Воскресенье, 04.12.2016, 19:14
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Субъективные предпочтения

Дон Уинслоу / Конвоиры зари
19.06.2011, 19:06
   — Как у меня сейчас идут дела? — спросил Бун у Живчика.
   Тот вбил пару цифр в счетную машинку, полюбовался на результат и взглянул на Буна.
   — Можешь либо оплатить квартиру, либо поесть. Одно из двух.
   Такое у Буна уже случалось. И вовсе не потому, что он был плохим детективом. На самом деле детективом он был отличным, вот только работе предпочитал сёрфинг. Он всегда признавал, что работает только ради того, чтобы более-менее приемлемо существовать.
   Впрочем, порой система давала сбои: например, сейчас он уже три месяца не платил за квартиру. Если бы не Живчик, который был его менеджером и арендодателем, Буна давным-давно вышибли бы на улицу. Живчик владел не только этим домом, но и магазином «Сёрфинг на Пасифик-Бич» и еще десятком зданий в Сан-Диего.
   Строго говоря, Живчик был самым настоящим миллионером, но это не делало его счастливее, особенно когда у него появлялись такие жильцы, как Бун. Он взялся за устройство карьеры Буна исключительно из спортивного интереса. Словно Эдмунд Хиллари,  он мечтал разгрести этот дикий завал из долгов, неоплаченных счетов, забытых налоговых деклараций, неотправленных финансовых отчетов и необналиченных чеков.
   Для прирожденного бизнесмена и бухгалтера Бун Дэниелс являл собой настоящий Эверест.
   — Как твой бухгалтер, — подал голос Живчик, — я тебе настоятельно рекомендую взяться за это дело.
   — А как мой арендодатель?
   — Как твой арендодатель, я настоятельно рекомендую тебе взяться за это дело.
   — А иначе что, на улицу меня выбросишь? — изумился Бун.
   — Твой текущий счет сейчас в минусе, — глубокомысленно произнес Живчик. — Ты понимаешь, что это значит?
   — Это значит, что трачу я больше, чем зарабатываю.
   — Нет, — возразил Живчик. — Это было бы так, если бы ты тратил деньги на оплату счетов.
   Слушая это, Бун деловито проворачивал сложный маневр: не снимая полотенца с талии, пытался натянуть джинсы.
— Но волны… От четырех до шести метров… Гигантские…
— О господи, да прекратите вы наконец зудеть, — вставила Петра свое любимое словечко. — Если вы действительно такой мастер своего дела, как говорят, то найдете нашу свидетельницу раньше, чем уйдут ваши драгоценные волны.
Она протянула ему папку.
Бун быстро нырнул в майку с изображением северного побережья, напялил сверху куртку с капюшоном от «Киллер Дана», отыскал свои сандалии «Риф», взял папку и направился к выходу.
— Куда вы? — крикнула ему вслед Петра.
— Завтракать.
— Прямо сейчас?
— Нет ничего важнее завтрака! — прокричал ей в ответ Бун и удалился.

Несмотря на имя, в одежде Дэн Сильвер  предпочитал исключительно черный цвет.
Во-первых, в серебристых тряпках он выглядел бы полным идиотом. Он это точно знал, потому что когда-то, на заре глубокой юности, был профессиональным рестлером и одевался во все серебряное. И выглядел при этом полным идиотом. Но что еще прикажете носить рестлеру по имени Дэн Сильвер?
В начале карьеры он придерживался имиджа хорошего парня, но очень скоро обнаружил, что фанатов совершенно не привлекает положительный герой. Тогда он сменил серебристый костюм на иссиня-черный и стал «Злобным Дэнни Сильвером». На это фанаты с радостью купились.
Да и вообще, негодяи всегда зарабатывают больше хороших парней.
Дэнни усвоил эту нехитрую истину.
Почти пять лет он отдал Всемирной федерации реслинга, прежде чем решил, что уж лучше заведовать стриптизершами, чем получать по голове стульями три раза в неделю, после чего подсчитал, сколько у него сбережений, и открыл свой первый клуб.
Теперь клубов у Дэна было уже пять, но он по-прежнему носил только черное. Ему казалось, что в черном он выглядит опасным и сексуальным. И стройным. После пятидесяти у него наметилось брюшко, вырос двойной подбородок, а щеки обрюзгли и отвисли. Конечно, ему это не нравилось. Как и то, что его ржаво-рыжие волосы заметно поредели, но уж против этого черные костюмы были бессильны. И все равно он каждый день надевал черную рубашку и подпоясывал черные джинсы тонким черным ремнем с крупной серебряной пряжкой. Дополняли этот ансамбль черные ковбойские сапоги с квадратным каблуком.
Его фирменный стиль.
Он выглядел как ожившая торговая марка «Негодяй».
Сейчас он собирался кое с кем встретиться у причала.
Океан бушевал, словно огромный конь, стремящийся поскорее вырваться из стойла и помчаться вперед. Дэну было наплевать. Он жил рядом с океаном всю жизнь и ни разу не заходил в воду выше щиколоток. В океане полно всякой гадости вроде акул, медуз и волн, так что Дэн предпочитал джакузи.
— Ты когда-нибудь слышал, чтобы кто-нибудь утонул в джакузи? — спросил он как-то у своего приятеля Рыжего Эдди.
Честно говоря, Эдди было что рассказать на эту тему, но это уже совсем другая история.
А теперь Дэн пришел к океану, чтобы встретиться с Пташкой.
— Ты обо всем позаботился? — спросил у него Дэн.
Вообще-то Дэн крупный мужчина — сто девяносто шесть сантиметров роста и под сто двадцать пять килограммов веса, — но даже он казался мелким по сравнению с Пташкой. Этот детина больше всего походил на промышленный холодильник — такой же громадный и бесчувственный.
— Ага, — промычал Пташка.
— Какие-нибудь затруднения?
— Только не у меня.
Дэн кивнул.
Он уже вытащил из кармана деньги — двадцать одну стодолларовую купюру, — свернутые его толстыми пальцами в аккуратный рулончик.
Две тысячи баксов за то, чтобы столкнуть женщину с балкона мотеля.
Каждый, кто считает, что жизнь бесценна, явно переплачивает.
Даже жалко ее, думал Дэн. Заводная такая девица была, сексапильная. Но не повезло — увидела то, чего не должна была видеть. А за те двадцать с лишним лет, что Дэн провел, работая со стриптизершами, он прекрасно усвоил непреложную истину — они охотно распахивают не только ножки, но и свои прелестные губки, постоянно выбалтывая лишнее.
Девчонку надо было убрать.
И на удачу в таком деле рассчитывать не приходилось.
Скоро срок следующей поставки товара на кругленькую сумму. Настолько кругленькую, что рисковать ею из-за какой-то шизанутой танцовщицы никто не будет.
Дэн передал Пташке деньги и побрел по пляжу, стараясь держаться как можно дальше от воды.

Обычно Бун завтракал в «Вечерней рюмке».
Во-первых, это заведение находилось в двух шагах от его офиса. Во-вторых, там подавали лучшую на всем побережье мачаку  с яйцами. Да что уж там, лучшую в мире. К ней прилагались теплые тортильи, с которыми, как мы уже выяснили, все не в пример вкуснее.
И хотя днем и вечером «Рюмку» наполняли толпы туристов, по утрам ее навещали местные жители. Атмосфера кафе отдавала местным же колоритом: стены, обшитые деревянными панелями, украшали фотографии сёрферов, постеры сёрферов, сломанные доски для сёрфа и большой телевизор, по которому в закольцованном режиме крутили фильмы про сёрфинг.
Кроме того, утреннюю смену обслуживала Санни, а заправлял «Рюмкой» Чак Хэллоран, отличный парень, который бесплатно кормил Буна завтраками. Бун, конечно, не был нахлебником, просто у них с Чаком установилось что-то вроде бартера. Чак никогда не говорил об этом вслух, не делал никаких официальных заявлений и даже не обсуждал эту тему, но тем не менее все знали, что Бун де-факто является охранником в «Рюмке».
По утрам «Рюмка» — типичный ресторанчик для местных, и проблем там обыкновенно не бывает, но вот вечерами заведение становится баром, куда стекаются туристы, жаждущие бурной ночной жизни и приключений.
Бун частенько наведывался в «Рюмку» по вечерам. Но даже если его не было на месте, жил-то он всего в двух кварталах, и как-то само собой получилось, что любые проблемы, возникающие в баре, решал именно он. В конце концов, Бун был крупный мужчина, да к тому же бывший коп. Он умел управляться с подобного рода неприятностями. Из-за нелюбви к дракам большую часть конфликтов с пьяными задирами он разрешал спокойно, без насилия, уговаривая их успокоиться.
Чак Хэллоран искренне верил, что лучше погасить конфликт до того, как он вспыхнет, не привлекая копов и не оплачивая потом ремонт бара, а главное — избегая неприятных бесед в отделе выдачи лицензий на спиртное.
Как-то ночью, несколько лет назад, Чак приметил в баре интересную компанию: несколько парней откуда-то явно восточнее Пятой федеральной трассы (неважно, откуда именно — все выходцы с востока от Пятой трассы совершенно одинаковы) собирались покинуть «Рюмку» в сопровождении молоденькой туристки, которая была в стельку пьяна и еле стояла на ногах. Прислушавшись к их беседе, Чак уловил слово «поезд».
Судя по всему, эта картина привлекла внимание Буна — встав с барного стула, он подсел к столу веселой компании.
— Чувак, это же отстой, — миролюбиво улыбнувшись, сказал он главарю шайки.
— В смысле? — не понял тот — крупный накачанный парень, следивший за своим режимом и много времени проводивший в спортзале. Расстегнутая рубашка открывала необъятную грудную клетку этого спортсмена. В густой шерсти запутался крестик на цепочке. Кроме того, он так набрался, что драка вполне могла показаться ему отличным развлечением.
— То, что вы задумали, — мягко ответил Бун, кивком показав на девушку, которая уже крепко спала, уронив голову на стол. — Правда, отстой.
— Ну не знаю, — оскалился Жим Лежа (как сразу же окрестил его Бун), взглянув на своих дружков. — По-моему, клево будет.
— Братан, я тебе говорю, лажа выйдет, — улыбнулся Бун. — У нас тут такие вещи не приняты.
— А ты ваще кто такой, шериф, что ли?
— Нет, — ответил Бун. — Но она с вами никуда не пойдет.
— Это ты, что ли, меня остановишь? — вскочил Жим Лежа.
Бун удивленно покачал головой — неужели можно быть таким предсказуемым?
— Я тоже так думаю, козленок, — сказал Жим Лежа, решив, что Бун передумал. Схватив туристку за локоть, он начал ее трясти, пытаясь разбудить. — Эй, крошка, вставай, пора веселиться!
В следующий миг он уже снова покоился на диване — задыхающийся и жалкий, потому что секунду назад Бун толкнул его раскрытой ладонью в грудь и выбил оттуда весь воздух. Один из подручных начал было подбираться к Буну, когда на стол упала тень, заставив его отказаться от первоначального намерения. Тень отбрасывал Прибой, спокойно стоявший перед столом со скрещенными на груди руками. Из-за его правого плеча выглядывал Бог Любви Дэйв.
— Что-то не так, Бун? — спросил Дэйв.
— Все о'кей.
— Нам показалось, тут какая-то буча намечается.
— Все в порядке, — ответил Бун.
И действительно, боевой настрой пьяниц куда-то испарился. Может, на них повлиял вид стопятидесятикилограммового самоанца? Да хоть бы и так. В этом не было ничего странного: даже если вы набрались по самые уши и изо всех сил рветесь в бой, один вид Буна и маячащих на его фоне Прибоя и Дэйва (который драться умеет и любит) мигом заставит вас стать благонравнее Папы Римского. Когда такие ребята указывают вам на дверь, улица с той стороны сразу начинает манить к себе пуще Диснейленда.
— Я еще счет не оплатил, — промямлил Жим Лежа.
— Я оплачу, — кивнул Бун. — Мир?
Жим Лежа и его подельники встали и побрели прочь, словно стадо провинившихся овец. Бун оплатил их счет. Затем они с Прибоем и Дэйвом привели в чувство пьяную туристку, с трудом выяснили, в каком мотеле она остановилась, отвезли ее туда, уложили в постель и вернулись в «Рюмку», чтобы пропустить наконец по пивку.
На следующее утро, когда Бун пришел в бар завтракать, он своего счета так и не дождался.
— Чак не велел, — объяснила Санни.
— Слушай, я вовсе не хочу, чтобы…
— Чак не велел, — отрезала она.
Так с тех пор и повелось. Никто не произносил этого вслух, но они заключили сделку. Бун не платит за завтрак, но оставляет чаевые. Обеды и ужины он оплачивает из своего кармана — и тоже оставляет чаевые. А если в «Рюмке» или около нее закипает заварушка, Бун приходит и подавляет ее в зародыше.
---------------------------------------------------------------
 "Скачайте всю книгу в нужном формате и читайте дальше" 
 
                                          

Категория: Субъективные предпочтения
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 44
Гостей: 42
Пользователей: 2
anna78, Marfa

 
Copyright Redrik © 2016