Суббота, 10.12.2016, 05:56
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Интересное от российских авторов

Александр Шакилов / Осторожно! Мины!
22.07.2011, 13:08
   Скороспелки собрали еще неделю назад.
   Удерживая запалы простенькими заклятьями, аккуратно извлекли клубни и тут же, возле грядок, отсортировали. Хорошая, правильная привычка — все делать аккуратно.
   Главное — не проморгать белую полоску в самом низу маркировки, на месте шифра взрывчатого вещества. Белая полоска — верный признак недозревшей противотанковой мины. А еще черная надпись «ИНЕРТ.» на зеленом боку. Если есть такое, присыпь землей болванку, наполненную цементом. Пусть поваляется недельку-другую, пока серый порошок внутри не вызреет в тротил.
   Полдень, жара. Очередная ТМ-62М  легла в металлическую кучу.
   Говорят, шрамы украшают мужчину. Значит, парень, что выкопал мину, красавец из красавцев. У него нет трех пальцев на правой руке, а хромота намекает на давнее знакомство с нажимной крышкой ПМП.  Лет пять назад парнишка шагнул с тропы, чтобы сорвать ромашек для любимой мамочки, — ТТ-пуля вгрызлась в пятку, раздробив мелкие кости.
«Красавец» зажмурился, подставив солнцу одноглазое лицо. Настоящий симпатяга.
Чумазому мальчишке было лет шесть, когда он нащупал на подоконнике забытый кем-то из взрослых капсюль-«восьмерочку», медный цилиндрик, открытый с торца. В отверстие это врастает огнепроводный шнур, паразитирующий на детонаторах. Оказалось, испытаний на изгиб капсюль не терпит — взрывается.
— Ста-а-ас! Закругляйся! Мать зовет! Обедать, Ста-ас!
Одноглазый сапер обернулся на крик отца, кивнул. Наклонился за пехотной лопаткой, улыбнувшись своим мыслям, по всему — приятным. Весь в мечтах, он слишком поздно почуял опасность. Сначала появился далекий гул, тихий-тихий, потом — отчетливый шелест. И вот — громкое стрекотание, хлопки потревоженного воздуха.
Улыбка парня сменилась гримасой ненависти. Он оскалился и зарычал.
Из-за высоток, кварталом выше по тропе, вынырнул вертолет. Топоры-лопасти кромсали полуденный зной над лесом антенн. Машина была похожа на стрекозу, задравшую кверху пятнистый хвост, — быстрая наглая хищница, уверенная в своей безнаказанности. С ходу, без остановки и зависания, врубилась система минирования, внаброс заражая местность тысячами фугасных мин. Сдвижная дверь была снята — из грузового отсека таращились наружу стволы пулеметов, готовых отреагировать залпом на любое движение внизу.
Желваки перекатывались на скулах парня. Остатки фаланг вцепились в черенок лопаты. Слезы ярости текли по щеке, мужские страшные слезы — от бессилия и безнадеги.
Но вдруг яркая вспышка осиным жалом впилась в бак вертолета. И рвануло. С грохотом рвануло, душевно. Взрыв постучался в оконные проемы пяти этажей дома по соседству. Ошметки горячего металла стеганули по редким стеклам. Осколки расцарапали плесень на обоях заброшенных квартир, посекли пластитовые наросты на отсыревших потолках.
Взрыв.
Вспышка.
Ударной волной приложило по ушам. Затрещал огонь, пахнуло дымом. А Стас все не мог поверить в чудо: жив! Он рассмеялся и вытер пыль с обветренных губ. Неужели на крыше пятиэтажки проросли споры кумулятивной ПВМ?  Сработал акустико-инфракрасный датчик цели, и ударное ядро, и… Как если бы змея ужалила свой хвост, мины устроили охоту на себе подобных.
Накидка из бизоньей кожи задрожала на широких плечах Стаса — он хохотал. Пять розеток бело-красных игл дикобраза, пришитых к накидке, были похожи на солнце в полдень. Перенервничал, бывает.
— Ста-а-ас! — послышался испуганный крик.
Это мама, хранительница очага. Никто лучше мамы не умеет заговаривать ветер и кровь, запалы и растяжки. У нее юбка с каймой из трехцветного бисера. Ветер играет длинными косами и приметанными к юбке хвостами енотов. Вот такая вот у Стаса мама — умелая и красивая…
Обед готов.
Так почему бы мужчинам не откушать картофеля «в пончо» и маисовых лепешек, тушеной печени бизона и краснобоких, хорошенько просоленных помидоров?
Пора подкрепиться.
А после сытной еды и работа в радость.
Мины-плоды, мины-початки и опять мины — очистить от земли и песка. Мины-корни и просто мины — отсортировать по типу и размеру, внимательно изучив маркировку. Корпус к корпусу, запал к запалу, моток проволоки к мотку.
Перебрали урожай, обмели щеточками. До заката еще долго, но и рассиживаться не след. Схватившись за матерчатые съемные ручки, отец и сын перетащили клубни в мастерскую кузнеца, на чердак. Шестнадцать этажей пешком вверх-вниз, вверх-вниз. После каждого десятого восхождения отдыхали. Рядом, за бетонной стеной, лаяли проводники — беззлобно, по привычке. Мол, работа такая — глотки надрывать.
— Молодцы мы. Да, сын?
— А то!
Всё перенесли, ничего не забыли. Теперь можно вздохнуть с облегчением. Дальше чужая забота, как вскрыть корпуса мин, разжечь огонь и раздуть меха.
Металл и пластик на переплавку. Тротил и ВВО-32 сгодятся для удобрения картофеля и подсолнечника. Взрыватели пойдут на рассаду.
Мина — овощ полезный, без остатка в деле.
И потому вдвойне приятно, что тээмки безвредней заячьего хвоста. Нужно, в смысле совсем не нужно, чтобы пятеро таких, как Стас, одновременно наступили на взрыватель — вот тогда от самоубийц останутся только ржавые пятна на стене дома да недолгий звон в ушах соседей. Да и то пятна продержатся до первого кислотного дождя.
Проще, конечно, забросить огород — не окучивать грядки, не рвать сорняки — и рыскать по междутропью, выискивая дикие клубни. Но никто не даст и глотка браги за жизнь безумца, который на это осмелится. На то и дичка: наткнешься на сюрприз  — бум! — и нет тебя. В лучшем случае руку оторвет. Или ногу. Или руку и ногу. Или…
Но это и так понятно.

Глава 1
ОХОТА НА БИЗОНОВ

   Скальп, привязанный к поясу, мечтал отомстить убийце. Трепет орлиных перьев подобен волненью трав, испуганных ветром Четырех Направлений. Это предчувствие охоты и мяса, жизни и смерти!..
   Бизонье стадо паслось на стадионе, не подозревая об уготованной ему участи, незавидной и печальной. Старая шерсть топорщилась коростой поверх новой. Копыта вытаптывали землю у нор луговых собачек.
   На рассвете у самых трибун Уголь Медведя поставил типи,  где сейчас отдыхала светловолосая красавица Лиза. Шаман напоил ее отваром тьмы-травы, и теперь девушка крепко спала.
   Стас закрыл единственный глаз, представив ее белые кудри, гладкую кожу, вздернутый носик и алые губы… Сразу стало жарко, древко копья заскользило в ладони, томагавк вдавился в бок. Стас лежал у первой линии медных растяжек. Правый локоть касался плеча коротышки Самеда, левый — бедра Лореса.
Вот уж повезло Лоресу с именем — Лосиная Ресница! Никто не знал, почему родители его так назвали. И не спросить уже — лет пять назад померли от гриппозной чумы. Вообще-то в детстве Лорес был худышкой. Но с тех пор очень изменился: высоким стал, сильным и, главное, быстрым. Блестящие черные волосы он заплетал в две косы. Карие глаза его чуточку косили.
Солнце жарило прямо в темя. Хотелось спрятаться в тень, выпить воды. Козодои, распахнув огромные пасти, метались над стадом, глотая воздух, кишащий комарами. Пора. Ну же! Пора?.. Стас изнывал от нетерпения.
И вот шаман поднялся с одеяла, расстеленного на муравейнике. По щекам и по лбу его ползли букашки, копошились в паху, лезли из-под век, а Углю Медведя хоть бы что. Широко расставив ноги, он затянул волчью песню. И медленно, спотыкаясь и останавливаясь, пошел к стаду. Под мокасины при этом он не глядел. Две кружки отвара из мухоморов хранили шамана от мин и тарантулов, растяжек и сколопендр.
— Наберитесь храбрости, не пугайтесь, следуйте за мной туда, где вы увидите меня на белом коне! — пел Уголь Медведя быкам и коровам, матерым вожакам и молочным телятам.
И бизоны откликнулись на зов Угме.
Звери собрались вокруг него, доверчиво тыча мордами в спину и живот, в бока и ноги. Шершавые языки лизали ладони старца.
Стас не дышал. Вот-вот, сейчас, прямо сейчас!..
Уголь Медведя запрокинул к небу иссеченное шрамами лицо. Ветер, как пес-проводник — ветошь, трепал седые космы шамана. Это знак, долгожданный знак. Самед хмыкнул и натянул тетиву. Лосиная Ресница, зажав в зубах мачете, бесшумно пополз вдоль растяжек. А Стас, согнувшись вдвое, двинул напрямую. Он был предельно внимателен и высоко поднимал ноги. Ведь он не заклинатель духов, нажимные крышки трогать пятками не умеет. То есть умеет, но только один раз.
В высокой траве мелькали головы воинов племени. Охотники окружали стадо. Одурманенные шаманом бизоны не замечали людей, бодали друг дружку, пытаясь ближе подобраться к Углю Медведя.
— Обними меня, я не смотрю! — пел Угме.
Зазвенел лук в руках коротышки Самеда, отпустив стрелу на волю.
— Моя любовь, это я, ты меня слышишь? — спросил старик у неба. Он рыдал и рвал на себе волосы. Ногти его впивались в худые ребра, царапали зеленоватые татуировки на предплечьях и груди.
Стас вогнал наконечник копья под лопатку мощного быка. Бык рухнул мордой вперед, засучил задними ногами.
— Други, сохраняйте выдержку. Я вижу мою возлюбленную… — шептал Уголь Медведя.
Мачете Лосиной Ресницы рассек загривок рябого теленка: ш-шкр-р-р!
Тяжелое дыхание охотников да звон комаров — и больше ни звука. Деловитые удары, плеск крови — это просто бойня, бесшумная и жестокая. Бизоны умирали молча: ни хрипа, ни мычанья. Только шелестела трава, примятая тучными боками. Ножи касались глоток, дубины ломали хребты, и было скользко под ногами…
Внезапно шаман замолчал. Слезы промыли русло на его измазанном красной глиной лице. Муравьи копошились в глазах, кусали губы старца. Очнувшись от транса, шаман снял с уха надоедливое насекомое, растер пальцами в мокрое пятнышко — и тут же взревел недобитый бык, замычала молодая коровка, из шеи которой торчали две стрелы.
Боль и предсмертные хрипы. Междутропье наполнилось звуками.
Уголь Медведя очистил лицо от муравьев. Пошатываясь, он брел среди туш, высматривая первого убитого бизона. Наклонился и отрезал кончик хвоста зверя. Подозвал самого быстрого охотника племени, Лосиную Ресницу, и вручил ему трофей.
Провожая взглядом широкую спину Лореса, шаман шептал заклятья-обереги. Юноша нес кончик хвоста в вытянутой руке. Он бежал, не глядя под ноги, — спешил к спящей красавице Лизе. У входа в типи Лорес упал на колени и выкрикнул имя девушки. Лиза проснулась, заворочалась. Открыла глаза и…
Скрестив руки на груди, Стас сплюнул от досады. Почему Уголь Медведя послал к Лизе Лосиную Ресницу, а не Длинного Пальца, к примеру? Длинный Палец отлично бегает. И у него нет черных кос, у него такие же русые и редкие волосы, как у Стаса. Шаману нужно было отправить к Лизе Длинного Пальца!
Лиза взяла ношу с открытой ладони Лореса. Она посмотрел воину в глаза, улыбнулась и запела. У нее такой красивый голос! А сама Лиза — чисто женская птица,  белая птаха в небесах. Она украсила тридцать бизоньих покрывал, и потому старухи сказали, что Лизе до самой смерти придется быть счастливой.
Девушка набросила на обнаженные плечи накидку с узкими полосками из красных игл дикобраза. Эта одежда означала, что отныне Лизе разрешено иметь детей, ее время настало. Вакан Танки благословили светловолосую красотку.
Дети…
Стасу очень не понравилось, как Лорес смотрел на Лизу.

* * *
   Почти три сотни воинов и женщин, детишек и стариков жили в шестнадцатиэтажке на улице Второй Пятилетки.
Така разбили лагерь в бетонных стенах под крышей, укрытой рубероидом. Вигвамы удобно ставить в квартирах. Обои и старые шкуры, парафиновые свечи и утробно ухающие сливные бачки — это и есть дом. А еще скрипучие пружины кроватей и шахты лифтов, черные змеи-кабели, растянувшие свои упругие тела между балконами, и охранные орнаменты на потолках. Крепкое здание — в отличие от прочих вокруг.
Така всегда жили в этом доме. Всегда — это сколько Стас себя помнил, то есть почти двадцать цветений картофеля, почти двадцать урожаев противотанковых мин. А еще — сколько помнили себя родители Стаса.
Вечер закончился, комаров прогнал ветер. Ночь охладила разгоряченную охотой кровь. Утро приветливо омыло ноги росой, а лица — туманом. Самое время полдню ударить в затылок сентябрьским солнцем, последним жаром приласкать лопатки мужчин племени.
— Па-а-ад-тя-анись! Не о-ад-т-става-а-ать!
Людской караван медленно двигался по тропе вдоль улицы Мира. Телеги катились мимо заросших плющом кирпичных развалюх. Печальное зрелище: ржавые указатели с номерами домов, блеклые цифры на стенах и обрушенные козырьки подъездов. А ведь раньше, очень давно, здесь жили люди…
Стас натужно дышал, пот стекал по лицу. Бубен шамана отбивал ритм шагов, помогая не упасть от усталости: бум-бум! бам-бам! бум-бум, бам-бам!..
Караван доставит добычу домой. Женщины разделают мясо и спрячут в холодильные подвалы. Но это будет потом. А пока что спина воина бугрилась мышцами, на висках вздулись вены. Стаса запрягли в повозку, сбитую из тонких кленовых стволов. В грудь впился чурбак с полукруглым вырезом, обмотанным лисьими хвостами. Длинный Палец называл этот вырез ярмом. Мол, запрячь бы в ярмо мустанга да хворостиной его под хвост, чтобы резвей бежал и слушался…
Длинный Палец никогда не отличался умом. Надо же, мустанга хворостиной! Мустанг — он вольный, его нельзя! Кстати, сам Длинный Палец пыхтел справа от Стаса, а слева кряхтел Лосиная Ресница, закадычный друг детства и лютый враг юности. На повозке лежали четыре крупные туши.
— Вот зачем, а? — шипел Длинный Палец. — Уголь Медведя говорит: «Я успокою, а вы убивайте, не щадите, ибо пища». Можно ведь не сразу, можно по тропе до самого дома отвести успокоенных этих. А там — горло чик! Проблем ведь меньше. И тащить не надо… Правильно, да?
— Дурак ты. — Лосиная Ресница сбил с плеча слепня.
— Почему?
— Потому что дурак.
— А кто умный? Ты, что ли?
— Уголь Медведя умный.
— Почему это?
— Он шаман, а мы так, задницы скунсов.
Эх, снять бы с Лореса чернокосый скальп! Жаль, у него родственников много. От всех не отбиться. Поднимут Стаса на копья, прогонят с тропы отца и мать. Идите за тенями предков, скажут, авось повезет — быструю смерть найдете, без мучений.
Домой, домой, домой — скрипели колеса повозки. Домой, домой, домой…
— Na i' sho yuts, nats ho' si vom na meh' on,  — шевелил сухими губами Стас.
Он хромал сильнее обычного. Слишком далеко на восток ушло стадо: за цеха завода, за пруды-отстойники, за свалку. У самого стадиона догнали…
Уголь Медведя говорил, что на востоке меньше мин, там вкусней трава и чаще блестят на солнце соляные поляны. В тех местах совсем нет койотов и тигры не рвут в клочья отставших от стада телят. На востоке хорошо: в болотистых лесах много лосей и кабанов, и бобры там маленькие и безвредные. Но там нет домов. Совсем!
Зимой и в сезон дождей людям племени не выжить на тучных пастбищах востока. Люди должны прятать тела в квартирных вигвамах, иначе — смерть.
— Na i' sho yuts, nats ho' si vom na meh' on…
Стас еле переставлял ноги, мокасины проваливались в многолетний слой листьев. Пора забыть благословенные времена, когда ради нескольких туш охотники загоняли на минное поле целое стадо. Быков, погибших на краю опасной поляны, цепляли крючьями, привязанными к проволочным тросам, и вытаскивали на тропу. Остальное мясо — на радость воронам.
Отец рассказывал, что, бывало, поджигали кустарник, рискуя испепелить все поголовье рогатых и половину заброшенных домов района. И все только ради того, чтобы завалить парочку телят — на шашлычок под стаканчик еще теплого самогона.
— Па-а-ад-тя-анись! Не о-ад-т-става-а-ать!
Махэо, как болит нога! Стас стиснул зубы, под кожей вздулись желваки.
В первой повозке, той, что скрылась за домом с вывеской «Магазин», отдыхала Лиза. Она устала, очень устала, она приняла в себя души убитых бизонов. Всю ночь она кричала, тело ее содрогалось в конвульсиях. Шаман говорил, ее ребра истоптали копыта погибшего стада, живот вспороли рога мертвых бизонов. Отбивая бубном ритм шагов, Уголь Медведя отгонял от нее духов, жаждущих мести. Здесь и сейчас шаман брел по разведанной тропе, глаза его были широко открыты. Но если вглядеться в те глаза… Старик Угме размахивал мачете, стрелял из лука, жег костры, танцевал и горланил песни — там, в стране духов. Он вскрыл себе вены на запястье, сварил из крови снадобье и обмазал им Лизу.
Домой, домой, домой…
  -------------
  "Скачайте книгу в нужном формате и читайте дальше"
Категория: Интересное от российских авторов
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 18
Гостей: 18
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2016