Воскресенье, 11.12.2016, 09:07
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Субъективные предпочтения

Тимоти Зан / Дракон и вор
25.11.2014, 22:47
— Дрейкос? Давай, симби, шевели чешуей!
Дрейкос поднял глаза от системного монитора и повернул уши туда, откуда донесся голос. Полфир, его хозяин-шонтин, стоя на середине лестницы, ведущей к главному навигационному пузырю «Исследователя небес», лукаво глядел на него сверху вниз.
— Куда давать-то? — спросил Дрейкос. — Мы уже и так здесь. Мы прибыли. Работе конец!
— Ты так думаешь, мой добрый, хоть и очень ленивый к'да? — ответил ему хозяин довольно сухо. — Полет, может, и подошел к концу, но мы должны еще раз проверить пространственные координаты планеты. Давай, пошли!
— Хорошо, хорошо, мой добрый, хоть и очень безжалостный эксплуататор-шонтин, — ответил Дрейкос.
Припав на брюхо и подобрав все четыре лапы, он перепрыгнул через ряд мониторов — за которыми, между прочим, работали два шонтина — и приземлился точно у нижней ступеньки лестницы. Он прыгнул бы сразу в навигационный пузырь, чтобы не тащиться зазря по лестнице, но еще один к'да скорчился в мониторном отсеке на нижней палубе пузыря, и Дрейкос мог бы его задеть при прыжке. Обхватив лапами лестничные перила — это только шонтины пользовались ступеньками — Дрейкос полез наверх.
Сегодня на «Исследователе небес» царило деловое оживление. Ничего удивительного: наконец-то после почти двух лет, проведенных в космосе, четыре вместительных корабля со смешанной командой, состоящей из шонтинов и к'да, достигли цели — мира, известного как Йота Клестиса, и все на борту были возбуждены. Всякий раз, когда Дрейкос поднимался в навигационный пузырь, его заостренные уши начинали подергиваться, ловя особенно громкие звуки или отрывки бесед.
Добравшись до пузыря, Дрейкос увидел, что Полфир уже сидит во вращающемся кресле за панелью управления и занят работой. Дрейкос помедлил на верхней площадке лестницы, глядя на голубовато-зеленую планету, медленно вращающуюся под ними. Необитаемый мир, как заверили их те, с кем они вступали в контакт в этом регионе Вселенной. Необитаемый и невостребованный. Словом, то, что им было нужно.
… Полночь, темнота, ни просвета.
К'да и шонтины опускаются на планету…
— Так и будешь торчать на пороге и витать в облаках? — не оборачиваясь, окликнул его Полфир. — Любоваться, какой ты хороший?
— А что, не так? — Дрейкос выгнул длинную шею, принимая театральную позу. — Ты когда-нибудь видел более красивого и совершенного к'да?
— Если думаешь, что я стану отвечать на такие вопросы здесь, ты ошибаешься. — Голос Полфира был полон добродушной насмешки. — Подожди, вот опустимся на планету, где у меня будет достаточно места, чтобы свалить от тебя подальше, тогда спроси еще раз.
— Спрошу обязательно, — сказал Дрейкос.
Честно говоря, пока Полфир не обронил своей реплики, Дрейкос не замечал своего отражения в гладкой выпуклой поверхности пузыря. Но теперь он не упустил момента, чтобы посмотреть на себя со стороны.
Вовсе даже неплохо, решил он. Вытянутая треугольная голова, пропорции почти идеальные, горящие зеленые глаза под защитными костяными пластинами расставлены на нужное расстояние. Колючий гребень, протянувшийся от глаз до затылка и далее по длинной спине, тоже был практически совершенен, хотя, может быть, слегка узковат. Вытянутая, удачной фактуры морда с острыми, как бритва, зубами; правда, некоторые из них были чуточку кривоваты. Да и раздвоенный язык высовывается, пожалуй, дальше, чем следовало бы, когда он пробует на вкус воздух. Зато чешуя на Дрейкосе была замечательная — ярко-золотистая, красная по краям, хотя маленьким он втайне желал, чтобы чешуя у него была зеленая. Прочие части тела, не отражающиеся в зеркальной поверхности, Дрейкос дорисовывал мысленно: длинное и гладкое туловище, какому и положено быть у воина к'да; похожий на бич, в меру короткий хвост беспокойно хлещет по воздуху.
«После двух лет полета, — подумал Дрейкос, — как приятно будет снова почувствовать под лапами землю».
Повернувшись к широкой спине Полфира, он пригнулся и прыгнул.
Его вытянутые передние лапы коснулись голых хозяйских плеч и распластались вдоль рук шонтина. Когда тела Дрейкоса и Полфира соединились, каждая часть тела к'да превратилась из трехмерной в двухмерную, перелившись на кожу хозяина. Мгновение спустя трансформация закончилась: Дрейкос стал подобием живой татуировки, нанесенной на спину, руки и ноги Полфира.
— Много ты понимаешь в красоте к'да, — продолжил начатый разговор Дрейкос, скользнув ставшей плоской головой Полфиру через плечо на грудь, чтобы удобнее было следить за приборами. — И, к твоему сведению, я никогда не витаю в облаках и тем более не занимаюсь самолюбованием. Да будет тебе известно, я сочиняю эпическую поэму о нашем путешествии сюда, о зарождении новой надежды для обоих наших народов.
— Вот оно что, — отозвался Полфир, склонившись над панелью управления.
— А ты как думал, — заверил его Дрейкос. Он убрал передние конечности с рук Полфира, и те, едва отделившись от шонтиновой кожи, снова стали трехмерными и принялись работать на вверенном ему участке панели. — Я собираюсь сделать тебя в этой поэме главным героем.
— Я польщен, — ответил Полфир. — Серьезно. Ладно, займемся делом. Выведи первоначальные координаты планеты.
— Уже готово.
— Спасибо, — сказал Полфир. — Я бы на твоем месте пока не стал описывать наше путешествие как удавшееся. Похоже, никто не хочет отвечать честно, будем ли мы тут желанными гостями или нет.
Дрейкос поднял голову над плечом Полфира, сделав ее опять трехмерной, чтобы внимательнее вглядеться в ближний экран. Правда или ему только кажется, будто что-то мелькает у самого края навигационной сферы?
— Ты слишком переживаешь, — успокаивающим тоном проговорил он, снова распластав голову по коже Полфира и при этом не переставая работать с клавиатурой звездного сканера. — Ну кто будет возражать против того, чтобы отдать нам планету, которая, кроме нас, никому не нужна? Тем более если мы готовы за нее заплатить.
— Причины для возражений могут быть самые разные, — заметил Полфир. — Эмигрантов вообще не очень-то жалуют. Тем более если они имеют таких опасных врагов, как валагуа.
— Валагуа никогда нас не найдут, — твердо заявил Дрейкос. — Во всяком случае, здесь.
Полфир покачал головой:
— Надеюсь, ты прав.
— Приближается космический корабль, — пронесся по общей связи голос шонтина.
— Он передает опознавательные сигналы, — заметил другой голос, на этот раз принадлежащий к'да. — Это наш партнер.
— Еще одно подтверждение тому, что мы не ошиблись планетой, — заметил Полфир, ссутулив плечи и вытягивая руки над панелью.
— Довод разумный, — согласился Дрейкос, вновь оторвав свою голову от тела Полфира и изучая главный сенсорный дисплей. — Йота Клестиса, — выговорил он по слогам название чужой планеты. — Это наверняка можно зарифмовать.
— Да, можно, — согласился Полфир. — И все-таки я голосую за переименование.
— Трудно найти для такого названия хорошую рифму, — признал Дрейкос.
На экране появились сразу четыре корабля, маленьких и компактных.
— Странно. Ни один из них не похож на корабль, которым наш партнер пользовался раньше. Во всяком случае, судя по записям исследовательской команды.
— Хм. — Полфир перестал потягиваться и наклонился ближе к дисплею. — Ты прав. Думаешь, местное правительство решило послать комитет по встрече?
— И предложило участвовать в рейде нашему деловому партнеру?
— Или обошлось без него, — сказал Полфир зловещим тоном. — Может, эта планета не такая ненужная, как нас пытаются в этом убедить.
— Возможно, — проворчал Дрейкос. — Но опознавательные сигналы, которые они посылают, на самом деле правильные.
— Правильные, — согласился Полфир, поворачиваясь к другому участку панели. — Давай посмотрим, сможем ли мы получше их разглядеть.
Изображение на экране задрожало, затем приблизилось и сделалось четче. Дрейкос успел заметить массивные двигатели и многочисленные орудийные пузыри, испещряющие корпуса кораблей…
А потом, к его изумлению, по три пузыря на каждом корабле синхронно раскрылись, и дюжина ракетных снарядов рванулись к кораблям шонтинов и к'да.
— Тревога! — закричал кто-то. — Нас атакуют!
— Все воины — по местам! — оборвал возникшую было панику спокойный голос командира шонтинов Чейда, донесшийся из комплекса управления на нижней палубе. — Только оборона! Это может быть просто ошибкой в опознавании. Станция связи, свяжитесь с ними — скажите им, кто мы.
— Мы пытаемся, — ответил взволнованный голос к'да; корабль начало трясти, это открыли огонь противоракетные установки. — Они не обращают внимания!
— Берегитесь! Они ломают наш строй! — предупредил Полфир, наклонившись, чтобы пристально всмотреться в незнакомые очертания кораблей. — Они пытаются нас разобщить!
— Батареи, беглый огонь! — приказал Чейд. — Постарайтесь вывести из строя их орудия! Может, еще не поздно их образумить…
Полфир щелкнул языком.
— Мне это не нравится, Дрейкос, — сказал он тихо. — Их четверо, нас четверо. Это не случайная встреча. Нас ждали.
— Если ждали, то они не слишком хорошо осведомлены о деталях, — засомневался Дрейкос. — Орудия такого калибра против нашей толстой брони? Что они пытаются доказать?
— Но теперь-то, когда они это поняли, почему они пытаются разделить нас огнем? — добавил Полфир. — Почему не сконцентрируют всю огневую мощь на одном корабле?
— Или просто не развернутся и не уйдут? — проворчал Дрейкос. — Они что-то затевают, Полфир. Вопрос — что?
У Полфира так и не нашлось времени, чтобы на это ответить. Вместо него дал ответ несущийся на них корабль. Из орудийного пузыря почти в самом центре корпуса выметнулась болезненно-желтая вспышка, и тонкий конус фиолетового цвета бросился в атаку.
У  Дрейкоса перехватило дыхание, в первую ужасную секунду его разум отказался поверить в происходящее. Не может быть, чтобы здесь, в сотнях световых лет от их осажденных миров, против них пустили в ход самое ужасающее оружие их врагов!
Однако так и случилось; до боли знакомый вращающийся конус фиолетового света направлялся к кормовой части их корабля.
Оружие, против которого не помогала никакая защита, после которого не оставалось выживших. Оружие с простым названием «смерть».
— Маневрируйте! — закричал Чейд. — Все корабли!
Но было слишком поздно. Насколько Дрейкос мог видеть со спины и плеч Полфира, ни у кого из них не оставалось ни шанса. Все четыре атакующих корабля выбросили фиолетовые лучи, сфокусировав каждый из них на конкретном корабле колонистов.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Субъективные предпочтения
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 24
Гостей: 23
Пользователей: 1
Papa_Smurf

 
Copyright Redrik © 2016