Понедельник, 27.03.2017, 21:17
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Жизнь Замечательных Людей

Д. Володихин, И. Левина / Петр и Феврония
26.12.2016, 20:21
ВЫСОКАЯ ТАЙНА ДРЕВНЕЙ РУСИ
История не знает понятия «справедливость» в человеческом смысле этого слова. Возможно, главы книги судеб отмечены справедливостью надмирной. И смысл ее ясен Господу Богу. Но в отношении людей история в лучшем случае красива или, может быть, поучительна, только не справедлива.
Эта несправедливость проявляется по-разному, но всегда требует от персоны, погружающейся в стихию прошлого, очень большого смирения.
Так, например, среди прекраснейших, составляющих нравственный идеал исторических личностей есть такие, биографии которых хотелось бы знать в мельчайших подробностях. Каждый жест, каждый поступок, каждое слово их важны для будущих поколений…
А в действительности известно до обидного мало. Иногда — крохи. Порой — какие-то элементарные частицы!
8 июля 2008 года Россия отмечала новый праздник — День семьи, любви и верности. Организаторы приурочили его к торжествам в честь старинных русских святых — муромских князей Петра и Февронии. Выяснилось, что подавляющее большинство наших сограждан никогда не слышали этих имен. И средства массовой информации сейчас же наполнились просветительскими материалами на тему: кто такие святые Петр и Феврония, в чем суть их истории, почему именно с их именами связывают новый праздник. Летом 2008 года в Муроме появился барельеф с их изображением, а спустя четыре года — большой памятник перед Троицкой обителью, где хранятся их мощи.
В православии фигуры святых Петра и Февронии всегда были значимы. И то, что нынешний День семьи вырос из ничего, из исторической натяжки, — неправда.
Но о княжеской чете, правившей древним Муромом, известно крайне мало. Почти ничего. И распутывать клубок событий и домыслов, связанных с именами супругов, нужно начиная со второй половины XV столетия.
Известно, что в ту пору Русь уже знала почитание святых Петра и Февронии. Из поколения в поколение передавались связанные с ними устные предания, возможно, существовало житие или была историческая повесть, рассказывающая об их судьбе. Притом поклонение княжеской чете, скорее всего, не выходило за пределы Рязанской земли, а возможно, связывалось в основном с Муромом и окрестностями.
При великом князе Василии I Дмитриевиче Муром с областью оказался присоединен к Московской державе.
А до середины XVI столетия Московское государство было пестрым во всех смыслах: разные законы медленно унифицировались по воле государей, разные монеты официально ходили в соседних землях, разные традиции сохранялись в громадных русских епархиях. Каждая из этих епархий имела собственных, местночтимых святых, малоизвестных за ее пределами. Требовалось добиться единства во всем, построить государственный и церковный монолит на месте лоскутности. Среди прочего — создать единый «пантеон» русской святости. А значит, святые отдельных земель, в том числе и довольно отдаленных от Москвы, должны были стать общероссийскими.
Так и произошло с муромскими святыми Петром и Февронией.
В 1547 году в Москве состоялся церковный собор, инициированный великим духовным просветителем митрополитом Макарием. На нем были прославлены в лике святых многие русские подвижники благочестия и веры. Именно тогда Церковь установила: «По всем градом великого царства Российского пети и праздновати повсюду» святых Петра и Февронию Муромских (25 июня). Так Петра и Февронию причислили к лику святых.
Тогда же, в середине XVI века, появилось блистательное литературное произведение, из которого мы знаем о жизни и деяниях муромской четы, — «Повесть о Петре и Февронии Муромских». Ею, без преувеличения, зачитывалась вся Русь. Еще при московских государях «Повесть…» ходила во множестве рукописных копий и была широко известна как обитателям белокаменных палат, так и насельникам простых изб. Знатоки и сейчас восхищаются ею. Академик Дмитрий Сергеевич Лихачев в свое время отзывался о ней так: «Очарование „Повести" — в простоте и ясности изложения, в степенной неторопливости рассказа, в способности повествователя не удивляться удивительному и в гармонирующей со спокойствием рассказчика простоте и беззлобии самих действующих лиц».
Вместе с тем во времена Московского государства, затем Российской империи знали, да и сегодня знают в основном о том, как сложилась судьба литературных героев  «Повести…». Хотелось бы подчеркнуть: парадоксальность судеб Петра и Февронии состоит в том, что 95, если не 99 процентов сведений о них приходится брать из произведения отчасти агиографического, отчасти же просто художественного.
Место муромской четы в русской истории и литературе можно сравнить с местом короля Артура в истории и литературе английской. Вроде и был такой человек, но из биографии его нельзя твердо назвать ни единой даты, а основа знаний об Артуре — средневековые художественные произведения.
Судьба муромской четы окружена ореолом высокой тайны. Суть ее — святость в благочестивом супружестве. Но историческая реальность, в которую облечена эта суть, тонет в непроглядном тумане. Какую подробность, какое имя ни возьми, всё порождает разные, порой взаимоисключающие трактовки.
Духовные недра Древней Руси исторгли повествование завораживающей красоты. В нем каждая деталь — совершенство. Оно сродни храму, построенному великим умельцем-зодчим, расписанному талантливыми богомазами, украшенному затейливым каменным кружевом работы опытных резчиков. Итог вышел пышным, пестрым, сложным. Но в этой пестроте, в этой сложности видно цветение гармонии, превращающей сумму разноликих элементов в целокупное единство.
Под этой величественной постройкой погребены остатки старого храма. Каков он был? Столь же светел и прекрасен? Еще совершеннее? Или попроще, попроще? Почти невозможно ответить. От него остался фундамент, от него остались невеликие обломки, их тут и там «врастили» в новое здание, контуры их едва угадываются… Любой из них — головоломка для историка, будь он сколько угодно крепким профессионалом.
Когда жили исторические Петр и Феврония? То есть не литературные, а настоящие?
Чаще всего ученые относят их жизнь к первой половине XIII века, к домонгольским временам. В Петре, который постригся в монахи с именем Давид, большинство историков видят князя Давыда Юрьевича, хорошо известного по летописям. Он правил в Муроме с 1205 года и был (как может показаться при беглом знакомстве с летописными известиями) миротворцем и правдолюбцем.
Но вот беда: всё, что пишут в научных и популярных изданиях о настоящих Петре и Февронии, — плод гипотез. И Давыд Юрьевич — всего лишь один из нескольких исторических персонажей, кои могли послужить прототипом для литературного князя Петра Муромского.
Связь его со святым Петром Муромским вроде бы освящена традицией. Но традиция эта — совсем недавняя. Она ничего — ничего! — твердо установленного под собой не имеет.
Скептикам иной раз кажется, что жизни этих двух исторических личностей растворились во тьме веков, всё, что мы о них знаем, — вымысел, ничего нельзя принимать на веру.
Это, конечно же, преувеличение. Не возникает подобных химер, когда большая историческая область издревле почитает своих святых и может припадать к их мощам, погребенным в соборном храме. Можно строить самые изощренные предположения о том, как сложилась жизнь исторических Петра и Февронии. Но надо понимать: никогда не примет соборное духовенство в храм неизвестно чьи останки, не позволит им поклоняться, не станет вводить особые, связанные с мощами богослужения и, подавно, не даст появиться житийному тексту, содержащему одни лишь выдумки о столь значительных особах.
Христианство предполагает твердость духа. Шатость ума ничего доброго в себе не несет. Одна из главных добродетелей верующего человека — духовное трезвение. А значит, отказ от фантазий в области веры, от экзальтации, от смешивания грез, пусть они и донельзя благочестивы, с реальностью.
Поэтому любое рассуждение о муромской чете должно производиться с величайшей осторожностью. Святые Петр и Феврония безусловно существовали в глубине веков, святость их неоспорима.  Но «расшифровка» их судеб, какими они были в исторической реальности, не терпит «подрумянивания». Желание увидеть очевидное, подкрепленное фактами знание там, где нет никаких фактов и нет никакой очевидности, — скверный помощник в разгадывании одной из величайших загадок Православного мира.
«Повесть о Петре и Февронии Муромских» — источник, который нельзя отвергнуть с порога как однозначно недостоверный, но нельзя его и принять как безусловно правдивый. Единственно возможный путь работы с ним — строгое изучение: что можно взять оттуда действительно исторического, где символы, где литературный «этикет» русского средневековья, а где всё же дала себя знать творческая фантазия агиографа.
И вот тогда, после очень большой работы, возможно, скрытые смыслы и реальная историческая подоплека «проявятся» в образах этих двух прекрасных русских святых. Красота их судеб утратит ореол сумрака, затуманивающего драгоценные черты.
Нельзя, неудобно отказаться от большого труда, связанного с «расчисткой»: ведь он сродни очищению потемневшего от времени лика на иконе. Можно ли, имея возможность очистить икону, не сделать этого? А Петр и Феврония — не просто имена двух чтимых, но полузабытых святых из огромного пантеона Православной церкви, не просто две строки в старинных святцах. Это два столпа веры, и это две огромные фигуры в русском национальном самосознании.
Сколько веков наши предки, читая историю о них, говорили между собой: «Вот какая любовь должна быть, вот какая семья должна быть! А мы… что — мы? Суета и корысть. Надо исправляться».
Апостол Павел говорил: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится» (1 Кор. 13:4–8).
В христианстве нет ничего выше веры и любви, везде шествующих рука об руку. Православный идеал любви требует от человека самоотверженной высоты духа: между карьерой и любовью, богатством и любовью, славой и любовью, мудростью и любовью следует всегда и неизменно выбирать любовь, чего бы это ни стоило…
Сегодня идеал любви страшно опошлился. Жизнь муромских святых, возлюбивших друг друга, представляет собой истинное «возвращение имен», реставрацию нормы, по сравнению с искаженной действительностью. Хорошо бы она засияла, как встарь — жарко, до боли в глазах.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Жизнь Замечательных Людей
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 28
Гостей: 27
Пользователей: 1
Redrik

 
Copyright Redrik © 2017