Суббота, 03.12.2016, 01:19
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Субъективные предпочтения

Тимоти Зан / Гордость Завоевателя
23.05.2016, 18:37
Так и есть, вот они. Тахионные сканеры Доркаса правильно установили местонахождение инопланетян. В свете миллионов звезд глубокого космоса мерцали четыре корабля. В инфракрасном спектре они пылали пожаром, излучая тепло, накопленное за время перелета. Это были небольшие, не крупнее кораблей класса «Процион», молочно-белые конструкции из призм шестиугольного сечения. Внешне они напоминали соты.
— Сканирование завершено, коммодор, — тотчас доложили с поста наблюдения «Ютландии».
— Принято, — откликнулся коммодор Трев Дьями.
Он расстегнул тугой накрахмаленный воротничок мундира и даже слегка улыбнулся, глядя на главный экран. Корабли пришельцев! Впервые за четверть века человечество встретило новую высокоразвитую цивилизацию.
А первым с ней познакомится он, коммодор Трев Дьями. И этой заслуги уже никто не отнимет. Имена Трева Дьями и «Ютландии» прогремят по всем каналам новостей Содружества и, конечно, войдут в учебники истории.
Повезло, что и говорить.
Командующий эскадрой Трев Дьями связался с тактическим постом, прекрасно понимая, что с этой минуты все, что он скажет и сделает, будет подробно изложено в исторических справочниках.
— Какова степень угрозы? — спросил коммодор.
— По моим оценкам, один к четырем, сэр, — ответил тактик. — У них не видно ни ракетных портов, ни десантных шлюзов.
— Зато у них есть лазеры, коммодор, — заметил его помощник. — На внешнем периметре системы призм расположены оптические линзы.
— Могут ли они быть оружием? — поинтересовался дежурный помощник, стоявший рядом с Дьями.
— Трудно сказать, сэр, — последовал ответ тактика. — Линзы сами по себе малы, но это еще ни о чем не говорит.
— А какая у этих кораблей энергетическая емкость? — спросил Трев Дьями.
— Не могу знать, сэр, — озадаченно произнес дежурный с поста наблюдения. — Мне не удалось обнаружить утечки энергии.
— Что, совсем?
— Совсем. Приборы ничего не нашли. Коммодор переглянулся с помощником.
— Сверхпроводимый кабель, — предположил тот. — Или они просто хорошо защищены.
— Или и то и другое, — согласился Дьями.
И снова посмотрел на главный экран, на котором бесшумно дрейфовали чужие корабли. Неизвестной расе удалось не только выйти в космос, но и овладеть технологией, которая людям и не снилась. Да, ненаписанная книга по истории контакта с каждой минутой представлялась все толще и интересней.
Штурман нетерпеливо откашлялся:
— Мы начинаем переговоры, сэр?
— Ну, не собираемся же мы просто сидеть и пялиться на них? — сухо промолвил Дьями и глянул на тактический экран. Семь прочих кораблей эскадры замерли в уставном боевом порядке, их команды были подняты по тревоге и сейчас находились на боевых постах. Два крохотных кораблика-наблюдателя прятались в стороне — на случай, если первый контакт пройдет не так мирно, как ожидалось. Истребители «Ютландии» стояли на стартовых площадках, готовые ринуться в бой по первому слову командующего.
Все готово… Настало время творить историю.
— Лейтенант Адиган, активировать установку первого контакта, — приказал Дьями офицеру связи. — Приготовить ее к отправке информации. И передайте приказ остальным кораблям держаться поблизости.

— Коммандер, с «Ютландии» сообщают, что установка первого контакта готова к работе, — доложил лейтенант Ховер, дежурный офицер связи «Киншасы».
Коммандер Фейлан Кавано кивнул, не спуская взгляда с экрана, на котором красовались необыкновенные призматические корабли.
— Сколько на это потребуется времени?
— Первый пакет уйдет скоро, через пять-десять минут, — ответил Ховер. — А полная передача информации займет не меньше недели. Не считая, конечно, перерывов на то, чтобы разъяснить чужакам, о чем именно идет речь.
— Будем надеяться, они не настолько отличаются от нас, чтобы не понять послание, — кивнул Фейлан.
— Считается, что математика — наука универсальная, — заметил Ховер.
— Ох уж это «считается»! Мейерс, вы узнали что-нибудь еще об этих кораблях?
— Ничего, сэр, — отрицательно покачал головой техник. — Признаться, сэр, мне это не нравится. С апреля я шесть раз пытался снять их в инфракрасном спектре, и все без толку. Либо их корпуса сделаны из материала, совершенно незнакомого ни мне, ни нашим компьютерам, либо чужаки каким-то образом научились контролировать эмиссию.
— Может, они просто стесняются, — пошутил Рико. — А что там с оптическими линзами?
— Тут я тоже ничего не добился, — ответил Мейерс. — Либо это полукиловаттные лазеры связи, либо полугигаваттные боевые излучатели, либо что-то среднее. Без энергосканера ответить на этот вопрос невозможно.
— Линзы меня беспокоят даже больше, чем корпуса кораблей, — проговорил Рико, сосредоточенно вглядываясь в экран. — Если они поставили такую защиту на свои энергетические цепи, значит, им есть что скрывать.
— Возможно, у них вся техника более совершенная, чем у нас? — предположил Мейерс.
— Возможно, — буркнул Рико.
— Начинаем, — подал голос Ховер. — «Ютландия» посылает поисковый сигнал. Есть резонанс… слабый, но есть. Какая странная частота. Наверное, у них действительно принципиально иное оборудование.
— Когда все закончится, мы уговорим пришельцев устроить для тебя экскурсию по их кораблю, — пообещал Фейлан.
— Хорошо бы. Ладно, первый пакет информации пошел.
— Пошел-пошел, — подхватил Мейерс, — отклонился на пару градусов…
И внезапно вражеский флагман дважды полыхнул огнем, рассекая корму «Ютландии» пополам.
Потом была еще вспышка — рассеянного, вторичного света — когда металл корпуса корабля испарился от действия лазеров…
На «Киншасе» взвыли сирены боевой тревоги. Из динамиков внешней связи раздался резкий голос коммодора Дьями:
— Всем кораблям! Мы подверглись нападению. «Киншаса», «Барсук», отходите на фланговые позиции. Всем остальным сохранять построение. Огонь по схеме «гамма-шесть».
— Ховер, передай подтверждение, — скомандовал Фейлан, потрясенно глядя на дисплей. Инопланетяне открыли огонь. Без разговоров, без угроз — они просто начали стрелять. — Чен Ки, выводи нас на фланг. Приготовить ракетные пушки космос-космос.
— Как наводить? — спросил Рико. Его пальцы летали по клавишам настроек. — На приближение или по радару?
— Автоматическая наводка на излучатели тепла, — сказал Фейлан. Его вдавило в кресло ускорением — «Киншаса» начала маневрировать, переходя на предписанную фланговую позицию.
— Мы слишком близко от других кораблей, — возразил Рико. — Можем попасть в наших.
— Кто нам мешает отойти подальше? — проворчал Фейлан и быстро взглянул на тактический монитор. — Главное, что мы знаем — вражеские корабли горячие.
— «Ютландия» выпустила ракеты, — доложил Мейерс, глядя на свои мониторы. — Они наводили по радарам…
И вдруг все четыре чужих корабля разом начали стрелять из лазерных пушек.
— Все корабли противника открыли огонь! — крикнул Мейерс, и в это же мгновение на мостике взвыла аварийная сирена. — Мы получили повреждения… Все секции по правому борту повреждены…
— Что с ракетами «Ютландии»? — спросил Рико.
— Попаданий нет, — крикнул в ответ Мейерс. Изображение на главном мониторе погасло, потом снова возникло — когда вместо уничтоженных основных сенсоров заработали вспомогательные. — Наверное, противник уничтожил ракеты в полете.
— Или они просто не сработали, — сказал Фейлан, усилием воли не давая себе запаниковать. «Киншаса» трещала от перегрева, а сверхмощные лазеры пришельцев продолжали испарять слои обшивки корпуса… И, судя по сбивчивым голосам из динамиков внешней связи, все остальные корабли миротворцев тоже увязли в аналогичных неприятностях. В мгновение ока спецподразделение миротворцев перешло от полного контроля над ситуацией к отчаянной борьбе за выживание. И они определенно проигрывали в этой борьбе. — Нацеливай ракеты на тепло, Рико, и стреляй по этим чертовым коробкам.
— Слушаюсь, сэр. Только…
В следующее мгновение раздался звук, похожий на приглушенный раскат грома, и «Киншаса» содрогнулась.
— Преждевременная детонация! — крикнул Мейерс, и даже за треском перегретого металла было слышно, как его голос дрогнул от страха. — Целостность корпуса нарушена — во втором, третьем и четвертом передних отсеках и во втором заднем по правому борту.
— Пробоины невозможно заделать, — доложил Рико. — Слишком горячо, изолирующие пластыри не встанут. Во втором и четвертом отсеках экипаж закапсулиро-вался. В третьем по правому борту… закапсулироваться не удалось.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Субъективные предпочтения
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 21
Гостей: 21
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2016