Суббота, 03.12.2016, 16:41
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Субъективные предпочтения

Робин Хобб / Корабль судьбы. Том II (Сага о живых кораблях – 3)
21.01.2015, 21:58
Кеннит разглядывал свиток, который держал в руке. Восковая печать валялась на столе разломанными кусочками, запечатлевшими части личного знака синкура Фалдена. Этот достойный делипайский купец успел сжиться с потерей жены и одной из двух дочек. Такому благому исходу немало способствовало то обстоятельство, что сам он, его сыновья и корабль с товарами нисколько не пострадали в день памятного налета на пиратскую столицу: они тогда находились далеко от дома, в торговой поездке. Что касается второй дочери, Алиссум, то она вышла замуж за Соркора, и папаша волей-неволей дал на эту свадьбу согласие – как, собственно, и предсказывал Соркору Кеннит. Оборотистый купец родом из Дарии знал жизнь. Он умел вовремя сообразить, за кем сила. И стоит ли против этой силы переть.
В свою очередь и пиратский капитан отлично понимал, что срочное послание, направленное ему почтенным синкуром, было еще одним средством выразить верноподданнические чувства. И оттого, еще не читавши письма, Кеннит исполнился подозрительности.
Текст был явно очень тщательно продуман. И выдержан в самом что ни есть напыщенном стиле. Добрая треть страницы была занята витиеватым приветствием с пожеланием Кенниту доброго здоровья и всяческих благ. Вполне в духе велеречивого дарийца, вечно одевавшегося как капуста и никогда не жалевшего ни времени, ни чернил на бессчетные предисловия. Ну нет бы сразу-то перейти к новостям.
Между прочим, весьма и весьма безрадостным.
Сердце у Кеннита тотчас заколотилось как молот, но он заставил себя перечитать свиток еще раз, храня при этом самый невозмутимый вид. Если отсеять словесные кружева и оставить голую суть, получалось примерно следующее. В Делипай явились какие-то чужаки, сразу внушившие Фалдену смутное недоверие. Поэтому он оказался одним из первых, кто заподозрил, что судно у них было не простое, и впоследствии оказалось-таки, что плавали они на живом корабле. Не теряя времени даром, Фалден дал указания сыну, и тот завлек капитана со спутницей в свою лавочку, где и принялся вешать им на уши всякую всячину из области местных легенд, в надежде, что они и о себе кое-что поведают. С этим, к сожалению, ничего не вышло, а ближе к полуночи незнакомцы смылись из города столь же внезапно, как и появились. Зато при отплытии с их корабля сбежали несколько человек, и рассказанные ими истории вполне убедили Фалдена, что в своих подозрениях он был полностью прав. На борту корабля присутствовала некая Альтия Вестрит, именовавшая себя хозяйкой «Проказницы». Команда на живом корабле была довольно странная, ибо включала как мужчин, так и женщин, а вот капитанствовал там некий Брэшен, тот самый, что не так давно ходил на «Кануне весны», а рожден и воспитан был, если слухи не врали, в городе Удачном. И, опять-таки если верить беглым матросам, главной целью плавания живого корабля была попытка вернуть «Проказницу» прежним владельцам. А посему, безмерно преклоняясь перед пиратом Кеннитом и бесконечно чтя его как своего короля (далее следовала безумно длинная вереница комплиментов), синкур Фалден счел своим долгом направить ему сие предупреждение с капитаном быстрейшего судна, сыскавшегося в гавани Делипая. Да, и еще нужно заметить, что носовое изваяние живого корабля было зверски изрублено, а назывался он…
«Совершенный».
Имя, начертанное черным по белому, нестерпимо обжигало зрачки. Так что нипочем не удавалось сосредоточиться на остатке письма, содержавшем делипайские сплетни, а также полученные с почтовыми птицами слухи о том, что в Джамелии якобы снаряжали боевой флот для плавания на север: столица собиралась наказать Удачный за похищение сатрапа и разрушение таможенных причалов, где взимались пошлины для сатрапской казны. Фалден отваживался высказать мнение, что джамелийская знать давно искала предлог захватить и разграбить Удачный, так вот, заветный час, похоже, настал.
Эта весть все-таки обратила на себя внимание Кеннита, занятого совершенно иными мыслями, и даже заставила его недоверчиво поднять бровь. Ну и дела творятся на свете! Чтобы сатрап покинул столицу, приехал в Удачный и там умудрился оказаться похищенным? Это, впрочем, Кеннита не касалось. Зато сведения о «флоте отмщения», который собирала Джамелия, могли оказаться насущными. Во-первых, следовало держать ухо востро насчет боевых кораблей, рыщущих в водах Внутреннего Прохода. А во-вторых и в главных, спустя некоторое время они будут возвращаться обратно. Отягощенные добычей, которая их самих сделает прямой добычей пиратов. А уж теперь, когда в распоряжении Кеннита были морские змеи… Чем не дармовщинка?
Письмо заканчивалось полновесной порцией словесных расшаркиваний вперемешку с довольно откровенными намеками, что Кенниту не грех бы и отблагодарить синкура Фалдена за столь своевременно пересланные вести. Завершала же все это великолепие замысловатая роспись, исполненная аж в два цвета. За подписью, впрочем, следовал вполне безвкусный постскриптум, в котором Фалден неумеренно восторгался своим будущим внуком, росшим во чреве Алиссум от семени Соркора.
Дочитав, Кеннит положил свиток на стол, где проклятый пергамент немедленно и свернулся. Соркор и все остальные, приглашенные в капитанскую каюту, молча ожидали оглашения новостей. Капитан быстроходного судна, доставивший свиток, в точности исполнил указания отправителя: передал письмо лично Соркору, чтобы уже тот быстрейшим образом вручил его Кенниту. Наверное, Фалден поступил так затем, чтобы Соркор лишний раз восхитился умом и верностью своего тестя.
Или тут все-таки крылось нечто большее? Могли ли Соркор или синкур Фалден подозревать, что значили для Кеннита нынешние вести? И не лежал ли у того капитана рядом с этим свитком другой, предназначенный лишь Соркору, с наказом проследить за реакцией капитана, когда тот будет читать? Кеннит испытал миг сомнения и самых черных подозрений. Но лишь миг. Он вспомнил, что Соркор так и не выучился читать. Так что, если Фалден вправду возжелал вовлечь зятя в заговор против Кеннита, средство было выбрано самое неудачное!
«Совершенный»… Когда имя живого корабля первый раз попалось Кенниту на глаза на странице письма, сердце у него так и перевернулось в груди. Потребовалось немалое усилие, чтобы сохранить спокойное выражение лица, чтобы даже дыхание не ускорилось. Он затем перечитал письмо уже медленнее, давая себе время поразмыслить. Возникало множество вопросов, и на каждый следовало ответить. Заподозрил ли Фалден, что они с кораблем были не чужими друг другу? Если да, то каким образом? Синкур на сей счет не обмолвился ни словом, если только упоминание о матросах, сбежавших с «Совершенного» в Делипае, не содержало некоего намека. Что именно было известно этим матросам? О чем они болтали в тавернах? А эта, как ее, Альтия Вестрит – знала ли она что-нибудь и если знала, то не намеревалась ли так или иначе использовать корабль как оружие против него, Кеннита? В общем, если что-то выплыло, то насколько широко успело распространиться? Может, будет достаточно убить несколько человек и заново утопить корабль?
Добьется ли он когда-нибудь, чтобы его прошлое упокоилось с миром в морской глубине?
Среди прочих безумных мыслей, заметавшихся в голове Кеннита в эти мгновения, была даже мысль о побеге. В самом деле, ему совершенно необязательно было возвращаться в Делипай! У него имелся живой корабль. И орава морских змей, только ждущих приказа. Что, если попросту бросить все и податься на другой край света? Морских побережий на свете не перечесть, и среди них нет такого, где ему грозила бы бедность. Да, конечно, в иных краях ему придется все начинать сначала, с чистого листа, но с помощью морских змей он, уж верно, в самом недолгом времени сумеет снискать себе столь же громкую и грозную славу, как здесь.
Кеннит ненадолго поднял глаза и оглядел собравшихся. К сожалению, при подобном раскладе им всем придется умереть. «Даже Уинтроу», – подумалось ему, и сердце кольнуло. Да. От всей команды тоже придется как-то избавиться. И найти каждому замену. Но даже и тогда останется корабль, который будет помнить и знать, кто он такой.
– Капитан? – тихонько подал голос Соркор.
Воздушный замок, выстроенный было Кеннитом, лопнул, словно мыльный пузырь. Нет, такая игра не стоила свеч. Он поступит гораздо более здраво. Вернется в Делипай, разберется с теми, кто что-нибудь заподозрил. Подчистит за собой, так сказать. И все пойдет по-прежнему. Корабль? Ну и что, что корабль. Один раз он от Совершенного уже отделался. Придется повторить, вот и все… Эту мысль, впрочем, Кеннит решительно отодвинул. Он был к ней еще не готов.
– Плохие новости, кэп? – отважился спросить Соркор.
Кеннит натянул на лицо язвительную улыбку. Он будет выдавать им полученные известия порциями, одну за другой, и смотреть, кто как их воспримет.
– Новости не бывают ни плохими, ни хорошими, капитан Соркор, – сказал он. – Все зависит от получателя и от того, как он их использует. Нынешние вести лично я скорее назвал бы занятными. Без сомнения, все мы рады будем узнать, что твоя Алиссум круглеет в талии прямо на глазах. Синкур Фалден также рассказывает о посещении Делипая каким-то странным кораблем. Его капитан хлестался, будто хочет присоединиться к нашей святой войне за избавление Внутреннего Прохода от невольничьих кораблей, но наш добрый друг синкур Фалден не очень-то поверил в его искренность. Тем более что корабль появился в гавани довольно таинственным образом, как-то сумев пробраться среди ночи по узкой реке, а потом таким же способом убрался вон. – Кеннит небрежно покосился на свиток. – А еще в Делипае прослышали, будто Джамелия готовит флот, чтобы стереть в порошок и разграбить Удачный в отместку за какое-то преступление против сатрапа!
И Кеннит ненавязчиво откинулся в кресле, чтобы иметь в поле зрения побольше лиц. Среди прочих в каюте находилась и Этта, а при ней Уинтроу. Кеннит отметил про себя, что последнее время парень был с ней неразлучен. Соркор стоял рядом с Йолой, нынешним старпомом Кеннита. Его широкая, покрытая шрамами рожа излучала беспредельную верность своему капитану, смешанную с блаженным восторгом по поводу явной беременности жены. И естественно, все были разодеты в пух и прах, насколько это позволяли результаты последних боевых вылазок. Даже Уинтроу поддался на уговоры и позволил Этте облачить себя в нарядную рубашку с широкими рукавами из темно-синего шелка: Этта самолично вышила на ней воронов. Могучий Соркор теперь носил в ушах изумруды, а на великолепном, отделанном серебром кожаном поясе красовались парные сабли. Что касается Этты, то роскошь избранных ею тканей лишь подчеркивалась искусным кроем, и тут ее воображение поистине не знало границ. В самом деле, кто и когда шил из золотой парчи одежду, в которой собирался лазить на мачту?
Она вполне могла теперь себе это позволить. Весь трюм «Проказницы» был ныне сущей сокровищницей. Там хранились драгоценные лекарства и душистые масла, золотые и серебряные монеты, украшенные ликами множества разных сатрапов, самоцветы всех видов, как необработанные, так и прошедшие огранку, дивные меха, бесподобные ковры… всего даже не перечесть! Достаточно сказать, что нынешний груз корабля стоил, пожалуй, побольше, чем весь «урожай» предыдущего года!
Последнее время «охота», которой предавался Кеннит, была необыкновенно удачной. Еще никогда столь малые усилия не приносили таких богатых плодов. Когда повелеваешь сворой морских змей, достаточно лишь заметить впереди парус, могущий тебя заинтересовать. Змеи тотчас брали облюбованный корабль в оборот – и через час-другой ополоумевшая от страха жертва сдавалась без боя. Поначалу Кеннит подходил к таким кораблям и требовал все ценное, и запуганные команды были рады повиноваться. Даже не вытаскивая из ножен меча, Кеннит обдирал их как липку и отпускал со строгим наказом: помните, мол, отныне здешние воды – владения Кеннита, короля Пиратских островов! Так что, если правители соответствующих стран и городов были заинтересованы в не слишком обременительной пошлине за пересечение его вод, пусть подумают о переговорах. Он подождет.
К двум последним кораблям он не стал даже и подходить. «Проказница» вообще стояла на якоре, в то время как змеи, повинуясь приказу, подвели к ней пойманные суда. Последний капитан заявил о сдаче, стоя перед Кеннитом на коленях, причем тот сидел, как на троне, в удобном кресле на баке, а Молния прямо-таки цвела, видя неприкрытый страх, который испытывал перед нею чужой капитан. Кеннит просмотрел список груза, отмечая самое ценное, и пленная команда сама перенесла выбранное на пиратский корабль.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Субъективные предпочтения
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 35
Гостей: 34
Пользователей: 1
rv76

 
Copyright Redrik © 2016