Пятница, 09.12.2016, 18:27
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Субъективные предпочтения

Ларри Нивен / Мир вне времени
12.05.2016, 14:27
Вначале был мертвый человек.
Он двести лет пролежал в надписанном контейнере, внешняя оболочка которого содержала жидкий азот. Человек перед смертью долго болел: в его замороженном теле жили огромные колонии раковых клеток.
Человек ждал, что медицина найдет способ вылечить его.
Но ждал он напрасно. Да, люди научились лечить рак, но клетки его тела были разорваны кристаллами льда, а это невозможно вылечить. Человек знал об этом, но все равно пошел на риск. А почему бы и нет? Он все равно умирал.
В склепах хранилось больше миллиона таких же замороженных тел. А почему бы и нет? Они бы все равно умерли.
Затем появился молодой преступник. Имя его забыто, а преступление — неизвестно; наверное, оно было ужасным, потому что в наказание Государство стерло его личность. Так он стал мертвецом: тело было теплым, здоровым, оно Дышало, но личности в нем не было. И Государство решило использовать это тело.
Корбелл пришел в себя на жестком столе. Все тело болело так, словно он долго спал, не меняя позы. Он видел перед собой белый потолок, а в голове всплывали воспоминания о контейнере с двойными стенками, сне и боли.
Боли не было.
Корбелл резко сел… И замахал руками, чтобы сохранить равновесие. Тело оказалось слишком легким, голова странно качалась на тонкой шее. Он потянулся к ближайшей опоре, ею оказался светловолосый молодой человек в белом спортивном костюме. Однако ухватиться за него Корбелл не смог: руки оказались короче, чем он ожидал. Он свалился на бок, потряс головой и снова сел, на этот раз более осторожно.
Руки. Костлявые, узловатые… Это не его руки!
Мужчина в спортивном костюме спросил:
— Как вы себя чувствуете?
— Нормально. — «Боже, что они со мной сделали? Я думал, что готов ко всему, но это…» — Корбелл понял, что впадает в панику. В горле пересохло, но это не страшно. Он оказался в чужом теле, зато избавился от рака. — Сколько прошло времени? Какой сейчас год?
Куратор мысленно похвалил его за быстроту реакции.
— По вашему летосчислению — две тысячи сто девяностый. О нашем можете не беспокоиться.
Это прозвучало угрожающе. Корбелл решил не спрашивать, что с ним случилось, и поинтересовался только:
— Почему?
— Вы не станете членом нашего общества.
— Да? Что же я буду делать?
— У вас есть выбор из ограниченного числа профессий. Если ни одна из них вам не подойдет, вас заменит кто-нибудь другой.
Корбелл сел на краю жесткого операционного стола. Тело его было моложе, гибче, тоньше — и не слишком чистым. Но живот при движениях не болел, как раньше.
— А что будет со мной? — спросил он наконец.
— Я так и не научился отвечать на этот вопрос. Проблема метафизического свойства. Я расскажу, что с вами было до сих пор, а дальше уж решайте сами.

Итак, был пустой человек. Он еще дышал и был здоров, как и большинство людей в 2190-м году, но пуст. Нейронные связи мозга, пути рефлексов, воспоминания, сама личность — все было стерто в наказание за неизвестное преступление. И еще было замороженное тело.
— Ваши газеты называли вас «отморозками», — заметил светловолосый человек. — Я так и не понял, что это значит.
— То, что нас заморозили, а потом отморозят. — Корбелл тоже употреблял это слово, пока сам не стал замороженным трупом.
В мозгу такого трупа оставались нейронные связи, поддающиеся считыванию. Процесс считывания разогревал мозг и разрушал эти связи, но это было не так уж важно. Ведь личность находится не только в мозгу. Там сосредоточена РНК памяти, но она также находится в крови и нервах. В случае Корбелла необходимо было удалить раковые опухоли, а из того, что останется, извлечь РНК. После такой операции человек превращается в кровавое месиво.
— То, что с вами сделали, нельзя проделать с одним человеком дважды. У вас будет только один шанс. Если вы нам не подойдете, придется начинать все с начала. В хранилищах еще много «отморозков».
— То есть вы сотрете мою личность, — медленно произнес Корбелл. — Но я не совершал преступления. У меня что, нет никаких прав?
Куратор удивился, потом рассмеялся.
— Я думал, что все объяснил вам. Тот человек, которым вы были, мертв. Срок действия завещания Корбелла Давно истек. Его вдова…
— Я, черт возьми, оставил деньги себе!
— Это не важно. — Куратор все еще улыбался, но его лицо стало далеким и равнодушным. Так ветеринар улыбается кошке, беря в руки шприц. — Мертвец не может владеть собственностью. Суд решил, что это нечестно по отношению к наследникам.
Корбелл ткнул непривычно костлявым пальцем в свою костлявую грудь:
— Но сейчас я жив!
— В глазах закона — нет. Но вы можете заработать новую жизнь. Государство даст вам гражданство и новое свидетельство о рождении, если вы его заслужите.
Корбелл некоторое время посидел, привыкая к этой мысли, затем поднялся со стола.
— Тогда начнем. Что вам нужно знать обо мне?
— Ваше имя.
— Джером Бранч Корбелл.
— Зовите меня Пирс. — Куратор не протянул руку, Корбелл — тоже. Он чувствовал, что молодой человек не ответит на рукопожатие. Возможно, дело в том, что им обоим надо вымыться. — Я ваш куратор. Вы любите людей? Сейчас я просто спрашиваю, подробные тесты мы проведем позже.
— Проблем в общении у меня нет, но я ценю уединение. Пирс нахмурился.
— Это сильно ограничивает нас. Изоляционизм, который вы называли уединением, оказался… преходящим увлечением. У нас нет для этого ни места, ни желания. Мы не можем послать вас колонизировать новую планету…
— Я стану хорошим колонистом. Я люблю путешествовать.
— Но размножаться будете плохо. Помните, гены в этом теле — не ваши. Нет, Корбелл, у вас только один вариант. Вы станете таранщиком.
— Таранщиком?
— Боюсь, что да.
— Это первое слово в вашей речи, которое я не понял. Неужели язык почти не изменился? У вас нет даже акцента.
— Это же моя работа. Я выучил ваш язык при помощи РНК много лет назад. Профессию вы будете изучать точно так же, если до этого дойдет. Удивительно, как быстро учишься, когда тебе вводят РНК. Дай бог, чтобы вы оказались правы в том, что любите уединение и путешествия. Приказы выполнять умеете?
— Я был в армии.
— Что это значит?
— Умею.
— Хорошо. Вам нравятся новые места и люди?
— Конечно. — Корбелл улыбнулся. — Я строил здания по всему миру. А что, вам нужны архитекторы?
— Нет. Считаете ли вы, что Государство в долгу перед вами?
На это мог быть только один ответ.
— Нет.
— Но вы пошли на заморозку, значит, думали, что будущее предложит вам что-то особенное.
— Вовсе нет. Я все равно умирал, поэтому решил рискнуть.
Куратор внимательно посмотрел на него.
— Если бы вам было во что верить, смерть не казалась бы такой ужасной.
Корбелл не ответил.

Его подвергли короткому тесту на ассоциации. Во время прохождения теста Корбелл заподозрил, что пик увлечения замораживанием в жидком азоте пришелся на 1970 год — год его смерти. У бывшего «отморозка» взяли анализ крови, потом заставили заниматься физкультурой до изнеможения и снова взяли кровь. Затем он прошел проверку болевого порога прямой стимуляцией нервов. Еще один анализ крови, после него — проверка сообразительности в виде китайской головоломки. И вот наконец Пирс сообщил Корбеллу, что проверка завершена.
— Состояние вашего здоровья нам и так известно.
— Зачем тогда брать у меня кровь? Куратор посмотрел на него и спросил:
— А вы сами как думаете?
И Корбелл понял, что от ответа зависит его жизнь. Возможно, такое впечатление создавали сведенные на лбу брови куратора, холодный взгляд его голубых глаз и равнодушная улыбка. Пирс следил за Корбеллом во время испытаний, словно от его поведения зависело какое-то важное решение. Поэтому, прежде чем ответить, он еще раз все взвесил.
— Вам надо было знать, сколько я могу выдержать, прежде чем сдамся. Вы измерили содержание в моей крови адреналина и токсинов усталости, чтобы понять, насколько мне было больно и тяжело.
— Правильно, — заметил куратор. Корбелл снова выжил. Во время болевого теста он мог сдаться гораздо раньше, но Пирс невзначай упомянул, что он четвертый по счету бывший «отморозок», чью личность записали в это тело.

Корбелл хорошо помнил, как засыпал тогда, двести двадцать лет назад. Вокруг него, как на похоронах, собрались друзья и близкие. Он сам выбрал контейнер, заплатил за место в хранилище и написал завещание, но умирающим себя не чувствовал. Ему сделали укол, и вечная боль отступила, а взамен пришла сонливость. Он засыпал, думая о будущем, о том, что ждет его, когда он проснется. Глобальное государство? Межпланетные перелеты? Чистый ядерный синтез? Странная одежда или ее отсутствие? Раскрашенные тела? Новые принципы архитектуры? Летающие дома? А может, бедность, перенаселение, истощение природных ресурсов, безработица? Однако Корбелл не волновался об этом — такой мир просто не сможет позволить себе разбудить его. Нет, его встретит богатый мир, вполне способный воскресить его из мертвых. Однако этого мира он, похоже, не увидит.
Тестирование кончилось, и за Корбеллом пришел охранник. Крепко схватив его за предплечье мясистой рукой, чтобы «отморозок» не смог улизнуть, он повел его по узкой лестнице на крышу.
Полуденное солнце ярко сверкало в синем небе, которое у горизонта казалось коричневатым. Часть площади крыши занимали растущие плотными рядами зеленые растения, остальное пространство укрывали стеклянно блестящие листы. Корбелл увидел город с мостика, соединяющего две крыши. Улицы внизу заполняли близко стоящие дома куби-стического дизайна, а сам он стоял высоко-высоко, на тонком бетонном мостике без перил. Джером Корбелл замер и перестал дышать. Охранник не сказал ни слова, только слегка потянул его за руку и стал смотреть, что тот будет делать. Бывший «отморозок» взял себя в руки и пошел дальше.

Комната, в которую его привели, представляла собой проход между двумя стенами многоярусных коек. Свет искусственный, прохладный. Но на улице полдень! Неужели ему придется спать? Впрочем, к таким условиям Корбелл приспосабливаться умел.
В комнате оказалось примерно тысяча коек, большинство — заняты. Несколько людей без интереса посмотрело на то, как охранник подвел Джерома к его койке — нижней из шести. Чтобы лечь, ему пришлось вначале встать на колени. Постельное белье оказалось странным: гладким, шелковистым, даже скользким — единственное проявление роскоши в этой комнате. Но не было ни одеяла, ни лишней простыни, чтобы накрыться. Корбелл лег на бок и стал рассматривать спальню снизу. Только теперь он позволил себе подумать: «Я жив». Раньше эта мысль могла погубить его, но сейчас уже можно было признать: он жив и даже молод! В контракте этого не было. Но вслед за этим пришла новая мысль: а кто на самом деле жив? Составная личность? Преступник, реабилитированный с помощью химических веществ и промывания мозгов? Ну нет. Он — Джером Корбелл, он жив и здоров, хотя и мало что понимает в новом мире.
Когда-то у него была редкая способность: засыпать при любых обстоятельствах. Но сейчас ему было не до сна. Он наблюдал, запоминал и учился.

Корбелла сразу удивили три вещи. Первое — запах. Очевидно, духи и дезодоранты тоже оказались преходящим увлечением. Пирсу давно надо было вымыться, ему самому, впрочем, тоже. Запах в спальне стоял специфический.
Второе — любовные койки. Четыре в вертикальной стойке, более широкие, с толстыми матрасами. Эти места предназначались для секса, не для сна. Но они стояли на открытом месте, от остальной спальни их не отделяла даже занавеска. Так же обстояло дело и с туалетами. Как эти люди могут так жить?
Корбелл потер нос, подпрыгнул от неожиданности и ударился головой о верхнюю койку. Его собственный нос был большим, мясистым и бесформенным, а тот, что оказался под его пальцами сейчас, — маленьким, узким и довольно острым.
Наконец Джером заснул.
Ближе к вечеру за ним пришел человек. Широкоплечий мускулистый охранник с невыразительным лицом, одетый в серый комбинезон, не тратил слов зря. Он нашел койку Корбелла, поднял его за руку и куда-то повел. Он еще не успел проснуться, когда его поставили перед Пирсом.
— Здесь что, никто не говорит по-английски? — раздраженно поинтересовался Джером.
— Нет.
Пирс и охранник подвели его к удобному креслу перед большим вогнутым экраном. На него надели наушники, а на полку над ним поставили пластиковую бутылку с прозрачной жидкостью. Из нее тянулась прозрачная пластиковая трубка с иглой на конце.
— Это что, завтрак?
Пирс не заметил его сарказма.
— Вас будут кормить один раз в день, после обучения и физических упражнений. — Он ввел иглу в вену на руке Корбелла и прижал ее чем-то похожим на клочок ваты. Сам Корбелл спокойно смотрел на эти манипуляции. Если он когда-то и боялся уколов, то многие месяцы болезни и боли заставили его забыть об этом. Уколы приносили временное облегчение.
— Теперь учитесь, — сказал Пирс. — Эта ручка управляет скоростью. Громкость выставлена на оптимальный для вас уровень. Каждый раздел можно повторить один раз. О руке не беспокойтесь: иглу нельзя выдернуть случайно.
— Я хотел кое-что спросить, но забыл нужное слово. Что такое таранщик?
— Пилот космического корабля.
— Вы шутите! — Корбелл уставился в непроницаемое лицо куратора.
— Нет. А теперь учитесь. — Он включил экран, повернулся и ушел.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Субъективные предпочтения
Всего комментариев: 1
1 Marfa   (12.05.2016 16:46)
До сих пор помню его замечательный "Мир - кольцо". Надо будет еще что-нибудь прочесть)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 90
Гостей: 90
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2016