Вторник, 06.12.2016, 03:44
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Интеллектуальный детектив

Скотт Макбейн / Сребреники Иуды
27.05.2008, 13:53
В это воскресенье собор Святого Петра, это средоточие христианского мира, купался в лучах жаркого августовского солнца. На виа-делла-Кончилационе остановились несколько комфортабельных автобусов. Туристы, только что отобедав, отведав местного вина и непременных оливок, вылезали на очередную экскурсию, нехотя покидая прохладу, созданную кондиционерами. Немцы проверяли фотоаппараты, американцы искали глазами ближайший сувенирный магазин, англичане по привычке выстраивались в аккуратную очередь, а французы, кажется, вообще не совсем понимали, как они здесь оказались.
В сопровождении гидов они медленно спустились по мраморным ступеням на площадь Святого Петра, а потом дальше, ко входу в собор.
Не обращая внимания на разноязычный говор вокруг, синьора Росси, наверное, уже в двухтысячный раз, а может, и больше, уверенно начала свой монолог. Но все равно ее голос звучал по-прежнему свежо. Она говорила с чувством, умело жестикулируя в нужных местах. В общем, итальянка есть итальянка.
— Перед нами собор Святого Петра! Напомню, что его массивный овальный купол создан по проекту Микеланджело. Собор освящен в 1626 году, однако его история начинается существенно раньше. Согласно преданию, он был возведен на месте захоронения святого Петра. Утром я рассказывала вам о пожаре, уничтожившем в 64 году новой эры большую часть Рима. Император Нерон обвинил в этом злодеянии христиан и устроил на них чудовищные гонения. Именно тогда был распят (по преданию, вниз головой) святой Петр. Это случилось неподалеку от места, где мы с вами сейчас находимся.
Синьора Росси замолчала, обвела взглядом группу. Кажется, только двое обнаруживали искренний интерес к ее рассказу. Остальные беспокойно озирались, листали путеводители, поправляли бифокальные очки и нетерпеливо переминались с ноги на ногу. В толпе, как водится, сновали воры-карманники.
— В соборе одиннадцать приделов и сорок пять алтарей. Общая длина — сто восемьдесят семь метров, площадь мраморных полов примерно два с половиной гектара. Главные достопримечательности: скульптура «Пьета» («Сострадание») работы Микеланджело, главный алтарь, служить мессу за которым имеет право только папа, и подлинная епископская кафедра святого Петра. — Синьора Росси замолчала. — Есть вопросы?
Вопросов, конечно, не было. Чуть поодаль справа молодая пара из ее группы миловалась, не обращая ни на кого внимания. Туристы начали входить в собор. Послышались возгласы благоговения и изумления. Разумеется, пробудут они здесь не очень долго, потому что сегодня им предстоит посетить еще музей черепицы, фонтан Треви и кафе Джолитти.
Синьора Росси грустно усмехнулась. Работа перестала доставлять ей удовольствие. Центр христианского мира превратился в банальный туристский объект, где экскурсанты преисполняются верой на один день. Вон молодые люди, даже войдя сюда, не перестали обниматься. Как к этому относится Спаситель? Об этом она не осмеливалась и думать.
Карманники наверняка уже поработали, облегчив некоторых туристов — кого на бумажник, кого на часы, а кого на мобильный телефон. Синьоре Росси опять придется выслушивать ахи и охи.
В другой части Ватикана все было иначе. Темп жизни спокойный, размеренный, отношение к религии соответствующее.
— Добрый день, кардинал Бенелли.
— А, кардинал Хьюсон! Добрый день. Прошу вас, входите. — Приветливо улыбаясь, дородный, величественный Бенелли вышел из-за старинного письменного стола встретить американца. Тот был таким, каким все итальянцы представляют настоящих американцев — широкоплечий, высокий, с крупными чертами лица и традиционной улыбкой. К тому же, наверное, еще и бывший бейсболист. Крепкое пожатие заставило Бенелли слегка поморщиться.
— Извините за опоздание, — произнес Хьюсон по-итальянски. — С трудом добрался от церкви Санта-Мария Новелла. Кругом сплошные пробки.
— В Риме это обычное явление. — Бенелли коротко хохотнул, отчего по его внушительному животу прошла рябь, как по воде. Кардинал любил поесть и часто в компании мирян шутил, что, будь он приглашен на Тайную вечерю, пришел бы пораньше.
Еда была одной из радостей в жизни Бенелли, и чуть ли не единственной из его слабостей. Он был хороший кардинал, прекрасный администратор и чиновник, но все же не святой. Во время молитв Бенелли признавался Богу, что, попав на небеса, был бы счастлив находиться в задних рядах.
— Движение в этом городе ужасное. — Кардинал Бенелли перешел на английский, хотя особой причины в этом не было: Хьюсон свободно говорил по-итальянски, а также еще на нескольких языках, это был очень одаренный человек. — Так было, когда я приехал в Ватикан сорок лет назад. И будет то же самое, когда меня вынесут отпевать. — Он снова беззаботно хохотнул и взял гостя за руку. — Пойдемте. Зачем оставаться в помещении в такой чудесный день!
Глава инквизиции, или, по-современному, святой палаты, повел американского кардинала в сад.
— Давайте прогуляемся.
Знаменитый Ватиканский сад был огромным и очень ухоженным — настоящий оазис посередине большого, шумного города. Бенелли старался бывать здесь как можно чаще, особенно по вечерам.
— Как прошел полет?
— Без проблем, — ответил Хьюсон, обнаружив сильный чикагский выговор.
Близки они никогда не были, да и виделись последний раз три года назад. Шестидесятипятилетний Бенелли был сантиметров на тридцать ниже Хьюсона, толстый, с овальным лицом, на котором словно застыла постоянная улыбка — на вид добродушный увалень. Однако кардинал Хьюсон знал, что этот служитель церкви способен принимать самые жесткие решения и не боится откровенно высказывать свое мнение, когда того требуют обстоятельства.
Этого хранителя веры уважали и боялись. Бенелли был самой влиятельной фигурой в Ватикане после папы, поскольку, будучи главой святой палаты, он также занимал пост кардинала — государственного секретаря. «Смогу ли я так же успешно справляться с работой, заняв его место? — спрашивал себя Хьюсон. — Наверняка смогу. А почему бы и нет? Естественно, придется сделать кое-какие изменения, расшевелить немного эту тихую заводь».
— Вам все показали? — спросил Бенелли. — Ватикан гораздо больше, чем кажется. Первые несколько недель вы будете здесь плутать.
— Не сомневаюсь. Одни бесконечные коридоры чего стоят!
— Здесь больше тысячи четырехсот комнат. Музеи, галереи, жилые кварталы. Тысяча с лишним человек населения, включая швейцарских гвардейцев. Вам показали библиотеки и зал, где папа дает аудиенции?
— Да, — ответил Хьюсон.
— Академию наук и Радио Ватикана?
Хьюсон улыбнулся:
— Видел.
— Это хорошо, — заметил Бенелли. — По крайней мере выполнили мои указания. А грот под собором Святого Петра?
— Видел.
— Усыпальницы пап?
— Тоже.
Хьюсон, конечно, знал, что собор Святого Петра построен на месте римского кладбища, но никогда прежде не посещал грот, расположенный под главным алтарем. Сегодня он с сопровождающим спустился на несколько уровней ниже фундамента собора. В гроте были захоронены не только христиане, но также и язычники первых веков нашей эры. На американского кардинала это произвело глубокое впечатление.
— Гробницу святого Петра посетили?
— Еще нет.
— Отчего же? — Бенелли бросил на него вопросительный взгляд.
— Не было времени, — отрывисто проговорил Хьюсон. — В прошлые разы, когда святой отец призывал меня в Ватикан, я успевал посетить только папские апартаменты и Сикстинскую капеллу. А сейчас на меня свалилось столько нового!
— Да, — Бенелли вздохнул, — но в качестве моего преемника вам непременно следует ознакомиться с этим сакральным местом. И в частности, детально изучить, где тут что находится. Это не простая задача.
— Я вообще не хотел бы занимать этот пост.
Бенелли погрозил ему пальцем:
— А кто хотел бы? Но когда папа приказывает, надо подчиняться. Цели священные, к тому же занимающий этот пост имеет серьезные привилегии. Вы будете иметь прямой доступ к святому отцу и возможность много путешествовать по миру. Теперь давайте присядем.
Они сели на уединенную скамью и некоторое время молчали, наблюдая, как ветерок покачивает цветы, как птички перелетают с дерева на дерево, и любуясь возвышающимся над садом куполом собора. Затем Бенелли внимательно посмотрел на Хьюсона, и тот осознал, что наступает кульминация разговора.
— Кардинал, моя работа сложна. Защита веры — одна из самых трудных в церкви. Завтра вы будете миропомазаны в качестве моего преемника, а я удалюсь в монастырь Сан-Лоренцо и снова стану простым священником. Вы прочли все основополагающие документы, побеседовали с моими помощниками, и вот теперь — он наклонился ближе — я хотел бы поговорить с вами в последний раз. Откровенно. Прошу вас, задавайте мне любой вопрос, какой пожелаете.
Тон кардинала был мягким, проникновенным. Так беседует отец с сыном, с которым у него настоящая духовная близость. Пост главы святой палаты не столь уж завидный, если занимающий его осознает, какую берет на себя ответственность. Возможно, Хьюсона мучают приступы депрессии, как и его самого в первые годы пребывания на этом высоком посту.
Хьюсон в это время размышлял о другом: как это возможно — уйти в отставку, выпустить из рук такую власть, когда любой епископ, не говоря уже о священнике, с подобострастием ловит любое произнесенное тобой слово? Бедный Бенелли — столько лет пребывать на Олимпе и вот теперь добровольно спуститься на грешную землю!
— Ваша работа связана с огромной ответственностью, я это понимаю, — сказал Хьюсон. — Защищать веру от фальшивых доктрин тех, кто стремится исказить учение церкви в своих корыстных целях, противостоять силам дьявола — это задача сверхчеловеческая.
— Особенно в наши дни, — с воодушевлением подхватил Бенелли. — Ведь мы живем сейчас в легкомысленном и лживом мире. Мы убедили себя, что наше существование неизменно улучшается. Однако в мире никогда еще не было так много нищеты, голода и отчаяния, столько жестокости. Никогда еще люди не ощущали такого одиночества и отсутствия смысла жизни. И никогда еще не было так много фальшивых пророков и тех, кто стремится разрушить церковь. Мы живем в трудные времена, но худшее впереди.
Бенелли вздохнул, наблюдая, как вспыхивают бриллиантовым сиянием цветы, когда на них попадают солнечные лучи.
— В прежние времена было проще. Козни дьявола казались очевидными — колдовство, черная магия, — и церковники сражались с ними самыми примитивными методами. Инквизиция, отлучение от церкви, казни еретиков. Однако не все так просто, кардинал Хьюсон. Дьявол — это необыкновенно умное и чрезвычайно проницательное существо. О том, как боролась с ним церковь в Средние века, написаны сотни томов. Осуждение невинных, пытки, смерть. Нашу церковь люди боялись, и этот образ не выветрился до сих пор. И все же задача веры — противостоять силам тьмы — по-прежнему актуальна. Количество дьявольщины в мире не убывает, а силы неравны.
— Неравны? — Хьюсон исподтишка посмотрел на часы. Хотелось поскорее закончить разговор.
— Неравны, — подтвердил Бенелли. — Власть святой палаты ограниченна, в то время как власть сатаны безмерна и непреодолима. Библия признает, что дьявол может появиться под видом ангела света, и действительно, так бывает довольно часто.
— Но вы, разумеется, в это не верите? — Хьюсон всегда полагал Бенелли человеком практичным, не витающим в облаках, не упертым консерватором, для которого вопросами первостепенной важности были ад, осуждение на вечные муки и прочая дребедень.
— Нет, верю.
Бенелли обвел глазами статуи святых на колоннаде Ватикана, задержался на темных тенях, которые они отбрасывали.
— Даже те, кого церковь считает святыми, таковыми не являются. Кардинал Хьюсон, изобретательность сил тьмы, обмана и предательства неисчерпаема. И у меня нет никаких сомнений, что некоторые из мужчин и женщин, ныне почитаемые святыми, на самом деле — фальшивые. Творя якобы богоугодные дела, они притворялись, преследуя свою выгоду. Дьявол способен заманить в ловушку любое человеческое существо, даже самое святое, даже на пути к кресту. И это происходит в тот момент, когда этого меньше всего ожидают. — Он вдруг замолк и посмотрел на Хьюсона. — Простите меня, я увлекся. Так у вас есть ко мне вопросы?
— Хм… — Хьюсон с трудом подбирал слова. — Меня беспокоит, что я не смогу должным образом выполнять обязанность главы святой палаты.
— Сын мой, не бойтесь, святой отец не зря выбрал именно вас. Я уверен, вы проявите себя на этом посту лучше, чем я. Единственное, что здесь требуется, — это молитва и смирение, хотя, боюсь, последнее всегда как-то от меня ускользало. Еще вопросы?
— Только один, — смущенно произнес Хьюсон. — Довольно странный. Сегодня утром ваш помощник сводил меня в грот под собором Святого Петра.
— И что же?
— Он отпер железную решетчатую дверь, и мы спустились по длинной лестнице в нижний зал.
— Да. — Бенелли кивнул. — Там захоронены папы, жившие в первом веке. Сюда никто не может войти без позволения святого отца.
— Я полагаю, вошедший туда должен быть священником?
— По крайней мере.
— Я именно так это себе и представлял. — Хьюсон посмотрел на Бенелли. — Увидев в конце коридора свет, я не удержался и направился туда. — Он снова бросил взгляд на кардинала, но тот сидел с непроницаемым лицом. — Признаюсь, было довольно жутковато. Один из склепов оказался освещен, там горело несколько свечей. Странно, но гробница показалась мне не такой уж древней. Но что самое странное — там находилась девочка. Она молилась. — Поскольку Бенелли молчал, Хьюсон продолжал: — Ваш помощник сделал мне знак молчать и поманил назад. Я спросил, кто эта девочка, и он сказал, что мне следует задать этот вопрос вам или папе. Так кто она? Ведь ей никак нельзя там находиться: она не монахиня, это точно, и очень юна — на вид лет двенадцать.
Кардинал Бенелли долго молчал. Затем тяжело вздохнул, и Хьюсон удивился, увидев на его глазах слезы. Стало ясно, что весь предыдущий разговор был только прелюдией.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Интеллектуальный детектив
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2016