Вторник, 06.12.2016, 17:04
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Субъективные предпочтения

Хизер Грэм / Смертельная ночь
10.01.2011, 17:39

   Окрестности Нового Орлеана
   1863


   Он был здесь…
   Дома.
   Здесь было все, что он знал и любил.
   Сидя на своем высоком чалом жеребце, на котором скакал с мест сражений от самого Шарпсбурга, Виллиамсбурга, Шилоха и того дальше, Слоун Флинн смотрел на юг.
   Земля. Богатая, плодородная, насколько хватает глаз…
   Но стоило повернуться и посмотреть на север…
   Палатки, выстроенные в идеальном военном порядке. Горят походные костры, бойцы чистят оружие. Поглядишь в одну сторону — там красота, покой и совершенство, а поглядишь в другую — и увидишь землю, которая вскоре пропитается кровью своих сыновей, землю, предназначенную к разорению.
   Война лишила его иллюзий. Война была ужасной и жестокой. Он узнал, что война — это не только смерть, это крики искалеченных, изуродованных людей. Это слепой, которому выжгло глаза пушечным огнем, ковыляющий среди воронок. Это земля, усеянная оторванными конечностями и телами убитых и раненых. Это — что ужаснее всего — горе близких, рыдающих над мертвецами.
   Любой, кто считал войну лучшим средством для устранения разногласий, просто не был у Шарпсбурга, штат Мериленд, не видел реки Энтиетем, которая от крови побурела, точно Красное море, и тянулась среди полей яркой карнавальной лентой.
   Слоун начал войну капитаном кавалерии в Луизиане. Но это было давно. А теперь он служил в милиции, под командованием Джеба Стюарта, в армии северной Вирджинии. Их направили к югу, на разведку в долину Миссисипи, но потом отозвали обратно на север.
   Вот бы плюнуть на все и махнуть домой…
   Но это было бы не по-мужски. Он не мог, проснувшись однажды утром, заявить своим командирам и бойцам, что война — это зло и не несет ничего, кроме горя, и потому он их покидает и уходит домой. Он дрался и дрался, чтобы победить, потому что победа — это тоже война. Громкий клич защитить права Конфедерации, некогда звучавший в его сердце, точно горн, превратился в сдавленный всхлип. Вот если бы они все  вернулись домой и притащили политиков и конгрессменов на поле боя, чтобы те посмотрели на изувеченные окровавленные тела их сыновей, то войне был бы конец.
   Но они этого не сделали. И теперь их собирали для новой битвы. Нет, отвоевывать Новый Орлеан было пока не время. Им предстоял бросок на север. Генерал Роберт Ли собирал войска со всего Юга, желая сровнять с землей города, фермы и пастбища янки, потому что его возлюбленная Вирджиния лежала в руинах, разоренная и поруганная.
Слоун снова бросил тоскливый взгляд в сторону дома.
Плантация Флиннов не была ни большой, ни богатой. Но там был дом. Его дом.
Она, наверное, сейчас там. Фиона Макфарлейн. По правде говоря, не так давно она стала Фионой Макфарлейн Флинн, но из-за войны это держали в секрете.
Как давно они не виделись…
Когда ее собственный дом, Оаквуд, разрушили еще в самом начале войны, Фиона перебралась к ним, на плантацию Флиннов. Дом у них был скромный — его семья приехала в Луизиану без денег, хотя и с большим желанием работать, — но для Фионы нашлось место. Иначе и быть не могло.
Он знал, что их хозяйство теперь в упадке. Несмотря на войну, он переписывался с кузеном Бренданом, лейтенантом в армии северян. Он знал, что им тяжело. С тех пор как Новый Орлеан перешел под контроль янки, Брендан все время проводил на плантации и в письмах ничего не скрывал. Пусть они были бы смертными врагами на поле боя, но они все же оставались братьями, что делало их переписку опасной для обоих. Брендан писал о коменданте их округа Батлере по прозвищу Зверь и что тот велел населению избегать контактов с солдатами. И это предостережение исходило от офицера федералов… Лучше было не думать о том, что все это значит…
Слоун еще мгновение помедлил, зная, что должен скакать на север, иначе его бойцов заметит неприятель и крупной стычки тогда не избежать. Но он был так близко… К дому… И к Фионе.
Один час ничего не решает. Всего час. Толпа всадников сразу привлекла бы внимание, но он ведь один, он проскочит…
Нет. Это война, и у него приказ.
Он пришпорил коня и поскакал к югу, вопреки голосу здравого смысла, звучащего в голове.
Вскоре он въехал в длинную дубовую аллею, ведущую к дому. Отсюда дом казался по-прежнему прекрасным. Элегантный, построенный в классическом стиле, с просторной анфиладой на первом этаже, так что свежий ветерок реки, проходя насквозь, остужал его в летнюю жару. Балконы на первом и втором этажах были по-прежнему увиты плющом с проглядывающими кое-где цветами. В детстве он помогал строить этот дом. От одного только взгляда его окатило волной мучительной ностальгии.
По главной аллее он не поехал. Он углубился в рощу, окружавшую дом, затем промчался по заросшим, запущенным полям и подъехал к дому сзади. Привязав Пегаса к дереву, он направился в конюшню, которая располагалась на заднем дворе. Генри, их управляющий, был там. Сухощавый Генри, в жилах которого кровь чокто мешалась с гаитянской и, наверное, немецкой, цветной свободный человек, всегда был настоящим хозяином поместья, сколько Слоун его помнил.
— Генри? — позвал он тревожным шепотом.
Генри, занятый ремонтом седла, с улыбкой поднял голову. Его резкие черты были неподвластны времени.
— Слоун?
Слоун вышел из-за стога сена.
Генри бросил иглу с кожаной ниткой, и они обнялись. Но Генри тут же отстранился, помрачнев.
— В доме двое солдат, — тихо сообщил он, — они с утра здесь.
Слоун нахмурился.
— Солдаты? Что им нужно?
— Что им нужно? — с горечью переспросил Генри. — Теперь, когда Новый Орлеан пал, они тут хозяева.
Слоун еще сильнее нахмурился, гоня от себя мысли о предостережении Зверя — Батлера.
— А где все? Кто-нибудь еще есть в доме? Про мать я знаю. Брендан написал мне, что она умерла прошлым летом. — Узнай он об этом вовремя, он все равно не смог бы приехать на похороны — тогда он был слишком занят при Шарпсбурге. — А где Фиона, Мисси, Джордж? Они здесь? — Мисси и Джордж служили у них так же давно, как и Генри.
— Да… Они все дома, — помявшись, отвечал Генри. — Но мисс Фиона… она сказала, чтобы я не мешался там… Если что — она меня позовет.
Посмотрев на Генри, Слоун понял, отчего Фиона велела ему уйти. Он хорошо знал Фиону. Она боялась, что к ним в дом пришли не самые сливки армии северян. Она не хотела, чтобы они убили Генри, если, в случае чего, он попытается ее защитить.
Слоун отвел взгляд и посмотрел вдаль. Поведение Генри его настораживало. Что же там происходит?
— Генри, что такое? Что, черт возьми, происходит? — требовательно спросил он.
— Да ничего. Ничего. Просто… Вас так долго не было… Почти год.
— А это тут при чем? — Слоун в упор взглянул на него.
— Брендана тоже сейчас нет… А когда он дома… Они нас не трогают, потому что это дом его родственника.
— И что же?
— Я просто говорю, что он уехал. — Генри глубоко вздохнул. — Ничего хорошего. Это плохо, вот что. Янки — это одно дело. Не все они мерзавцы. Но есть еще местные, которые за деньги готовы на все. Я хожу в город, когда могу, чтобы послушать, узнать, что происходит. — Генри на мгновение потупился. — Один такой… он ищет девушек. Для своего знакомого офицера. И потом их уж больше не видят. Я как могу стараюсь отвести его отсюда, запудрить ему мозги… Но другие-то не молчат. Некоторые любят почесать языком, выбалтывают ему, где какая женщина живет одна… Мисс Фиона-то все отмахивается, но это очень опасно…
Сердце в груди у Слоуна остановилось. Вот оно, значит, как. Старина Генри пытается уберечь Фиону от беды… А она почему-то уверена, что сможет без посторонней помощи справиться с двумя вражескими солдатами. Кровь в его жилах похолодела от страха.
Когда он повернулся, чтобы выйти из конюшни, Генри попробовал его остановить. Генри был здоровый малый, но Слоун размахнулся и крепко врезал ему по челюсти. Тот упал, застонав. Как бы Слоуну ни было его жаль, он не собирался втягивать его в разборки с оккупантами. В этой битве он должен сражаться в одиночку.
Слоун взвел затвор винтовки — магазинной винтовки, которую забрал у убитого при Шарпсбурге, и направился к дому. Почти сразу он услышал крик. И увидел ее, выбегающую из спальни на балкон второго этажа.
Фиона.
Ее прекрасные волосы медного цвета развевались у нее за спиной, а черты лица были искажены страхом, хрупкое тело напряглось в отчаянном усилии.
Ее преследовал мужчина. Он смеялся, видя, как она напугана.
Вскинув винтовку, Слоун ринулся к дому.
  -------------
  "Скачайте книгу в нужном формате и читайте дальше"
Категория: Субъективные предпочтения
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 38
Гостей: 36
Пользователей: 2
Redrik, rv76

 
Copyright Redrik © 2016