Понедельник, 05.12.2016, 17:32
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Субъективные предпочтения

Майкл Крайтон / Пиратские широты
04.12.2010, 19:58
Сэр Джеймс Элмонт, волею его величества Карла Второго губернатор Ямайки, привык вставать рано. Отчасти это было склонностью стареющего вдовца, кроме того — следствием подагры, не дающей спать спокойно, и требованием климата Ямайки, где уже вскоре после рассвета становилось жарко и влажно.
Утром седьмого сентября тысяча шестьсот шестьдесят пятого года он, следуя обычному распорядку, проснулся в своих покоях, устроенных на третьем этаже губернаторского особняка, встал и сразу же направился к окну, желая посмотреть, что там с погодой и каким обещает быть наступающий день. Губернаторский особняк был внушительным кирпичным строением с красной черепичной крышей. Из окон этого единственного трехэтажного здания во всем Порт-Ройяле открывался великолепный вид. Сэру Джеймсу видно было, как фонарщики обходят город и гасят уличные огни. На Ридж-стрит утренний патруль, состоящий из солдат гарнизона, собирал тела мертвых и упившихся, валяющиеся в грязи. Прямо под окнами громыхали повозки, запряженные лошадьми. Они везли бочки со свежей водой из Рио-Кобра, протекавшей в нескольких милях от города. Но за исключением этого, в Порт-Ройяле было тихо. Город наслаждался кратким мгновением между тем, как последние кутилы, загулявшие вечером, напьются до помрачения сознания, и началом утренней торговой суматохи вокруг пристаней.
Переведя взгляд с тесных, узких улиц города на порт, сэр Джеймс увидел лес покачивающихся мачт, сотни кораблей всех размеров, пришвартованных в гавани или стоящих в доках. В море, за пределами порта, виден был английский торговый бриг, бросивший якорь за отмелью, неподалеку от рифа Рэкхема. Несомненно, судно прибыло ночью, и капитан благоразумно решил прежде дождаться дневного света, а потом уже входить в порт. Пока губернатор наблюдал за кораблем в свете разгорающейся зари, на нем подняли марселя. От берега, неподалеку от форта Чарльз, отвалили два баркаса и пошли к бригу, помочь отбуксировать его в гавань.
Губернатор Элмонт, известный в здешних краях под именем Джеймса Десятины из-за настойчивых требований отдавать десятую часть прибыли каперских экспедиций в его личную казну, отвернулся от окна и, хромая на больную ногу, двинулся через комнату, чтоб заняться утренним туалетом. Торговое судно тут же было позабыто, поскольку нынешним утром сэру Джеймсу предстояло исполнить неприятную обязанность — присутствовать при повешении.
На прошлой неделе солдаты схватили одного мерзавца француза, некоего Леклерка, изобличенного в пиратском налете на поселение Очо Риос, расположенное на северном берегу острова.
В результате показаний тех немногих местных жителей, что пережили нападение, Леклерка приговорили к публичному повешению на Хай-стрит. Губернатора особо не интересовал ни этот француз, ни его казнь, но должность требовала от него присутствовать при этом. Следовательно, утро намечалось утомительное и неприятное.
В комнату вошел Ричардс, слуга губернатора.
— Доброе утро, ваше превосходительство. Ваш кларет.
Он подал губернатору бокал, и Элмонт тут же осушил его одним глотком. Ричардс расставил туалетные принадлежности — таз со свежей розовой водой, еще один с давлеными ягодами мирта, небольшую чашу с зубным порошком, а рядом с ней положил платок для зубов. Губернатор Элмонт принялся ухаживать за собой под шипение надушенных мехов. Так Ричардс каждое утро проветривал комнату.
— Теплый выдался денек для повешения, — заметил Ричардс.
Сэр Джеймс пробурчал что-то в знак согласия и намазал редеющие волосы пастой из миртовых ягод. Губернатору Элмонту исполнился пятьдесят один год, и он уже лет десять как начал лысеть. Этот человек не был особо тщеславен и почти всегда носил шляпу, так что облысение оказалось для него не столь ужасным, как могло бы. Тем не менее сэр Джеймс применял различные средства от выпадения волос. Последние несколько лет он пристрастился к пасте из миртовых ягод, традиционному лекарству, рекомендованному еще Плинием. Кроме него сэр Джеймс пользовался пастой из оливкового масла, пепла и земляных червей для предотвращения седины. Но эта смесь так воняла, что губернатор втирал ее в волосы реже, чем следовало бы.
Губернатор Элмонт промыл волосы розовой водой, вытер полотенцем и взглянул на свое отражение.
Одной из привилегий положения высшего должностного лица колонии Ямайка было обладание лучшим на острове зеркалом. Оно было квадратным, со сторонами почти в фут, и превосходного качества, без ряби и малейших изъянов. Его привезли из Лондона год назад для одного здешнего торговца, но Элмонт конфисковал эту вещицу под каким-то предлогом. Он был не чужд подобных деяний, искренне считал, что такое вот властное поведение лишь добавляет ему уважения в местном обществе. Как предупреждал его еще в Лондоне предыдущий губернатор, сэр Уильям Литтон, Ямайка не была обременена излишеством морали. В последующие годы сэр Джеймс часто вспоминал эти слова, оказавшиеся чрезвычайно успешно сформулированным преуменьшением. Самому сэру Джеймсу недоставало умения изящно выражаться. Он был прямолинеен до неприличия, отличался вспыльчивостью и относил сей факт на счет своей подагры.
Теперь же, глядя в зеркало, сэр Джеймс понял, что ему нужно повидаться с Эндерсом, цирюльником, ухаживающим за ним. Элмонт не отличался красотой и носил пышную бороду, чтобы как-то возместить недостатки острого, как у хорька, лица.
Губернатор буркнул что-то своему отражению, после чего окунул мокрый палец в порошок из истолченной головы кролика, кожуры граната и цветов персика и проворно протер зубы, ухитряясь негромко напевать что-то себе под нос.
Ричардс стоял у окна и смотрел на подходящее судно.
— Говорят, что это «Годспид», сэр.
— В самом деле?
Сэр Джеймс прополоскал рот розовой водой, сплюнул и протер зубы изящным платком голландской работы, из красного шелка, отделанного кружевом. У губернатора было четыре такие вещицы — еще одна изящная мелочь, сопутствующая его положению в колонии. Но один из них уже загубила безмозглая служанка, постиравшая его на местный манер. Она отбила тонкую ткань камнем и напрочь испортила ее. Со слугами тут вообще неважно. Об этом сэр Уильям тоже упоминал.
Ричардс был исключением. Настоящее сокровище, а не слуга — шотландец, но при этом опрятный, верный и более-менее заслуживающий доверия. В придачу он оказался надежным источником сведений обо всех городских сплетнях и событиях, каковые иначе никогда не достигли бы слуха губернатора.
— Говоришь, «Годспид»?
— Да, сэр, — отозвался Ричардс, раскладывая на кровати предметы сегодняшнего гардероба сэра Джеймса.
— Мой новый секретарь там?
Согласно поступившим месяц назад депешам, на «Годспиде» должен был плыть его новый секретарь, некий Роберт Хэклетт. Сэр Джеймс никогда прежде не слыхал об этом человеке и с нетерпением ждал встречи. Он обходился без секретаря уже восемь месяцев, с тех самых пор, как Льюис умер от дизентерии.
Сэр Джеймс намазал лицо и шею смесью свинцовых белил с уксусом для придания модной бледности, а потом нанес на щеки и губы фукус, красную краску из морских водорослей и охры.
— Не желаете ли отложить повешение? — поинтересовался Ричардс, поднося губернатору лечебное масло.
— Пожалуй, нет, — отозвался Элмонт, проглотил ложку лекарства и скривился.
Это было так называемое масло рыжей собаки, составленное лондонским врачом Миланером, известное средство от подагры. Сэр Джеймс честно пил его каждое утро.
Затем он оделся на выход. Ричард угадал и достал лучший парадный наряд губернатора. Сперва сэр Джеймс надел белую рубашку из тонкого шелка и светло-голубые рейтузы. За ними последовал зеленый бархатный дублет, жесткий, простеганный и до невозможности жаркий, но совершенно необходимый при исполнении служебных обязанностей. Завершила наряд лучшая шляпа с плюмажем.
Все это вкупе заняло чуть ли не целый час. Сквозь открытые окна до сэра Джеймса доносились шум и крики пробуждающегося города.
Он отступил на шаг, давая Ричардсу осмотреть себя.
Лакей поправил губернатору кружевной воротник, удовлетворенно кивнул и сообщил:
— Коммандер Скотт ждет вас в экипаже, ваше превосходительство.
— Прекрасно, — отозвался сэр Джеймс.
Затем, медленно двигаясь, ощущая при каждом шаге резкую боль в большом пальце левой ноги, уже начиная потеть в своем тяжелом, изысканно украшенном дублете, чувствуя, как косметика течет по скулам и ушам, губернатор Ямайки спустился по лестнице особняка к своему экипажу.

Для человека с такой подагрой, как у сэра Джеймса, даже короткая поездка в карете по булыжным мостовым оказывалась сущим мучением. Уже одного этого было достаточно, чтобы Элмонт терпеть не мог традицию, требовавшую от него всегда присутствовать при повешении. Вторая причина нелюбви губернатора к этим вылазкам заключалась в том, что они требовали выбираться в самое сердце его владений, а он предпочитал возвышенный вид из своего окна.
В тысяча шестьсот шестьдесят пятом году Порт-Ройял переживал экономический подъем. За десять лет, прошедшие после того, как экспедиция Кромвеля отбила Ямайку у Испании, из жалкой, безлюдной, кишащей болезнями песочной косы он превратился по-прежнему в жалкий, тесный, кишащий головорезами город с населением в восемь тысяч человек.
Несомненно, Порт-Ройял стал богатым, некоторые утверждали даже, что самым зажиточным в мире, но это не делало его более приятным. Всего несколько улиц были вымощены булыжником, привезенным из Англии в качестве корабельного балласта. Большинство же из них представляло собою грязные узкие колеи, воняющие отбросами и лошадиным навозом, с тучами мух и москитов. Тесно стоящие дома были деревянными или кирпичными, равно грубыми по конструкции и по назначению — бесконечный ряд таверн, винных лавок, игорных домов и борделей. Эти заведения обслуживали тысячу моряков и прочих посетителей, которые в любой момент могли сойти на берег. Кроме этого, в городе имелось несколько лавок законопослушных торговцев и на северном конце — церковь, которая, по меткому выражению сэра Уильяма Литтона, нечасто бывала востребована.
Конечно же, сэр Джеймс и его домашние присутствовали на каждой воскресной службе, наряду с немногими благочестивыми местными жителями. Но проповедь нередко прерывало появление пьяного матроса, ход службы нарушали ругательства и богохульства, однажды — даже выстрелы. После этого случая сэр Джеймс приказал засадить виновника в тюрьму на две недели, но в целом он осмотрительно относился к назначению наказаний. Власть губернатора Ямайки была, опять же по выражению сэра Уильяма, тонкой, как клочок пергамента, и такой же непрочной.
После того как король даровал ему это назначение, сэр Джеймс целый вечер просидел с Литтоном, который объяснял новому губернатору принципы ведения дел в колонии. Элмонт слушал и думал, что все понимает. На самом же деле он уяснил жизнь Нового Света лишь после того, как столкнулся с нею на личном опыте.
Теперь же, проезжая в своем экипаже по зловонным улицам Порт-Ройяла и кивая из окна кланяющимся простолюдинам, сэр Джеймс поражался тому, сколь многое стал воспринимать как нечто естественное и заурядное. Он смирился с жарой, мухами, противными запахами, с воровством и с коммерцией, нарушающей законы, с вульгарными манерами пьяных каперов. Губернатор приспособился к тысяче мелочей и научился спать под пронзительные вопли и выстрелы, каждую ночь раздающиеся в порту.
Но все-таки некоторые вещи до сих пор его раздражали, и самая неприятная сейчас сидела в карете напротив него.
Коммандер Скотт, глава гарнизона форта Чарльз и самозваный блюститель изысканных манер, смахнул с мундира невидимую пылинку и сказал:
— Надеюсь, ваше превосходительство прекрасно провели вечер и теперь пребываете в хорошем настроении, подходящем для утренней церемонии.
— Я спал неплохо, — пробурчал сэр Джеймс и в сотый раз подумал, насколько же рискованнее становится жизнь на Ямайке, когда в комендантах у тебя вместо серьезного военного щеголь и глупец.
— Мне сообщили, что этот арестант, Леклерк, и все прочее к казни подготовлено, — произнес коммандер Скотт, поднеся к носу надушенный кружевной платочек и слегка вздохнув.
— Прекрасно, — отозвался сэр Джеймс, хмуро глядя на своего спутника.
— Хотелось бы заметить также, что ровно в этот самый момент в порт входит торговое судно «Годспид». Среди его пассажиров — мистер Хэклетт, прибывший, дабы служить вам на должности секретаря.
— Помолимся же, чтобы он не оказался таким же дурнем, как предыдущий, — сказал сэр Джеймс.
— Воистину, — согласился коммандер Скотт, а затем, к счастью, погрузился в молчание.
Карета въехала на Хай-стрит-сквер, где уже собралась толпа зевак, желающих поглазеть на казнь. Когда сэр Джеймс и коммандер Скотт вышли на улицу, из толпы раздались приветственные возгласы.
Сэр Джеймс коротко кивнул. Коммандер отвесил глубокий поклон.
— Я вижу превосходное собрание, — заметил коммандер. — Меня всегда воодушевляет присутствие стольких детей и юношей. Это станет для них должным уроком. Как вы полагаете?
Сэр Джеймс буркнул в ответ нечто неразборчивое. Он прошел вперед и остановился рядом с тенью, отбрасываемой стационарной виселицей, установленной на Хай-стрит и постоянно использующейся. Небольшая балка с крепкой веревочной петлей, висящей футах в семи над землей, была перекинута между двумя опорами.
— Где осужденный? — раздраженно спросил сэр Джеймс.
Преступника не было видно. Губернатор стал ждать с явным нетерпением, то сцепляя, то расцепляя руки, заложенные за спину. Наконец послышался барабанный бой, предвещающий появление повозки. Через несколько мгновений раздались крики, хохот зевак. Толпа завидела повозку и расступилась.
Осужденный Леклерк держался прямо, хотя руки ему связали за спиной. На нем была серая полотняная рубаха, забрызганная всякой дрянью, что летела из толпы, потешающейся над ним. Но все же он стоял, высоко подняв голову.
Коммандер Скотт наклонился к уху губернатора.
— Этот тип недурно держится, ваше превосходительство.
Сэр Джеймс снова что-то невнятно буркнул.
— Невольно начинаешь думать лучше о человеке, умирающем с изяществом.
Элмонт промолчал. Повозка подъехала к виселице и развернулась так, чтобы осужденный оказался лицом к толпе.
Палач, Генри Эдмондс, подошел к губернатору и низко поклонился.
— Доброе вам утро, ваше превосходительство, и вам, коммандер Скотт. Имею честь представить вам осужденного, француза Леклерка, недавно приговоренного королевским судом.
— Заканчивай с этим побыстрее, Генри, — прервал его сэр Джеймс.
— Всенепременно, ваше превосходительство.
Уязвленный палач поклонился еще раз и вернулся к повозке. Он поднялся на нее и накинул петлю на шею Леклерку, потом обошел телегу и встал рядом с мулом. В толпе вмиг воцарилась тишина, затянувшаяся, пожалуй, слишком надолго.
В конце концов палач резко развернулся и рявкнул:
— Тэдди, паршивец, а ну пошевеливайся!
Молодой парнишка, сын палача, тотчас выбил барабанную дробь. Генри снова повернулся лицом к толпе. Он высоко поднял хлыст и стегнул мула. Повозка с грохотом покатила прочь, а приговоренный остался висеть, брыкаясь и раскачиваясь.
Сэр Джеймс наблюдал за агонией. Он слышал хрипы Леклерка и видел, как побагровело его лицо. Француз принялся судорожно дергаться, раскачиваясь в паре футов над размокшей землей. Глаза его словно готовы были вылезти из глазниц, а язык вывалился изо рта. Тело начало извиваться в конвульсиях.
— Ну что ж, — произнес в конце концов сэр Джеймс и кивнул толпе.
Двое крепких парней, друзей приговоренного, тут же кинулись к нему. Они ухватили француза за извивающиеся ноги и повисли на нем, в надежде сломать ему шею и дать милосердный быстрый конец. Но эти люди оказались непривычны к такой работе, а пират был крепок. Он так сильно бился в конвульсиях, что даже проволок их по грязи. Предсмертные судороги продолжались еще несколько секунд, потом тело наконец-то обмякло.
Доброжелатели отступили. По ногам Леклерка в грязь стекла струйка мочи. Тело повешенного раскачивалось на веревке, постепенно замирая.
— Воистину хорошая казнь, — с широкой улыбкой произнес коммандер Скотт и сунул палачу золотую монету.
Сэр Джеймс развернулся, забрался обратно в карету и подумал, что он крайне голоден. Чтобы еще подстегнуть аппетит, а заодно отбить городское зловоние, он позволил себе нюхнуть щепотку табаку.

Идея остановиться в порту и взглянуть, сошел ли уже на берег новый секретарь, принадлежала коммандеру Скотту. Карета подъехала к пристани, насколько было возможно. Кучер знал, что губернатор предпочитает не ходить сверх совершенно необходимого. Он открыл дверцу, сэр Джеймс скривился и вышел на зловонный утренний воздух.
Навстречу ему попался мужчина лет тридцати с небольшим, который, как и сам губернатор, потел в плотном дублете. Он поклонился и поприветствовал сэра Джеймса.
— С кем имею честь разговаривать? — поинтересовался Элмонт, слегка поклонившись.
Он давно уже не сгибался низко из-за боли в ноге, да и в любом случае не любил напыщенность и всяческие церемонии.
— Чарльз Мортон, сэр, капитан торгового судна «Годспид», из Бристоля.
Капитан предъявил свои бумаги. Элмонт даже не глянул в них.
— Какой у вас груз?
— Тонкое сукно из Вест-Кантри, ваше превосходительство, стекло из Стоурбриджа и изделия из железа. Грузовой манифест в руках у вашего превосходительства.
— Пассажиры есть?
Губернатор развернул манифест и понял, что забыл дома очки. Список превратился в размытое черное пятно. Сэр Джеймс раздраженно взглянул на документ и сложил его обратно.
— Со мной прибыл мистер Роберт Хэклетт, новый секретарь вашего превосходительства, и его супруга, — ответил Мортон. — Также я привез восемь свободнорожденных простолюдинов, желающих вести торговлю в вашей колонии, а еще — тридцать семь преступниц, которых лорд Эмбриттон из Лондона прислал колонистам в жены.
— Он очень любезен, — сухо произнес Элмонт.
Время от времени какой-нибудь чиновник из какого-нибудь крупного города Англии устраивал пересылку женщин-преступниц в колонии. Это была обычная уловка, нацеленная на то, чтобы не тратиться на их содержание в тюрьме, у себя дома. Сэр Джеймс не питал ни малейших иллюзий насчет того, что будет из себя представлять эта группа женщин.
— И где же мистер Хэклетт?
— На борту, собирает вещи вместе с миссис Хэклетт, ваше превосходительство. — Капитан Мортон переступил с ноги на ногу. — Миссис Хэклетт тяжело перенесла плавание, ваше превосходительство.
— Не сомневаюсь, — отозвался Элмонт, разозленный тем, что новый секретарь не поспешил на пристань, дабы встретиться с ним. — Везет ли мистер Хэклетт какие-нибудь послания для меня?
— Полагаю, это вполне вероятно, сэр, — ответил Мортон.
— Тогда будьте так любезны, попросите его явиться ко мне в губернаторский особняк, как только ему будет удобно.
— Непременно, ваше превосходительство.
— Вы можете подождать прибытия казначея и мистера Гувера, таможенного инспектора. Они проверят ваш манифест и проследят за выгрузкой вашего товара. Много ли было смертей во время рейса?
— Всего две, ваше превосходительство. Оба — рядовые матросы. Один упал за борт, а второй умер от водянки. Иначе я не вошел бы в порт.
Элмонт заколебался.
— Что вы хотите этим сказать?
— Я имел в виду — если бы кто-то умер от чумы, ваше превосходительство.
Элмонт нахмурился.
— Вот как?
— Вашему превосходительству известно об эпидемии, охватившей в последнее время Лондон и некоторые отдаленные города?
— Мне ничего об этом не сообщали, — сказал Элмонт. — Так в Лондоне чума?
— Совершенно верно, сэр. Она распространилась несколько месяцев назад, произведя большое смятение и значительные потери. Говорят, ее занесли из Амстердама.
Элмонт вздохнул. Теперь ясно, почему за последние недели не было ни одного корабля из Англии и никаких посланий от двора. Сэр Джеймс вспомнил лондонскую чуму десятилетней давности и понадеялся, что сестре с племянницей хватило ума уехать в загородный дом. Но чрезмерного беспокойства это известие у него не вызвало. Губернатор Элмонт относился к бедствиям спокойно. Он сам жил под постоянной угрозой дизентерии и малярии, уносившей каждую неделю по несколько жителей Порт-Ройяла.
— Я хочу услышать об этом побольше, — сказал сэр Джеймс. — Приглашаю вас сегодня вечером на ужин.
— Непременно буду, — отозвался Мортон и снова поклонился. — Вы оказываете мне честь, ваше превосходительство.
— Попридержите ваше мнение до того, как познакомитесь с той пищей, которую предоставляет эта бедная колония, — сказал Элмонт. — И последнее, капитан. Мне нужны служанки для работы в особняке. Последняя группа чернокожих оказалась хилой и вся перемерла. Я был бы весьма признателен, если бы вы смогли как можно быстрее прислать этих преступниц ко мне в особняк. Я позабочусь об их распределении.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Субъективные предпочтения
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 38
Гостей: 36
Пользователей: 2
Redrik, rv76

 
Copyright Redrik © 2016