Понедельник, 05.12.2016, 11:28
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Субъективные предпочтения

Джек Уильямсон / Легион Времени
20.04.2016, 14:51
Эта невероятная история началась, когда Денни Ланнинг был еще совсем молод. В тот тихий апрельский вечер 1927 года ему едва исполнилось восемнадцать. Стройная фигура и тонкие черты лица юноши создавали впечатление хрупкости. Соломенно-желтые волосы были вечно растрепанны, а на лице играла застенчивая улыбка. Но в серых глазах в любой момент мог вспыхнуть упрямый огонек, а тонкое тело было жилистым и сильным.
В тот день Денни Ланнинг впервые столкнулся с тем, что в дальнейшем стало лейтмотивом этой истории, — с фантастическим контрастом между Обыденным и Невероятным.
Ланнинг заканчивал свой последний семестр в Гарварде и снимал квартиру вместе с тремя другими выпускниками. Все трое были немного старше его. Тощий и мрачный Уилмот Маклан специализировался в математике; все его внимание давно уже поглощала работа. Лаo Меньшан, надменный и сладкоречивый сын китайского мандарина, с головой окунулся в мир чудес современной техники. Оба приятеля были прекрасными ребятами, и Ланнинг отлично с ними ладил. Но ближе всего он сошелся с третьим соседом, рыжеволосым гигантом Барри Халлораном.
Стопроцентный американец Барри Халлоран был футбольным защитником и бойцом до мозга костей. Видимо, этот мятежный дух и роднил их с Ланнингом. Весной он заставил их бросить вызов небу — друзья занимались в летном клубе бостонского аэропорта.
Но в тот сонный воскресный вечер все куда-то разошлись, и Ланнинг остался один в пустой квартире. Он сидел в своей комнате и читал тоненькую серую книжку — первую опубликованную на средства автора научную работу Маклана. Книжка называлась «Реальность и перемены», и на ее титульном листе была надпись: «Денни от Уила — петля во времени».
Математические выкладки автора были для Ланнинга темным лесом. Закрыв уставшие глаза, юноша откинулся на спинку кресла и попытался мысленно слепить понятную картинку из тумана абстрактных символов. Эпиграфом Маклан взял знаменитые слова Минковского: «Сами по себе пространство и время — не более чем тени. Реальна только их совокупность». Но если время — лишь еще одно измерение, расширяющее понятие «пространство», то «вчера» и «завтра» одинаково реальны. И если человек может шагнуть вперед в пространстве...
— Денни Ланнинг!
Ланнинг вздрогнул и уронил книгу на пол. Открыв глаза, он судорожно сглотнул и заморгал. Дверь комнаты по-прежнему была закрыта — Денни и не слышал, чтобы она открывалась. Но на ковре перед ним стояла девушка.
И девушка эта была прекрасна.
Длинное белое одеяние ниспадало к ее ногам. Блестящие волосы цвета красного дерева окружало холодное голубое сияние. Прекрасное лицо незнакомки казалось суровым и невозмутимым, но каким-то образом Ланнинг почувствовал, что она страдает.
В руках девушка сжимала нечто, по форме и размерам напоминавшее футбольный мяч. Только мяч этот мерцал и переливался, как огромный сверкающий бриллиант.
Большие темно-фиолетовые глаза глядели прямо на Ланнинга. В них светились ужас и страстное желание чего-то неосуществимого. Денни пронзило острое чувство жалости к незнакомке...
Вслед за жалостью вернулось изумление. Юноша вскочил на ноги.
— Привет, — выдохнул он потрясенно. — Да, я Денни Ланнинг. А вы кто? — Взгляд его метнулся к запертой двери. — И как вы сюда попали?
Белое точеное лицо незнакомки озарило слабое подобие улыбки.
— Я — Летони.
Непривычный ритм ее речи напоминал ожившую музыку.
— И я не совсем в твоей комнате. На самом деле я дома, в Джонбаре. Тебе только кажется, что я здесь, из-за этого. — Она посмотрела на огромный сверкающий кристалл. — И только то, что ты изучал Время, позволило мне связаться с тобой сейчас.
Ланнинг стоял с разинутым ртом, не в силах устоять перед очарованием таинственной девушки.
— Летони... — прошептал он, наслаждаясь звуком этого имени. — Летони...
Во сне или наяву, она была очаровательна.
На милом, озабоченном лице вновь мелькнула улыбка.
— О, как долго я искала тебя, Денни Ланнинг! Я пересекла бездну, которая страшнее смерти, чтобы молить о помощи.
Ланнинг вдруг ощутил непреодолимое желание помочь своей странной собеседнице. Сердце отчаянно билось в груди, комок, подступивший к горлу, мешал говорить. Молодой человек шагнул вперед и попытался прикоснуться к обнаженной руке незнакомки, но пальцы его встретили пустоту.
— Я помогу вам, Летони, — выдохнул он наконец. — Но почему я? И как...
Серебристый голос девушки упал до шепота. Она все еще казалась испуганной. Огромные фиалковые глаза смотрели сквозь Ланнинга куда-то вдаль.
— Потому что судьба избрала именно тебя, Денни. От тебя одного зависит будущее человечества. В твоих руках моя жизнь и само существование Джонбара.
Ланнинг растерянно потер лоб.
— Но... каким образом? — пробормотал он. — И где этот Джонбар?
Его растерянность лишь возросла, когда девушка ответила:
— Загляни в Кристалл Времени, и я покажу тебе Джонбар.
Она подняла хрустальный шар и поднесла его к глазам Ланнинга. Шар засиял яркими разноцветными огнями. Вспышка была столь ослепительна, что в первый момент Денни ничего не мог разглядеть. А потом... Потом он увидел Джонбар.
Рядом со стройными серебристыми башнями показались бы карликами даже самые высокие небоскребы Манхэттена. Между башнями зеленели многочисленные парки и тянулись широкие многоярусные магистрали. В небе над городом скользили белые капли огромных воздушных кораблей.
— Вот он — мой Джонбар, город, в котором я живу, — тихо сказала девушка. — А теперь позволь мне показать тебе то, чего еще нет. Сквозь толщу времен я с трудом могу различить его — Нью-Джонбар, город возможного будущего.
Еще одна яркая вспышка — и Джонбар исчез. Вместо него Ланнинг увидел другой, еще более удивительный, город. До самого горизонта простирались все те же зеленые холмы, но мерцающие башни стали выше, а парки — обширнее. Стены зданий сияли мягкими и чистыми красками. Весь город казался единым произведением искусства. Он был так прекрасен, что у Ланнинга перехватило дыхание.
— Вот он — Нью-Джонбар, — благоговейно повторила девушка. — В народе его зовут динон.
В небе почти не было летательных аппаратов. Но Ланнинг заметил над парками крошечные фигурки жителей города. Они взмывали в небо с высоких крыш и террас и парили в нем, свободные, как птицы. Издалека казалось, что люди одеты в плащи из яркого пламени.
— Они летают, потому что проникли в тайны динат, — прошептала Летони. — Энергия динат сделала их практически бессмертными. Посмотри, они подобны богам!
Новая вспышка пламени скрыла видение, и девушка опустила потускневший шар. Ланнинг, моргая, сделал шаг назад. Его окружал привычный мир комнаты — настольная лампа, книги, старое кресло... Реальность успокоила юношу, и он снова перевел взгляд на стоявшую посреди комнаты чудесную гостью.
— Летони... — Денни замолчал, чтобы перевести дыхание. — Скажите, вы... живая?
— И да, и нет. Жизнь и смерть Джонбара — в твоих руках. Это безусловный факт, заложенный в структуру пространства-времени.
— Но что же я могу сделать? — прошептал Ланнинг.
Девушка испуганно вздрогнула:
— Пока не знаю. В потоке времени трудно разглядеть отдельный поступок. Но ты можешь помочь Джонбару, если захочешь. По крайней мере, ты можешь попытаться вступить в игру на нашей стороне — чтобы победить или погибнуть. Я пришла предупредить тебя, Денни Ланнинг. Те, кто хочет гибели моему миру, первым делом постараются тебя уничтожить. Потому что Джонбар погибнет вместе с тобой.
Слова ее звучали как ужасное древнее пророчество.
— Тебе угрожают темная сила гирайн и ее ужасный жрец, черный Гларат. Но страшнее всех Зорана с ее армией черных монстров.
Голос Летони стал суровым и твердым. Огромные фиалковые глаза потемнели еще сильнее от невыразимой печали. А в глубине их светилась жгучая ненависть.
— Да, она — опаснее всех, — повторила Летони. Ритм ее речи снова изменился. Проповедь превратилась в боевой клич. — Зорана Воительница, цветок зла, самое страшное из порождений Гирончи. Зорана должна быть уничтожена!
Девушка замолчала и внимательно посмотрела на Ланнинга поверх своего шара.
— Иначе, — закончила она тихо, — Зорана уничтожит тебя, Денни.
Несколько долгих минут молодой человек молча изучал свою гостью. А когда наконец заговорил, голос его был хриплым от волнения:
— Что бы ни случилось, я попробую помочь Джонбару. Потому что хочу помочь вам, Летони. Но что... что я должен делать?
— Берегись Зораны!
В устах Летони даже предупреждение казалось музыкой. На этот раз в ее голосе прозвучали охотничьи рога. Но уже в следующей фразе тональность сменилась — теперь девушка не предостерегала, а умоляла:
— Денни, пожалуйста, обещай мне одну вещь. Обещай, что никуда завтра не полетишь!
— Но я уже договорился! — возразил Ланнинг. — Макс, наш инструктор, сказал, что, если погода будет хорошей, мы с Барри полетим завтра без него. Я не хочу упускать такую возможность!
— Ты должен, — сказала Летони.
Ланнинг заглянул в ее фиалковые глаза и внезапно почувствовал, как исчезает какой-то невидимый барьер, до сих пор отгораживавший их друг от друга. Казалось, он заглянул в самую душу девушки и увидел, как она прекрасна.
— Обещаю, — прошептал он. — Я никуда не полечу.
— Спасибо, Денни.
Летони улыбнулась и легонько притронулась к его руке.
— А теперь мне пора.
— Нет! — От волнения у Ланнинга перехватило дыхание. — Я же еще ничего не знаю! Не знаю, где ты, не знаю, как тебя найти. Ты не. можешь бросить меня сейчас!
— Мне пора возвращаться, — твердо сказала Летони. — Зорана может проследить за мной. И если она обнаружит, что ты — главная фигура в этой игре, она приложит все усилия, чтобы завладеть тобой. Или убить. Поверь мне, я хорошо знаю Зорану.
— Но... подожди... — взмолился Ланнинг. — Когда я увижу тебя снова?
— Твоя рука лежит на штурвале времени, Денни, — серьезно ответила Летони. — Твоя, а не моя.
— Но я...
Хрустальный шар в руках девушки снова взорвался миллионом огней. Яркая вспышка на мгновение ослепила Ланнинга. А когда он снова обрел способность видеть, гостья исчезла.
Что же это было, сон или явь? Неужели Летони действительно сумела преодолеть бездну, отделяющую его время от какого-то туманного «возможного будущего»? А может, он просто спятил?
Чтобы хоть немного прийти в себя, Ланнинг поднял с пола тоненькую серую книжку и перечитал последний параграф:
«Для обладающего четырехмерным восприятием внешнего наблюдателя наше пространство-время выглядело бы полным и совершенно неизменным. Течение времени — не более чем свойство человеческого восприятия, движение стрелки субъективных часов. В абсолютном смысле события прошлого и будущего так же равноправны, как и события, удаленные друг от друга в пространстве, поскольку и те и другие являются элементами единого пространственно-временного континуума».
Буквы плясали у него перед глазами — их заслонял образ Летони, прекрасной и испуганной гостьи из будущего. Как увязать слова Маклана с ее рассказом о борьбе двух миров, которым еще только предстоит появиться, борьбе не на жизнь, а на смерть?
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Субъективные предпочтения
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 21
Гостей: 20
Пользователей: 1
Redrik

 
Copyright Redrik © 2016