Понедельник, 05.12.2016, 17:35
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Субъективные предпочтения

Джеймс Клеменс / Война ведьмы
16.09.2016, 21:00
Элена стояла на краю утеса, смотрела на синее море, и лишь громкий рокот волн делил с ней одиночество. На горизонте вставало солнце, окружая далекие острова Архипелага розовой дымкой. Недалеко от берега небольшая рыбачья лодка сражалась с приливом, лавируя между многочисленными рифами и островками в надежде вернуться домой с уловом. Над ее парусами парили чайки и крачки, охотившиеся в тех же щедрых водах. А еще ближе, у самого подножия отвесного утеса, на скалистом берегу устраивались на отдых морские львы, и Элена время от времени слышала резкие окрики самок, призывавших детенышей к порядку, да сердитый рев самцов, которые заявляли свои права на территорию.
Вздохнув, Элена отвернулась. С тех пор как пятнадцать дней назад уплыли морские драконы мер’ай, жизнь на побережье начала возвращаться в привычное русло. Такова природа.
Словно затем, чтобы еще раз напомнить Элене о силе природы, холодный утренний бриз разметал ее волосы и швырнул ей в глаза вьющиеся локоны. Она сердито отбросила их руками в перчатках и попыталась заправить выбившиеся пряди за уши, но ветер не желал сдаваться. Прошло две луны с тех пор, как Эр’рил ее подстриг, и волосы раздражали девушку – слишком короткие, чтобы закалывать или завязывать лентами, но, с другой стороны, достаточно длинные. Они уже начали виться, и Элена с ними не справлялась. Впрочем, она не жаловалась, опасаясь, что Эр’рил снова возьмется за ножницы.
Элена нахмурилась, ей надоело выдавать себя за мальчика.
И, хотя девушка без возражений приняла необходимость изменить внешность, пока они пробирались по Аласее, здесь, среди одиноких диких утесов Блистберри, ее никто не мог увидеть, а значит, необходимость изображать сына Эр’рила отпала. По крайней мере, так она говорила себе. Однако не была уверена, что ее страж с ней согласится.
Элена старалась надевать капюшон или шапку в присутствии Эр’рила, рассчитывая, что он не заметит отросших локонов и не увидит, что черная краска, которой были выкрашены ее волосы, отступает под натиском натурального огненного цвета.
Прежде чем начать подниматься по прибрежной тропинке, ведущей к дому, Элена вытащила из-за пояса шапку и убрала под нее волосы. Почему это было так важно для нее, она и сама не могла бы объяснить. Обычное тщеславие было тут ни при чем, хотя она признавалась себе, что определенная доля гордости присутствовала в том, что она пыталась обмануть Эр’рила. В конце концов, она – девушка, и с какой стати ей должно нравиться выдавать себя за мальчика?
Впрочем, дело было не в этом. Истинная причина в данный момент с хмурым выражением на лице направлялась к ней по тропинке. Ее брат, одетый в толстый шерстяной свитер, защищавший от утренней прохлады, убрал рыжие волосы с лица, их удерживала черная кожаная лента. Джоак напомнил девушке о ее семье, и Элене стало стыдно, что она прячет свою принадлежность к ней под слоем краски. Получалось, будто она отказалась от собственных родителей.
Когда Джоак подошел ближе, Элена узнала боль в зеленых глазах брата и сердитое выражение – она нередко видела такое же на лице их отца.
– Тетя Ми всюду тебя ищет, – сказал он вместо приветствия.
– Мои занятия! – Элена сорвалась с места, быстро сократив расстояние, разделявшее их с братом. – Я чуть не забыла.
– Чуть не забыла? – насмешливо переспросил Джоак, когда она остановилась рядом с ним.
Элена наградила брата хмурым взглядом, но возразить ей было нечем. По правде говоря, она забыла про утреннее занятие с тетей Мисилл, которая собиралась дать ей последний урок искусства владения мечом. Сегодня Мисилл отправлялась в Порт-Роул на встречу с другой половиной их отряда. Через два дня она должна была отыскать там Крала, Тол’чака, Могвида и Мерика. Уже в сотый раз Элена задавала себе вопрос, что произошло с ее друзьями в Тенистом Потоке, и молила всех святых о том, чтобы с ними все было в порядке.
Когда они с братом шагали по тропинке в сторону домика Флинта, Джоак пробормотал:
– Эл, ты постоянно витаешь в облаках.
Элена сердито повернулась к нему и увидела кривую ухмылку. Теми же словами отец часто выговаривал ей, когда она теряла счет времени. Девушка взяла брата за руку. Он был всем, что осталось у нее от семьи.
Джоак молча сжал ее руку в перчатке, и они зашагали по опушке потрепанного ветром леса из кипарисов и сосен. Когда впереди на обрыве появился домик, Джоак откашлялся и проговорил:
– Эл, я хотел тебя кое о чем попросить.
– О чем?
– Когда ты отправишься на остров… – начал он.
Элена мысленно застонала. Ей совсем не хотелось думать о последней части путешествия на остров А’лоа Глен, где им предстояло отыскать Кровавый Дневник, особенно после того, как Джоак рассказал про ужасы, которые их там ожидают.
– …я бы хотел поплыть туда вместе с тобой.
Элена сбилась с шага.
– Ты же знаешь, что это невозможно, Джоак! Ты слышал план Эр’рила.
– Да, но твоего слова…
– Нет, – отрезала она. – Тебе там нечего делать.
Джоак прикоснулся к ее руке, заставив остановиться.
– Эл, я знаю, ты хочешь оградить меня от опасности, но я должен туда попасть.
Она стряхнула руку брата и заглянула ему в глаза.
– Зачем? Почему ты решил, что должен отправиться туда вместе с нами? Чтобы меня защищать?
– Нет, я не настолько глуп. – Джоак упрямо смотрел под ноги, отказываясь встретиться с сестрой взглядом. – Но мне приснился сон, – прошептал он. – И этот сон дважды повторялся за те пол-луны, что прошли после твоего возвращения с болот.
Элена не сводила с него глаз.
– Ты думаешь, это одно из твоих пророческих сновидений?
– Мне так кажется.
Джоак покраснел от смущения и наконец посмотрел в лицо сестры. Недавно он обнаружил, что унаследовал магию стихий, которой владели члены его семьи. Он оказался ткачом сновидений – это был редкий, почти утраченный дар, присущий лишь немногим избранным членам Братства: способность видеть во сне обрывки будущего. Флинт и Морис потратили немало времени, чтобы убедиться, что это действительно так. Джоак кивком показал на домик впереди.
– Я никому ничего не сказал.
– Может быть, это самый обычный сон, – предположила Элена.
Но ведьма внутри ее зашевелилась, когда Джоак рассказал о своем сне. Магия. Даже обычное упоминание о ней заставляло кровь в жилах Элены бежать быстрее. Обе ее руки были полны силой Розы, и магия пела в сердце. С трудом сглотнув, она закрылась от зова ведьмы.
– А с чего ты взял, что сон пророческий?
Джоак потер лоб.
– Я всегда… ощущаю это, когда путешествую по сновидениям. Меня охватывает возбуждение, будто внутри бушует ураган. Я это чувствовал во время того сна.
«Внутренний ураган», – подумала Элена.
Она испытывала такое же ощущение, когда прикасалась к своей собственной дикой магии, – яростная буря, запертая в ловушке ее сердца, наполненная силой, рвущейся на свободу. Девушка обнаружила, что ее руки сомкнулись от одной лишь мысли о потоках первозданной энергии, и заставила себя разжать их.
– Расскажи про свой сон.
Джоак прикусил нижнюю губу, ему вдруг расхотелось об этом говорить.
– Давай, – настаивала Элена.
– Я видел тебя на самом верху высокой башни со шпилем в А’лоа Глен, – тихо сказал Джоак. – А неподалеку кружило чудовище с черными крыльями…
– С черными крыльями? Дракон Рагнар’к? – спросила Элена, вспомнив морского дракона с черной чешуей, делившего тело с кровавым наездником Кастом и связанного узами крови с мер’ай Сай-вен.
Джоак коснулся пальцами белого драконьего зуба, висевшего на шнурке у него на шее, – подарка Сай-вен.
– Нет, это был не дракон. – Он попытался жестами описать чудовище, но сдался, сердито пожав плечами. – Скорее тень, чем существо из плоти. Но не это главное в моем сне. Понимаешь…
Он замолчал и принялся вглядываться в океан. Брат что-то скрывал от Элены, и это «что-то» его очень сильно пугало.
Девушка облизнула пересохшие губы. Она уже не была так уверена, что хочет услышать продолжение.
– В чем дело, Джоак?
– В той башне… Ты была не одна…
– А кто еще там был?
Он снова повернулся к ней.
– Я стоял рядом с тобой и держал в руках посох из дерева пой, который раньше принадлежал темному магу. Когда чудовище начало спускаться к нам, я поднял посох и сбил его на землю вспышкой молнии, вызванной заклинанием.
– И это доказывает, что тебе приснился кошмар. Ты ведь не используешь черную магию. Тебе просто привиделось, что я нуждаюсь в защите. Видимо, причиной твоего «возбуждения» стали беспокойство и страх, а вовсе не путешествие по сновидениям.
Джоак нахмурился и покачал головой:
– По правде говоря, после первого сна я тоже так решил. Ведь, умирая, папа наказал мне защищать тебя, и его последние слова тяжелым грузом лежат у меня на сердце. Но когда мне снова приснилось то же самое, я засомневался. Вчера после второго сна я в полночь осторожно выбрался из дома – совсем один, и… держа в руке посох, произнес заклинание.
Элена почувствовала, что ее затошнило.
– Джоак…
Он указал на что-то за ее спиной, и Элена обернулась. В нескольких шагах от них стояла сосна, в которую ударила молния, ее кора была обожжена, ветки сломаны.
– Заклинание из моего сна сработало.
Широко раскрыв глаза, Элена смотрела на дерево и чувствовала, что у нее подкашиваются ноги. Не от мысли, что сон Джоака был реальным, а оттого, что он вызвал к жизни черную магию. Ее передернуло.
– Мы должны рассказать про твой сон остальным, – едва слышно проговорила она. – Эр’рила нужно предупредить.
– Нет, – ответил ее брат. – Это еще не все. Я не просто так скрыл от всех свой сон.
– Что?
– После того как я сбил то странное существо и оно упало на землю, из недр башни появился Эр’рил, держа в руке меч. Он бросился к нам, я направил на него посох… и убил его вспышкой темного огня, как и то чудовище.
– Джоак!
Но ее брат уже не мог остановиться, и слова, обгоняя друг друга, рвались наружу.
– Во сне я знал, что он желает тебе зла. В его глазах горела жажда убийства. У меня не было выбора. – Джоак посмотрел на нее. – Если я останусь здесь, Эр’рил тебя убьет. Я в этом уверен.
Элена отвернулась от Джоака. Это было невозможно – она знала, что Эр’рил никогда не причинит ей зла. Ведь он защищал ее, когда они путешествовали по землям Аласеи. Наверняка Джоак ошибся. Однако она не могла отвести глаз от обожженной сосны, стоявшей неподалеку. Заклинание черной магии, которое ее брат узнал во сне, подействовало наяву.
– Никому не говори о том, что я тебе рассказал, Элена. И не доверяй Эр’рилу, – попросил из-за ее спины Джоак.

Недалеко от них Эр’рил очнулся от беспокойного сна. Его мучили кошмары про ядовитых пауков и мертвых детей. Воину так и не удалось отдохнуть, у него болели все мышцы, как будто он, скорчившись, просидел целую ночь на одном месте. Отшвырнув в сторону одеяло, он осторожно выбрался из-под перины из гусиного пуха.
На нем была одна только нижняя рубаха из льна, и он тут же задрожал от холода, пронизывавшего раннее утро на побережье. Лето постепенно катилось к осени, и, хотя днем еще царила влажная жара, по утрам природа шепотом предупреждала о грядущих студеных лунах. Эр’рил прошел по дощатому полу к раковине с маленьким зеркалом, висевшим над ней, и плеснул в лицо ледяной водой, словно надеясь смыть с себя паутину дурных снов.
Он прожил так много зим, что его сны, наполненные воспоминаниями, всегда требовали к себе внимания.
Выпрямившись, он глянул в зеркало на заросшие черной щетиной щеки – наследие станди. С лица, которое он уже не узнавал, на него смотрели серые глаза. Как могли такие мальчишеские черты скрывать старика, прячущегося внутри?
Он провел своей единственной рукой по обманчиво молодому лицу. И хотя внешне он совсем не изменился, Эр’рил нередко спрашивал себя, а узнал бы мужчину, отражавшегося сейчас в зеркале, его давно умерший отец. Пять прожитых веков оставили на воине другие следы – не морщины и не седые волосы. Он коснулся пальцами гладкого шрама на плече, в том месте, где должна была быть рука. Нет… время метит людей по-разному.
– Если ты уже вволю налюбовался собой, Эр’рил, может, займемся делом, – неожиданно услышал он голос из угла комнаты.
Воин станди узнал говорящего и даже не вздрогнул. Просто повернулся и подошел к ведру, заменявшему ночной горшок, не посмотрев на мужчину с всклокоченными седыми волосами, который сидел в кресле среди кучи мягких подушек в углу комнаты. Занимаясь своим делом возле ведра, Эр’рил сказал:
– Флинт, если ты хотел, чтобы я встал раньше, мог бы меня разбудить.
– Глядя на то, как ты стонешь и мечешься, я решил, что лучше не вмешиваться и предоставить тебе самому разбираться с тем, что тебя мучает.
– В таком случае стоило бы дать мне поспать пару десятков лет, – мрачно ответил воин.
– Да-да, бедняжка Эр’рил, наш странствующий рыцарь. Вечный страж А’лоа Глен. – Флинт кивком показал на свои ноги. – Когда твои конечности станут такими же древними, как мои, посмотрим, кто будет жаловаться на жизнь громче.
Эр’рил фыркнул. Несмотря на то что Флинт не владел магией, время почти не сказалось на силе его рук и ног. Как раз наоборот, зимы, проведенные в море, закалили его, и он стал могучим, словно дуб, выдержавший не один ураган.
– В тот день, когда твоя сила пойдет на убыль, друг мой, я повешу на стену свой меч.
– Нам всем приходится нести груз ответственности, – вздохнул Флинт. – Так что, если ты закончил себя жалеть, пора заняться снаряжением «Морского стрижа», учитывая, что пол-утра уже прошло.
– Я прекрасно помню, что мы собирались сделать сегодня, – сердито заявил Эр’рил, одеваясь.
После беспокойной ночи у воина было отвратительное настроение и язвительные замечания Флинта особенно раздражали его.
Флинт почувствовал это и слегка смягчил тон.
– Я знаю, на твои плечи легла тяжелая ноша, Эр’рил. Тебе было совсем непросто защищать девочку от охотников Га’лготы во время путешествия по Аласее. Но если нам вообще суждено сбросить ярмо этого ублюдка, нельзя поддаваться отчаянию. На той дороге, которая нам предстоит, Темный Властелин приготовит достаточно поводов для переживаний. Так что не стоит возвращаться к тем, что остались в прошлом.
Эр’рил согласно кивнул, хлопнул старика по плечу и подошел к дубовому шкафу, стоявшему в углу.
– Как тебе удалось стать таким мудрым среди пиратов и головорезов Архипелага, старина?
Флинт ухмыльнулся, поглаживая серебряную звездочку в ухе.
– Среди пиратов и головорезов только мудрым удается дожить до зрелого возраста.
Эр’рил натянул штаны и принялся надевать через голову рубаху. С одной рукой процесс одевания превращался почти в сражение. Несмотря на то что прошло много веков, некоторые действия так и не стали легче. Эр’рил раскраснелся, но наконец справился со своей задачей и заправил рубаху в штаны.
– От Сай-вен что-нибудь слышно? – спросил он, отправившись на поиски сапог.
– Пока нет.
Эр’рил посмотрел на Флинта, уловив в его голосе беспокойство. Старый моряк изо всех сил оберегал маленькую мер’ай, после того как собственноручно выловил ее из моря. Сай-вен отправилась вместе с армией мер’ай в океан к югу от Проклятых Отмелей, чтобы отыскать там флот дри’ренди. Их еще называли «кровавыми наездниками», и они считались самыми жестокими из пиратов Отмелей. Но мер’ай и дри’ренди связывала древняя клятва, и Флинт надеялся заручиться помощью кровавых наездников в грядущей войне.
– Мои шпионы на море доносят до меня жуткие слухи про А’лоа Глен, – продолжал Флинт. – Остров постоянно закрыт черными тучами, яростные ураганы отгоняют лодки от берега, штормовые ветра наполнены криками душ, терпящих ужасные муки. И даже на приличном расстоянии от острова рыбаки вылавливают диковинных бледных существ, которых никто прежде не видел, чудовищ самого невероятного вида с отравленными телами. А еще рассказывают про стаи крылатых демонов в небе…
– Скал’тумы, – сплюнул Эр’рил, в голосе его послышалась ярость. Он взял в руки один сапог. – Мой брат собирает под свои знамена армию повелителей ужаса.
Он сел на кровать. Флинт наклонился вперед и похлопал воина по колену.
– Чудовище, выдающее себя за Претора А’лоа Глен, больше не твой брат, Эр’рил. Это всего лишь жестокая иллюзия. И кончай об этом думать!
Но Эр’рил не мог. Он вспоминал ночь пять веков назад, когда магия родила Кровавый Дневник. Той ночью все, что было благородного и справедливого в его брате Шоркане и маге Грэшиме, ушло на создание проклятой книги. От обоих остались лишь извращенные, мерзкие крохи духа, и Черное Сердце забрал их, превратил в пешки в своих темных планах. Эр’рил сжал зубы. Когда-нибудь он уничтожит зло, которое прячется в обличье его любимого брата.
Флинт кашлянул, чтобы вернуть Эр’рила в настоящее.
– Но я слышал кое-что еще. Сегодня утром голубь принес мне новости с побережья. Вот почему я тебя разбудил.
– Что? – Эр’рил, хмурясь, сражался с сапогами.
– Боюсь, очередные дурные вести. Вчера небольшой флот рыбацких кораблей пришвартовался в Порт-Роуле, но оказалось, что все матросы были заколдованы. Они вели себя как бешеные собаки, нападали на горожан, кусались, убивали и насиловали. Потребовался целый гарнизон, чтобы с ними справиться. И хотя большинство было убито, одному из проклятых кораблей удалось поднять якорь и сбежать. Они увезли с собой несколько женщин и детей.
Продолжая натягивать сапоги, Эр’рил проговорил напряженным голосом:
– Черная магия. Возможно, заклинание воздействия. Я уже сталкивался с таким… очень давно…
– Нет, я знаю заклинание, о котором ты говоришь. То, что было сделано с рыбаками, гораздо хуже. Их не удавалось убить обычными способами. Чтобы положить конец их жажде крови, требовалось отрубить им голову.
Эр’рил озабоченно посмотрел на Флинта. Старый моряк продолжал:
– Целитель осмотрел трупы и обнаружил, что в основании черепа у них высверлено отверстие. А заглянув внутрь, он увидел там свернувшиеся маленькие существа со щупальцами. Некоторые еще были живы, извивались и корчились. После этого жуткого открытия тела убитых без промедления сожгли в каменных доках.
– Добрая Матушка, сколько еще жутких существ может произвести на свет Черное Сердце? – мрачно пробормотал Эр’рил.
– Порт-Роул пропитан запахом сгоревшей плоти, – пожал плечами Флинт. – Горожане напуганы и шарахаются от собственной тени. А там, где живут немало повидавшие на своем веку люди, это гремучая смесь. Путешествие Мисилл в поисках ваших друзей может оказаться очень опасным.
Эр’рил закончил натягивать сапоги, обдумал слова Флинта, а затем сказал:
– Мисилл в состоянии сама о себе позаботиться. Но твоя новость навела меня на мысль – не стоит ли отплыть на «Морском стриже» раньше, чем мы планировали. – Он выпрямился и посмотрел Флинту в глаза. – Если зло из А’лоа Глен добралось до побережья, возможно, правильнее будет поднять паруса немедленно.
– Я тоже об этом подумал. Но если ты хочешь дождаться своих друзей, мы не сможем поднять якорь раньше следующей луны. Кроме того, потребуется примерно столько же времени, чтобы снарядить «Стрижа» и набрать команду. И кто знает, будем ли мы на море в большей безопасности, чем здесь?
Эр’рил встал.
– И все же мне не нравится сидеть и ничего не делать, дожидаясь, когда до нас доберется Темный Властелин.
Флинт поднял руку.
– Спешка может привести к тому, что мы сами отдадим ему Элену. Я считаю, что стоит придерживаться первоначального плана. Отплывем с новой луной и в назначенный день встретимся с армией мер’ай в Долдраме. Учитывая растущую опасность в А’лоа Глен, мы должны дать Сай-вен и Касту время, чтобы они смогли добраться до флота дри’ренди и выяснить, действуют ли еще древние клятвы. Нам нужна их поддержка.
– Пираты не знают, что такое честь, – покачал головой Эр’рил.
– Каст – кровавый наездник, – нахмурившись, возразил Флинт. – И хотя сейчас он делит дух с драконом Рагнар’ком, он всегда был человеком чести, а его народ, закаленный морскими штормами и многими кровопролитиями, понимает значение долга и древних клятв.
Эр’рил все еще сомневался.
– Знаешь, это вроде как оставить у себя за спиной волка и идти на армию Темного Властелина.
– Вполне возможно. Но если мы хотим добиться успеха, нам подойдут любые зубы, которые смогут вонзиться в плоть нашего врага.
Эр’рил вздохнул и провел рукой по упрямым волосам, пытаясь привести их в порядок.
– Хорошо. Дадим Сай-вен и Касту время до новой луны. А потом, даже если от них не будет известий, отправимся в путь.
Флинт кивнул и встал. Покончив с разговорами, он выудил из кармана трубку.
– Хватит болтовни, – проворчал он. – Давай найдем где-нибудь горящую свечу и поприветствуем утро хорошей затяжкой.
– И снова слова мудрого человека, – сказал Эр’рил.
Трубка представлялась ему прекрасным способом забыть на время о том, как отвратительно началось утро, и он поспешил за стариком.
Когда они добрались до кухни, Эр’рил услышал в открытое возле очага окно знакомый сердитый голос. Возмущенные крики время от времени сопровождались звоном стали. Судя по всему, женщина-воин Мисилл считала, что ее ученица не демонстрирует надлежащего мастерства.
Похоже, у всех выдалось не слишком хорошее утро.
  -------------
  "Скачайте книгу в нужном формате и читайте дальше"
Категория: Субъективные предпочтения
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 42
Гостей: 40
Пользователей: 2
Redrik, rv76

 
Copyright Redrik © 2016