Пятница, 02.12.2016, 22:57
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Субъективные предпочтения

Патрик Ли / Тайна Бреши
28.06.2015, 17:15
В кирпичном доме в колониальном стиле, стоявшем в тупике на Фэрлейн-Корт, никогда не жили особо дружелюбные люди. Что было довольно странно, учитывая, сколько владельцев сменилось с того момента, как его построили в 1954 году. Почти двадцать за прошедшие годы. Впрочем, они вели себя вежливо: здоровались, когда требовалось, содержали двор в идеальном порядке и никогда не включали звук телевизора или стереосистемы слишком громко – если вообще включали. Владельцы, мужчины и женщины, все примерно лет тридцати, не имели семей, детей или домашних животных. Одевались они достаточно консервативно и ездили в темно-синих или темно-зеленых седанах.
Кроме того, они не открывали дверь, если в нее звонили, вне зависимости от времени суток. Никогда не развешивали по праздникам цветные фонарики и не угощали соседей пирогами или детей конфетами на Хеллоуин. Ни один жилец дома ни разу не пригласил никого из соседей на обед. И хотя складывалось впечатление, что хозяева дома менялись каждые два или три года, на лужайке ни разу не видели объявления «Продается» – как, впрочем, и адреса дома в газетах в разделах, посвященных недвижимости.
Но самым странным был день переезда. Несмотря на неочевидную невыразительность мужчин и женщин, живших в доме, для того чтобы доставить их вещи, требовалось по меньшей мере четыре огромных грузовых фургона. А некоторым даже целая дюжина. Фургоны вплотную подъезжали к двери гаража, и посмотреть, что именно в них грузят или, наоборот, выгружают из них, не представлялось возможным. И они всегда приезжали ночью. Всегда.
Нил Прюитт все это знал, хотя никогда не жил на Фэрлейн-Корт и до сегодняшнего вечера не бывал на этой улице. Он знал, потому что видел такие же дома; их было очень много . Девятнадцать здесь, в округе Колумбия, и еще десять на другом берегу реки в Лэнгли. В Нью-Йорке, Чикаго и вокруг них насчитывалось около ста. В большинстве городов такого размера имелось по меньшей мере несколько дюжин. А в Лос-Анджелесе – семьдесят три.
Прюитт объехал вокруг клумбы с декоративными растениями, украшавшей центр тупика, свернул на подъездную дорожку и вышел из машины. Ночь выдалась холодной и сырой, пропитанной запахами октября: мокрых листьев, тыкв, дымом костров, горевших в задних дворах соседних домов. Прюитт бросил на них взгляд и зашагал по дорожке. Слева высился большой двухэтажный особняк, в котором свет горел только в спальне наверху, и сквозь приоткрытые окна на улицу вырывался смех, означавший, что там в полном разгаре вечеринка. В двухуровневом доме в стиле ранчо, расположенном справа, он разглядел в окне пару, сидевшую на диване перед телевизором: из Овального кабинета шла прямая трансляция речи президента.
Кирпичный дом в колониальном стиле как будто замер. В большинстве окон горел мягкий свет, но внутри Прюитт не заметил никакого движения. Он шагнул на крыльцо и вставил ключ в замок. Поворачивать его не было никакой необходимости – механизм пискнул, три раза щелкнул, и его компьютерная система подсоединилась к ключу. Язычок отошел в сторону, и Прюитт толкнул внутрь стальную дверь двух дюймов толщиной. Он сделал шаг с выложенного плиткой крыльца на керамическую плитку пола прихожей. В то время как за прошедшие годы внешний вид дома претерпевал изменения в соответствии с нормами декорирования, внутреннее убранство такого внимания не удостаивалось. Там было чисто, пусто и исключительно практично, как и шесть декад назад. Другого Военно-воздушным силам и не требовалось.
Прихожая ничем не отличалась от любой другой такой же в домах, где Прюитту довелось побывать. Десять на десять футов, высота потолка восемь футов, две камеры наблюдения справа и слева, в углах напротив входной двери. Он представил себе двух дежурных офицеров где-то в доме, которые наблюдали за экранами и отметили его появление. Затем услышал, как за углом в коридоре скользнула открывшаяся дверь.
– Мы не ждали смену сегодня, сэр, – услышал он мужской голос и узнал Эдлера.
Прюитт много лет назад сам выбрал его из огромного количества претендентов на этот пост. Он слышал его шаги по коридору в сопровождении более легкой поступи, но еще не видел, кто к нему направляется. Через секунду Эдлер появился в дверном проеме. У него за плечом стояла женщина лет тридцати, хорошенькая. Как и Эдлер, она была младшим лейтенантом, хотя Прюитт не нанимал ее на работу и не встречал раньше. На именном жетоне у нее на груди значилось имя Лэмб.
– А смены и не будет, – сказал Прюитт. – Я задержусь ненадолго. Возьми вот это.
Он сбросил с плеч и протянул Эдлеру куртку. Когда тот направился к нему, чтобы ее взять, Прюитт вытащил из-за спины «Вальтер Р99» и выстрелил ему в лоб. Лэмб успела отшатнуться, ее брови поползли вверх, но уже в следующее мгновение вторая пуля угодила в левую из них, и она рухнула на пол почти одновременно с Эдлером.
Прюитт перешагнул через тела. Коридор уходил только вправо. Жилое пространство дома было намного меньше, чем казалось, если смотреть на него со стороны, – вход, коридор и диспетчерская в конце, куда Прюитт вошел через десять секунд после второго выстрела. На стульях еще остались следы от занимавших их охранников, и Прюитт подумал, что знает, на котором из них сидела Лэмб – вмятина на нем была намного меньше. Рядом с ее местом на подставке стояла банка с диетической «Колой», и в царившей в комнате тишине Прюитт слышал, как она продолжает тихонько шипеть.
Он оттолкнул в сторону оба стула и сбросил на пол несколько бумаг, лежавших на столе. Давным-давно оборудование занимало почти все пространство помещения девять на двенадцать. Но за прошедшие с тех пор годы его постепенно заменяли на более компактные и современные приборы. Сейчас оно было не больше ноутбука, только сделанного из стали и без закрывающейся крышки, прикрепленного к металлическому столу, ножки которого, в свою очередь, уходили под керамические плитки. Компьютер контролировал систему, занимавшую весь остальной дом, и попасть туда было совсем не просто. Однако для Прюитта это не составляло особого труда. Он посмотрел на бетонную стену слева от себя и представил, что она стала прозрачной. За ней находилось огромное помещение, как и во всех домах вроде этого, вне зависимости от того, построили его из кирпича, винила или кедрового гонта.
За стеной располагался ракетный отсек.
Прюитт достал портативный персональный компьютер и положил его на стол рядом с компьютером. Затем вынул из кармана специальную отвертку с таким сложным наконечником, что он напоминал древнюю пиктограмму, и вставил ее в соответствующее гнездо на боку системного блока. Пять поворотов, и маленький винтик выпал на стол. Прюитту потребовалось несколько секунд, чтобы открыть материнскую плату. Провод, который ему требовался, находился в передней части. Он его вытащил и увидел, как на панели загорелись три красные лампочки. Прюитт тут же представил, что слышит, как одновременно зазвонили по меньшей мере пять телефонов в округе Колумбия, сообщая о чрезвычайной ситуации, причем на один из них, в Командном центре Вооруженных сил США, в Пентагоне, наверняка уже ответили.
Прюитт ни секунды не сомневался, что реакция на сигнал тревоги из этого дома будет подобна молоту. Но они опоздают. Да и те, кто на него ответит, никогда не узнают его истинных намерений. По крайней мере, до тех пор, пока не увидят все собственными глазами.
Он вставил провод в гнездо своего портативного компьютера и включил его. Экран загорелся, нужная ему программа уже работала, та самая, которую Прюитт написал сам и приспособил для своих целей. Моргнул значок, изображавший песочные часы, и появилось требование пароля. Он быстро его ввел – невероятно длинный – и подождал еще пару секунд, глядя на песочные часики, потом увидел на экране то, что ожидал. Поле ввода для координат навигатора. Прюитт внес данные, напечатанные и скопированные заранее, и нажал на клавишу «Ввести».
Через секунду весь дом содрогнулся; от мощной, непрекращающейся вибрации загудели пол и письменный стол.
Прюитт повернулся к стене, прижал к бетону руки, а потом щеку и почувствовал, как зверь просыпается в своей берлоге.
Пятьдесят восемь лет назад в ракетном отсеке стоял «Найк-Аякс»  времен Корейской войны. Прюитт улыбнулся, представив, что такому простому и ограниченному в возможностях оружию доверили защищать столицу страны от русских бомбардировщиков и РТ-2 . В начале шестидесятых «Аяксы» заменили на «Спринт» . Вне всякого сомнения, шаг вперед, хотя, скорее всего, данный вид оружия не отвечал требуемым задачам. И только в конце восьмидесятых, под руководством Прюитта, когда заработала система «Пэтриот» , программа стала конкурентоспособной – так он, по крайней мере, считал. Потрясающая ракета. Но не она сейчас находилась за стеной, к которой он прислонился.
Прюитт еще секунду впитывал вибрацию, затем отодвинулся от стены и выпрямился. Достав обрывок бумаги из кармана, он положил его на стол рядом со своим компьютером.
На бумажке было написано одно короткое предложение:
«Поинтересуйтесь «Скаляром».
Предполагаемые получатели поймут, что это значит. Сам Прюитт не имел ни малейшего представления; впрочем, ему было все равно.
Он вышел из комнаты, оставив там включенный компьютер, и вернулся назад по коридору, который вел к входу. Кровь Эдлера и Лэмб соединились в одну лужу, ярко-красную на фоне белых плиток и почти черную там, где она скопилась в цементных ложбинках между ними.
Через пять секунд Прюитт уже снова стоял на сыром ветру с запахом листьев, тыкв и дыма. Он оставил свою машину на подъездной дорожке и уже видел в четырех кварталах фары первых машин реагирования, которые быстро приближались. Прюитт нырнул за угол дома и направился в сторону заднего двора.
Здесь уже слышалось гудение ракеты, становившееся с каждой секундой все громче, глухие удары удерживавших ее стабилизаторов, которые отъезжали, ударяя в стены, а к тому моменту, когда Прюитт завернул за дальний угол дома, маленькие подвальные окошки взорвались, и наружу, в ночь, вырвался пар.
Прюитт прошел через небольшой дворик к еловой рощице на границе участка и остановился под деревьями. Повернувшись, он стал наблюдать за происходящим, потому что непременно хотел это увидеть.
Дом заливал свет фар подъезжавших автомобилей, шины визжали в тупике, распахивались дверцы, звучали громкие голоса. Быстро же они отреагировали! И почти успели.
Крыша дома разлетелась на части, и в образовавшееся отверстие вылетела вся центральная часть дома. Обломки дерева и куски асфальта взмывали ввысь, точно конфетти, и почти одновременно с ними в небо устремилась ракета.
УМР «Спэрроухок». Усовершенствованная многоцелевая ракета. В соответствии с жесткой философией военных в последние годы «Спэрроухок» являлась единственной многоцелевой ракетой. А если точнее, «земля – воздух» и «земля – земля». Эта  конкретная, спрятанная в данном доме, предназначалась только для целей защиты – иными словами, «земля – воздух».
Но сегодня ей предназначалась другая роль.
Ракета, по ширине равная телефонному столбу – и почти такая же длинная, которую вытолкнула пусковая установка, вырвалась вверх сквозь отверстие в крыше. Инерция подняла ее над кронами деревьев, футов на шестьдесят выше конька крыши, и, когда она замедлила свое движение и почти остановилась, заработал ее собственный двигатель. На короткую долю секунды ракета неподвижно повисла в воздухе, подобная «римской свече», перевернутой вверх ногами. Затем пламя под ней стало ослепительно-белым, ракета издала вой, диковинно похожий на человеческий – только в сотни раз громче, – а через мгновение превратилась в ослепительную точку и, набирая скорость света, помчалась над Джорджтауном.
Прюитт наблюдал за ней сквозь ветви елей. На высоте двух тысяч футов ее траектория выровнялась; ракета, вышедшая на охоту, нарисовала аккуратный полукруг в небе и с пронзительным воем исчезла, направляясь в сторону координат на юго-востоке, которые он ввел в свой компьютер тридцать секунд назад. Прюитт знал, что «Спэрроухок» доберется до места назначения через десять секунд.
Краем глаза он уловил движение на уровне первого этажа и увидел, что на заднюю веранду вышла пара из соседнего дома, перепуганная насмерть и пытающаяся понять, от чего столько шума. В каком-то смысле это показалось Прюитту забавным. Если бы они знали, что случилось, то остались бы на своем диване смотреть прямую трансляцию из Овального кабинета.
Именно там сейчас начнется настоящее представление.
  -------------
  "Скачайте книгу в нужном формате и читайте дальше"
Категория: Субъективные предпочтения
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 53
Гостей: 51
Пользователей: 2
Lastik, Redrik

 
Copyright Redrik © 2016