Суббота, 10.12.2016, 11:46
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Хорошие книги

Кассандра Клэр / Леди Полночь
14.08.2016, 19:14
Лос-Анджелес, 2012 год
Киту особенно нравились те вечера, когда работал Сумеречный базар.
Такими вечерами ему позволялось выходить из дома и помогать отцу в палатке. Впервые он принял участие в Сумеречном базаре, когда ему было семь. Прошло еще восемь лет, а он до сих пор чувствовал то же самое удивление и предвкушение чуда, шагая по Кендалл-элли через центр Пасадены к глухой кирпичной стене. Ведь стоит ему пройти сквозь нее – и перед ним откроется мир ярких красок и сияющих огней.
Всего в нескольких кварталах отсюда были магазины «Эппл», торговавшие смартфонами и ноутбуками, лавки органических продуктов и кафе, филиалы «Американ Аппарель» и модные бутики. Но здесь переулок выходил на огромную площадь, со всех сторон обнесенную стенами, чтобы случайные зеваки не забредали на Сумеречный базар.
Базар устраивали теплыми ночами, и он одновременно был и не был. Шагая среди ярко украшенных палаток, Кит понимал, что все это разноцветье исчезнет с восходом солнца.
Но пока было возможно, он наслаждался каждой минутой. Нелегко было обладать Даром, когда ни у кого вокруг его нет. Даром это называл отец, хотя сам Кит не понимал, что в этом такого хорошего. Синекожая гадалка Гиацинт, чья палатка стояла у самого края базара, называла это Зрением.
Киту это слово казалось более подходящим. Он почти ничем не отличался от обычных детей, но и впрямь видел такое, чего другие видеть не могли: крошечных пикси, взлетавших с сухой травы вдоль растрескавшихся тротуаров; бледные лица вампиров на ночных автозаправках; когти оборотня, в которые превращались у него на глазах барабанящие по барной стойке пальцы какого-то парня… Кит был таким с детства, и его отец тоже. Зрение передавалось из поколения в поколение.
Сложнее всего было не реагировать. Однажды по дороге домой из школы Кит увидел драку оборотней на заброшенной детской площадке. Они рвали друг друга на части. Кит остановился и закричал. Подошли полицейские, но смотреть им было не на что. С тех пор отец почти не выпускал его из дома. Кит учился по старым книгам да играл в видеоигры в подвале, а на улицу если и выходил, то только днем или в ночь Сумеречного базара.
На базаре не приходилось бояться себя выдать. Там все было пестро и странно – даже для завсегдатаев. Ифриты водили на поводках дрессированных джиннов, красавицы пери танцевали перед лотками, на которых сверкали разноцветные и очень опасные порошки. В палатке с баньши любому желающему обещали сообщить дату его смерти, хоть Кит и не представлял себе, с чего бы вдруг кому-то захотелось такое узнать. Клурикон предлагал прохожим найти пропавшие вещи, а хорошенькая юная ведьма с короткими ярко-зелеными волосами продавала зачарованные браслеты и кулоны для привлечения суженого. Кит взглянул на нее, и она улыбнулась.
– Эй, Ромео! – Отец Кита слегка пихнул его локтем. – Хватит строить глазки. Помоги мне с вывеской.
Он пинком подвинул Киту железный табурет и протянул дощечку, на которой было выжжено название палатки: «У Джонни Грача».
Название было не из лучших, но Кит давно понял, что природа обделила его отца воображением. Что странно, думал он, забираясь на табуретку, чтобы закрепить вывеску: ведь среди его клиентов были колдуны, оборотни, вампиры, водяные, упыри, вурдалаки и даже одна русалка (с которой они тайком встречались в парке морских развлечений.)
Впрочем, может, простая вывеска подходила лучше всего. Отец Кита продавал зелья и снадобья, а из-под полы приторговывал запрещенным оружием, но покупателей привлекало не это. Их привлекало то, что Джонни Грач очень многое знал. Он первым узнавал обо всем происходящем в Нижнем мире Лос-Анджелеса, и не было такого человека, на которого он не мог бы выйти или предоставить компромат. Джонни обладал информацией и готов был делиться ею за разумную плату.
Кит спрыгнул с табурета, и отец протянул ему две пятидесятидолларовые банкноты.
– Разменяй у кого-нибудь, – сказал он, не глядя на сына и листая извлеченный из-под прилавка красный гроссбух, в котором были перечислены все его должники. – У меня мельче нет.
Кит радостно кивнул и отошел от палатки. Любое поручение становилось прекрасным предлогом побродить по базару. Он прошагал мимо прилавка, усыпанного белыми цветами, от которых струился тяжелый, сладкий, ядовитый аромат; затем миновал другой, где несколько человек в дорогих костюмах раздавали листовки, а плакат у них за спиной гласил: «Ты полукровка? Ты не одинок. Слуги Хранителя приглашают тебя на лотерею. Поймай удачу за хвост!»
Темноволосая женщина с ярко-красными губами попыталась сунуть листовку в руку Киту. Тот отказался, и она метнула злобный взгляд поверх его головы, на Джонни. Отец лишь усмехнулся в ответ. Кит закатил глаза – культов было пруд пруди, и каждая секта почитала собственного ангела или демона. Но все без толку.
Заметив одну из своих любимых палаток, Кит купил стаканчик красной граниты, вкус которой сочетал в себе маракуйю, малину и сливки. Кит старался ничего не покупать у незнакомцев, ведь на базаре продавались такие напитки и сласти, которые могли сломать тебе всю жизнь. Но предосторожности были излишни: никто и так не рисковал связываться с сыном Джонни Грача. Джонни Грач всегда все про всех знал. Стоило кому-то перейти ему дорогу – и его секреты тут же становились достоянием общественности.
Кит вернулся к ведьме с зачарованными украшениями. У нее не было палатки – она, как всегда, сидела на цветастом парео из тех, что по дешевке продавались на Венис-Бич. Кит подошел ближе, и она подняла глаза.
– Привет, Вьюрок, – сказал он.
Имя вряд ли было настоящим, но именно так ее называли все завсегдатаи базара.
– Привет, красавчик. – Она подвинулась, чтобы освободить Киту место. Браслеты у нее на запястьях и на щиколотках звякнули. – И что же привело тебя в мою скромную обитель?
Кит сел рядом с ней. Его старые джинсы давно протерлись на коленях. Жаль, он не мог забрать отцовские деньги себе и купить новые!
– Отец послал меня разменять две полусотни.
– Тс-с! – Ведьма поднесла палец к губам. – Кое-кто тебе за эту сотню горло перережет, да еще и кровь твою продаст, выдав за драконью.
– Со мной такого не случится, – уверенно ответил Кит. – Здесь меня никто не тронет. – Он откинулся назад. – Разве что я сам того захочу.
– Жаль, у меня не осталось оберегов от бесстыдных заигрываний.
– Да я сам твой оберег от бесстыдных заигрываний!
Кит улыбнулся двум прохожим – высокому, симпатичному парню с седой прядью в темных волосах и девушке-брюнетке, глаза которой скрывали солнечные очки. Они не обратили на него внимания. Вьюрок же посмотрела на парочку, которая шла прямо за ними, – грузного мужчину и женщину с каштановыми волосами, заплетенными в длинную косу.
– Защитные амулеты? – подмигнув, предложила ведьма. – С ними вам неприятности не страшны. Есть медные и золотые, не только серебряные.
Женщина купила кольцо с лунным камнем и пошла дальше, болтая со спутником.
– Как ты догадалась, что они оборотни? – спросил Кит.
– По глазам поняла, – объяснила Вьюрок. – Оборотни часто покупают то, чего не собирались. И никогда не обращают внимания на серебро. – Она вздохнула. – Продажи этих амулетов взлетели до небес, когда начались убийства.
– Какие еще убийства?
Вьюрок поморщилась.
– Какая-то запутанная магия. Тела покрыты демоническими письменами. Кто обгорел, кто утонул… Руки отрезанные… Каких только слухов не ходит. И как только ты ничего не знаешь? Ты что, сплетен не слушаешь?
– Нет, – ответил Кит. – Не слушаю обычно.
Он смотрел вслед паре оборотней, которые приближались к северному углу базара, где ликантропы частенько покупали все необходимое – столовые приборы из дерева и железа, аконит, срывающиеся одним махом штаны (ну, насчет последнего Кит только предполагал, что такое приобретение оборотню не помешает).
На базаре собирались все обитатели Нижнего мира, но каждый вид старался держаться наособицу. Вампиры в своем уголке покупали ароматизированную кровь и искали новых жертв для порабощения – из тех, кто недавно лишился хозяина. В оплетенных виноградом беседках собирались фэйри, которые торговали амулетами и предсказывали судьбу. Закон налагал на них много ограничений, так что они располагались в стороне от основной части рынка. Немногочисленные грозные колдуны занимали палатки в дальнем конце базара. Каждый из них носил на себе особую метку, которая выдавала его демоническое происхождение: у одних были хвосты, у других – крылья или рога. Однажды Кит видел колдунью с синей, как у рыбы, кожей.
А еще были люди, обладавшие Зрением, вроде самого Кита и его отца, – простецы, обычные люди, одаренные способностью видеть Сумеречный мир и смотреть сквозь чары. Вьюрок тоже была одной из таких: ведьма-самоучка, она заплатила колдуну, чтобы тот научил ее основным заклинаниям, но предпочитала не привлекать к себе излишнего внимания. Людям не положено заниматься магией, хотя любой может нелегально научиться ее применять. Так можно заработать неплохие деньги, если, конечно, тебя не поймают…
– Сумеречные охотники, – сказала Вьюрок.
– Откуда ты узнала, что я о них думаю?
– Они здесь. Двое.
Она мотнула головой куда-то вправо. Глаза ее тревожно вспыхнули.
На базаре почувствовалось напряжение. Торговцы принялись незаметно убирать с видных мест пузырьки и коробочки с ядами и снадобьями и зачарованные черепа. Джинны на поводках спрятались за спины хозяев. Пери прекратили танцевать и провожали Сумеречных охотников серьезными, холодными взглядами.
Охотников было двое – юноша и девушка, лет семнадцати, может, восемнадцати. Юноша был высок и хорошо сложен, на голове у него красовалась копна рыжих волос. Лица девушки Кит не видел, но ее светлые локоны волнами струились до талии. На спине у нее висел золотистый меч. Она шагала с такой уверенностью, которую невозможно подделать.
Оба охотника были в черных доспехах – плотной защитной одежде, которая выдавала в них нефилимов: наполовину людей, наполовину ангелов, бесспорных властителей всех сверхъестественных созданий на Земле. Их Институты, подобные огромным полицейским участкам, действовали в каждом крупном городе планеты, от Рио до Багдада, от Лахора до Лос-Анджелеса. Принадлежность к клану Сумеречных охотников передавалась по наследству, но при желании они могли обращать в нефилимов и обычных людей. Потеряв множество своих в Темной войне, они отчаянно хотели пополнить свои ряды. Ходили слухи, что они могут похитить любого, кому еще не исполнилось восемнадцати и кто проявил хоть какую-то предрасположенность к их ремеслу.
Другими словами, любого, кто обладал Зрением.
– Они идут к палатке твоего отца, – прошептала Вьюрок.
Она оказалась права. Киту стало не по себе, когда он увидел, как они завернули за угол и направились прямо к вывеске «У Джонни Грача».
– Вставай.
Вьюрок вскочила и потянула Кита за руку, а затем, наклонившись, быстро собрала все товары в платок, на котором только что сидела. Кит заметил у нее на руке странный символ – волны под языками пламени. Впрочем, может, это и не означало ничего особенного.
– Мне пора, – сказала она.
– Ты боишься Сумеречных охотников? – удивленно спросил Кит, отступая в сторону, чтобы не мешать ведьме со сборами.
– Тс-с, – шикнула она и поспешила прочь, сверкая яркой шевелюрой.
– Ну и дела, – буркнул Кит и побрел обратно к отцовской палатке.
Он подошел сбоку – голова опущена, руки в карманах. Отец, конечно, накричит на него, если он покажется при Сумеречных охотниках, особенно учитывая эти толки, будто они насильно забирают всех простецов, наделенных Зрением, и все же Кит не мог не подслушать разговор.
Блондинка наклонилась, уперлась локтями в деревянный прилавок.
– Рада тебя видеть, Грач, – широко улыбнувшись, сказала она.
Красивая, подумал Кит. Старше его. А юноша, что с ней, еще и выше его на голову. К тому же, она – Сумеречный охотник, а значит, ни о каком свидании и речи быть не могло, но восхититься ее красотой это не мешало. Обнаженные руки, длинный бледный шрам от локтя до запястья. По всей коже – черные татуировки, какие-то непонятные символы. Одна выглядывала из-под выреза рубашки. Кит сообразил, что это руны – священные метки, которые наделяют Сумеречных охотников силой. Их носили только нефилимы. Стоило начертить их на коже простеца или какого-нибудь обитателя Нижнего мира, и несчастный сходил с ума.
– Кто это с тобой? – спросил Джонни Грач, слегка кивнув в сторону юноши. – Твой знаменитый парабатай?
Кит еще живее заинтересовался парой охотников. Любой, кто знал о нефилимах, знал и о парабатаях. Двое Сумеречных охотников клялись друг другу в вечной верности и обещали всегда сражаться бок о бок. Они давали обет жить и умереть друг за друга. Парабатаи имелись у самых знаменитых Сумеречных охотников в мире – у Джейса Эрондейла и Клэри Фэйрчайлд. Это даже Киту было известно.
– Нет, – протянула девушка и взяла с полки возле кассы банку с зеленоватой жидкостью. В ней якобы хранилось любовное зелье, но Кит-то знал, что на самом деле там обычная вода, подкрашенная пищевым красителем. – Джулиану не по душе такие места. – Она окинула взглядом базар.
– Я – Кэмерон Эшдаун. – Юноша протянул руку, и Джонни пожал ее, улыбаясь чуть насмешливо. Кит воспользовался моментом, чтобы скользнуть за прилавок. – Парень Эммы.
Блондинка (значит, ее зовут Эмма!) едва заметно вздрогнула. Может, сейчас Кэмерон Эшдаун и вправду ее парень, подумал Кит, но вряд ли надолго таковым останется.
– Ну-ну, – пробормотал Джонни, отбирая банку у Эммы. – Полагаю, ты пришла забрать то, что мне оставляла.
Он вытащил из кармана какую-то красную тряпочку. Кит изумленно посмотрел на нее. Что интересного могло таиться в обычном лоскутке?
Эмма выпрямилась. На лице у нее отразилось нетерпение.
– Ты что-нибудь разузнал?
– Если бросить ее в стиральную машину вместе с белым бельем, носки точно порозовеют.
Нахмурившись, Эмма забрала тряпочку.
– Я серьезно, – сказала она. – Ты понятия не имеешь, скольких пришлось подкупить, чтобы ее достать. Ее нашли в Спиральном Лабиринте. Это обрывок рубашки, в которой моя мать была в день своей гибели.
Джонни поднял руку.
– Я знаю. Я просто…
– Не нужно сарказма. Это я могу сыпать шуточками, а твое дело – добывать информацию и сообщать ее, когда следует.
– И получать за нее плату, – добавил Кэмерон Эшдаун. – Не так уж плохо получать плату за сведения, а?
– Я ничем не могу вам помочь, – признался отец Кита. – В ней нет магии. Это просто тряпка. Изодранная, побывавшая в морской воде, но в целом совершенно обыкновенная.
На лице Эммы явно промелькнуло разочарование. Не пытаясь скрыть свои чувства, она забрала тряпочку и сунула ее в карман. К собственному удивлению, Кит вдруг проникся сочувствием к этой девушке: до сих пор он и представить себе не мог, что когда-нибудь будет сопереживать Сумеречному охотнику.
Эмма посмотрела на него, как будто он случайно высказал свои мысли вслух, и ее глаза загорелись.
– Так ты тоже обладаешь Зрением? Как и твой отец? – спросила она. – Сколько тебе лет?
Кит похолодел. Отец быстро заслонил его собой.
– Слушай, Карстерс, ты, кажется, хотела расспросить меня о недавних убийствах, – сказал он. – Или ты еще ничего об этом не слышала?
Похоже, Вьюрок была права, подумал Кит: об этих убийствах знали все и каждый. Тон отца выдавал беспокойство, и Кит понял, что ему стоило бы убраться подобру-поздорову, да только за прилавком он был как в ловушке – все пути к отступлению отрезаны.
– До меня доходили слухи о погибших простецах, – ответила Эмма. Большинство Сумеречных охотников вкладывали в это слово, обозначающее обычных людей, куда больше презрения, но в голосе Эммы не слышалось ничего, кроме усталости. – Но мы не выясняем, почему простецы убивают друг друга. Это дело полиции.
– Но были и мертвые фэйри, – возразил Джонни. – Нашли несколько тел.
– Мы не можем вмешиваться, – сказал Кэмерон. – Ты ведь знаешь. Нам запрещает Холодное перемирие.
Кит услышал тихий шепоток из соседней палатки и понял, что не он один навострил уши.
Холодным перемирием назывался один из законов Сумеречных охотников. Точнее, это охотники называли его законом, а на деле это было просто наказание. Перемирие заключили лет пять тому назад, и Кит почти не помнил, как обстояло дело раньше.
Когда Киту было десять, во вселенной Нижнего мира и Сумеречных охотников разразилась война. Сумеречный охотник Себастьян Моргенштерн восстал против своих товарищей: перебираясь из Института в Институт, он убивал нефилимов или захватывал власть над их телами. Так он сколотил чудовищную армию полностью подчиненных ему рабов. Большинство Сумеречных охотников из Института Лос-Анджелеса либо погибли, либо вошли в эту армию.
Иногда Киту снились кошмары о тех временах. Кровь лилась по коридорам, которых он никогда прежде не видел, а на стенах чернели руны нефилимов.
Волшебный народ поддержал Себастьяна в его попытке уничтожить Сумеречных охотников. Кит слышал о фэйри в школе – эти милые существа якобы жили на деревьях и носили шляпы из цветов. Но на самом деле Волшебный народ не имел ничего общего с этими детскими сказками. К числу фэйри принадлежали и русалки, и гоблины, и злобные водяные, и прекрасные эльфы, занимавшие высокое положение в своих кругах. Высокие, красивые и опасные, эти эльфы делились на два Двора: Благой Двор во главе с королевой, которую никто не видел вот уже много лет, и Неблагой Двор – темную обитель вероломства и черной магии, король которой славился своей жестокостью.
Так как фэйри были обитателями Нижнего мира и в свое время поклялись в верности Сумеречным охотникам, их предательство было непростительным. Сумеречные охотники жестоко наказали их: по условиям Холодного перемирия фэйри обязались выплатить Сумеречным охотникам солидную сумму на восстановление разрушенных зданий и лишились армии, а остальным обитателям Нижнего мира запрещалось помогать им в чем бы то ни было. За помощь фэйри полагалась суровая кара.
Фэйри были древним и гордым волшебным народом – по крайней мере, так гласили легенды. Но Кит знал их только как разоренный и сломленный народ. Большинство обитателей Нижнего мира и других жителей теневой зоны на границе мира простецов и мира Сумеречных охотников не таили на фэйри зла. Но никто не хотел идти против воли Сумеречных охотников. Вампиры, оборотни и маги старались держаться подальше от фэйри и встречались с ними только в таких местах, как Сумеречный базар, где деньги ценились выше закона.
– В самом деле? – криво усмехнулся Джонни. – А что, если я скажу, что найденные тела были покрыты письменами?
Эмма подняла голову. Ее глаза, темно-карие, почти черные, составляли удивительный контраст со светлыми волосами.
– Ну-ка повтори!
– Ты и так все слышала.
– Что за письмена? Тот же язык, что и на телах моих родителей?
– Не знаю, – покачал головой Джонни. – Это только слухи. Но все-таки подозрительно, правда?
– Эмма, – предостерегающе начал Кэмерон, – Конклаву это не понравится.
Конклавом называлось правительство Сумеречных охотников. Насколько Кит мог судить, Конклаву вообще ничего не нравилось.
– Мне плевать, – отмахнулась Эмма. Явно забыв о существовании Кита, она прожигала глазами его отца. – Расскажи мне все, что тебе известно. Дам две сотни.
– Идет. Но я не так уж много знаю, – признался Джонни. – Сначала кто-то пропадает, а через несколько дней находят тело.
– И когда же в последний раз кто-то пропал? – поинтересовался Кэмерон.
– Две ночи назад, – сказал Джонни, отрабатывая плату. – Тело, вероятно, подбросят завтра ночью. Вам остается лишь схватить того, кто это сделает.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Хорошие книги
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 43
Гостей: 41
Пользователей: 2
rv76, Маракеши

 
Copyright Redrik © 2016