Среда, 07.12.2016, 11:37
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Непридуманное

Стив Дьюно / Собака, которая спустилась с холма
08.08.2015, 19:55
Калифорнийская трасса номер 101 уходит к северу, в направлении городка под названием Уиллитс, в округе Мендосино. Это край виноградников и быстрых прохладных рек, тут была похоронена знаменитая скаковая лошадь по кличке Фаворит, и здесь же мне довелось отыскать Лу, лучшего пса, какого я знал.
В 1986 году я получил диплом преподавателя, после чего загрузил все свое барахло в потрепанную «хонду» и двинулся в Лос-Анджелес, в надежде, что жизнь там окажется яркой и интересной. Я с детства любил животных. Еще когда мы ютились в крохотной квартирке с братом и родителями, я умолял купить мне собаку, но получил всего лишь голубого волнистого попугайчика по кличке Щелчок, вечно недовольного всем на свете и обладавшего поразительным талантом выбираться из клетки, а потом пикировать нам на голову и возмущенно вопить.
В Лос-Анджелесе я запоем поглощал книжки о разведении и воспитании собак, а также журналы о животных и даже стал считать себя авторитетом в этой области. Я был уверен, что готов обзавестись собакой по своему выбору. Но судьба решила по-своему, и это изменило не только мою жизнь, но и жизнь многих других людей.
Мы с моей подружкой Нэнси в декабре взяли пару дней отпуска, загрузили вещи в машину и поехали в Северную Калифорнию по трассе 101. На побережье стояла отличная погода, мы ехали не торопясь, то и дело сворачивая в сторону океана, чтобы полюбоваться пейзажами.
К северу от городка Юкайя, в округе Мендосино, дорога начала петлять среди холмов. На середине очередного поворота мы заметили каких-то мохнатых зверьков, мчавшихся вверх по поросшему травой склону.
— Там щенята! — воскликнула Нэнси. Мы свернули на широкую обочину и вышли из машины.
На вершине холма под деревьями виднелось с полдюжины собак, некрупных, темношерстных, по виду пастушьих (овчарок). Они тяжело дышали на солнцепеке, и даже снизу было видно, какие у них белоснежные зубы.
— Им месяцев пять, полгода от силы, — заметил я и только сейчас углядел в траве пса, который был гораздо крупнее. Это был огромный ротвейлер. Черная с подпалинами шерсть была измазана грязью, в зубах он сжимал голову мертвого оленя, суля по всему, сбитого машиной.
— Не подходи к нему, — предупредил я Нэнси. Череп оленя хрустнул в мощных челюстях.
— И не подумаю, — ответила Нэнси. Ее заинтересовали щенки, куда более поджарые и темные, с примесью овчарки.
Ротвейлер задумчиво грыз добычу и поглядывал на нас.
Щенки тем временем, последовав за матерью, устремились прочь и уже почти скрылись за деревьями. Я негромко присвистнул, просто чтобы посмотреть, что будет. Собаки бросились врассыпную – все, кроме одной. Оставшийся на холме щенок застыл, глядя вниз, на дорогу, а затем внезапно сломя голову устремился к нам, как если бы он нас узнал.
Он был больше похож на ротвейлера, чем его братья и сестры, — такой же черно-подпалый, как отец, только поменьше. Словно герой диснеевского мультфильма, шустрый щенок затормозил прямо перед нами, почти по стойке смирно, и уставился на меня в упор. Это был Лу.
Все те, кому посчастливилось хоть раз в жизни увидеть Лу воочию, в один голос отмечали, насколько у него проникновенный и добрый взгляд. Но сейчас передо мной сидел пес, явно не отличавшийся доброжелательностью. В возрасте полугода он уже мог похвастать незаживающей рваной раной на горле и клещами по всему телу и на морде. Раздувшиеся насекомые висели на нем, как рождественские украшения, даже в уголках глаз и пасти, а также в носу и в ушах.
— Он болен, — сказал я, — и посмотри на шею.
— Лучше в глаза ему взгляни, — возразила Нэнси с улыбкой. — Он просто чудо.
Лу посмотрел на меня и вопросительно рыкнул.
— Рана воспаленная, и мы вообще о нем ничего не знаем.
— Да ты глянь на него, — повторила она. — Какие глаза.
Я ощутил горячее дыхание Лу на ладони. По дороге со свистом проносились машины, в стороне отец Лу с хрустом грыз оленью голову.
Я потрепал его по голове. Он смотрел на меня, как на мать Терезу. С затылка врассыпную бросились блохи, прыгая мне по пальцам.
Пока я стоял и гадал, что делать, проезжавший мимо тупоносый грузовик, тащивший свежеспиленные бревна, ударил по тормозам и тоже съехал на обочину, на другой стороне от нас. Из кабины выбрался тощий парень в джинсах и грязной белой футболке. Шоссе он переходил так неспешно, точно на ногах у него были колодки.
— Старшой – ваш? — спросил он, указывая на ротвейлера сигаретой в дрожащей руке. Кажется, за рулем он пробыл уже очень долго.
— Старшой? — переспросил я, не уверенный, что разобрал акцент.
— Старшой, вон, оленя ест. — Он покачивался на пятках.
Ротвейлер, не выпуская из пасти добычу, покосился на дальнобойщика. Вид у пса был задумчивый и невозмутимый, и это давало намек на то, каким может вырасти его сын. Я помню, еще подумал в тот момент, что такой пес способен нас всех прикончить без особого труда, а потом вернуться к прерванной трапезе. Ничего подобного он, разумеется, не сделал: просто смерил взглядом водителя и продолжил жевать.
— Там их целая стая, умчались наверх по склону, — пояснил я.
— Отличная псина для грузовика.
— Вот уж не знаю. — Я представил, как ротвейлер перекусывает щуплого дальнобойщика пополам.
— Пожалуй, я его заберу.
— А может, не стоит? — возразила Нэнси.
— Собаки меня любят.
Но прежде чем водитель успел самоубиться об ротвейлера, рядом с нами затормозил пикап, оттуда выбрался круглолицый рейнджер в ковбойской шляпе и направился к нам.
— Привет, ребята, — поздоровался он, не сводя взгляда с ротвейлера и оленя.
— Пристрелишь? — спросил дальнобойщик.
Ротвейлер отпустил добычу и стряхнул слюну с черных мягких губ.
— Нет. Если бы это он прикончил оленя, тогда бы пришлось. Но бедолагу сбили вчера на дороге. Я еще с ночи тушу приметил.
— Р-р, — сказал Лу.
— Вы бы убили собаку за то, что она завалила оленя? — удивился я.
— Бродячих псов, которые охотятся на дичь, положено уничтожать. — По виду он не был похож на человека, способного застрелить пса.
— А он чей? — поинтересовался водитель, отряхивая башмаки от грязи и аккуратно продвигаясь в сторону ротвейлера.
— Этот здоровяк и овчарка охраняют посадки марихуаны по ту сторону холма. Сейчас-то стеречь особо нечего, вот и шляются по округе, еду ищут.
— Посадки марихуаны? — переспросила Нэнси.
— Ну да, — подтвердил он. — Тут кусты повсюду растут, в основном на землях заповедника. Хорошие деньги. Чем еще в этих краях заниматься.
Лу почесался, потом поднял на меня ласковый взгляд с оттенком нетерпения. Он явно уже принял решение на наш счет и удивлялся, почему мы до сих пор медлим.
— Я так понимаю, это его щенок, и остальные – там, на холме, — продолжил рейнджер. — Папаша вроде мирный и этот тоже ничего, но остальные совсем дикие. Местные волонтеры на той неделе пытались их изловить, но они в руки не даются.
— Старшой мне нравится, — заявил дальнобойщик, потирая шею и подмигивая, как мальчишка.
— Я бы не стал рисковать и его трогать, — предупредил рейнджер. — Это он до поры такой мирный.
— А что может случиться? — Я опять потрепал Лу по голове, вызвав очередную панику среди блох.
— Этот совсем ручной, я гляжу. Думаю, с вами пойдет. Шею только почистить надо и всю шкуру осмотреть: похоже, он где-то на колючую проволоку напоролся.
— Все поправимо. — Нэнси с готовностью встала на защиту Лу.
— Нам до дома четыреста миль, — сказал я. — А его надо к ветеринару. И вообще, он болен.
У меня до этого момента были совершенно иные планы: найти ответственного заводчика, отобрать самого лучшего, здорового щенка, повесить родословную в рамочку и жить долго и счастливо. Я не собирался принимать решение по воле случая, на обочине дороги, в окружении псов-великанов, сбитых оленей, ненормальных дальнобойщиков, плантаций наркоты, киношных рейнджеров – под взглядом ласковых цыганских глаз, которые вопрошают с немым укором: когда же мы наконец поедем домой?
— Если тебе он не нужен, я заберу – Водитель как-то странно хохотнул, точно намеревался поджарить Лу на гриле на ближайшей парковке.
Нэнси засмеялась. Она точно знала, что теперь я уже не уступлю.
Здоровенный ротвейлер обильно помочился на асфальт, затем по очереди потянул задние лапы. Я не мог поверить, что Лу вымахает таким же огромным.
— В Уиллитсе есть ветеринар, прямо на въезде в город, — сообщил рейнджер. Он был неспешный, похожий на добродушного медведя. Я запросто мог представить, как он обхаживает собственную потайную конопляную делянку где-то в глуши. — Правда, воскресенье сегодня, и рано еще. Придется вам его разбудить.
Ротвейлер подхватил добычу за шею и поволок по склону в сосновую рощицу на вершине холма. Мощные мышцы перекатывались под лоснящейся черной шкурой. Лу проводил отца взглядом.
— Эх.
— Он бы тебя прикончил, — сказал я.
— Так ты мелкого берешь или нет?
— Ты сам говорил, что хочешь собаку, — напомнила Нэнси. — Поверь, это то, что надо.
У меня было такое ощущение, словно я попался на удочку торговца, который мне впаривает недостроенную квартиру в Бронксе.
— Давай расчистим багажник. — Я сдался, сопротивляться дальше не имело смысла. — И подстелим вниз чехол от палатки.
— Ура! — Она даже подпрыгнула. — И поедем к ветеринару.
— По правой стороне дороги, как заедете в город, — уточнил рейнджер. — Большая такая вывеска сбоку будет: «Лечебница для животных» или что-то в этом роде.
Дальнобойщик затоптал окурок и решительно направился к Лу.
— Славный парень, — проговорил он негромко, согнав блоху и почесывая Лу за ухом. Пару секунд он даже выглядел серьезным и почти трезвым. — Ты, главное, курячьей печенки ему побольше давай! — выпалил он внезапно, вновь в своей прежней дурашливой манере. Потом осмотрелся по сторонам и поплелся через дорогу, обратно к своему грузовику.
Я часто вспоминал об этом дальнобойщике впоследствии. Мы оба искали друга: ему нужен был напарник в кабину, а мне – верный спутник, готовый сражаться за меня с дикарями и смешить меня, если я опечален. Соратник, на которого я всегда мог бы положиться, преданный часовой. Дальнобойщику ничего не оставалось, кроме как продолжить свои поиски, а я благодаря Нэнси своего пса уже нашел.
Удача, совпадение, случайность – как ни назови, — снизошла на меня в первый раз в жизни, приняв обличье блохастой дворняги из Мендосино. Его достойный родитель, куда более мудрый и добросердечный, чем я мог в тот момент предположить, наблюдал из-за деревьев, как я помогал его тощему отпрыску забраться в багажник. Блохи разлетались с него во все стороны, как искры. Так я обрел своего верного друга.
  -------------
  "Скачайте книгу в нужном формате и читайте дальше"
Категория: Непридуманное
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 27
Гостей: 25
Пользователей: 2
Redrik, rv76

 
Copyright Redrik © 2016