Суббота, 03.12.2016, 12:32
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Субъективные предпочтения

Скотт Макбейн / Искусство Игры
18.01.2011, 18:34
Это произошло, как всегда, внезапно. Правда, под Рождество, когда и следует ждать разного рода политических предательств.
— Джек, вас срочно хочет видеть президент. — Голос пресс-секретаря звучал торопливо и напряженно.
Джек Колдуэлл, специальный советник президента США, поднялся из-за стола и двинулся по коридору. Высокий, худощавый, седой, шестидесяти двух лет. Бесстрастное лицо. В Белом доме он работал давно и был специальным советником у нескольких президентов. Так что если и существовало что-нибудь в политике, чего Колдуэлл не знал, значит, этого не знал никто. Здесь ему доверяли и на его суждения полагались. В коридоре он взглянул в окно на лужайку перед Белым домом. Вся засыпана снегом. В саду, весело переговариваясь, лепили снеговик две дочки президента, Джессика и Карен. Джек улыбнулся. Он вспомнил Кеннеди, его красавицу жену и двух детей. Президент Дейвисон такой же умный и фотогеничный, каким был Кеннеди. Он еще себя покажет со временем.
Сейчас стране, как никогда, нужен достойный президент. Конгрессмены и правительство погрязли в коррупции. Предыдущего президента уличили во взяточничестве и объявили ему импичмент. За последние несколько лет раздражение и цинизм в американском обществе достигли такого накала, что сорокатрехлетний Дейвисон победил на выборах с подавляющим преимуществом. На него возлагали большие надежды. Он исполнял обязанности президента десять месяцев и уже больно задел многих. Не всем по душе пришелся его решительный курс на борьбу с коррупцией. Дейвисона попытаются свалить. Это неизбежно. И все же поддержка американских избирателей кое-что значила. Пока.
Из приемной выглянула секретарша:
— Сэр, президент ждет вас.
Колдуэлл открыл дверь Овального кабинета.
— Джек, входите и садитесь. Вот сюда.
Президент указал на диван. Сидевшие напротив трое — закадычные друзья, кстати — были Колдуэллу хорошо знакомы. Вице-президент Джо Бьюкенен, грузный толстяк из Небраски. Рядом с ним — советник по национальной безопасности Пол Фочер. Этот давно уже топтал коридоры власти и не оставлял ни у кого сомнений в последствиях, какие ждут любого, кто выступит против него. Наконец, Уильям Олсен, загадочный очкастый директор ЦРУ. Ему было под шестьдесят, впереди маячила пенсия.
Атмосфера в комнате показалась Колдуэллу напряженной. Странно, что отсутствовал представитель военного ведомства.
— Господин президент, дела обстоят действительно неважно! — раздраженно бросил Фочер. — Наверное, это самый большой прокол по части национальной безопасности за всю историю.

Сидящий в кресле между двумя диванами президент Дейвисон, очень красивый мужчина, прекрасно умеющий владеть собой, устало провел ладонью по густым темно-каштановым волосам. Появляющаяся кое-где седина его только украшала. Он посмотрел на Колдуэлла. На сей раз без своей знаменитой улыбки.
— Пол, введите, пожалуйста, Джека в курс дела.
Фочер повернулся к Колдуэллу. Внешность советника по национальной безопасности была не такой, чтобы красивая девушка влюбилась с первого взгляда, но он был весьма неглуп, а президенту приходится работать с разными помощниками. Хорошими, плохими или, как в случае с Фочером, совершенными уродами.
— Вкратце дело обстоит так. — Фочер тронул папку на столе. — Вчера вечером мы получили сообщение из России, от очень надежного источника. У них в руках совершенно секретные документы, касающиеся наших стационарных пусковых ракетных установок с ядерными боеголовками, базирующихся в Японии и Турции. — Он помолчал. — Это плохо само по себе. Но по-настоящему плохо то, что документы похищены из наших секретных хранилищ. — Фочер беспокойно дернулся, будто под ним что-нибудь горело.
— Это точно? — ошеломленно произнес Колдуэлл.
— Абсолютно, — проворчал Фочер, взмахнув рукой. — Наш «крот» в России прислал копию. Все один к одному.
В разговор вмешался Бьюкенен:
— Кто-то действует на самом верху. — Он понизил голос. — Ведь к подобного рода секретным документам допущены немногие, близкие к президенту. Это означает, что среди нас завелся предатель.
— Когда информация попадет в прессу? — спросил президент.
Фочер посмотрел на часы.
— Полагаю, у нас в запасе четыре или пять часов. Ведь в России тоже полно дырок, информация быстро просочится в Сеть. Надо готовиться к комментариям.
Все посмотрели на президента. Тот оставался невозмутимым. Крепкие нервы — одно из его качеств. Он размышлял. Затем подался вперед:
— Мы поступим так. Во-первых, Джо, — он повернулся к вице-президенту, — я хочу, чтобы вы и Пол, — он кивнул Фочеру, — в срочном порядке начали расследование, как эти документы попали к русским. Во-вторых, я назначу на вечер экстренное заседание кабинета министров. И в-третьих, нам необходимо смягчить сообщения в прессе.
— А как быть с конгрессом? — с горечью промолвил Олсон. — На модернизацию стартовых площадок военные истратили миллиарды долларов, а японские вообще официально не существуют. Конгрессменам это не понравится.
— Знаю, знаю. — Президент Дейвисон поднялся с кресла. — В три часа у меня назначена пресс-конференция, нужно подготовиться. Встречаемся вечером, и я рассчитываю, что вам удастся выяснить, как документы попали к русским. Можете пока немного выпить для разрядки нервов.
Дейвисон посмотрел на Джека. Их взгляды встретились. Они понимали друг друга. Это кризис. Пока под контролем, но все равно кризис. Еще можно подавить шумиху. Однако если к русским попали эти секретные документы, то, значит, могут попасть и другие.

В три часа, после закрытия ежегодного съезда Ассоциации американской промышленности, президент Дейвисон дал пресс-конференцию. Она казалась импровизированной, однако была тщательно подготовлена.
Он вышел на подиум, невозмутимый и спокойный. Рядом жена, Кристина. Красивая пара. Вопросы посыпались легкие и приятные, как детские снежки.
— Господин президент, как вы оцениваете нынешнее состояние экономики и инфляции?
— Как проходит ликвидация нефтяной пленки у побережья Майами?
— Повлияет ли крах фондовой биржи в Бразилии на котировку американских ценных бумаг?
— Когда вы собираетесь посетить с визитом Россию?
Отвечая, президент Дейвисон, как обычно, блистал остроумием. Иногда на губах вспыхивала его знаменитая улыбка. Это впечатляло. Колдуэлл присутствовал на выступлениях президента сотни раз, но по-прежнему попадал под очарование этой незаурядной личности. Дейвисон — прирожденный трибун.
— Господин президент, правда ли, что секретные данные о наших ракетных базах попали к русским?
Дейвисон, конечно, этого ждал, однако вопрос прозвучал неожиданно. Он слегка улыбнулся:
— Хм… понимаете, нравится нам или нет, но почти в каждом государстве есть так называемая спецслужба. И она работает. Как говорится, отрабатывает свой хлеб. — В зале послышался смех. Многие вспомнили недавнюю нашумевшую статью в одной крупной газете, где некий чудаковатый конгрессмен на полном серьезе утверждал, будто Белый дом напичкан иностранными шпионами. — Конечно, до нас тоже дошел такой слух, и мы его тщательно проверяем. Скорее всего речь идет о стартовых ракетных установках, которые мы демонтировали полтора года назад. — Он пожал плечами, как бы показывая, что слух совершенно беспочвенный. — Тем не менее мы уделяем этому серьезное внимание.
Следующий вопрос никому задать не удалось. Пресс-секретарь президента громогласно объявил:
— На этом все. Пресс-конференция закончена.
Президент собрался уходить. В этот момент, когда все камеры еще были нацелены на подиум, к нему подбежала его пятилетняя дочка, Карен, мягко пущенная невидимой рукой. Президент превосходно разыграл удивление. Он наклонился и поднял ее на руки, смеющуюся и раскрасневшуюся. Сцену родительской любви в своих домах на экранах телевизоров наблюдали пятьдесят восемь миллионов американцев, и сердца матерей и отцов переполнились теплотой. Превосходный пример того, что специалисты по пиару называют спонтанно срежиссированным эпизодом. Люди забыли, что было сказано на пресс-конференции, у них в памяти остался лишь достойный человек, примерный семьянин, которому можно доверять.
Президент Дейвисон обнимал дочку, вспыхнув своей замечательной широкой улыбкой. Все прекрасно. Положение в стране стабильное. Достаточно посмотреть на президента, на его улыбку.
Благослови его Господь. Благослови, Господь, Америку.
Все неприятности еще были впереди.
--------------------------------------------------------------

               
Категория: Субъективные предпочтения
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 23
Гостей: 22
Пользователей: 1
Redrik

 
Copyright Redrik © 2016