Среда, 07.12.2016, 23:13
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Субъективные предпочтения

Филип Киндред Дик / Обман Инкорпорэйтед
21.12.2014, 20:58
Владелец «ОбМАН Инкорпорэйтед» Мэтсон Глэйзер-Холлидей сидел в роскошной гостиной своей виллы на спутнике, вращающемся вокруг Терры. На нем был халат ручной работы, он курил редкую сигару «Антоний и Клеопатра» и слушал аудиозапись шума толпы.
Одновременно он следил за стоящим напротив него осциллографом, отображающим на мониторе звуковой сигнал.
– Да, здесь есть цикл, – сказал он Фрейе Холм. – Его видно, хотя и нельзя услышать. Эта запись повторяется бесконечное число раз. Следовательно, парень прав: это фальшивка.
– Не мог ли Рахмаэль бен Аппельбаум…
– Нет, – сказал Мэтсон. – Я взял эту копию из информационного архива ООН. Рахмаэль не подделывал пленку и охарактеризовал ее совершенно точно. – Он задумчиво откинулся в кресле.
Ему казалось странным, что «Телпор» фон Айнема действует только в одну сторону, излучая материю в космос… но не обеспечивая ее возвращение с помощью хотя бы той же телепортации. Весьма удобно для «Тропы Хоффмана», решил он, ведь вся получаемая здесь с помощью «Телпора» информация с Китовой Пасти представляет собой электронный сигнал, энергетический импульс… который в итоге оказался фальшивкой. Ему, руководителю исследовательского агентства, следовало обнаружить это давным-давно – Рахмаэль, несмотря на охотящихся за ним как за лакомой добычей кредиторов, от которых ему не было покоя ни днем ни ночью и которые осаждали его с помощью бесчисленных технических средств, не давая спокойно работать, все же сумел обнаружить подделку, а он, Мэтсон – черт побери, он дал маху. У него испортилось настроение.
– Виски «Катти Сарк» с водой? – предложила Фрея (его любовница).
Он рассеянно кивнул, и она исчезла в вестибюле, где хранилось спиртное, чтобы проверить, не опустела ли еще бутылка 1985 года, стоившая целое состояние.
Он с самого начала сомневался в так называемой Первой теореме доктора фон Айнема – та слишком напоминала прикрытие для множества обслуживаемых техниками ТХЛ пунктов односторонней трансляции. «Напиши домой с Китовой Пасти, сынок, когда доберешься туда, – ядовито подумал он. – Расскажи своей старухе мамаше, как живется на колониальной планете со свежим воздухом, солнечным светом, маленькими, славными зверюшками и постройками, которые сооружают роботы ТХЛ…» И письмо, точнее электронный сигнал, должным образом приходит. Но любимый сынок не может отчитаться перед мамашей лично, напрямую. Не может вернуться, чтобы поведать свою историю, и это смахивает на древнюю легенду о пещере льва: все следы простодушных существ ведут внутрь  и ни один – наружу. Все та же старая басня, но с еще более зловещим сюжетом. Похоже, насквозь лживый поток исходящих сообщений передавали с помощью специальных электронных агрегатов. Мэтсон решил, что их изобрел человек, искушенный в новейшем оборудовании. Возможно, стоит посмотреть, кто стоит за изобретателем «Телпора» фон Айнемом с его командой высокопрофессиональных техников из Новой Единой Германии, обслуживающих розничные сети Ферри.
Он почему-то недолюбливал немецких техников, управлявших системой телепортации. Они казались ему чересчур деловитыми. Совсем как их предки из двадцатого века, с бесстрастным спокойствием загружавшие тела в печи либо загонявшие живых людей в эрзац-бани, которые оказывались газовыми камерами с цианидом «Циклона Б». Финансируемыми, кстати, уважаемой в Третьем рейхе компанией герра Круппа и сыновей. Точно так же фон Айнема финансирует «Тропа Хоффмана лимитед» с ее центральными офисами в Большом Берлине – новой столице Новой Единой Германии, откуда родом наш почтенный Генеральный секретарь ООН.
– Дай-ка мне вместо виски с водой досье на Хорста Бертольда, – сказал Мэтсон Фрее.
В соседней комнате Фрея связалась с встроенной в стену виллы системой автономного поиска, в которую входило миниатюрное электронное оборудование в основном для обработки и приема информации, плюс архивы файлов и…
Некоторые полезные артефакты, не включавшие в себя данных, зато включавшие ракеты с атомными боеголовками, предназначенные в случае нападения на спутник для боевых действий и уничтожения любых снарядов из внушительного ассортимента ООН, прежде чем те поразят цель.
На своей вилле, построенной на вращающемся по эллипсу Брокара спутнике, Мэтсон был в безопасности. Из осторожности он вел большинство дел отсюда, а внизу, в новоньюйоркских офисах «ОбМАН Инкорпорэйтед», всегда чувствовал себя голым. По сути, его смущало там присутствие легионов «Миролюбцев», серолицых вооруженных мужчин и женщин, скитающихся по планете во имя мира на земле и забредающих даже на жалкие, но все еще существующие «лунники» – ранние колонии-спутники, появившиеся до прорыва Айнема и открытия Джорджем Хоффманом девятой планеты Фомальгаута, ныне колонии, называемой Китовой Пастью.
«Очень жаль, – язвительно подумал Мэтсон, – что Джордж Хоффман не открыл в других звездных системах других планет, населенных хрупкими мыслящими двуногими существами, такими, как мы, люди. Планет сотни и сотни, но…»
Температура на них расплавляет термопредохранители. Там нет воздуха. Нет почвы. Нет воды. О таких планетах – типичный пример Венера – вряд ли скажешь, что жизнь там беззаботна. Фактически жизнь на таких мирах заключена в гомеостатические купола с автономным контролем климата.
На один такой купол приходится около трех сотен физических лиц. Не слишком много, принимая во внимание, что в этом году население Терры составило семь миллиардов.
– Вот досье на Х. Б. – Фрея мягко опустилась рядом с Мэтсоном на толстый ковер из настоящей шерсти, уселась, подогнув ноги, и наугад открыла папку. Агенты поработали на славу: в отчетах присутствовали данные, не допущенные жесткой цензурой ООН в СМИ, а потому не известные ни общественности, ни горстке «критично» настроенных аналитиков и обозревателей. Закон позволял им критиковать сколько вздумается характер герра Бертольда, привычки, способности и манеру бриться… но факты им не были известны.
В отличие от «ОбМАН Инкорпорэйтед», прозвище которой звучало в эту минуту иронически ввиду высокой точности сведений, представленных владельцу корпорации.
Читать эти материалы было тяжело даже ему.
Год рождения Хорста Бертольда: 1954-й. Он родился вскоре после начала Космической эры. Как и Мэтсон Глэйзер-Холлидей, он был реликтом тех времен, когда в небе изредка мелькали только «летающие тарелки» – так ошибочно называли противоракетное оружие американских ВВС, доказавшее свою неэффективность в кратковременной конфронтации 1982 года. Хорст, уроженец Берлина – Западного Берлина, как его тогда называли, поскольку (и это нелегко вспомнить) Германия была в те дни разделена, был выходцем из среднего класса. Его отец владел мясным рынком. Весьма показательным Мэтсону показалось то, что Бертольд-старший в прошлом офицер СС и член особого подразделения, уничтожившего тысячи невинных людей славянского и еврейского происхождения… хотя рыночный бизнес Иоганна Бертольда в 50-х и 60-х годах тут ни при чем. В 1972 году восемнадцатилетний Бертольд-младший впервые проявил себя. (Излишне упоминать, что на его отца были наложены некие ограничения, хотя официальные власти Западной Германии не преследовали его за преступления 40-х, и он даже избежал расправы израильских отрядов коммандос, прикрывших к 1970 году свою лавочку по выслеживанию бывших массовых убийц.) В 1972 году Хорст стал лидером организации «Рейнхольдюгенд».
Уроженец Гамбурга Эрнст Рейнхольд возглавлял партию, стремившуюся еще раз объединить Германию, представив ее нейтральной в военном и экономическом смысле силой между Востоком и Западом. Это заняло еще десять лет, но в конфликте 1982 года он получил от США и СССР то, чего хотел: объединенную свободную Германию под ее нынешним именем, полную энергии и сил.
Под началом Рейнхольда Новая Единая Германия изначально вела нечестную игру, но никого это по-настоящему не удивило. Восток и Запад торопливо строили в крупных населенных центрах типа Чикаго и Москвы палаточные лагеря в тайной надежде, что китайско-кубинское крыло коммунистической партии не воспользуется ситуацией и не вторгнется в их пределы…
Секретный протокол Рейнхольда гласил, что НЕГ не будет сохранять нейтралитет. Напротив.
Новая Единая Германия уничтожит Китай.
Такова была неприглядная основа, на которой рейх вновь обрел единство. Его военные специалисты изобрели в соответствии с директивами оружие, нанесшее в 1987 году окончательный удар по Народному Китаю. Изучая досье, Мэтсон просмотрел эту часть бегло, поскольку рейх применил столь ужасающие технологии, что в сравнении с ними нервнопаралитический газ американцев казался полем с маргаритками. Мэтсону не хотелось видеть даже упоминаний об изобретениях «Круппа и сыновей», встретивших тысячи миллионов китайцев, разлившиеся до самой Волги и вторгшиеся из захваченной в 1983 году Сибири на Аляску. В итоге был заключен мирный договор, от которого побледнел бы даже Фауст; отныне планете предстояло бороться с Новой Единой Германией взамен Народного Китая.
Разумеется, это запутало ситуацию до крайности. Ведь Новая Единая Германия законным образом добилась контроля над землями всей планеты, а следовательно, и над ООН как организацией, управляющей всей Солнечной системой. Теперь она была у них в руках. А бывший член «Рейнхольдюгенда» Хорст Бертольд стал ее генеральным секретарем и пообещал своим избирателям – к 1985 году должность стала выборной – заняться вопросом колонизации. Он обязался окончательно решить мучительную проблему Терры, ныне перенаселенной под стать Японии в 1960-м, ибо попытки колонизовать другие планеты Солнечной системы с их спутниками, искусственными куполами и тому подобным потерпели полный крах.
С помощью изобретения доктора фон Айнема Хорст отыскал обитаемую планету в звездной системе, слишком далекой от Солнца, чтобы до нее могла дотянуться компания коммерческих перевозок Мори Аппельбаума. Решением проблемы стала Китовая Пасть и агрегаты «Телпора» при розничных филиалах «Тропы Хоффмана лимитед».
На первый взгляд решение казалось восхитительным, однако…
– Видишь? – сказал Мэтсон Фрее. – Вот письменный вариант речи Хорста Бертольда перед его избранием и перед тем, как объявился фон Айнем со своим «Телпором». Обещание было дано до того, как телепортация на систему Фомальгаута стала технически возможна – фактически перед тем, как беспилотные разведывательные корабли открыли существование Девятой планеты Фомальгаута.
– И что же?
– А вот что: полномочия у нашего генерального секретаря появились прежде решения проблемы. Для немецкого менталитета это означает лишь одно – проблему с крысами на ферме решает кошка. – Или, как теперь ему стало казаться, ее решает фабрика собачьего корма.
Некий литератор 1950-х иронически предлагал в подражание Свифту решить «негритянский вопрос» в США строительством гигантских фабрик по переработке негров в собачий корм. Разумеется, сатира, подобная «Скромному предложению» Свифта – трактату, в котором проблему голода среди ирландцев предлагалось решить поеданием детей… Свифт при этом горько сожалел о собственной бездетности и о том, что ему нечего предложить на этот рынок. Ужасно. Но тем не менее…
Все указывало не только на серьезность проблемы перенаселенности и недостаток пищи, но и на то, что всерьез рассматривались безумные, шизофренические решения. Недолгая Третья мировая война (которую официально именовали не иначе как «миротворческой акцией», по примеру Корейской войны, называемой «полицейской акцией») позаботилась об участи нескольких миллионов человек. Этого оказалось недостаточно, войну признали «частичным решением» и рассматривали во многих влиятельных кругах именно таким образом. Не как катастрофу, а как полумеру.
А Хорст Бертольд пообещал идеальное решение. И его козырем была Китовая Пасть.
– Я всегда с подозрением относился к Китовой Пасти, – еле слышно произнес Мэтсон. – Не прочти я Свифта, К. Райта Миллза и отчет Германа Канна по корпорации Рэнд… – Он взглянул на Фрею. – Всегда найдутся люди, которые предпочитают решать проблему таким образом. – И, продолжая слушать шум толпы на аудиозаписи, якобы представляющей собой празднование запуска с Китовой Пасти капсулы на Терру, он подумал, что они опять столкнулись именно с такими людьми и таким решением.
Иначе говоря, уже нашлись – генеральный секретарь Хорст Бертольд вкупе с «Тропой Хоффмана» и ее империей с колтуном из экономических выростов. И еще дражайший доктор Зепп фон Айнем с многочисленными филиалами «Телпора», действующими, как ни странно, только в одностороннем режиме.
– Эта земля, – пробормотал Мэтсон, вольно цитируя давно забытого мудреца из прошлого, – которую все мы должны посетить однажды, лежит по ту сторону могилы. Но никто не вернулся, чтобы рассказать о ней. И до тех пор, пока…
– Пока никто не вернется, – подхватила Фрея, – ты будешь подозревать все поселение Неоколонизированной территории. Аудио– и видеозаписей недостаточно, поскольку тебе известно, как легко их подделать. – Она указала на магнитофон, продолжавший воспроизводить запись.
– Заказчик, – поправил Мэтсон, – с его голосом крови, говоря словами наших друзей из рейха, и единственным стóящим межзвездным флагманом – кажется, под названием «Средоточие», если перевести «Омфал» с надменного греческого. Так вот, он подозревает, что через восемнадцать лет изнурительного путешествия к Фомальгауту в глубоком сне, который на самом деле заставляет человека ворочаться в гипнотическом забытье при замедленном метаболизме, прибудет на Китовую Пасть и не найдет там ни пива, ни кегельбанов. Там не будет общежитий со счастливыми поселенцами, улыбающихся детишек в независимых школах и ручных экзотических представителей местной фауны.
Однако что же он тогда найдет?
Если, как ему казалось, аудио– и видеозаписи, поступающие с Китовой Пасти на Терру через «Телпоры» фон Айнема, не более чем прикрытие, то какова стоящая за ними реальность?
Мэтсону трудно было представить себе это, поскольку речь шла о сорока миллионах человек. Фабрика собачьего корма? Или, не дай бог, все сорок миллионов мужчин, женщин и детей мертвы? Не превратилась ли планета в погост, где не осталось никого и некому даже выдернуть золотые зубные коронки, поскольку отныне мы пользуемся нержавеющей сталью?
Это было для него загадкой, но кто-то знал ответ. Возможно, на подсознательном, инстинктивном уровне его знала вся Новая Единая Германия, обеспечившая себе львиную долю власти в ООН и управляющая отныне девятью планетами Солнечной системы. Как и в 1940-х, немцы осознавали существование газовых камер, отгораживаясь от этого осознания клетками с щебечущими пташками и высокими звуконепроницаемыми стенами… вот если бы трубы не извергали день напролет странный едкий дым…
– Они знают, – произнес вслух Мэтсон. Ответ был известен Хорсту Бертольду, и совладельцу ТХЛ Теодориху Ферри, и дряхлому, но по-прежнему могущественному старику фон Айнему. А заодно ста тридцати пяти миллионам жителям Новой Единой Германии – впрочем, до известной степени не на вербальном уровне. Бесполезно вызывать специалиста-психолога из «ОбМАН Инкорпорэйтед» в комнатку мюнхенского сапожника, чтобы вколоть ему ряд положенных препаратов, провести стандартные квазипсионные расшифровки, снять электроэнцефалограмму его парапсихологических реакций и узнать истину.
Это проклятое дело оставалось туманным. И на сей раз суть была не в клетках с щебечущими птицами и немецких газовых камерах, а в чем-то другом, не менее действенном. «Тропа Хоффмана лимитед» публиковала многоцветные, объемные, великолепно исполненные брошюры, представляющие захватывающую жизнь по ту сторону «Телпоров», телевидение день и ночь гоняло нескончаемую дурманящую рекламу – почти безлюдная степь на Китовой Пасти с ее благоухающей атмосферой (применен обонятельный сигнал) и теплыми ночами в сиянии двух лун, которым невозможно сказать «нет»… В общем, земля романтики, свободы, эксперимента и кибуцев без пустыни – природа, готовая к сотрудничеству; апельсины зреют в естественных условиях и вырастают до величины грейпфрутов, а последние напоминают арбузы или женские груди.
Мэтсон решительно объявил:
– Я пошлю через обычный «Телпор» опытного агента под видом холостого бизнесмена, который надеется открыть на Китовой Пасти часовую мастерскую. Ему будет имплантирован под кожу мощный передатчик, который…
– Знаю, – терпеливо вставила Фрея. Был вечер, и она, очевидно, жаждала отвлечься от суровой реальности их общего дела. – Он будет регулярно посылать на особой волне сигнал сверхвысокой частоты, который будут принимать здесь. Но на это уйдут недели.
– Хорошо. – Его осенило. Оперативный агент «ОбМАН Инкорпорэйтед» отправит с помощью «Телпора» обычное письмо, содержащее кодированное послание. Вот и все. Если письмо придет – прекрасно. Если нет…
– Ты будешь ждать долго-долго, – сказала Фрея. – Никакое закодированное письмо не придет. И тогда ты заподозришь, что наш заказчик мистер бен Аппельбаум наткнулся в долгой тьме, которая есть наша коллективная жизнь, на что-то зловещее и огромное. Что тогда? Полетишь туда сам?
– Тогда я пошлю туда тебя, – сказал Мэтсон. – Оперативным агентом.
– Нет, – мгновенно ответила она.
– Значит, Китовая Пасть пугает и тебя. Несмотря на все эти бесплатные блестящие брошюры, которые стоят бешеных денег.
– Я уверена, что Рахмаэль прав. Я знала об этом, еще когда он только вошел в офис – и когда прочла твое примечание. Я не полечу, и точка. – Она спокойно смотрела на своего шефа-любовника.
– Тогда я возьму наугад любого из наших оперативных агентов. – Он говорил не всерьез – стоит ли делать любовницу разменной пешкой в игре? Но доказал желаемое: их общие страхи имели не только умозрительный характер. На этой стадии размышлений ни Фрея, ни он не рискнут отправиться с помощью «Телпора» на Китовую Пасть, как это делают ежедневно тысячи простодушных граждан Терры с их пожитками и высокими непорочными надеждами.
«Терпеть не могу делать из кого-то козла отпущения, – подумал он. – Однако…»
– Это будет Питер Бернсайд. Наш агент в Детройте. Скажем ему, что намерены учредить на Китовой Пасти филиал «ОбМАН Инкорпорэйтед» под прикрытием. Магазин скобяных товаров либо мастерскую по ремонту телевизоров. Отыщи досье Питера – изучим его способности. «Принесем в жертву одного из наших людей», – решил Мэтсон, и при этой мысли ему стало больно и муторно. Впрочем, это следовало сделать уже давно.
Однако побудить их к действию смог лишь обанкротившийся Рахмаэль бен Аппельбаум. Человек, преследуемый чудовищами-кредиторами, готовыми сыграть на всех его личных недостатках и секретах. Человек, пожелавший предпринять путешествие длиной в тридцать шесть лет из желания доказать, что кто-то ведет нечистую игру в стране молока и протеина, лежащей за вратами «Телпора», в стране, куда за пять поскредов может отправиться любой взрослый терранин, затем чтобы…
Бог весть зачем.
Он не питал иллюзий: ни богу, ни главенствующей над ООН немецкой иерархии, а заодно и ТХЛ ни к чему анализировать запись с шумом толпы на церемонии запуска капсулы времени, чтобы узнать ответ.
А ему пришлось анализировать. Его работой были расследования, и он вдруг с растущим страхом понял, что, возможно, он единственное существо на Терре, действительно способное разгадать эту загадку.
Правда, через восемнадцать лет космического полета… За это время бессчетные миллионы и даже миллиарды (если экстраполяции точны) людей смогут отправиться с помощью «Телпора» в ужасающее путешествие в один конец.
  -------------
  "Скачайте книгу в нужном формате и читайте дальше"
Категория: Субъективные предпочтения
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 38
Гостей: 34
Пользователей: 4
anna78, Redrik, rv76, dino123al

 
Copyright Redrik © 2016