Четверг, 08.12.2016, 01:10
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Субъективные предпочтения

Тимоти Зан / Охота на «Икара»
06.05.2016, 19:59
Когда я вошел в таверну, меня уже поджидали: трое подростков— йаванни, габаритами не уступающих быкам Брахмы, маячили по обе стороны от входа. Огромные, с горящими нетерпением глазами охраняющие каждый свою территорию, они вышли на охоту и искали только повода, чтобы размазать что-нибудь по стенке тонким слоем.
Судя по всему, размазанным грозило стать мне.
Я резко остановился, едва переступив порог, и, когда за спиной захлопнулась дверь, до меня донесся слабый скипидарный душок, исходящий от моих предполагаемых противников. Значит, они не только молоды и нахраписты, но еще и накачались под завязку. Пока что я за невидимыми границами личного пространства каждого из них. И если хорошенько подумать, следовало бы там и оставаться. Йаванни не отличаются живостью ума даже в минуты озарений, но если противник превосходит тебя по массе вдвое, а по численности — втрое, коэффициент интеллекта вряд ли имеет решающее значение. День выдался трудным, вечер — длинным, я чувствовал себя усталым и разбитым, и самым разумным с моей стороны было бы повернуть дверную ручку, врезавшуюся мне в поясницу, и убраться отсюда восвояси. Я оглядел зал таверны. Народа набралось прилично, в модном полумраке зала публика состояла из людей, так и из разношерстных представителей других рас. Можно было с уверенностью утверждать, что отток посетителей в ближайшее время заведению не грозит — по крайней мере покуда всякий, кому вздумается покинуть таверну, сталкивается с необходимостью миновать три ходячие горы мускулов, расположившиеся у дверей. Насколько я смог заметить, немалая часть местной клиентуры исподтишка поглядывала в нашу сторону, ожидая развязки небольшой драмы местного значения, в то время как остальные старательно игнорировали происходящее. Ни те ни другие отнюдь не горели желанием броситься мне на помощь, если вдруг возникнет такая необходимость. Двое барменов наблюдали за мной в открытую, но и от них подмоги ждать не приходилось. Этот район в окрестностях космопорта лежал на территории землячества виссилуян на Мейме, а виссилуяне известны тем, что в подобных диспутах блюдут политику невмешательства. Когда все будет кончено, местная полиция с охотой и тщанием подберет ошметки — что меня мало утешит, если одним из этих ошметков буду я сам.
Я снова посмотрел на йаванни, которые стояли у меня на дороге: один — чуть впереди и слева, двое — справа. Пока что никто из задир не двинулся с места, но сжатые пружины нетерпения у них внутри завернулись еще на пару оборотов. Я не убежал и не давал никаких поводов полагать, что побегу, поэтому их крошечные мозги уже переполняло предвкушение того сладкого мига, когда я перешагну невидимую грань и они наконец-то посмотрят, сколько оттенков могут принимать свежие синяки на моем теле.
Оружия при мне не было, по крайней мере серьезного. Но если бы даже таковое и оказалось, расстреливать с близкого расстояния троих полногабаритных йаванни, если хочешь жить долго и счастливо, не рекомендуется. Однако несколько лет назад мне довелось услышать про один финт, основанный на комбинации психологических и физиологических особенностей этого народа, И я приберег полученные знания на будущее. Вот будущее и настало.
Я сурово оглядел каждого из йаванни и прокашлялся.
— Мальчики, а ваши мамы знают, что вы здесь? — поинтересовался я, стараясь говорить как можно более низким голосом.
У всех троих синхронно отвисли челюсти.
— Уже поздно, — продолжал я, не дав им и слова вставить. — Вам давно пора баиньки. Ну-ка, марш по домам! Живо!
Они переглянулись, радостное предвкушение драки, написанное на их физиономиях, уступило место растерянности. Меньше всего они были готовы к тому, что чужак, в два раза уступающий им в размерах, заговорит с ними как взрослый самец йаванни. И вязкий сироп, который заменяет им мозги, теперь мучительно пытался переварить случившееся.
— Вы что, не слышали?! — рявкнул я, сделав вид, что начинаю сердиться. — Живо по домам!
У того, что стоял слева, думательный сироп, очевидно, обрабатывал информацию несколько быстрее, чем у остальных.
— Твоя не йаванни, — прорычал он в ответ, безбожно, как и большинство его соотечественников, коверкая английскую речь. Меня окатило новой волной скипидарного запаха. — Твоя пусть не говорить так с наша!
Чуть присев на лапах, он сделал шаг в мою сторону…
И тогда я издал душераздирающий вой.
Йаванни встал как вкопанный, и на физиономии его обозначилось глубочайшее потрясение, поскольку мозг этого отморозка с рекордной скоростью постиг, какую роковую ошибку он, отморозок, только что совершил: я не двинулся с места, а он сделал шаг в мою сторону. И теперь получалось, что это он нарушил мою территорию. Теперь уже я был оскорбленной стороной и мог по законам йаванни выдвигать свои претензии/обвинения/требования. Таким образом, у меня появилось законное право на первый удар.
Вскоре он вспомнит, что я не йаванни, а значит, и правила хорошего тона его народа на меня не распространяются. Но я вовсе не собирался ждать, пока мой противник додумается до этого. Я сделал широкий шаг вперед и, сжав кулаки, врезал ему с обеих сторон в нижнюю часть туловища, в небольшие впадины по обе стороны центрального мышечного вала.
Йаванни издал жалобный писк, совершенно неожиданный из уст такой здоровенной твари, и рухнул наземь с грохотом, от которого вся таверна содрогнулась, а в моем сердце родилось чувство глубокого удовлетворения. Мой невезучий противник свернулся калачиком на полу и затих.
Двое других так и стояли, уронив челюсти и вытаращившись на меня в глубоком шоке. Я на это не попался — независимо от глубины потрясения они все еще пребывали в режиме личных территорий, и стоит ступить на облюбованный кем-то из них участок, как мне намнут бока. К счастью, это больше не составляло проблемы. Слева от меня теперь оставалось ничейное пространство. Перешагнув через поверженного йаванни, я вошел в таверну.
По залу прошелестело некое подобие куцых аплодисментов, которое, однако, быстро сошло на нет, как только благодарная публика спохватилась, что у входа остались стоять еще два мордоворота. Вряд ли мне стоило ожидать дальнейших неприятностей со стороны этой парочки, но я все же поглядывал на их отражения в медных рожках люстры, пробираясь через лабиринт столов и стульев. В глубине зала оказался пустой столик, удобно расположенный около уютного дровяного камина. Я пробрался туда и сел спиной к потрескивающему очагу. Когда усаживался, я как раз увидел, как два невредимых йаванни помогают своему еще нетвердо стоящему на ногах товарищу покинуть таверну.
— Поставить вам выпивку, сэр?
Я обернулся на голос. Справа от моего стола стоял смуглый мужчина среднего телосложения, в одной руке он держал наполовину опустошенную кружку. Отблески пламени играли на его густой светлой шевелюре.
— На данный момент я в компании не нуждаюсь, — ответил я и отстучал на клавишах встроенного в стол меню заказ на малую порцию синто— водки.
В выпивке я, впрочем, нуждался не больше, чем в кампании, но стычка с йаванни и без того привлекла ко мне излишнее внимание, и если я буду к тому же сидеть без стакана в руке, то лишь разожгу еще большее любопытство в отношении своей персоны.
— Я признателен, что вы разобрались с этими громилами, — сообщил смуглолицый, усаживаясь на стул напротив, словно все же получил приглашение составить мне компанию. — Я из— за них тут целых полчаса лишних проторчал. Однако вы все же немножко рисковали, не так ли? Как минимум могли бы разбить себе пару костяшек.
Некоторое время я разглядывал своего собеседника — его смуглое лицо, пышную копну соломенных волос. Судя по морщинам, большую часть своей жизни он провел на свежем воздухе, под ярким солнцем. А если учесть еще и перекатывающуюся под курткой мощную мускулатуру, загар он приобрел наверняка не лежа в шезлонге.
— Не так уж и рискованно, — объяснил я ему. — Только у взрослых йаванни шкура становится по— настоящему толстой. У подростков вроде той троицы еще остаются мягкие участки. Просто надо знать, где они находятся.
Он кивнул и бросил взгляд на шеврон со стилизованными буквами «БШ» на плече моей потертой черной кожанки.
— Часто приходится иметь дело с уроженцами других планет, да?
— Частенько, — согласился я. — Мой напарник — один из них, если от этого вам будет легче.
— Что вы хотите сказать — «если мне будет легче»? В центре стола открылось окно доставки, и появилась моя порция синто— водки.
— Поможет вам прийти к какому-нибудь решению, — пояснил я, взяв стакан с подноса. — Вы же хотите предложить мне работу.
На его лице промелькнуло удивление, но тут же сменилось улыбкой.
— Схватываете на лету, — сказал смуглолицый. — Мне это нравится. Как я понимаю, вы независимый пере возчик?
— Верно, — согласился я. На самом деле я был не таким уж и независимым на текущий момент, но сейчас было неподходящее время вдаваться в подробности. — Меня зовут Джордан Маккелл. Я капитан фрахтовика «Берег штормов», класс «Козерог».
— А лицензии?
— Навигация и пилотирование в караванном строю, — ответил я. — Мой напарник Иксиль имеет лицензии на обслуживание двигателей и механического оборудования.
— Честно говоря, услуги вашего напарника мне не требуются. — Он чуть приподнял бровь. — Да и ваш корабль тоже, если на то пошло.
— Ясно, — усмехнулся я, стараясь скрыть излишек сарказма. — И что же вам нужно на самом деле? Четвертый игрок для партии в бридж?
Незнакомец перегнулся через стол и доверительно сообщил, понизив голос до шепота:
— У меня уже есть корабль. Стоит в порту, заправленный, загруженный и готовый к взлету. Единственное, чего не хватает, — это команды.
— Ловко, — похвалил я. — И как это вы ухитрились очутиться тут с кораблем, но без команды?
Смуглолицый поджал губы.
— Еще вчера у меня была команда, — сказал он. — Но сегодня утром, когда мы приземлились для дозаправки, они сбежали с корабля.
— И почему?
Он неопределенно повел рукой.
— Личные конфликты, экипаж разделился на две Противоборствующие группировки, и они поспорили — Вроде того. По-видимому, обе группы независимо друг ОТ друга решили сбежать, не подозревая, что вторая сторона собирается сделать то же самое. Как бы там ни было, это уже не важно. Имеет значение лишь то, что, если я не смогу быстро найти им замену, мы выйдем из графика.
Я откинулся на спинку стула и заговорщицки ему улыбнулся.
— Иными словами, вы основательно тут застряли. Как вам не повезло! И о каком же типе корабля идет речь?
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Субъективные предпочтения
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 34
Гостей: 34
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2016