Воскресенье, 04.12.2016, 13:11
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Субъективные предпочтения

Кристофер Сташефф / Чародеи
16.05.2016, 09:45
Девушка. С первою взгляда Дар понял, что это девушка. На самом деле на девушку она не походила вовсе. Бритая наголо, в каком-то мешковатом сером фланелевом комбинезоне. Однако Дар безошибочно разглядел в ней человека, да еще и женщину, хотя она больше напоминала манекен в супермаркете…
Он только что вернулся из шестинедельной коммивояжерской поездки и собирался отправиться в очередную (Чолли, его босс, в этом месяце потерпел убытки; один из его торговых агентов клюнул на предложение конкурирующей корпорации). А так как коренное население Волмара не позволяло своим женщинам иметь дело с чужеземцами, Дар за последние шесть недель не встречал таких, которые были бы и людьми, и женщинами одновременно; поэтому он сразу распознал девушку.
Он натолкнулся на нее случайно. Она шла с важным видом, да так решительно, что Дару показалось, что она изо всех сил старается не вилять бедрами.
При этом его смутили ее комбинезон, бритая голова и полное отсутствие макияжа.
Она дошла до стойки бара, плюхнулась на вращающийся стул, и стала ждать. Не проявляла нетерпения, а просто ждала.
И ждать ей пришлось потому, что Чолли в тот день работал один и обсуждал с сержантом природу реальности; он не упускал ни единой возможности поговорить с солдатами.
Девушка, казалось, ничего не имела против. Она демонстративно не смотрела в сторону двух рядовых, сидевших на другом конце стойки бара, но Дар заметил, что она прислушивается к их разговору.
— Шансов у него не было никаких, — пробубнил седой, не вынимая изо рта сигару. — Он успел только поднять глаза и — бац! Готов!
— Значит, ты победил, так? — усмехнулся блондин.
— Ему конец! Теперь ему ни в жизнь не очухаться, помяни мое слово! Ферма теперь моя!
Девушка стиснула зубы и сглотнула, не в силах сдерживать эмоции. Дар решил, что лучше вмешаться, иначе солдаты могут истолковать все по-своему.
Но Дар… После шести недель без женщин! Он готов был понять любого, даже женщину.
Он облокотился о стойку и перехватил ее взгляд, улыбнулся ей с такой неподдельной искренностью, на которую только был способен, и выдавил:
— Медленно тут обслуживают, правда?
Она изумленно смотрела на него несколько секунд, потом губы ее скривились — Да, если только не искать смерти! С этим, похоже, у вас никаких проблем, все вы в униформах!
— Униформах? — Дар посмотрел на свой темно-зеленый комбинезон и куртку, потом глянул на солдат, которые перестали разговаривать и раздумывали, принимать ли услышанное за оскорбление. Он повернулся к девушке и торопливо проговорил:
— Боюсь, что неправильно вас понял, мисс. Здесь никого не убивали вот уже год.
— Ну, конечно, — фыркнула она, — сегодня же седьмое января. А разве вот те двое бездельников говорят не об убийстве?
Она мотнула головой в сторону лейтенантов, проходивших мимо. Судя по их акценту, эти двое были родом из Нью-Перси, где слово «бездельник» означало нечто совершенно противоположное и не имело никакого отношения к безработице.
Один из солдат открыл было рот, чтобы выяснить отношения, но Дар опередил его. — О дозоре, мисс. Хотите верьте, хотите нет, но они говорили о дозоре.
Она недоверчиво покосилась на него, потом лицо ее снова приняло выражение абсолютной уверенности в своей правоте. — С какой стати я должна вам верить? Кто вы, если не солдат?
Дар постарался не выдать своих надежд и ответил непринужденно. — Ну, был пилотом…
— Решили сразить меня наповал? — съязвила она.
— Когда меня вербовали на военную службу, говорили, что на девушек это действует. — Дар вздохнул. — Иногда, знаете, срабатывает.
— Я считала эту планету армейской тюрьмой.
— Так оно и есть. Но корабли у армии имеются.
— Да? — Она подозрительно посмотрела на него. — Разве армия не доверяет флоту?
— Что-то вроде того.
— Вы говорите это со знанием дела… А каким кораблем вы управляете? Баржей?
— Космическим грузовым судном, — ответил Дар.
Она кивнула. — А чем теперь занимаетесь?
Дар пожал плечами и смиренно ответил:
— Коммивояжер.
— Коммивояжер? — воскликнула она с таким ликующим негодованием, что даже Чолли посмотрел в их сторону. — Значит, вы — один из тех вампиров, что избирают своей жертвой бедных, беспомощных местных жителей!
— Беспомощных? — не то фыркнул, не то рявкнул старый солдат; Дар почесал затылок и сказал:
— Э… боюсь, что у вас в голове полная путаница, мисс. Я бы не заявлял с такой уверенностью, кто кого избирает своей жертвой.
— А я говорю об этом, потому что знаю! — парировала она. — Являетесь сюда, мучаете этих бедных людей, пытаетесь захватить их землю и уничтожить их культуру… Всегда так! Старо, как мир, и повторяется снова! «Не давать людям того, что они хотят; дать им технологию! Не обращать внимания на то, что требует их религия; дать им Библию! Не спрашивать, владеют ли они чем-либо; согнать их в резервации! Или превратить их в рабов!» Да, я наслышана обо всем этом! Здесь все только зарождается, но вы ждете и наблюдаете! Это геноцид, вот что это такое! И все это делается руками прекрасных, преданных солдат нашего замечательнейшего демократического Межзвездного Суверенного Электората! Империалисты! — Она сплюнула.
Обоих солдат распирало от негодования, и пришлось Чолли прервать свою беседу и вмешаться — смягчить ситуацию. Поравнявшись с Даром, он пробормотал:
— Ну, что, приятель, что я тебе говорил? Доводы, теперь понимаешь, Дар, доводы! Попытайся, приятель, попытайся! И ты поймешь. Именно сейчас нужны доводы, Дар! — И он поспешил в другой конец бара.
Дар решил, что уже попытался разумно все объяснить, но без толку; он вздохнул и начал по новой. — Ну, поймите, мисс. Э… Во-первых, мы не совсем, как вы сказали, явились сюда. Больше тут подходит слово «загнаны».
Она сдвинула брови. — О чем вы говорите?… Да. Вы имеете в виду то, что эта планета является военной тюрьмой?
— Ну, что-то вроде этого, да.
Она пожала плечами. — Какая разница? Хотели вы сюда попасть или нет, вы здесь… и вас здесь тысячи…
— Ну, чуть больше сотни, на самом деле. — Дар почесал за ухом. — Около двух сотен или трех…
— Колонистов, — решительно заявила она.
— Заключенных, — возразил Дар. — Себя лично я считаю «рекрутом».
— Не вижу разницы, — рявкнула она. — Главное, чем вы тут занимаетесь. Вы здесь для того, чтобы вовлечь в войну этих бедных, невинных местных жителей… и вы, торговцы, обманываете их. О, я слышала, чем вы занимаетесь.
— Да? — Дар удивленно посмотрел на нее. — Эй, а мы становимся знаменитыми! И где же вы слышали о нас, а?
Она передернула плечами. — Какое это имеет значение?
— Для меня большое. Как и для многих из нас. Окажитесь вы на самой окраине Земной сферы, вас начнет заботить то, что люди слышат о вашей планете. Для нас это очень важно.
— Хм. — Лицо ее чуть подобрело, она задумалась. — Ну… Боюсь, это вас не обрадует. Мне довелось служить на Земле… работала в Бюро по Делам Внешнего Мира, или БДВМ, в Отделе Регистрации… и время от времени приходили сообщения о Волмаре.
— Да? — Дар почувствовал, как все внутри опустилось. — Официальные сообщения?
Она кивнула, выражая тем самым свое сочувствие. — Да. Никто не видел их, кроме бюрократов. И, разумеется, компьютеров.
— Разумеется. — Дар тяжело вздохнул и распрямил плечи. — Так! Лучше, чем ничего… полагаю. И что они  говорят о нас?
— Достаточно. — Она злорадно ухмыльнулась. — Достаточно, чтобы знать, что это планета-тюрьма для солдат, совершивших преступление; что правит здесь генерал, садист-мазохист; что редкий день проходит без войны…
— Праздники, — пробормотал Дар, — и воскресенья.
— Я сказала «редкий»! И что вы ведете здесь довольно успешную торговлю с коренным населением: в обмен на растительное сырье — наркотики — они получают стекляшки и всякую мелочь, которой вас снабжает интендант.
— И это все? — уныло спросил Дар.
— Все! — Она уставилась на него. — А разве этого не достаточно? Вам что, требуется список военных преступлений?
— Ну… — Дар махнул рукой. — Может быть, что-нибудь поприятнее — например, эта таверна, или…
— Военная коррупция. Плохая дисциплина, — рявкнула она. — Останься я работать в Бюро, быть может, мне на стол и попало бы что-нибудь из приятных сообщений.
— Останьтесь вы работать там? — Дар поднял на нее глаза. — Вы что, больше не работаете в БДВМ?
Она нахмурилась — Работай я в Бюро, находилась бы я здесь?
Дар изучающе посмотрел на нее. Потом покачал головой и сказал:
— Мисс, единственная причина, по какой вы здесь, по-моему, то, что Бюро направило вас. Ну кто бы захотел прибыть сюда по собственной воле?
— Я, — ответила она, выдавив ядовитую улыбочку. — Пораскиньте мозгами. Оделась бы я подобным образом, работай я на правительство?
Дар задумался, потом пожал плечами. — Не знаю.
— Ну, разумеется, нет. Мне пришлось бы соорудить прическу и натянуть платье, нацепить каблуки. Поверьте, я проработала там пять лет.
— Да? И вам это не очень-то понравилось?
— А кому понравится выставлять себя на всеобщее обозрение каждый день, чтобы на тебя глазели особы, назовем их так, противоположного пола?
Дар ухмыльнулся.
— Ну, только не мне! — Она покраснела.
— Потому вы и бросили эту работу?
— Более того, — мрачно проговорила она. — Я была по горло сыта конформистским рагу, потому и порвала со всем этим.
— Порвала? — переспросил Дар.
— Порвала! Бросила все! — воскликнула она. — Я стала хьюм.
— А что такое «Хьюм»?
Она возмутилась. — Вы действительно ни о чем здесь не знаете, не так ли?
— Да я же говорил, мы живем на самых задворках. Новости доходят до нас раза три в год, когда прибывает грузовой корабль. Пока не изобретут сверхзвуковое радио, мы так и будем узнавать, что творится на Терре, только спустя пару лет после того, как это произойдет.
Она покачала головой. — Говорить о том, что так примитивно! Ну, ладно… хьюм — это я. Это означает «сектант», «нонконформист». Мы носим свободные серые комбинезоны, как этот, чтобы прятать свои тела от похотливых взглядов. Бреем головы, чтобы не возиться с прическами ежедневно. И мы не прикованы к тюрьме, что общество называет «работой»; мы лучше будем бедными. Мы сами себе хозяева, у нас есть кое-какие сбережения, кроме того, доля в валовом национальном продукте: иногда подрабатываем, так что жить есть на что. Мы делаем то, что хотим, а не то, что хочет Межзвездный Суверенный Электорат. Вот что такое хьюм.
Дар кивнул, прикусил губу и покосился на собеседницу. — Э… А вы, значит, не приспосабливаетесь, не подчиняетесь?
— Послушайте, я ведь сказала, что мы нонконформисты!
— Ну… Ладно. — Дар кивнул. — Я понимаю разницу… или постараюсь понять.
Она готова была накинуться на него с новой тирадой, но Чолли подоспел вовремя. — Давай, приятель! Давай! Сделай так, чтобы я гордился тобой! Понимаешь, ты должен знать историю, без этого никак! Не зная истории, невозможно понять, что творится в человеческом обществе. Понимаешь, первые из тех, что называли себя «нонконформистами» или «сектантами», появились к концу 1500-X. В «Двенадцатой ночи» Шекспир писал об одном из них, помнишь? Малволио? Пуритане, кальвинисты, баптисты, анабаптисты — все те, кто принадлежал к протестантским сектам, отделившимся от Государственной Церкви Англии. Англикане без разбора стали называть их всех «нонконформистами» (имя это досталось им потому, что они перестали подчиняться Государственной Церкви, то есть англиканской церкви). Видел бы ты их изображения — похожи друг на друга, как две капли воды! Внутри собственной оппозиционной культуры они подчинены жестким законам. Хотя они и называются «конформистами», не следует думать, что они не подчиняются принятым в их культуре нормам — их группа не подчиняется нормам основной общепринятой культуры, вот почему любая оппозиционная культура называется «нонконформистской». Ну что, сержант… — И он снова исчез, вернулся к проблеме реальности.
Хьюм проводила его удивленным взглядом, потом кивнула, — Он прав, если разобраться… — Она подозрительно посмотрела на Дара. — Кто это, бармен или профессор?
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Субъективные предпочтения
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 29
Гостей: 26
Пользователей: 3
anna78, Redrik, voronov

 
Copyright Redrik © 2016