью. Стены задрапированы пёстрым шёлком и коврами. Слева от двери — высокое зеркало, справа — шкаф с бронзовыми ручками. Посредине, в ажурной мраморной чаше, плясали прозрачные струи маленького фонтанчика, а над ним раскинула ветви нежно-зелёная пальма. По другую сторону фонтана стояла широкая, застеленная тяжелым персидским ковром тахта. На ней лежала девушка. Возле тахты, на полу, сидела пожилая женщина.
Только решётка в проёме окна резко диссонировала со сказочным убранством комнаты.
Полюбовавшись красотой девушки, Кара-Мустафа тихонько вздохнул, повесил картину на место.
В последние дни у него появилась привычка, даже потребность — хотя бы несколько минут понаблюдать за пленницей. И как он ни был занят государственными делами, он каждый день находил время побывать здесь, у этого оконца.
Вот и сегодня — джумеат, святая пятница. Еэр халифа, торжественный султанский намаз. И ему, великому визирю, вместе с другими высшими сановниками империи нужно через час сопровождать падишаха к мечетям Сулеймание и Ая София. А он не мог не заглянуть сюда, не мог не увидеть прекрасное лицо, чудесные косы и нежные округлые плечи молодой красавицы.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: БИБЛИОТЕКА ПРИКЛЮЧЕНИЙ
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 26
Гостей: 25
Пользователей: 1
Redrik

 
Copyright Redrik © 2016