Суббота, 03.12.2016, 01:19
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Субъективные предпочтения

Джеймс Фелан / Охотники
14.06.2013, 23:57
   Я скучал по дому, по австралийской жаре, по лениво загорающим людям, по тишине и покою. Здесь было очень холодно — никогда не думал, что может быть так холодно — и все куда–то спешили. А дома, я точно знал, мои одноклассники сейчас жарят на лужайке перед домом сосиски, играют в крикет, подкалывают друг друга и веселятся на полную катушку.
   Наверное, со временем я бы смог освоиться в этом городе — человек ко всему привыкает, но пока я здесь не в своей тарелке: Манхэттен кажется мне слишком огромным. Такое чувство, что Нью–Йорк когда–то случайно проглотил небольшую деревеньку, а та стала расти — да так, что теперь городу не под силу ее переварить. И теперь Нью–Йорк — совсем как тот змей из мифологии, который сам себя за хвост кусает, а съесть его никак не может. Уроборос, что ли? Вроде да. В нескольких словах я бы сказал про Нью–Йорк так: «Нью–Йорк — город миллионов, бесконечных многоэтажных кварталов, мрачных снеговых туч, постоянно бегущей толпы; город, который пожирает сам себя». В этом городе для меня все — слишком: люди слишком заняты и слишком одиноки.
— Эй, Джесс, ты чего такой? Первый раз в подземке? — спросил Дэйв.
Для своих шестнадцати Дейв был довольно рослым, по крайней мере, если сравнивать с нами. Полностью его звали Дэвид — ну, как Давида из Библии, — хотя по сравнению со мной он вполне тянул на Голиафа. В общем–то, с первых дней лагеря у нас сложились вполне дружеские отношения, но вот именно сейчас я бы многое отдал, чтобы посмотреть, как он, точно Уроборос, изгибается, засовывает ноги себе в рот и начинает их медленно пережевывать прямо вместе с кроссовками.
— С чего ты взял? — мне пришлось оторвать взгляд от компании в середине вагона. Скорее всего, цвета их одежды указывали на принадлежность к одной из уличных банд, и, вероятно, у них даже было оружие — а может, и нет. Я напустил как можно более уверенный вид и посмотрел на Дейва. Улыбнулся, представив, как он жует свой дурацкий кроссовок, а изо рта выглядывает кончик шнурка.
— Как–то ты нервничаешь. У тебя дома что, нет подземки? — спросил Дейв.
— Есть, но она называется по–другому. Ну и поменьше, конечно, — всего пара станций под землей.
— У вас там все поменьше, наверное? — ухмыльнулся Дейв. Безупречно ровные зубы на фоне темной кожи казались ослепительно белыми
— А откуда ты? Что–то вылетело из головы, — вмешалась Анна. Она повернулась ко мне, откинув за спину блестящие черные волосы. Анна, хоть и была родом из Индии, жила в Англии. На мгновение весь мир перестал существовать — я видел только ее длинные густые ресницы и красные губы.
— Из Мельбурна…
Язвительное замечание Дейва попало в цель. Ну да, я кажусь ему мелким. Хотя дома никто не считал меня низким: я был такого же роста, как большинство сверстников, просто довольно худощавым. Я еще не дотягивал до мужчины — подросток как подросток. Нужно было ответить Дейву, нужно было скрыть от Анны, что я растерян. Нам всем было по шестнадцать, но она казалась старше, уверенней. Я выпрямился, немного подался вперед.
— Так что, Джесс, ты первый раз в подземке без мамочки? — продолжал нападать Дейв.
Интересно, что на него нашло? До сегодняшнего дня мы вполне нормально общались. Наверное, рано или поздно все, кто вынужден жить в одном помещении, схватывают что–то вроде лихорадки — на какое–то время просто перестают выносить друг друга.
— Прекрати, — тихо сказала Мини.
Дейв с раздражением глянул на нее.
— У меня нет матери, — ответил я. Все трое теперь молчали — они переглянулись и уставились на мокрый пол вагона. Эта фраза всегда срабатывала. Не то чтобы я врал… Нет, но… На самом деле мать у меня была — где–то. И мачеха тоже была — дома, в Мельбурне. Барбара, та еще змея. А моя родная мать уже, вполне возможно, умерла…
— А у меня их целых две, — сказала Анна так, будто речь шла о самой обычной штуке.
— Во дела! — не сдержалась Мини.
— Кэрол и Меган.
— Как это? — сначала сказал, а потом подумал я и поспешил поправиться: — Ну да, наверное, это классно.
— Поверь мне, ты немного потерял.
— Да уж, — добавила Мини.
Повисла неловкая пауза. Что сказать? Подошел бы анекдот, но анекдотов про матерей я не знал.
— Посмотрите–ка на остальных, — сказал Дейв. Он был почти на голову выше нас, поэтому и обзор у него открывался получше. Остальные ребята из нашей группы набились в соседний вагон, как кильки в банку: одинаковые такие рыбешки, в светло–голубых куртках. Я смотрел на них, стараясь не встретиться взглядом с парнями из банды. Мы садились в метро на Центральном вокзале, как раз рядом с нашим отелем и штаб–квартирой ООН, и они уже были в вагоне, но вряд ли, как мы, ехали на экскурсию к Мемориальному комплексу 11 сентября.
— И не скажешь, что это самые–пресамые шестнадцатилетние со всего мира, — съязвила Анна. И попала в точку. Наряженные в одинаковые голубые куртки с белыми буквами «ООН» на спине и надписью «Молодые послы ООН» на нагрудном левом кармане, выглядели они по–идиотски — как, впрочем, и мы. Забавно получалось: и две наши группы «ооновцев», и членов банды можно легко идентифицировать по цвету одежды.
— Да уж, точно в толпе не затеряются, — сказал я. Мини засмеялась. Ее тихий, грудной, заразительный смех всегда удивлял меня: казалось, такая миниатюрная девчонка не может так смеяться. — Просто воплощение духа единения.
Кроме нас и банды, в вагоне ехало еще человек пять–шесть пассажиров, не больше. Время близилось к полудню, утренний час пик уже прошел, вечерний еще не наступил, поэтому в метро было больше туристов, чем местных.
— Представляю, какая вонища у них там, — сказала Анна, глядя на дверь в соседний вагон. Мистер Лоусон, один из руководителей группы, как раз засек нашу компанию и направился к двери в наш вагон. — Как у моих братцев в комнате, когда они снимут футбольные бутсы.
— Вы как хотите, а я на работу буду добираться на вертолете, — сказал Дейв.
— Что, будешь журналистом, который рассказывает о пробках на дорогах? — спросил я. Анна и Мини засмеялись.
— Нет, я буду работать в ООН, как дед.
— И куртку с надписью носить будешь?
Дейв пропустил мои слова мимо ушей:
— Только я не собираюсь просиживать штаны в офисе: в зонах военных конфликтов, в местах стихийных бедствий и катастроф полно работы. А вы чем будете заниматься?
— Я буду учителем, — выпалила Анна. — В Индии. Буду организовывать школы для детей из бедных семей. Там миллионы бедняков, и у них совсем ничего нет.
В свои шестнадцать я понятия не имел, кем собираюсь стать, и домашней заготовки для ответа на этот вопрос у меня не было. Дейв и Анна посмотрели на меня, но я только пожал плечами. Тогда они повернулись к Мини.
— Не знаю. Может, врачом или ветеринаром. А может, художницей. А может, выйду замуж за богатого дядечку и буду дурака валять. А что, чем плохо?
— Ну, Мин, не так все просто, — сказал я. Мистер Лоусон уже был у самой двери, но от нас его отделяла банда и еще несколько пассажиров: мы стояли в самом конце вагона. За нами была только чернота уносящегося тоннеля. Мини молча смотрела в темноту, отражаясь в вагонном стекле: смотрела не на летящие рельсы — на меня. На мгновение наши взгляды встретились — и я залился краской.
— Думаете, они живут по Золотому правилу? — кивнула Мини в сторону банды.
— Ты о чем? — спросила Анна.
— Ну, помнишь, во время экскурсии по городу мы видели граффити? Эти типы следуют тому, что там написано?
— А то! «Поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой». По–любому, так они и делают.
— А разве это было граффити? Кажется, я читала это на каком–то из зданий ООН, — произнесла Анна. Все задумались и пожали плечами. Даже Дейв, который всегда все помнил.
— Давайте хотя бы не трогать их, тогда они не тронут нас, — предложил я. На шее у одного из парней висело огромное золотое распятие. А что, может, у них и правда есть свой кодекс чести? Может, они такая себе группа прикольных священников, исповедующих хип–хоп? Вряд ли, конечно. А с другой стороны, они вполне могут быть не так опасны, как мы о них думаем.
— Хотите анекдот? — заговорил Дейв. — Собрались как–то четыре подростка из разных стран — Австралии, Англии, Китая и Штатов — и сели в метро…
Анна закатила глаза. Мин заметила:
— Я не из Китая, я с Тайваня.
— Да какая разница?
— А какая разница между тобой и канадцем?
— Ну ладно, — согласился Дейв, — с Тайваня. Ну, и что с ними было дальше?
— Ничего интересного?
— Зады отсидели?
— Поиздевались над тупым американским юмором?
Но Дейва было не так просто вывести из себя:
— Нет, нет и нет. А дальше, они…
Вдруг раздался оглушительный шум, вагон тряхнуло так сильно, что мы похватались за поручни. Я моргнуть не успел, как все повторилось, вагон замотало из стороны в сторону, из–под колес в темноте посыпались искры. Мини швырнуло на меня, и я нагнулся, чтобы помочь ей встать. В другом конце вагона люди с криками попадали с сидений.
Мы с Мини медленно поднялись. Видно, я обо что–то ударился и рассек бровь, когда вагон тряхнуло, — на лбу была кровь.
— О Господи! Ты как? — спросила Мини.
Анна достала из рюкзака бумажную салфетку и велела мне прижать ее к ране. Свет в вагоне мигал, и парни из банды больше не казались такими страшными. Они как раз помогали пассажирам подняться, во все глаза глядя на нас — вернее, на дверь у нас за спиной.
Я обернулся, и оцепенел от ужаса.
За поездом мчался огромный огненный шар. Его отделяло от вагона не больше двадцати метров — и расстояние это быстро сокращалось. Я закричал, чтобы другие падали на пол, и повалил Анну. Не успели мы броситься на пол, как вагон снова тряхнуло, — да так, что он слетел с рельсов и стал заваливаться набок. Раздался страшный скрежет металла по металлу, визг тормозов, крики. Потом — ослепительная вспышка и полная темнота.
  -----------------------------------------------------------
  "Скачайте всю книгу в нужном формате и читайте дальше"
             
Категория: Субъективные предпочтения
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 21
Гостей: 21
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2016