Четверг, 08.12.2016, 03:08
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Интересное от российских авторов

Илья Стальнов / Эмиссар чёрной Армады
28.11.2014, 01:39
«… Человека без лица я увидел в баре небольшого провинциального городка Конкарно, что на побережье Атлантики. Но, мсье, по порядку.
Как я очутился в Конкарно? Я деловой человек. А в последнее время старая поговорка деловых людей «Время — деньги» утратила свою остроту. Прелесть информационного общества как раз в избытке времени. И этот избыток даже вызывает подсознательный протест. Скажите, ну кто из сегодняшних серьёзных бизнесменов предпочтёт СТ и дистантно-чувственные контакты личной встрече? Обсуждение важных вопросов с использованием инфасетей — это дурной тон. Не говоря уж о заключении контрактов. Вы не хуже меня знаете, как изменило систему отношений в бизнесе введение в прошлом веке системы ККК — компьютерной коммерческой кодификации. Никаких подписей на контрактах, никаких свидетелей данные заносятся во всепланетный коммерческий банк данных со всеми юридическими последствиями. Надёжно, просто, совершенно. И скучно. Вы видели, чтобы кто-то сегодня заключал контракт, механически вгоняя данные в ККК? Бывает, но редко. Контракты заключают, расписываясь гусиными перьями, настоящими чернилами. И при личной встрече. Таковы правила хорошего тона.
С фирмой «Спейслайт» мы в Конкарно заключали договор о сотрудничестве по созданию новой линии микробиологического конструирования компьютерных систем. Вам это что-то говорит? Пока не говорит? Ничего, скоро скажет многое. Это новая эпоха технологий. Притом технологий не наших.
Если бы десять лет назад кто сказал мне, что я буду начальником отдела компании, которая приспосабливает инопланетные технологии под наши условия — я бы решил, что со мной неумно шутят. Но это было десять лет назад. И тогда никто не знал об Асгарде. Сегодня суперы предлагают для внедрения новые технологии, разработанные где-нибудь в Созвездии Кассиопеи, и учёные компаний, вроде нашего «Монарха», смотрят, доросли ли мы до их использования, адаптируют к нашим, человеческим условиям и совместно с фирмами-производителями типа «Спейслайт» выкидывают их на рынок.
Обычно для деловых встреч и заключения договоров выбираются небольшие уютные городки, далёкие от суеты и сумасшествия гигантских муравейников-мегаполисов. Так мы и оказались в Конкарно.
Переговоры прошли более чем успешно. Я преподнёс моему боссу — Сергею С. Савелову — папку с документами. Он поставил гусиным пером изысканную закорючку. Затем появилась подпись сто пятилетнего Абрахама Фицжеральда, прозванного Щепкой, и действительно худого, как щепка, с молодой, пятнистой от регенерации кожей на лице.
Делать тут больше было нечего. Два босса устроились в вагоне пронизывающего землю поезда-игольника. Через двадцать минут они достигли аэропорта. А я остался в Конкарно, выпросив три дня в счёт положенного по закону четырёхмесячного отпуска.
Босс знает мою страсть к реальному туризму. Я обожаю ездить. Меня никто не убедит, что с ним могут сравниться фантаз-экскурсии, когда ты сидишь, облепленный проводами, как андроид, в специальном кресле и бродишь по улицам, существующим в виде сигналов в компьютерной сети. Трогать настоящие камни, прикасаться к настоящей земле, ощущать пыль тысячелетий — разве это не прекрасно, мсье? Последние сорок лет люди начали понимать это. Индустрия реалтуризма пошла сильно вверх. Отведав новшеств, люди возвращаются к хорошо забытому старому. Разве это не так, мсье? Прошу прощения, я вновь отвлёкся.
Люблю маленькие городки старой Бретани — даже больше, чем всемирно известные города-музеи. В них есть своё очарование. Дорогая сердцу наших соотечественников архаичность. Конкарно располагается на острове, соединённом с большой сушей навесными древними мостами. У моста на постаменте возвышается старинный якорь — символ города. Постановлением Магистрата здесь категорически запрещены архитектурные новшества, использование современных материалов, а также иллюзортехнологий. Поэтому Конкарно выглядит как городок восемнадцатого-девятнадцатого века. Даже местные жители, понятно, для привлечения туристов, ходят в старинных одеждах. Конечно, отдаёт где-то театром, но, по-моему, очень мило. Всё, как столетия назад. Здесь не шатаются озабоченные киберсистемы различного назначения, нет автоматических пунктов питания. Двадцать второй век скрылся в глубине квартир и номеров отелей. Он в старинном, одной из первых моделей, телевизоре, который на деле оказывается СТ-проектором, в тесной, с ржавой ванной, комнате, где в стены незаметно вмонтирована стимулирующе-оздоровительная и медицинская аппаратура. Он в трескучем буфете с банкой варенья, который на самом деле является частью кухонного комплекса. И если в Конкарно над дверями висит писанная маслом вывеска «Бар «Крестоносец», значит, там грубая деревянная стойка, пыльные бутылки, расставленные за спиной бармена, и запах жарящегося мяса.
Около стойки в «Крестоносце» я и сидел, приканчивая уже второй стакан красного вина. Полноватый кряжистый бармен — типичный француз из этих краёв — уверял, что вино настоящее, а не искусственное. Но кто разберёт?
— А вот и гость, — поморщился бармен, глядя за мою спину.
Я обернулся и увидел ЕГО.
Сперва мне показалось, что передо мной андроид. Что-то искусственное было в его движениях. Они были какие-то плавно-целеустремлённые, будто им руководили раз и навсегда определённые цели и ориентиры. В этих движениях не было ничего случайного, неосторожного… Но нет, то был не андроид. Все попытки создать кибера, динамика движений которого будет неотличима от человеческой, пока не увенчались успехом.
Чёрный балахон мёл деревянный пол. Он скрывал руки и ноги гостя. Лицо пряталось за улыбающейся маской без глаз. Конечно, умом я понимал, что человек в балахоне прекрасно видит через неё, но меня не оставляло ощущение, что он слепец, движимый каким-то шестым чувством. И ещё всё-таки трудно было поверить, что передо мной человек. Оно и неудивительно. Ведь ОНИ поставили своей целью изжить в себе всё человеческое.
— «Люди без лиц». Церковь «Стирания», — продемонстрировал я свои познания.
— У нас их прозвали «балаганщиками». Балахон, маски — ну чем не клоуны? Я пожал плечами.
— Точно, клоуны, — продолжил бармен. — Конечно, каждый гражданин свободной Германии имеет право жить так, как ему вздумается, — лишь бы не мешали жить другим. Да и привлекают «балаганщики» туристов. Ну, как белые носороги в Африке. Но всё равно — они просто полоумные клоуны.
Церковь «Стирания». Все информпакеты-путеводители упоминают о ней. В Конкарно единственный в мире монастырь этой церкви, которая приобретает с каждым годом всё больше сторонников во всех уголках Земли. Здесь собрались наиболее «продвинутые» адепты. Точнее, наиболее ненормальные. В основе их идеологии лежало то, что путь ко Вселенскому Я, к Изначальной Сути лежит через стирание индивидуальности каждого человека. Сознание, лишённое отличительных черт, приобретает первозданные черты, как шелуху сбрасывая с себя грязь перевоплощений и воспоминаний.
— Они утверждают, что, сбросив с себя остатки личности и слившись воедино, овладеют частицей абсолютной Основы Основ, — сказал я.
— Может быть, — пожал плечами бармен. — Пусть меня тоже посчитают сумасшедшим, но какая-то чертовщина в их притоне, именуемом монастырём, творится. «Балаганщики» нам ещё покажут.
Пока мы говорили, гость неподвижно стоял около дверей. Потом по замысловатой кривой он двинулся по помещению бара, где находилось человек восемь. «Человек без лица» будто бы хотел посмотреть на каждого. Сделав круг, он приблизился к выходу, замер, не оборачиваясь, безжизненным голосом прокаркал:
— Мы идём. Мы несём дар. ГОТОВЬТЕСЬ ПРИНЯТЬ ЕГО.
И вышел из бара.
— Я же говорю — клоуны, — за нарочито бодрым тоном бармен пытался скрыть замешательство.
— Клоуны со злыми улыбками, — произнёс я, ощущая, как внутри становится пусто и холодно…
Я хотел тут же уехать. Не знаю, мсье, но мне сразу подумалось, что кончится всё плохо. И всё же летний солнечный день и очарование мирного, тихого древнего города быстро прогнали чёрные мысли. Да ещё глоток доброго вина — по-моему, всё же искусственного. Чёрные мысли вернулись ночью. Вернулись реальным кошмаром…
Что было? Как было? Разве я помню, мсье?.. Нет, нет, конечно, помню. Но очень мало. Урывками…, Нет, мсье, разбудил меня не шум. Не было в моей жизни ночи более тихой, чем та ночь. Оглушающая тишина. Проклятая тишина в проклятую ночь!
Я знал, что должен проснуться. А проснувшись, я знал, что должен встать с постели и идти.
Помню костры. Огромные, размером с трёхэтажный дом. Это было не просто пламя. Это было первобытное пламя, в котором — все наши древние страхи и надежды. Вокруг, плотно прижавшись плечом к плечу, стояли «Люди без лиц». «Балаганщики»? Тот, кто дал им это прозвище, был полным болваном, который так ничего и не понял. Они… Дайте мне волы… Нет, мсье, не надо инъекций! Просто воды… Так, я спокоен, мсье. Я спокоен. Спокоен…
«Люди без лиц» сняли маски. И я увидел их лица. Я даже не могу определить это чувство одним словом. Что вам скажут слова? Что лица были бледными, осунувшимися, вытянутыми? Нет, всё это ерунда. В лицах этих было зло! Не бесшабашное бесовское, подлое и бешеное. Если бы! Оно было чуждым. Равнодушным. Будто пришедшим из ада. Нет, мсье, не из того ада, где черти беззаботно жарят нераскаявшихся грешников. Из бескрайнего и бесконечного холодного ада. Ада одиночества и безысходности. Они будто были чужими.
А вокруг них!.. Вокруг них кипел водоворот. Водоворот из людей. Те же белые лица, остекленевшие глаза. Это были те люди, которых я видел днём в этом городе. Я заметил знакомого бармена. И посетителя «Крестоносца». Их мерное движение притягивало, захватывало меня. Звало слиться в едином порыве.
Я превозмог этот порыв. Многие ли могли сделать то же самое? Не знаю. Не помню. Я лишь помню, что эта человеческая масса не знала жалости. Она жила в мире, где жалости просто нет. Человеческий поток как жернова перемалывал людей. А над главной площадью города плыл дым и нёс запах горящего человеческого мяса. Я видел кровь. Видел разорванные тела. Но не слышал ни стонов, ни криков о помощи.
Потом я бежал куда-то. Видел другие костры. Другие «водовороты», в которые чуть не был вовлечён сам. Как я выжил — не знаю. Ведь не все выжили. Не все, мсье, правда? Наверное, было много жертв?.. Ладно, это неважно.
Я потерял сознание и очнулся только в медицинском центре. Я не знаю, что там было. Как всё это объяснить? Что случилось с теми людьми? Я знаю только, что это не должно повториться. Это было бы слишком жестоко… И ещё, мсье, я знаю, что всё повторится. Как в восточной сказке кто-то, выпустил из бутылки злого джинна. А джинна не просто загнать обратно в бутылку…
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Интересное от российских авторов
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 25
Гостей: 25
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2016