Суббота, 03.12.2016, 22:45
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Лекарство от скуки

Вэл Макдермид / Убийственный ритм
03.06.2008, 16:17
Ей-богу, когда-нибудь я его убью! Как кого, Ричарда Баркли, разумеется. Это мой сосед. Музыкальный журналист, а на самом деле – просто подросток, так и не ставший взрослым.
Спотыкаясь от усталости, я вошла в бунгало, мечтая лишь о нескольких часах спокойного сна, и немедленно наткнулась на записку от Ричарда. Записка была приклеена скотчем к внутренней стороне стеклянной двери так, что я и при большом желании не смогла бы ее проглядеть. Белая бумажка бросалась в глаза при входе – точь-в-точь письмо маленького мальчика Санта Клаусу. Огромные буквы, написанные маркером, склады вались в следующее послание: «Не забудь про вечеринку у Джетта. Идти надо обязательно. Встретимся в восемь вечера». Слово «обязательно» было трижды подчеркнуто. От просьбы «не забыть» у меня непроизвольно сжались кулаки.
Мы с Ричардом вместе всего девять месяцев, но я уже выучила его язык – впору разговорник писать. «Не забудь» в переводе на обычный язык значит: «Забыл тебе сказать, я пообещал, что мы вместе пойдем туда-то или сделаем то-то (чаще всего это оказывалось что-нибудь особенно мне ненавистное), и не вздумай отказываться, а то у меня будут серьезные неприятности».
Я отклеила бумажку, поколупала ногтем оставшийся на стекле след от липкой ленты и вздохнула. Хорошо хоть от кнопок его удалось отучить. На телефонном столике лежал открытый блокнот, в который мы записывали все важные для нас обоих вещи и где под сегодняшним числом значилось: «Джетт: Аполлон, дальше Холидэй-инн». Пометка была сделана ручкой, а не маркером, но частного детектива Кейт Брэнниган так просто не проведешь – я-то помнила, что, когда уезжала, никакой пометки там не было.
Бормоча под нос все, что думаю о Ричарде, я устремилась в свою комнату, стянула куртку и дорожный костюм и бросилась в ванную.
– Вот чтоб у него все кролики подохли! – вслух сказала я, подставляя тело под горячий душ. – И чтоб у него все спички отсырели, и чтоб у него майонез закончился на предпоследнем гамбургере!
Тут я невольно заплакала от жалости к самой себе. В душе твоих слез никто не увидит… А что, хороший афоризм. Не хуже этого, про любовь: «Любить – значит никогда ни в чем не упрекать любимого». Но вообще-то слезы хорошо снимают напряжение, а я в последние две недели только и делала, что носилась на машине по всей стране за шайкой мошенников – уезжала из дому с рассветом и возвращалась глубокой ночью, перекусывала на автозаправочных станциях бутербродами и вообще, к вящему ужасу моей мамы, всячески подрывала свое здоровье.
Все было бы не так погано, если б слежка входила в круг повседневных занятий агентства «Мортенсен и Брэнниган». Но обычно все дела, по которым мы работали, требовали только неотлучного сидения с чашкой кофе за компьютером и бесконечных телефонных звонков. А вот сейчас нас с Биллом Мортенсеном – это мой старший партнер – наняла крупная компания по производству часов, чтобы мы выяснили, от куда исходит поток подделок с их товарным знаком. В последнее время эти подделки, надо сказать, довольно качественные, такие, что с первого взгляда не отличить от настоящих, наводнили Манчестер.
Все началось с того, что обокрали «Гарнеттс», крупнейший ювелирный магазин в городе. Тогда грабители даже не притронулись к сейфам, снабженным сигнализацией, и вынесли только содержимое шкафа, стоявшего в кабинете менеджера. В шкафу лежали сувениры для покупателей: зеленые кожаные футляры, которые прилагаются к часам «Ролекс», и бумажники для визиток от «Гуччи» – их бесплатно получают те, кто сделает покупку на большую сумму. И еще фирменные коробочки для часов «Картье» и «Рэймонд Вэйл».
После этой кражи стало ясно, что мошенники ставят свое производство на твердую ногу. До того все подделки продавались в мелких лавочках именно как подделки. Это бесило руководителей серьезных компаний, однако ничего по-настоящему страшного в этом не было: в конце концов те, кто покупают в уличных киосках фальшивые «Ролексы» за сорок фунтов, никогда не купят настоящие. Но теперь, похоже, мошенники решили выдавать свои самоделки за подлинные фирменные изделия и продавать их по соответствующим ценам. А это уже грозило крупным фирмам большими неприятностями – в частности, потерей репутации. Вот и оказалось, что выгоднее оплатить наши услуги, но зато приобрести уверенность, что мошенников найдут и обезвредят.
«Мортенсен и Брэнниган» вряд ли входит в десятку лучших детективных агентств Великобритании, к тому же мы в основном занимаемся компьютерными хакерами и устанавливаем компьютерные системы сигнализации, однако администрация «Гарнеттс» обратилась именно к нам. Во-первых, потому, что сигнализацию им делал Билл, и он предлагал соединить шкаф в кабинете менеджера с остальной системой, но они отказались. «Нечего там красть», – говорили ему. Ну, и во-вторых, в Манчестере не так уж много частных агентств; к тому же местность нам хорошо знакома.
Сначала мы с Биллом рассчитывали разобраться с этим делом за несколько дней, но оказалось, что все не так-то просто. Мы застряли, и довольно прочно. Впрочем, в последние пару дней у меня возникло ощущение, что мы приближаемся к концу. Это ощущение меня никогда не подводит: где-то в середине живота вдруг становится очень тепло, и я понимаю, что вот-вот подойду к разгадке. Мне удалось найти заводик, на котором производили фальшивки, я выяснила имена основных поставщиков и их посредников. Оставалось только проследить за их передвижениями, взять голубчиков с поличным и передать с рук на руки людям из «Гарнеттс». В общем, я уже предвкушала, как недельки максимум через две человек, за которым я сейчас следила, будет принимать у себя дома нежданных гостей из полиции и Департамента торговых стандартов. А Мортенсену и Брэнниган достанется почет, слава и деньги, причем немалые.
Ну вот, все шло к развязке, и сегодня я надеялась наконец отдохнуть и лечь спать пораньше. С утра я сидела на хвосте у Джека Смарта по прозвищу Билли, в шесть проводила его до дома – Билли жил в трехэтажном готическом особняке в пригороде Манчестера, на тихой зеленой улочке. Он вез домой несколько бутылок вина и целую охапку видеокассет – собирался, видно, приятно провести вечер вдвоем с подружкой. За что я была готова его расцеловать, ведь это значило, что мне больше никуда не надо тащиться. Я приеду домой, приму душ, закажу в китайском ресторане ужин с доставкой и весь вечер буду созерцать по телевизору мыльные оперы. А потом приму настоящую ванну и как следует займусь лицом. Нет, я вовсе не патологическая чистюля и не помешана на гигиене, но просто в душ идешь, когда хочешь быстро смыть с себя грязь, а ванну принимаешь, чтобы по-настоящему расслабиться, в ванне можно и почитать журнал с обзорами компьютерных игр, и помечтать о том, как я со временем – лишь бы получить поскорее деньги! – усовершенствую свой компьютер, и поставить рядом с собой коктейль и пить его мелкими глотками через соломинку. А если совсем повезет, то и Ричард будет где-нибудь в городе, и я окажусь полностью предоставлена сама себе.
Что ж, одна моя мечта осуществилась: Ричарда действительно не было дома. Да, вот и отдохнула! Одно было ясно – спорить с Ричардом я не буду, на это у меня просто не хватит сил. К тому же неделю назад Ричард сопровождал меня на обязательный ужин с представителями страховых компаний, так что теперь я была ему обязана. Вряд ли он об этом забыл.
Впрочем, смириться просто так с тем, что сегодня моя очередь маяться, я не собиралась.
С остервенением втирая шампунь в мокрые волосы, я неожиданно ощутила сзади струю холода. Я обернулась, заранее зная, кого увижу.
Ричард широко улыбался, стоя у раскрытой двери ванной.
– Здорово, Брэнниган! – крикнул он. – Готовишься к торжественному выходу? Молодец, что не забыла. – Наверное, у меня на лице отразились все мои чувства, потому что он поспешно добавил: – Выходи, я буду ждать в гостиной.
Ричард вышел и закрыл дверь.
– Пойди сюда! – заорала я вслед, но он не услышал или не обратил внимания.
Иногда я просто не могу понять, почему позволяю ему вторгаться в свой дом и в свою жизнь. Вот как сейчас, например.
Впрочем, сама виновата: ведь с самого начала было ясно, что ничего хорошего ожидать не приходится. Я тогда сидела на хвосте у одного молодого системного инженера, которого начальник подозревал в том, что тот продает информацию конкурентам. Я приехала за ним в «Асиенда-клаб», известный в Манчестере рок-клуб, где обычно выступают начинающие и многообещающие группы. Я там была раза два, не больше, – как-то не в моем стиле такой отдых, когда тебя стискивают со всех сторон, воздуха нет, пахнет потом и дымом, разговаривать невозможно, а дышать затруднительно. Нет, если уж у меня выдается несколько свободных часов, я лучше поиграю в какую-нибудь компьютерную игру.
Впрочем, в тот вечер в «Асиенде» я старалась никак не выделяться и не привлекать лишнего внимания. Довольно трудная задача, когда ты по меньшей мере лет на пять старше основной массы присутствующих. И вдруг ко мне подошел незнакомый молодой человек и предложил принести чего-нибудь выпить. Он мне понравился уже потому, что, в отличие от здешнего контингента он, безусловно, уже начал бриться. И еще у него были живые карие глаза, сиявшие за стеклами очков в черепаховой оправе, и совершенно очаровательная улыбка. Но я была на задании и не могла отвлекаться от своего подопечного инженера: вдруг он именно сегодня встречается с конкурентами? Очаровательный Парень никак не хотел оставить меня в покое, и я испытала огромное облегчение, когда мой инженер направился к выходу. Вежливо прощаться было некогда – я метнулась к дверям, расталкивая толпу, и успела заметить, как инженер сел в машину, включил фары и отъехал. Я бросилась к своей машине, ругаясь вслух, села и рванула вслед. Едва я завернула за угол, наперерез из боковой аллеи выскочил «Фольксваген-Жук», – и я вырулила прямо в ближайшую витрину. Каким-то чудом мне удалось затормозить и уберечь свою «Нову» от окончательной катастрофы.
Все это заняло буквально несколько секунд. Я вылезла из машины, собираясь размозжить череп идиоту, который не удосужился посмотреть вперед, выезжая на улицу. Из-за него я не только упустила инженера, но и испортила машину! Я дернула за ручку двери: не выйдет сам – я ему машину разобью ко всем чертям. Не знала я, кто там, мужчина или женщина, но почему-то была уверена, что так водить машину может только мужчина.
Дрожа от страха, из машины вылез Очаровательный Парень.
Я не успела и рта раскрыть, чтобы сообщить ему свое мнение о его водительских навыках и общем умственном уровне, как он обезоруживающе улыбнулся и спокойно сказал:
– Слушай, если ты хотела узнать мое имя и телефон, могла бы ведь и просто спросить.
Сама не знаю, почему при этих словах я его не убила. Я расхохоталась. И это была моя первая ошибка.
Теперь, спустя девять месяцев, Ричард был моим любовником. Он был в разводе, его бывшая жена с пятилетним сыном жила в Лондоне. К счастью, у меня хватило ума не звать его к себе жить. Мы занимали два раздельных бунгало – вскоре после того, как мы познакомились, дом, смежный с моим, выставили на продажу, и я убедила Ри чарда его купить, объяснив, что так мы будем жить фактически вместе.
Ричард хотел соединить бунгало общей дверью, но я его отговорила: стена между ними была частью несущей конструкции, пробивать в ней дверь опасно. К тому же тогда мы ни за что не сможем продать ни одного дома, если когда-нибудь будем переезжать. Ричард признает мое превосходство в практических вопросах. Вместо общей двери мы сделали большую веранду-оранжерею, соединяющую двери наших гостиных, – в конце концов, если надо будет продавать бунгало, поставить в ней перегородку будет несложно. Мы с самого начала договорились, что за каждым останется право при желании запирать двери.
Я этим правом пользуюсь. Иначе как бы мне удавалось поддерживать в доме относительный порядок после Ричардовых вторжений? И еще я запираю дверь, когда у Ричарда собираются его приятели-журналисты. Они могут сидеть у него хоть до утра, и мне не надо вскакивать с постели, стучать им в дверь и напоминать, что кое-кому утром нужно вставать на работу.
Я вытерла волосы полотенцем и наложила на лицо крем. Ну почему, почему каждый раз происходит именно так? Почему я перестаю на него сердиться, стоит ему улыбнуться своей знаменитой улыбкой или появиться в дверях с букетом роз? Я ведь, кажется, достаточно опытна, чтобы не попадаться на такие приемы… Однако каждый раз попадаюсь.
Правда, однажды я твердо заявила ему, что в любых отношениях нужно соблюдать договоры. Если он нарушит договор один раз, это еще куда ни шло. Если два раза, я попросту сменю замок, а если три – Ричард вернется вечером домой и увидит все свои любимые кассеты на лужайке за окном, куда я их выброшу, предварительно удостоверившись, что идет дождь. В Манчестере плохая погода – обычное дело.
Поначалу Ричард смирялся с моими требованиями как с неприятной необходимостью, но постепенно понял, что жить вообще гораздо проще, если подчиняешься некоторым правилам. Правда, до совершенства Ричарду еще далеко. Чего стоят хотя бы его подарки! Он частичный дальтоник и может принести в дом, скажем, ярко-красную вазу, которая будет великолепно гармонировать с зеленовато-бежеватыми тонами моей мебели. Иногда он дарит мне черные майки с названиями групп, о которых я в жизни не слышала – при том, что я ему тысячу раз говорила: в черном я в лучшем случае похожа на преступника, отбывающего предварительное заключение. В последнее время я просто отношу эти прелести в его бунгало и мило благодарю за щедрость и заботу.
Но все-таки Ричард потихоньку исправляется. Честное слово, исправляется… Так, по крайней мере, я себя убеждала, борясь с желанием задушить его и избавиться от необходимости куда-то выходить.
Отбросив наконец навязчивую мысль о преднамеренном убийстве, я пошла к себе в спальню и задумалась, что мне сегодня надеть. Интересно, что там вообще предполагается, на этой вечеринке? На концерте-то можно появиться в чем попало, там будет столько народу, что меня все равно никто не заметит среди толпы орущих фанатов, а вот предстоящая потом вечеринка – это проблема. Я терпеть не могу советоваться по поводу одежды, но делать было нечего, и я закричала:
– Слушай, а что это будет за прием? Как мне одеться?
Ричард немедленно возник в дверях. Выглядел точь-в-точь как нашкодивший щенок, удивленный тем, что хозяин так быстро его простил.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Лекарство от скуки
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 31
Гостей: 28
Пользователей: 3
Redrik, Nativ, dino123al

 
Copyright Redrik © 2016