Вторник, 06.12.2016, 11:06
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Субъективные предпочтения

Питер Уоттс / Рифтеры
01.02.2016, 19:45
Бездна заставит тебя замолчать.
Солнечные лучи не касались этих вод миллионы лет. Атмосферы нарастают здесь сотнями, впадины, не подавившись, проглотят дюжину Эверестов. Говорят, сама жизнь зародилась на глубине. Возможно. Если судить по кошмарному облику чудовищных тварей, искаженных давлением в кромешной тьме и хроническим голоданием, роды эти были не из легких.
Даже здесь, внутри железного корпуса, бездна нависает над тобой соборным сводом. Это не место для тривиальной болтовни в полный голос. Если открываешь рот, то делаешь это тихо. Но туристам, похоже, на это наплевать.
Джоэл Кита привык к тому, что слышит дыхание скафа вокруг себя, то, как он говорит с ним щелчками и вздохами. Джоэл полагается на эти звуки; датчики лишь подтверждают то, что зверь уже рассказал ворчанием в своем желудке. Но «Церациус» – это прогулочное судно, полностью защищенное от внешней среды, с увеличенной высотой кабины, откидными кушетками и маленькими устройствами для раздачи напитков и наркотиков, встроенными в спинку каждого сиденья. Сегодня Джоэл слышит только болтовню груза.
Он оглядывается через плечо. Гид, индианка лет двадцати пяти с прической под зебру – некая Притила, – сверкнула в его сторону еле заметной, печальной улыбкой. Она – реликт и прекрасно знает об этом. Не соперница библиотеки на борту и не идет в комплекте с ЗD‑анимацией и обволакивающим саундтреком. На самом деле гид – это просто бутафория. Туристы платят ей не за какие‑то ее действия, а за то, что она не делает ничего. Какой смысл быть богатым, если покупаешь только самое необходимое?
Их восемь. Один старик с бандажом, явно скоро готовящийся разменять первое столетие, играется с ручками настройки камеры. Остальные надели шлемофоны, запустив программу, задуманную, чтобы туристы не скучали во время погружения, но при этом созданную так, чтобы она не слишком впечатляла, не то настоящая цель путешествия обернется полным разочарованием. В наше время эта грань столь тонка. Симуляции всегда выходят лучше реальной жизни, и та вечно получает пинки за плохое шоу.
Джоэлу очень хочется, чтобы передача развлекала груз чуть больше; тогда бы они заткнулись. Скорее всего, им абсолютно наплевать, так ли уж достойны монстры из моря Чэннера поднятой вокруг них шумихи. Эти люди здесь не потому, что бездна внушает им интерес, смешанный с ужасом, просто такое путешествие стоит дорого.
Кита пробегает глазами по контрольной панели. Даже она выглядит избыточной: большую ее часть занимают климат‑контроль и управление развлекательными программами во время погружения. От скуки он выбирает наугад одну из них и отправляет на экран главного дисплея.
С помощью чудес современной анимации на экране оживает ксилография XVIII века. Грубо вырезанные щупальца обвивают мачты галеона, затягивая его под маленькие деревянные волны. Женский голос, спроектированный так, чтобы максимально привлекать внимание обоих полов, начинает рассказ: «Мы всегда населяли моря чудовищами…»
Джоэл отключается от трансляции.
Мистер Бандаж подходит к нему сзади и фамильярно кладет руку на плечо. Пилот еле справляется с желанием ее стряхнуть. Еще одна проблема с этими экскурсиями на глубину: нет кокпита, только панель управления перед пассажирским отсеком. От груза не спрячешься.
– Как у вас тут все сложно, – говорит мистер Бандаж.
Джоэл напоминает себе о профессиональных обязанностях и улыбается.
– Ты этим уже давно занимаешься?
Кожа неприкасаемого сияет золотым загаром культивированных ксантофиллов. Улыбка Джоэла становится немного натянутой. Естественно, он слышал обо всех плюсах этих пигментов: защита от ультрафиолета, повышенное содержание кислорода в крови, увеличение энергии. Говорят, эти штуки даже снижают потребность в еде, хотя, конечно, люди, способные себе позволить такое, явно не страдают от нехватки средств на бакалею. Тем не менее, на вкус Джоэла, это выглядит откровенно уродливым. Имплантаты должны делать из мяса или, по крайней мере, из пластика. Если бы люди занимались фотосинтезом, они бы рождались с листьями.
– Я спросил…
Пилот кивает:
– Уже пару лет.
Хмыканье.
– А я не знал, что «Глубинные сафари» – такая старая компания.
– Я не работаю на «Глубинные сафари», – объясняет Джоэл настолько вежливо, насколько может. – Я – фрилансер.
Неприкасаемый, возможно, и не знает, что это такое, он же из поколения, когда все клялись в верности одному хозяину год за годом. Тогда никто не думал, что идея‑то не очень.
– Хорошо тебе, – мистер Бандаж отечески похлопывает его по плечу.
Джоэл закладывает руль на левый борт. Сейчас они проходят около юго‑восточного рукава рифта, прожекторы погашены; на сонаре невыразительный пейзаж из ила и валунов. Сам разлом в пяти‑десяти минутах пути. На экране туристическая программа вещает о гигантских кальмарах, атаковавших спасательные шлюпки во время Второй мировой войны, выкатывает целый парад архивных фотографий в качестве доказательств: человеческие ноги, сморщенные от конических ран размером с кулак там, где присоски в роговой оправе выдрали куски плоти.
– Омерзительно. А мы увидим гигантских кальмаров?
Джоэл качает головой.
– Это на другой экскурсии.
Электронный гид тем временем запускает перечисление всяких глубоководных ужасов: показывает кусок мяса, выброшенный на флоридский пляж, судя по этому куску можно сделать вывод о существовании осьминога диаметром тридцать метров. Огромные угреобразные личинки. Гипотетические монстры, которые когда‑то кормились большими китами, а потом вымерли в безвестности от недостатка еды.
Джоэл понимает, что девяносто процентов всего этого – полная чепуха, а десять не имеют отношения к экскурсии. Даже гигантские кальмары не ныряют по‑настоящему глубоко: да никто не ныряет, на самом деле. Нет еды. Джоэл ковыряется тут годами, а никаких настоящих монстров до сих пор не видел.
Ну, если не считать вот этого места, естественно. Он переключает ручку управления. Снаружи высокочастотный громкоговоритель принимается ныть в бездну.
– Гидротермальные источники кипят в зонах разбрасывания всех мировых океанов, – тараторит программа, – питая скопища гигантских моллюсков и кольчатых червей длиной более трех метров. – Фильмотечный материал с портретами местных обитателей. – Тем не менее даже в зонах разбрасывания до гигантских размеров вырастают только фильтраторы и организмы, питающиеся донным илом. Рыб, позвоночных, как и мы, немного, они очень редки, а в длину достигают всего лишь пары сантиметров.
На экране слабо извивается бельдюга, больше похожая на отрезанный палец, а не на живое существо.
– Но только не здесь, – добавляет программа после драматической паузы. – Ибо есть что‑то необычное в этой крохотной части хребта Хуан де Фука, что‑то непонятное, необъяснимое. Здесь водятся настоящие драконы.
Джоэл нажимает еще одну кнопку. Оживают внешние прожекторы‑приманки, работающие в биолюминесцентном спектре, свет в кабине меркнет. Специально для обитателей рифта, привлеченных акустическим сигналом, посреди лучей появляется целый косяк промысловой рыбы.
– Мы не знаем тайн источника Чэннера. Мы не знаем, как он создает этих странных и завораживающих гигантов. – Экран с картинкой программы темнеет. – Мы знаем только то, что здесь, на склоне Осевого вулкана, мы обнаружили монстров в их собственном логове.
Что‑то ударяется о корпус скафа. От акустики в пассажирском отсеке звук кажется невероятно громким.
Наконец туристы затыкаются. Мистер Бандаж что‑то бормочет себе под нос и отправляется на свое место, суетящийся огромный хлоропласт.
– Вводная часть экскурсии подошла к концу. Внешние камеры связаны с вашими шлемофонами и управляются обыкновенными движениями головы. Сфокусируйтесь и записывайте происходящее, используя джойстик в правом подлокотнике. Вы также можете насладиться видом непосредственно через иллюминаторы вашего корабля. Если вам понадобится помощь, пилот и гид всегда к вашим услугам. «Глубоководные сафари» приветствуют вас в источнике Чэннера и надеются, что оставшаяся часть экскурсии вам понравится.
Еще два удара. Серая вспышка в переднем иллюминаторе; волнистое брюхо, на секунду пойманное прожектором, завиток плавника. На системной панели Джоэла иконки внешних камер наклоняются и крутятся.
Никому не нужная Притила проскальзывает в кресло второго пилота.
– А там, как обычно, безумие кормежки.
Кита почти шепчет:
– И здесь. И там. Какая разница‑то?
Она улыбается, соглашается безопасным, безмолвным жестом. У нее прекрасная улыбка. Почти отвлекает внимание от полосатой прически. Джоэл замечает какой‑то рисунок на внутренней стороне ее левой руки: похоже на татуировку беженки, хотя он почему‑то сомневается, что штука подлинная. Скорее всего, просто дань моде.
– Уверена, что они без тебя обойдутся? – с иронией спрашивает он.
Она оглядывается. Груз опять болтает: «Посмотри на это», «О, да эта хрень об нас зубы поломала», «Боже, ну они и уродливые…»
– Они справятся, – отвечает индианка.
Что‑то маячит по ту сторону иллюминатора: пасть, как мешок с иголками, изо рта свисает щупальце, оканчивающееся светящимся шаром. Пасть раскрывается так широко, что челюсти чуть ли не выходят из суставов, потом резко захлопывается. Зубы безрезультатно скользят по стеклу. Плоский черный глаз заглядывает внутрь.
– Это что такое? – интересуется Притила.
– Ты   у нас гид.
– Ничего подобного в жизни не видела.
– Я тоже. – Джоэл посылает электрический разряд по корпусу скафа.
Монстр, ошеломленный, исчезает в темноте. Периодические столкновения резонансом разносятся по «Церациусу», груз каждый раз ахает.
– А мы далеко от Чэннера?
Джоэл смотрит на дисплей.
– Да почти добрались. Горячая трещина средних размеров где‑то в пятидесяти метрах слева.
– А это что?..
На экране появляется ряд ярких точек, расположенных на одинаковом расстоянии друг от друга.
– Топографические столбы. – За первым появляется следующий. – Для геотермальной программы, ты же в курсе, да?
– Может, быстренько доплывем до них? Уверена, эти генераторы впечатлят туристов.
– Сомневаюсь, что их уже успели поставить. Только фундамент закладывают.
– Ну все равно, это приятно разнообразит экскурсию.
– Мы должны придерживаться курса. Можем огрести по полной, если там кто‑то есть.
– И?.. – Снова эта улыбка, на сей раз более просчитанная. – Там кто‑нибудь есть?
– Скорее всего, нет, – признает Джоэл. Стройку заморозили на пару недель, и это его ужасно раздражает; если власти из Энергосети, наконец, поднимут свои корпоративные задницы и доведут до конца то, что начали, у него будет несколько очень жирных контрактов.
Притила смотрит на него выжидающе. Джоэл пожимает плечами.
– Там очень нестабильно. Может потрясти.
– Опасно?
– Зависит от того, что ты под этим подразумеваешь. Скорее всего, нет.
– Ну так давай, поехали. – Притила заговорщицки гладит его по плечу и быстро убирает руку.
«Церациус» ложится на новый курс. Джоэл выключает приманочные огни и врубает акустику на прощальный, скрежещущий выплеск. Чудовища снаружи – те, кто еще не уплыл грациозно, сообразив крохотным рыбьим мозгом, что металл несъедобный, – в панике кинулись во мрак, сверкая боковыми линиями. Груз на секунду замолкает от удивления. В образовавшуюся паузу мягко вступает Притила Как‑ее‑там:
– Друзья, мы с вами немного изменим маршрут и увидим новых гостей рифта. Если вы подключитесь к данным, поступающим с сонара, то заметите, что мы приближаемся к полю акустических маяков. Руководство Энергосети установило их здесь в ходе строительства одной из новых геотермальных станций, о которых мы все, разумеется, слышали. Как вы можете знать, подобные проекты сейчас запущены в зонах разбрасывания от Галапагосов до Алеутских островов. Когда они запустятся, то здесь, на рифте, будут постоянно жить люди…
Джоэл не может в это поверить. У гида появляется прекрасный шанс обскакать библиотеку, но она говорит точь‑в‑точь как программа. Джоэл тихо отказывается от мечтаний, которые еще недавно лелеял в среднем мозгу. Даже если Притила в своем фантастически выглядящем комбинезоне попадет сейчас в его эротическую фантазию, то, скорее всего, и там начнет весело и в деталях проводить экскурсию.
Он переключается на внешние камеры. Ил. Еще ил. На сонаре к ним медленно ползет монотонным созвездием сеть.
Что‑то подхватывает «Церациус» и разворачивает. Термисторы на корпусе выдают краткий пик.
– Термальный источник, друзья, – объявляет Джоэл через плечо. – Ничего страшного.
По правому борту возникает размытое солнце медного цвета. Это всего лишь фонарь на шесте, маркер территории, сражающийся с бездной при помощи натриевой лампы и низкочастотного биения сердца. Руководство Энергосети пометило скалу для всех и каждого, говоря: «Это наша адская дыра».
Ряд башен убегает влево, каждая из них увенчана прожектором. С ним пересекается вторая линия, исчезающая вдали, словно улица фонарей в ночи, отравленной смогом. Башни сияют над странным незаконченным пейзажем из пластмассы и металла. Огромные стальные ящики покоятся на дне, словно сошедшие с рельс товарные вагоны. Каплеобразные телеуправляемые подводные аппараты спят на лужицах пластика, настолько заледеневших, что теперь они тверже базальта. Трубы с острыми краями пробиваются сквозь застывшие поверхности пустыми костями, отпиленными прямо под суставом.
Сверху по левому борту что‑то темное и мясистое нападает на свет.
Джоэл проверяет иконки камеры: все они настроены на увеличение, направлены вверх и влево. Притила бережет кислород, прекращает свою скороговорку, а неприкасаемые белорубашечники смотрят, не отрываясь. Прекрасно. Им хочется больше безмозглой рыбьей жестокости. Они ее получат. Скаф забирает вверх и влево.
Это морской черт. Он методично бьется о прожектор, не замечая приближения «Церациуса». Позвоночный столб извивается: приманка на его конце, сверкающая штука, похожая на червя, яростно мерцает.
Притила подходит к Джоэлу:
– А он, похоже, решил свернуть фонарь, а?
Она права. Вершина передатчика сотрясается под ударами огромной рыбы, что странно: эти монстры при своем большом размере довольно слабы. А если присмотреться, башня дрожит даже тогда, когда удильщик ее не касается…
– Твою мать! – Джоэл хватается за ручки управления.
«Церациус» встает на дыбы, словно живой. Свет прожектора исчезает за иллюминатором, сверху падает полная темнота, поглощая весь обзор. Груз начинает орать. Джоэл не обращает на них внимания. Со всех сторон доносится глухой отдаленный звук. Нарастает какой‑то рев.
Джоэл врезает по газам. Скаф взмывает вверх. Что‑то сильно задевает его сзади: корма виляет влево, утягивая за собой нос. Мрак за бортом неожиданно вспухает грязно‑коричневыми пузырями, заметными в свете, идущем из кабины.
Термисторы показывают превышение нормы в два, три раза. Температура за бортом подскакивает с четырех градусов по Цельсию до двухсот восьмидесяти, а потом падает обратно. При меньшем давлении скаф уже рухнул бы в заработавший гейзер. Здесь же его только крутит, он скользит, пытаясь использовать тягу в перегретой воде.
Наконец это ему удается, и он выбирается в долгожданную ледяную воду. Рыбий скелет пируэтом проносится мимо иллюминатора, сплошные зубы и шипы, вся плоть выварена.
Джоэл бросает взгляд через плечо. Пальцы Притилы сомкнулись на спинке его кресла, костяшки цветом напоминают танцующие останки снаружи.
– Еще один термальный источник? – произносит она дрожащим голосом.
Кита качает головой.
– Дно вскрылось. Здесь поверхность тонкая. – Он позволяет себе рассмеяться. – А я тебе говорил, что может тряхнуть.
– Ага. – Она отпускает спинку сиденья. Отпечатки от ее пальцев остаются в пене. Склоняется, шепчет: – Свет в кабине включи поярче. Чтобы был нормальный гостиничный уровень… – А потом отправляется на корму, успокаивая груз: – Ну, это было захватывающе. Но Джоэл заверяет, что подобные небольшие прорывы случаются тут постоянно. Беспокоиться не следует, хотя они и могут застать врасплох.
Кита повышает уровень освещения в кабине. Груз сидит тихо, все еще прячась в шлемофонах, словно страусы в песке. Притила суетится вокруг, приглаживая им перышки.
– И, разумеется, впереди у нас большая часть экскурсии…
Джоэл увеличивает диапазон сонара, переключив его на корму. Светящийся шторм водоворотом кружится на тактическом дисплее. Под ним свежий хребет выступивших камней уродует строительную разметку Энергосети.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Субъективные предпочтения
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 32
Гостей: 30
Пользователей: 2
Redrik, Marfa

 
Copyright Redrik © 2016