Пятница, 09.12.2016, 12:37
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Хорошие книги

Джонатан Страуд / Призрачный двойник
17.11.2016, 21:35
Я думаю, что только в самом конце расследования, которое мы проводили в «Лавандовом домике», борясь за свои жизни в этом проклятом семейном пансионе, наша команда — Локвуд и компания — впервые за все время показала безупречную слаженность в работе. И пусть эта вспышка была недолгой, у меня в памяти во всех деталях отпечаталось каждое драгоценное мгновение, когда мы действовали как единое целое.
Да, каждая деталь. Энтони Локвуд в дымящемся пальто, бешено размахивающий руками, пытаясь влезть назад на чердак сквозь открытое окно. Джордж Каббинс, вцепившийся в перекосившуюся лестницу одной рукой, свисающий с нее словно огромная раскачивающаяся на ветру груша. И я, Люси Карлайл — покрытая кровоточащими царапинами, облепленная паутиной, прыгающая, скачущая, отчаянно пытающаяся увернуться от смертоносных призрачных щупалец…
Ну, конечно, я понимаю, что все это звучит  не слишком впечатляюще. И если честно, мы вполне могли бы обойтись без поскуливаний Джорджа. Но, поверьте, команда агентства Локвуд и компания совершила в тот момент нечто удивительное: мы справились с совершенно безнадежной ситуацией и, более того, обернули ее на пользу себе.
Хотите знать, как это нам удалось? Сейчас расскажу.

Вернемся на шесть часов назад. В это время мы стояли на ступенях крыльца и звонили в дверь. Стоял омерзительный, ветреный и дождливый ноябрьский ранний вечер, на крышах старых домов в бедном лондонском районе Уайтчепел начинали сгущаться тени, четко вырисовывались на фоне серых облаков черные силуэты голых деревьев. Капли дождя падали на наши пальто и куртки, блестели на рукоятках наших рапир. Где-то неподалеку часы пробили четыре раза.
— Все готовы? — спросил Локвуд. — Помните, мы задаем им несколько вопросов, а сами тем временем внимательно слушаем и наблюдаем за тем, что происходит на парапсихологическом уровне. Если нащупаем следы убийства или местонахождение мертвых тел, не подаем вида. Просто вежливо прощаемся и идем в полицию.
— Все ясно, — сказала я. Джордж молча кивнул, деловито поправляя свой рабочий пояс.
— Идиотский план!  — раздался за моим ухом хриплый шепот. — На вашем месте я для начала прирезал бы этих субчиков, а уж потом стал разбираться со всем остальным. По-моему, это единственно разумное решение.
Я толкнула локтем свой рюкзак и коротко ответила.
— Заткнись.
— Я думал, ты хочешь получить от меня ценный совет.
— Твое дело наблюдать по сторонам, а не лезть к нам со своими глупостями. Все, замолчал.
Мы стояли на крыльце и ждали. Семейный пансион «Лавандовый домик» был узким трехэтажным строением, унылым и ветхим на вид, как и большинство жилых домов в этой части лондонского Ист-Энда. В неопрятные, давно не штукатуреные стены глубоко въелась сажа, за стеклами виднелись жалкие, скрученные тонкие занавески. Все окна на двух верхних этажах оставались темными, но в холле первого этажа свет горел. Посередине двери, за треснувшим стеклом торчала пожелтевшая от времени табличка с надписью «Есть свободные места».
Локвуд приложил козырьком ко лбу свою обтянутую перчаткой ладонь, и прижался к стеклу, пытаясь заглянуть внутрь.
— Так, в доме кто-то есть, — сказал он. — Вижу двоих. Они стоят у дальней стены холла.
Он вновь нажал кнопку звонка. Раздался резкий, неприятный, похожий на визг электрической пилы, звук. Локвуд отпустил кнопку звонка, побарабанил по двери привешенным к ней деревянным молоточком. Никто не шел.
— Интересно, проснутся они сегодня или нет? — сказал Джордж. — Не хочу никого тревожить и все такое прочее, однако через дорогу в нашу сторону ползет что-то белое.
Джордж оказался прав. В сумерках показалась какая-то белесая масса. Она была еще довольно далеко, но совершенно очевидно двигалась в нашу сторону, медленно плыла над мостовой, держась в тени стоящих вдоль улицы домов.
Локвуд повел плечами, даже не удосужившись обернуться и взглянуть.
— Наверное, просто кто-то забыл снять выстиранную рубашку с веревки, — сказал он. — Рано еще, чтобы всякая мерзость начала вылезать наружу.
Мы с Джорджем переглянулись. В это время года, поздней осенью, день и ночь так мало отличаются друг от друга, что вернувшиеся в наш мир мертвецы начинают расхаживать по улицам едва ли не сразу после обеда. Да мы сами, если на то пошло, видели на Уайтчепел Хай Роуд, пока шли сюда от метро, Тень — неприметное темное облачко. Призрак одиноко болтался у обочины, крутясь в потоках ветра от пролетающих мимо машин, в которых спешили по домам запаздывающие горожане. Так что мерзость давно уже полезла из своих нор, и это, кстати, было хорошо известно Локвуду.
— С каких это пор у выстиранных рубашек стали отрастать головы и ножки, пускай даже хилые? — спросил Джордж. Он снял свои очки, насухо протер их и снова надел на переносицу. — Люси, хоть ты , что ли, скажи ему. Меня он никогда не слушает.
— В самом деле, пойдем, Локвуд, — сказала я. — Не можем же мы стоять здесь всю ночь. Если не побережемся, нас может зацепить вон тот призрак.
— Не зацепит, — усмехнулся Локвуд. — Наши приятели в холле должны  откликнуться. В противном случае можно будет считать, что они тем самым признают свою вину. Нет, я думаю, они вот-вот подойдут к двери, и пригласят нас зайти внутрь. Можешь мне поверить, беспокоиться нам не о чем.
Странная вещь: Локвуду веришь даже тогда, когда он несет такую вот притянутую за уши чушь. Достаточно для этого посмотреть на него. В тот момент он стоял на ступеньке крыльца в своем длинном черном пальто и облегающем его стройную фигуру костюме, небрежно положив одну руку на эфес рапиры. На бровь ему картинно свалилась непокорная прядь, падающий из холла свет матово блестел на худом, бледном лице Локвуда, искрился в его бездонных темных глазах, на губах нашего лидера играла улыбка, перед которой невозможно устоять. Одним словом, Локвуд был олицетворением спокойствия, уверенности в себе и беззаботности. Именно таким, как в ту ночь, мне и хотелось запомнить его: опасности позади, ужасы впереди, а посередине между ними стоит Локвуд, спокойный и бесстрашный.
Мы с Джорджем выглядели, конечно, далеко не так классно, как наш шеф, но тоже неплохо, хотя одеты были по-рабочему — темные куртки и брюки, тяжелые рабочие башмаки. Джордж сегодня даже свою рубашку в штаны заправил, что с ним не так часто случается. У нас, у всех троих, с собой были рюкзаки и тяжелые кожаные сумки — старые, потертые, покрытые пятнами от ожогов эктоплазмы.
Сторонний наблюдатель, узнав в нас агентов-парапсихологов, непременно решил бы, что наши рюкзаки и сумки наполнены необходимыми для нашей работы вещами — соляными бомбами, лавандой, железными опилками, серебряными печатями и цепями. И был бы абсолютно прав, за исключением одной детали, совершенно неожиданной и непредсказуемой. Дело в том, что я в своем рюкзаке помимо всего прочего несла еще стеклянную банку с говорящим черепом внутри.
Мы ждали. Монотонно и мрачно завывал между домами ветер. У нас над головами крутились, перезванивались, щелкали, словно ведьмины зубы, подвешенные на веревочках железные амулеты-обереги. Белесая мерзость продолжала медленно плыть над улицей, понемногу приближаясь к нам. Я выше подтянула молнию на своей парке, и прижалась ближе к стене дома.
— Ага, это Фантазм приближается , — сообщил голос из моего рюкзака. Слышать шепот черепа из нас троих была способна только я. — Он вас засек, и он очень голодный. Если не ошибаюсь, этот Фантазм положил глаз на вашего Джорджа.
— Локвуд, — начала я. — Послушай, нам в самом деле нужно двигать отсюда.
Но Локвуд уже отступил назад от двери.
— Нет необходимости, — сказал он. — Ну, что я вам говорил? Они уже идут.
За стеклом мелькнули тени, зазвенели цепочки, и дверь широко раскрылась.
На пороге стояли мужчина и женщина.
Возможно, они были убийцами, но мы не хотели спугнуть их. Мы изобразили на наших лицах самые широкие улыбки, какие только смогли.

Семейный пансион «Лавандовый домик» обратил на себя наше внимание недели две назад. Местная полиция в Уайтчепеле расследовала случаи загадочного исчезновения людей в этом районе. Если не считать нескольких коммивояжеров, это были, в основном, рабочие с расположенных неподалеку лондонских доков. Выяснилось, что некоторые из пропавших людей незадолго до своего исчезновения останавливались в скромном и неприметном семейном пансионе «Лавандовый домик» на Кэннон-лейн. Полицейские приходили в пансион, беседовали с его владельцами — мистером и миссис Эванс, даже проводили осмотр дома. И ничего не обнаружили, ровным счетом ничего.
Но полицейские, само собой, были взрослыми, а взрослые не умеют заглядывать в прошлое. Не могут обнаруживать парапсихологические следы, оставшиеся от совершенных когда-то на этом месте преступлений. Для этого им необходима помощь подростков из парапсихологического агентства. И так получилось, что наше агентство «Локвуд и компания» именно в то время много работало в Ист-Энде, а особенную популярность нам принес успех в так называемом «деле о Кричащем призраке из Спайтелфилдз». Короче говоря, полиция попросила нас навестить мистера и миссис Эванс, и мы согласились.
И вот мы на месте.
Я заранее относилась к владельцам пансиона с предубеждением, и, честно говоря, ожидала, что они будут выглядеть киношными злодеями, но здесь явно был не тот случай. Если владельцы «Лавандового домика» и напоминали кого-то, так это, пожалуй, пару пожилых, сидящих на ветке, сов. Коротенькие, кругленькие, седоволосые, с оплывшими, пустыми лицами, с сонно моргающими за стеклами больших круглых очков глазами. Одежда на Эвансах была тяжелой и старомодной. Они стояли, тесно прижавшись друг к другу и загораживали собой весь проход. За их спинами я смогла рассмотреть лишь подвешенный к потолку светильник с кисточками и кусок выцветших обоев. Остальное скрывали за собой совы.
— Мистер и миссис Эванс? — коротко поклонился им Локвуд. — Здравствуйте. Меня зовут Энтони Локвуд, я из агентства «Локвуд и компания». Я вам звонил. А это мои помощники, Люси Карлайл и Джордж Каббинс.
Эвансы продолжали пялиться на нас. Какое-то время все молчали, словно осознавая, что наступил переломный момент в судьбе пятерых человек, стоящих сейчас в этом дверном проеме.
— Что вам угодно? — спросил мистер Эванс. Честно говоря, затрудняюсь сказать, сколько ему примерно было лет. Для меня любой человек, которому перевалило за тридцать, одной ногой уже стоит в могиле. Могу лишь сказать, что у мистера Эванса был лысый череп с парой прилизанных к нему жидких прядок и густая сеть морщинок в уголках глаз. Он продолжал бездумно моргать, глядя на нас.
— Как я уже сказал по телефону, мы хотим поговорить с вами об одном из ваших бывших постояльцев, мистере Бентоне, — ответил Локвуд. — По официальному запросу относительно пропавших личностей. Можем мы войти?
— Скоро стемнеет, — сказала женщина.
— Ничего, мы не собираемся надолго задерживаться у вас, — лучезарно улыбнулся Локвуд. Я тоже изобразила на своем лице обнадеживающую ухмылку. Джордж не сделал даже этого, он был слишком занят тем, что наблюдал за ползущей по улице белесой мерзостью, и начинал заметно нервничать.
Мистер Эванс кивнул, медленно отступил назад и в сторону.
— Да, конечно, но лучше закончить со всем этим как можно быстрее, — сказал он. — Поздно уже. Вскоре и они  наружу вылезут, недолго ждать осталось.
Мистер Эванс был слишком стар, чтобы суметь увидеть Фантазм, пересекавший в этот момент улицу, чтобы направиться прямиком к нам. Впрочем, говорить мистеру Эвансу о том, что кое-кто уже  вылез наружу, мы не стали. Мы просто улыбнулись, кивнули, и настолько быстро, насколько можно это сделать не толкаясь, прошли в дом следом за миссис Эванс. Мистер Эванс вошел последним, и тщательно запер за собой входную дверь, отрезав от нас ночь, дождь и призрачного Гостя.

Хозяева провели нас через длинный вестибюль в общую гостиную, где в облицованном керамическими плитками камине мерцал огонь. Убранство было обычным для такого сорта гостиных — кремовые обои «под шпон», потертый коричневый ковер, ряды декоративных тарелочек и репродукции в уродливых позолоченных рамках. Несколько в беспорядке расставленных кресел (уродливых и неудобных даже на глаз), радиоприемник, стеклянная горка с напитками и маленький телевизор. У дальней стены гостиной стоял большой деревянный кухонный буфет с чашками, стаканами, соусами в бутылочках и другими принадлежностями для завтрака. Рядом с буфетом — несколько складных стульев и пара пластиковых складных столиков. Таким образом, в этой гостиной постояльцы и общались, и отдыхали, и ели.
Но сейчас здесь не было никого, кроме нас и хозяев.
Мы положили на пол свои сумки. Джордж вновь протер от дождевых капель свои очки. Локвуд пригладил ладонью свои влажные волосы. Мистер и миссис Эванс стояли в центре комнаты и продолжали смотреть на нас. Вблизи их сходство с парой старых сов еще больше усилилось. У обоих Эвансов была слишком короткая толстая шея и округлые, словно оплывшие, плечи. Хозяин был одет в обвислый кардиган, его жена в темное шерстяное платье. Они продолжали жаться друг к другу. Я вдруг подумала, что хотя Эвансы и кажутся мне довольно старыми, их тела под тяжелыми бесформенными одеждами могут оказаться еще очень даже сильными.
Присесть они нам не предлагали — очевидно, в самом деле рассчитывали довольно скоро от нас избавиться.
— Бенсон его зовут, вы сказали? — сказал мистер Эванс.
— Бентон.
— Он недавно останавливался у вас, — сказала я. — Три недели тому назад. И вы это подтвердили по телефону. Это один из нескольких пропавших людей, которых…
— Да, да, мы говорили о нем с полицейскими. Если хотите, могу и вам показать гостевую книгу, — негромко гудя себе под нос, мистер Эванс направился к буфету. Его жена осталась стоять неподвижно, продолжала смотреть на нас своими совиными глазами. Хозяин возвратился с книгой, раскрыл ее и передал Локвуду. — Вот здесь вы найдете его имя.
— Благодарю вас.
Пока Локвуд изображал, что внимательно изучает страницы гостевой книги, я занималась настоящим делом. Слушала дом. В нем было тихо — в парапсихологическом смысле, я имею в виду. Проще говоря, я ничего не обнаружила. Ну, если, конечно, не считать приглушенного бормотания из моего, стоящего на полу, рюкзака, но это не в счет.
— Смотри, какой удобный случай!  — шептал череп. — Убейте их обоих, и дело сделано!
Я чувствительно пнула рюкзак своим тяжелым каблуком, и голос затих.
— Что вы можете вспомнить о мистере Бентоне? — спросил Джордж. Его рыхлое лицо и песочного цвета волосы бледно отсвечивали в отблесках каминного огня. Толстенький животик Джорджа был туго стянут рабочим поясом и почти не выпирал из-под свитера. Джордж сделал вид, будто поправляет этот самый пояс, чтобы украдкой взглянуть на прицепленный к нему термометр. — Или о других ваших бывших постояльцах, которые потом пропали? Вы, вообще-то, много с ними разговаривали?
— По правде сказать, нет, — ответил хозяин. — А ты, Нора?
Волосы у миссис Эванс были ядовито-желтыми, как усы у заядлого курильщика, и зачесанными наверх наподобие шлема.
Лицо Норы Эванс было морщинистым, как и у ее мужа, правда, у нее самые глубокие морщинки располагались не в уголках глаз, а разбегались от уголков рта. Казалось, потяни за них, и сможешь туго-туго, как горловину вещмешка, стянуть ей губы.
— Нет, — сказала миссис Эванс. — Да и что в том удивительного? Мало кто из наших постояльцев надолго у нас задерживается.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Хорошие книги
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 30
Гостей: 29
Пользователей: 1
Redrik

 
Copyright Redrik © 2016