Вторник, 06.12.2016, 11:08
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Terra » БИБЛИОТЕКА ПРИКЛЮЧЕНИЙ

Георгий Тушкан / Черный смерч
27.07.2016, 20:44
Среди широко известных премий: Моргана, Нобеля, Рокфеллера, Мак-Манти, Карнеджи и других, присуждаемых в капиталистических странах за выдающиеся открытия, — учреждение генеральной премии Мак-Манти сразу привлекло к себе всеобщее внимание:
«Генеральная премия Мак-Манти в 200 000 долларов присуждается тому, чьи изобретения или открытия способствуют умножению или сохранению сокровищ Солнца. Для получения 200 000 долларов лауреат должен на практике подтвердить реальность своего изобретения личной работой в академии Мак-Манти».
Это краткое сообщение, появившееся в американской прессе, вызвало шум и явилось материалом для самых различных толков и догадок в газетах многих стран. Не изменил ли американский миллиардер Мак-Манти, один из самых могущественных финансовых олигархов, своего курса на войну с Советским Союзом?
Что же понимать под сокровищами Солнца? Одни утверждали, что речь идет о добыче небулия. Спектральные линии небулия, этого таинственного вещества туманностей, уже давно открытые астрономами, неизменно сопровождали вспышки новых звезд, этих атомных бомб вселенной.
«Не гелий, а небулий стоит у врат сокровищ атома», — пестрели заголовки газет.
Некоторые убеждали, что умножение сокровищ Солнца не что иное, как добывание золота циклотроном из свинца. «Золото алхимиков» — так была озаглавлена одна из статей. Биржа сразу ответила на это падением цен на золото.
Наконец, намекали на изобретение, позволяющее превращать солнечный свет в вещество, особые свойства которого являются драгоценными. Называли многие известные имена возможных кандидатов на получение премии.
И вдруг премия Мак-Манти через восемь дней после ее учреждения была присуждена дотоле никому не известному человеку. Официальное сообщение гласило:
«Генеральная премия Мак-Манти присуждена Аллену Стронгу».
Кто такой Аллен Стронг? Откуда он? Об этом не было ни слова.
Через полчаса станции «Радио Корпорейшен» сообщили, что Аллен Стронг состоит преподавателем физики в Буэнос-Айресе. Конкурирующие с радиокомпаниями газеты в своих экстренных выпусках утверждали, что Аллен Стронг работает у фирмы «Дюпон», на заводе, производящем «уран-235». Затем появилось сообщение, что это один и тот же человек. К вечеру выяснилось, что оба существуют. Один действительно преподает физику в Буэнос-Айресе, второй работает электромонтером на урановом заводе Дюпона.
Третий Аллен Стронг был открыт ринезотской газетой. Но этот оказался просто агрономом-энтомологом. По этому поводу газеты и журналы поместили много карикатур.
Четвертый Аллен Стронг сам выступил в печати с предположением, что на теневой стороне Луны, никогда не видимой с Земли, находятся «сокровища Солнца». Надо спешить, уверял он, с полетом на Луну, иначе большевики опередят. В редакционном примечании Луна, а заодно и Марс объявлялись американской территорией.
Испанские газеты заявили, что Аллен Стронг только псевдоним, а настоящая фамилия изобретателя остается в тайне, чтобы скрыть величайшее изобретение от большевиков. Намекали, что оно гораздо значимее, чем использование атомной энергии.
Многие пробовали высказать догадки о сущности изобретения, судя по характеру проблем, разрабатываемых академией Мак-Манти. Но это было совершенно бесплодное занятие. Не было ни одной проблемы в любой области науки, будь это атомная бомба, проблемы психологии или биологии, которыми не занималась бы универсальная академия Мак-Манти.
Причина краткости сообщения была понятна. В экономических войнах, в которые входят такие понятия, как «холодная война», «дипломатия доллара» и другие, борьба финансовых олигархов за изобретателей и ученых приобрела совершенно исключительное значение. Олигархи рассматривают ученых как источник научных открытий, способствующих получению максимальной прибыли. Многие понимали, что в интересах учредителей было скрыть подлинную сущность и значение открытия. Полное умолчание было, однако, не в их интересах. В капиталистическом мире каждая премия прежде всего является рекламой учредителя и денежной приманкой для ученых других стран.
Газеты пестрели сенсационными сообщениями. Академия Мак-Манти получила множество запросов. Все это вызвало необычайное возбуждение. Наконец, спустя несколько дней, появилось второе, также весьма краткое сообщение:
«Генеральная премия Мак-Манти присуждена Аллену Стронгу, энтомологу, доценту ринезотского колледжа».
«Это мы первые открыли Аса» — так назвала ринезотская газета Аллена Стронга по начальным буквам его имени и фамилии и острила, что ее АС, не в пример другим АССам (то есть лучшим летчикам), сумел с первого захода сбить двухсоттысячный приз.
Оказалось, что Бекки Стронг, рекордсменка по стрельбе этого года среди женщин, — его дочь. На первой странице газеты была напечатана семейная фотография Аллена Стронга. Это был пожилой мужчина небольшого роста, худощавый, с лицом отшельника, с пристальным взглядом небольших, глубоко сидящих глаз. Он выглядел не слишком представительным по сравнению со своей полной, высокой женой, поражавшей властностью осанки. Рядом стояла невысокая, стройная, смеющаяся Бекки в белом костюме, со спортивной винтовкой в руке. Озорными глазами и копной черных волос на голове она напоминала скорее мальчишку-сорванца, чем семнадцатилетнюю благовоспитанную дочь доцента.
«Миссис Дебора Стронг, жена АСа, — писала газета, — энергичный и практичный ангел-хранитель семейного очага. Без нее Аллен Стронг, при его безмерном увлечении наукой и житейской непрактичности, никогда не стал бы ни доцентом, ни лауреатом».
После того как личность настоящего Аллена Стронга была установлена, все ожидали на следующий день увидеть на страницах газет или услышать по радио интервью с ним о сущности открытия. Но, будто по мановению волшебной палочки, ни одна газета не поместила ничего в объяснение «тайны Аса», как ее в последующие дни окрестили репортеры.
В газетах появилось опять очень краткое сообщение:
«Академия Мак-Манти просит воздержаться от злонамеренных сенсационных измышлений по адресу доцента энтомолога и микробиолога Аллена Стронга и не доверяться прожектерам, выступающим под этой фамилией. Аллен Стронг работает в академии Мак-Манти монопольно. Академия не намерена делать из этого секрета. Необходимые разъяснения будут даны в свое время».
На другой день в печати не было ни строчки об АСе.
Если в вопросе о сущности изобретения АСа каждый имел собственное мнение, то насчет причины молчания газет было полное единодушие: деньги Мак-Манти заткнули рот. Говорили, что «дикая» газета «Голос фермера» напечатала обширную информацию об Аллене Стронге и его отце, Якобе Стронге, — друге и соратнике знаменитого Лютера Бербанка. Друг Бербанка, Якоб Стронг, умер, как и сам Бербанк, в бедности, разоренный мракобесами.
Толком никто ничего не знал, так как тираж «Голоса фермера» был конфискован полицией за «антиамериканский образ мыслей». Повторная попытка редактора дать информацию в следующем номере не увенчалась успехом: в типографии вдруг случился пожар, уничтоживший весь тираж газеты и типографию. Владельцы других типографий отказались печатать эту газету. Наконец один из них согласился, но с условием: не печатать ни строчки об Аллене Стронге. «Я не хочу сгореть», — заявил он.
Сообщение академии Мак-Манти о том, что Аллен Стронг был действительно «жучковед», вызвало бесчисленные толки. Многие хотели знать, какое же чудодейственное химическое вещество нашел Стронг. Ведь пенициллин и другие антибиотики были открыты в живых клетках, а не в рудах.
Единственным человеком, который в те дни ничего не знал о внезапном повороте в судьбе Аллена Стронга, был сам Аллен Стронг.

За пятнадцать дней до описываемых событий, в жаркое летнее утро, когда Аллен Стронг работал, в самозабвении ничего не слыша и не видя вокруг, на его стол вдруг упал большой белый конверт. От неожиданности Аллен Стронг вздрогнул, вернее — подпрыгнул в кресле, и мгновенно наклонился над столом, стараясь обеими руками и грудью заслонить исписанные листы от постороннего взора. В следующее мгновение он поднял голову и увидел под нижним краем занавески улыбающееся лицо старого посыльного колледжа негра Тома. Тот радостно улыбался, но, увидев искаженное ужасом лицо Стронга, испугался. Лицо его сразу посерело.
— Это такой же пакет, как и тот, что я приносил раньше, — виновато пробормотал он.
Но лицо Аллена Стронга продолжало по инерции сохранять выражение столь сильного испуга, что посыльный попятился от окна, не отрывая от колеблющейся занавески изумленных глаз. Он наскочил спиной на ствол дерева, примял цветы и отскочил вправо.
Отойдя в глубину сада, Том остановился и огорченно вздохнул. Он никак не ожидал такого эффекта от своего поступка. Меньше всего он хотел испугать Аллена Стронга. Добродушный старик был озадачен и расстроен. Мысль о том, что он чем-то рассердил Аллена Стронга, удручала его. Том помнил слова клерка в канцелярии: «Еще одна жалоба — и я выгоню тебя, черный пес!»
А вдруг масса Стронг пожалуется клерку? Конечно, это была непозволительная вольность со стороны негра-посыльного — так бесцеремонно вторгаться в жилище белого. Но ведь этим белым был Аллен Стронг. Местные негры хорошо знали, что Стронг иначе относится к цветным, чем другие белые. В его голосе никогда не чувствовалось оскорбительной нотки превосходства или жалостливого снисхождения. Да, будь на месте Стронга его шеф, глава кафедры энтомологии и фитопатологии, профессор Арнольд Лифкен, — тот просто натравил бы на Тома свою собаку, как он сделал с бедным Санди, нечаянно опрокинувшим стакан кофе.
Том стоял удрученный происшедшим, теряя те самые драгоценные минуты, в погоне за которыми он, невзирая на старость, носился с пакетами по обширной территории колледжа.
«А все-таки, может быть, правильней было бы, — размышлял Том, — не бросать письма в окно, а постучать в дверь и… Нет, бесполезно! Последний месяц масса Стронг запирает дверь своего кабинета на ключ и не отзывается ни на какие стуки и все пишет, пишет…»
Он даже не позволяет убрать свой кабинет, пока не спрячет все бумаги в несгораемый шкаф, ключ от которого, как заметил Том, носит у себя на груди, под рубашкой… И потом, этот конверт с золотыми буквами… О, это не так просто! Пусть у старого Тома притупились слух и зрение, да и голова стала не та, особенно после того как на войне один за другим были убиты два его сына… Но все-таки и он кое-что подметил… Взять хотя бы эту историю с почтовой корреспонденцией…
Обычно все служебные письма, в том числе и те, что прибывают на имя доцента Стронга, предварительно читал профессор Арнольд Лифкен. И только после этого Том приносил Стронгу вскрытые или небрежно запечатанные конверты. Аллен Стронг никого не проклинал и не ругал. Он молчал. Но его плотно сжатые тонкие губы, порывистые жесты и презрительно щурившиеся глаза выражали негодование. Кому, как не Тому, знать, что не все письма, адресованные Стронгу, тот получал.
И вот сегодня снова, как и месяц назад, на почте получен на имя Стронга белый пакет с золотыми буквами. Исключительно чтобы сделать приятное доброму массе Стронгу, Том принес ему этот пакет, минуя профессора Лифкена. Ведь в прошлый раз точно за такой же нераспечатанный пакет Том получил от обрадованного Стронга пять долларов.
«А сейчас…» Старый негр снова тяжело вздохнул, вспомнив обеспокоенное и испуганное лицо Аллена Стронга.
А что, если масса Стронг, не для того чтобы причинить Тому неприятность, а просто по деловым соображениям, расскажет о конверте с золотыми буквами профессору Лифкену? Ведь профессор не простит обмана!
И Том снова вспомнил слова своего начальника: «Еще одна жалоба — и я выгоню тебя, черный пес! Есть много молодых, проворных чертенят на твое место!»
«Да, — окончательно решил Том, — надо обязательно поговорить с массой Алленом наедине. Надо все объяснить ему и попросить прощения… Масса Аллен добрый». Старик повернулся и замер, озадаченный. Странно! Во всех домах полдневный летний зной заставил открыть окна настежь, а в кабинете Аллена Стронга окно теперь было плотно закрыто и стекла загадочно поблескивали под яркими лучами солнца. «Удобней всего поговорить с массой Алленом вечером, после работы», — решил Том и поплелся в колледж.
Вот почему случилось так, что старый Том, вместо того чтобы после утомительной дневной беготни спать мертвым сном в своем темном углу под лестницей, оказался поздно вечером возле коттеджа Аллена Стронга.
Это было вовсе не так просто — пробраться поздним вечером сквозь толпу горланящих студентов, выпивших по случаю победы своей футбольной команды. Надо было терпеливо выжидать в укромных углах момента, когда тучки закроют неверный свет молодой луны и все вокруг покроется тьмой, и тогда быстро перебегать от куста к кусту.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: БИБЛИОТЕКА ПРИКЛЮЧЕНИЙ
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 30
Гостей: 27
Пользователей: 3
anna78, Redrik, Marfa

 
Copyright Redrik © 2016