Пятница, 31.03.2017, 01:41
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Интересное от российских авторов

Алексей Барон / Эпсилон Эридана. Те, кто старше нас
20.03.2017, 20:20
Сверху сорвалась капля и звучно шлепнулась на голову. Лоб сначала онемел, потом онемение сменилось ощущением тепла. Расслабленные мышцы повиновались неохотно. Да и двигаться особо не хотелось. Желания вообще отсутствовали. Дышалось и то с неудовольствием.
Вкрадчивая музыка тревожила. Запахи трав навевали смутные воспоминания. Сочащийся сквозь веки свет вызывал раздражение, мешая вновь погрузиться в блаженное небытие. Чтобы узнать, насколько оно притягательно, нужно побывать в анабиозе. Или в состоянии клинической смерти — это запоминается больше. После него требуется заново привыкать к необходимости жить.
Волна сухого воздуха пробежала вдоль лица и тонким слоем облекла тело. Жидкость стекла. На коже приятно подсыхали капли. Слабые электрические разряды возвращали тонус мышечным волокнам. Ветер шевелил волосы. Чья-то воля настойчиво требовала пробуждения. И вот сознание прояснилось. Появились первые случайные мысли. Нарезвившись вволю, они начали выстраиваться, пришли в относительный порядок.
— Хватит, — недовольно проворчал Арамаис.
Пластиковая раковина раскрылась, обнажив подсушенного мужчину среднего роста и малой упитанности. Консервация еще никому не прибавила ни веса, ни прочих статей. Фрагмент искусственной летаргии сродни временной смерти, по выходе из которой человек всегда сомневается в том, тот ли он, кем был раньше. И первое желание, которое он испытывает, — поскорее узнать, сколько жизни пропустил. Есть хочется позже.
Оставляя влажные следы, Арамаис подошел к таймеру. Циферблат-календарь указывал на поздний вечер 3 октября 2767 года. Красная черта планового пробуждения располагалась целыми двумя неделями позднее. Видимо, что-то случилось. Если вас внезапно вытаскивают из анабиоза — жди неприятностей. Для приятностей внезапно не вытаскивают. Особенно если вы — кэптен. За всю историю Космофлота ни одного капитана не будили раньше времени просто для того, чтобы назвать хорошим парнем. Капитан — должность устранителя неприятностей. И с этим ничего не поделаешь, к этому надо быть готовым. Готовым всегда.
Арамаис наспех оделся, глотнул бульона, схватил зубами сандвич и нажал клавишу. Стена ушла в пол. На пороге Арамаис чуть помедлил, сосредоточиваясь. Один шаг означал начало исполнения служебных обязанностей, поскольку на малых звездолетах жилище капитана традиционно располагается рядом с рубкой управления.
Там находились сразу четыре человека — оба дежурных, плюс следующая смена, что являлось фактом настораживающим. Все четверо при звуке дверного колокольчика отвлеклись от своих занятий
— Привет, водяной, — сказал Жень Ши, старший помощник.
Арамаис раскашлялся.
— Как себя чувствуешь?
— Нормально.
Жень оценивающе прищурился.
— Да, диета идет тебе на пользу.
Арамаис сделал нетерпеливый жест.
— Что с кораблем?
— Полный порядок. Даже странно для столь зрелого сооружения.
— Экипаж?
— В норме.
— Груз?
— Да куда он денется.
— Не понимаю. Тогда с чем же беда?
— С планетой.
— С какой планетой?
— С Кампанеллой.
— Опять не понял.
— Система молчит.
— Какая система?
— Та самая. Эпсилон называется.
— Эпсилон Эридана?
— Он самый, Эпсилон.
— По всему диапазону частот?
— Полностью.
Арамаис почувствовал себя так, словно у него по лицу поползли брови, усы, борода и даже нос немножко.
— Что за шутки!
— Такими вещами не шутят, капитан.
— Ну, извини.
Арамаис прошелся по рубке: девять шагов. Ровно столько, сколько и было.
— Так, — сказал он. — Что в последнем сообщении?
— Ничего особенного. Только вот звери из заповедников исчезли.
— Все сразу?
— Да.
— М-гм, звери. Странно, конечно. Но не повод для отказа от связи с Землей.
Старпом флегматично кивнул.
— Вот и мы так подумали.
— Приводные маяки Эпсилона работают?
— Только внешние.
— Авария на станции дальней связи?
— У них есть резервная.
— Верно.
— Это еще не все, Арамаис. Сегодня мы должны были получить сообщение о старте встречного лайнера. По графику «Фламинго» должен возвращаться на Землю…
— Тоже молчит?
Жень кивнул.
— Совсем интересно. Непрохождение волн?
— Сигналы приводных маяков поступают.
— Ах да. Кажется, я еще не совсем проснулся. Еще один глупый вопрос. Наши приемники исправны на всех волнах?
Жень и Арлетт Витберг, второй астронавигатор смены, улыбнулись одновременно.
— За нами идут «Сибелиус», «Альбасете», «Звездный Вихрь», «Гамамелис» и еще полдюжины кораблей. Сообщения с них, так же, как и с Земли, поступают по графику.
— Арамаис, на Кампанелле что-то случилось, — сказала Арлетт. — Надо ускорить полет. Для этого тебя и разбудили.
— Мы и без того идем со скоростью двести двадцать две тысячи, — заметил Жень.
— До технического предела осталась еще одна тысяча, — возразила Арлетт.
— Выиграем двое-трое суток, а сожжем массу горючего.
— Не каждый день прерывается связь с обитаемой планетой. Трое суток для кого-то могут быть критическими.
Арамаис понял, что эта пара спорит уже давно.
— Чтобы выйти на технический предел, требуется согласие всего экипажа, — напомнил Жень.
— За чем же дело? Давай разбудим оставшихся.
— Минутку, — сказал Арамаис. — Если Жень не согласен, других можно не будить. Для такого решения требуется консенсус.
— Это правило не действует, если имеется непосредственная угроза судну, — вдруг вмешался штурман Чан Гван Чхол.
— Ага, еще и угроза, — с удовлетворением сказал Жень.
— Угроза «Аркаду»? Какая такая угроза? — недоверчиво спросила Арлетт.
— А вот, полюбуйтесь.
— Чем?
— Вот этим. Здесь, на экране, я поместил эталонный спектр излучений звезды Эпсилон Эридана. То, что мы должны видеть с расстояния 0,39 светового года. Того самого расстояния, на котором мы сейчас находимся. А здесь, справа, то, что мы видим на самом деле. Видите разницу?
— Ослабление синей части спектра! — воскликнула стажер Майрин Майорин. — Это значит…
Жень присвистнул.
— Да, это значит, что между нами и звездой находится скопление диффузной материи.
— Дрейфующее облако?
— Да. Газовое или, что еще хуже, — газово-пылевое.
В рубке установилась тишина. От многоопытного Арамаиса до юной Майрин все прекрасно понимали, что случится, если на скорости в три четверти световой «Аркад» врежется в облако. Никакие защитные поля не помогут.
— Что ж ты молчал? — укоризненно сказала Арлетт.
Чан развел руки.
— Сам только что обнаружил.
— Но откуда взялось облако? «Фламинго» пролетел свободно!
— Это было почти год назад, — мягко сказал Чан. — Наверное, облако подкралось сбоку.
— Наши локаторы ничего не видят! — не сдавалась Арлетт.
— Зато видят спектрометры. При нынешней скорости мы войдем в плотные слои облака всего через несколько часов после первого сигнала локатора. Радары плохо видят мелкие частицы. Кроме того, отраженный сигнал должен успеть вернуться.
— Да, — с досадой признала Арлетт. — Ускоряться сейчас нельзя.
— Какое там ускорение! Успеть бы затормозиться…
— А ведь верно, — сказал Арамаис. — Дискуссия окончена. Жень, немедленно приступай к торможению полями. Разогревай главный реактор. И вот еще что. Дай реверс вспомогательными моторами. Осторожного метеор не берет.
На лице старшего помощника отразилось сомнение.
— Вспомогательные двигатели сожгут уйму горючего, а замедление дадут мизерное.
— Э! Сейчас не лучший момент для экономии. Это во-первых. Во-вторых, даже мизерное замедление даст выигрыш во времени. А время требуется для того, чтобы пустить в ход термоядерный реактор, без него нам туго придется. В-третьих же, лишняя масса на борту нам сейчас совершенно ни к чему, понимаешь?
— Сдаюсь, — сказал Жень. — Приступаю к исполнению. Всем пристегнуться. Быстро!
Взвыли сирены. Софус трижды объявил внеплановое торможение. «Аркад» перестал вращаться вокруг своей оси. На пару секунд возникла невесомость, которая тут же сменилась ощущением нарастающей тяжести. Поверхность звездолета, обращенная к Эпсилону Эридана, покрылась рдеющими пятнами — дюзы вспомогательных двигателей заработали на погашение скорости. Выждав, пока автоматика выровняет тормозное ускорение, Арамаис поднялся из кресла.
— Пойду приведу себя в порядок. Жень, так и держи пока минус один «же».
— Пока? До каких пор?
— Пока не накопится информация о характеристиках облака. После этого, если я еще не вернусь, действуй по обстоятельствам.
— А борода тебе идет, — рассмеялась Майрин. — Выглядишь взаправдашним капитаном пиратского брига!
Арамаис улыбнулся. Он был первым мужем Майрин Майорин, или Ма-Ма, как все ее звали.
— Ну, — строго сказала Арлетт, когда створки дверей съехались за капитаном «Аркада», — и что ты намерена здесь делать?
— Как — что? — удивилась Ма-Ма. — Я же на дежурстве. Буду системы проверять.
Жень сурово сдвинул брови.
— Малыш, ты не слишком-то доверяешь товарищам! Считаешь, что астронавигатор первого класса Чан Гван Чхол не сможет тебя заменить? Так недолго и обидеть, знаешь ли.
Майрин растерянно оглянулась. Мрачноватый Чан демонстративно погрузился в изучение спектрограмм. Он занялся расчетами возможной плотности облака.
— Я… я скоро вернусь на рабочее место, — пролепетала Ма-Ма.
Но через полчаса, свежая и благоухающая, она ворвалась вовсе не в рубку.
— Ох, Арам, я сейчас такое с тобой сотворю! А где борода?
— Ма-Ма, знаешь, там облако…
— Да-да. Очень опасно, — согласилась Майрин, прижимаясь к нему всем трепещущим телом. — Меня это возбуждает.
— А, — сказал Арамаис, — черт с ним, с облаком. В конце концов Жень уже не маленький.
— Ты — тоже. Ой!
— Что такое?
— Там же колготки…
— Кажется, я дисквалифицировался в ящике.
— Сейчас проверим. Ого! Никакой атрофии, знаешь ли.

Желтая звезда Эпсилон в созвездии Эридана принадлежит к спектральному классу К2. Массой и светимостью она очень похожа на Солнце. Еще в конце двадцатого столетия астрономы высказывали предположения о наличии у нее планетной системы. Позже предположение превратилось в уверенность. Но долгое время расстояние в одиннадцать световых лет не позволяло исследовать эти далекие планеты. Лишь на исходе двадцать третьего века к Эпсилону ушел первый беспилотный зонд. Проведя более сорока одного года в пути, автомат достиг границ системы. Еще одиннадцать лет летели к Земле долгожданные сигналы. Но ожидание было вознаграждено, усилия полностью себя оправдали.
Информация, переданная с борта станции, позволила заключить, что вокруг Эпсилона вращаются два крупных небесных тела, размерами превышающие Юпитер, и около десятка планет меньшей массы. Периферия системы оказалась заполненной огромным количеством пыли, газа, кометных ядер. В этой зоне разведчик и погиб, не успев выполнить свою задачу до конца.
Несмотря на это, Всемирный Совет решил направить к Эпсилону Эридана пилотируемые корабли. Усовершенствованные фотонные двигатели позволили им достичь цели всего за два десятка лет. Учтя сведения, полученные разведывательной станцией, звездолеты благополучно обогнули опасную область и после несложного маневра вошли в плоскость эклиптики.
Очень скоро бортовые телескопы обнаружили атмосферную планету земного типа, вторую от звезды. С более близкого расстояния стали различаться контуры огромного материка, напоминающего Пангею земного прошлого. Он был окружен океаном самой настоящей, как потом выяснилось, воды.
В честь средневекового мечтателя планету назвали Кампанеллой. Она казалась младшей сестрой Земли, родившейся миллиардом лет позднее. Корабли экспедиции разделились. «Фернандо Магеллан» одну за другой посетил одиннадцать остальных планет системы, а «Санта Эсперанса» целиком сосредоточилась на Кампанелле.
Самые тщательные исследования не помогли выявить следы жизни ни на пустынно-гористой суше, ни в морях. При этом, как ни странно, океан изобиловал органическим веществом — аминокислотами, сахарами, простейшими белками. Не хватило какой-то искры, малозаметного условия, и всевозможные сочетания молекул так и не сложились в первую клетку-прародительницу живой материи. Океан Кампанеллы остался теплым, питательным, но совершенно необитаемым бульоном. Жизнь здесь либо не смогла, либо не успела зародиться.
Планету сотрясала бурная вулканическая деятельность, ее атмосфера была насыщена углекислым газом при практическом отсутствии кислорода. Среднегодовая температура на уровне моря превышала пятьдесят девять градусов по Цельсию в тени, соответствуя самым суровым земным пустыням. Над песчаной и каменистой сушей бушевали смерчи, выпадали горячие дожди, а по морям прокатывались сокрушительные волны. Тем не менее Кампанелла явилась бесценным подарком для человечества, которому границы Солнечной системы давно стали тесными. Климат планеты было возможно улучшить, причем в очень короткие сроки. Подобные работы уже проводились на Венере, причем в гораздо более жестких условиях, и это позволило поселить на Утренней Звезде десятки миллионов человек. Поэтому сразу после возвращения звездолетов первой экспедиции на курс к Эпсилону легли три лучших лайнера Космофлота. На их борту летели тысячи первопоселенцев.
Безжизненный грунт нового мира принял их в середине 2401 года. Но наличие огромных водных масс, занимавших более половины поверхности Кампанеллы, значительно упрощало преобразования. Сразу после развертывания временных поселений в воздух поднялись легкие самолеты, засеявшие мертвый океан мириадами спор древних сине-зеленых водорослей Земли. Быстро размножившись в теплых водах, эти микроскопические организмы принялись жадно поглощать из атмосферы двуокись углерода, выделяя взамен живительный кислород. Толстое углекислотное одеяло, миллиарды лет задерживавшее тепловое излучение планеты, постепенно таяло. Кампанелла начала остывать.
Через треть местного века, то есть через двадцать семь геолет, — срока по космическим меркам поразительно малого — на ее полюсах появились шапки льда. Уровень морей понизился, а в высоких широтах люди получили возможность покидать свои дома без надоевших термокостюмов. К началу следующего столетия отпала необходимость в кислородных масках. Трасса Солнце — Эпсилон Эридана тем временем превратилась в оживленный астробан. Все более совершенные двигатели позволили сократить время полета в конечном счете до двенадцати с половиной земных геолет — срока вполне приемлемого для долгоживущих землян.
Ежегодно звездолеты доставляли на Кампанеллу все новых и новых людей. Строились энергетические станции, рудники, автоматические заводы, десятки тысяч уютных домов. На искусственной почве зазеленели травы, потянулись ввысь первые леса. В середине двадцать восьмого столетия население планеты перевалило за тринадцать миллионов человек, и она стала самым обитаемым миром за пределами Солнечной системы. Решением Всемирного Совета Кампанелле был присвоен статус самостоятельного государства.
Конечно, такое масштабное дело, как освоение новой планеты, не обходилось без проблем и трудностей. Арамаис, единственный человек из экипажа «Аркада», побывавший на Кампанелле, помнил времена, когда над ней, перерождающейся, прокатывались страшные бури. Тогда за пределами бронированных поселков люди могли передвигаться только в низких и плоских танках, имеющих минимальную парусность, но все же частенько опрокидывающихся. Такой вездеход делался игрушкой урагана, кувыркался много километров, пока не падал в овраг или не натыкался на крутой склон. Лишь после этого спасатели могли извлечь незадачливый экипаж.
Размножение земных микроорганизмов в водах и почве планеты иногда приводило к нежелательным мутациям. Иногда появлялись опасные для человека формы, вызывавшие вспышки заболеваний. По этой причине Кампанелла трижды закрывалась на карантин. За освоение нового мира земляне платили болью, страданиями, жизнями. Но человек удивительно упорен в покорении пространств. Под рев бурь, которыми планета мстила за свое пленение, на свет появлялись молодые поколения кампанеллян, мужественно продолжавших преобразования отцов.
Арамаис вспоминал этих закаленных, стойких, сильных мужчин и женщин, энтузиастов-первопроходцев, для которых, казалось, не существовало невозможного, и даже приблизительно не мог представить себе причины, которая могла помешать им поддерживать связь с материнской Землей. Он просмотрел полугодовую пачку информограмм, но не обнаружил ничего, что могло бы породить хоть тень догадки. Единственной странностью по-прежнему оставалось исчезновение животных из природных заповедников и зоопарков. Но какое отношение это могло иметь к межзвездной связи? Не бросились же тигры, носороги и лошади Пржевальского разрушать станции! Информация, которой располагал экипаж «Аркада», пока не позволяла делать выводы. Оставалось ждать. До Эпсилона всего несколько месяцев пути, тогда все и выяснится.
-----------------------------------------------------------
rtf   fb2   epub
Категория: Интересное от российских авторов
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 13
Гостей: 12
Пользователей: 1
Доктор

 
Copyright Redrik © 2017