Суббота, 10.12.2016, 15:38
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Субъективные предпочтения

Филип Фармер / Одиссея Грина
29.04.2016, 11:35
Уже два года Алан Грин жил без малейшей надежды. С того дня, как его корабль рухнул на эту планету, он отдался на милость судьбы, дочери случая и статистики. Шанс на то, что в ближайшие сто лет сюда залетит еще один корабль, был мизерным, значит глупо сидеть без дела и ждать спасения. Как ни противна была ему эта мысль, предстояло прожить здесь всю оставшуюся жизнь и выжать как можно больше сока из этой репы планетарной величины. Но выжал он немного, скорее, сам оказался выжатым до предела. Вскоре после крушения его обратили в рабство.
И вот блеснула надежда.
Она пришла через месяц после его назначения старшим над кухонными рабами герцога Тропэтского. Пришла в тот момент, когда он стоял во время обеда позади герцогини.
Именно герцогиня Зьюни бесцеремонно переместила его из ранга простой рабочей скотинки на эту лакомую, но опасную должность. Почему опасную? Потому что герцогиня была самовлюбленна, ревнива и завистлива. При малейшем подозрении в охлаждении с его стороны он мог потерять жизнь или любую из конечностей. Он знал, что случилось с двумя его предшественниками, и это помогало ему быть предельно чувствительным к каждому ее жесту, к любому желанию.
В то утро он стоял, а она сидела за длинным обеденным столом. В одной руке он держал свой знак старшего — небольшой белый жезл, увенчанный красным шаром. Этим жезлом он указывал рабам, куда ставить блюда, кому налить вина, от кого отогнать мух.
Он руководил и теми рабами, которые вносили и усаживали бога-хранителя домашнего очага на подобающее ему место, и теми, что наигрывали нечто вроде музыки. Время от времени он наклонялся к ушку герцогини Зьюни и шептал строки из какой-нибудь любовной поэмы, расхваливая ее красоту, предполагаемую неотразимость и свою пламенную и, видимо, безнадежную страсть к ней. Зьюни обычно улыбалась, повторяла формулы благодарности — самые краткие — или смеялась над его забавным акцентом.
Герцог сидел на другом конце стола. Он не обращал внимания на этот флирт. Не обращал он внимания и на так называемый секретный коридор в стенах замка, по которому Грин пробирался в покои герцогини. Этого требовал обычай. Точно так же обычай требовал сыграть роль разъяренного мужа, если Грин надоест ему или выведет из себя. Тоща герцог публично обвинит Грина в прелюбодеянии. Этого было достаточно, чтобы держать Грина в страхе, но была и еще одна причина бояться, которой герцог не учитывал. Это был Элзоу.
Элзоу — сторожевой пес герцогини, чудовище, похожее на бульдога, с лохматой шерстью желто-рыжего цвета. Пес так явно ненавидел Грина, что тот имел все основания предполагать, будто животное знало — возможно, по запаху тела, — что Грин чужак на этой планете. Элзоу глухо рычал каждый раз, когда Грин склонялся над герцогиней или делал слишком резкое движение. Иногда пес поднимался и обнюхивал его ноги. Всякий раз при этом Грина окатывала холодная испарина, потому что пес уже дважды кусал его. Считалось, что он делал это играя, хотя метки на икрах были серьезными. Вдобавок ко всему, Грину приходилось заботиться, чтобы окружающие не заметили, как необычно быстро — иногда за одну ночь — заживают его раны. Он носил повязки на ногах еще долго после заживления.
И теперь эта отвратительная тварь снова принюхивалась у самого бока Грина, явно желая застращать его до смерти.
В это утро землянин твердо решил убить собаку, несмотря на угрозу плахи палача, колесования, дыбы или любой другой мучительной пытки. Едва он поклялся себе в этом, как герцогиня заставила его совершенно позабыть о звере.
— Дорогой, — сказала Зьюни, прерывая герцога в середине разговора с капитан-купцом. — О каких это двух людях, упавших с неба в большом железном корабле, вы говорите?
Грин вздрогнул и затаил дыхание, ожидая ответа герцога. Герцог, низкорослый смуглый белокурый мужчина со множеством подбородков и очень густыми с проседью бровями, нахмурился.
— О людях? Скорее, о демонах! Разве может человек летать по воздуху в железных кораблях! Эти двое утверждают, будто они пришли со звезд, а ты знаешь, что это значит. Вспомни пророчество Ойксротла: «Демон придет и назовет себя ангелом». Несомненно, это об этих двух! Они показывают немалую хитрость, объявляя себя не демонами и не ангелами, но людьми! Да, это дьявольски умный ход. Такой может смутить любого, у кого в голове туман. Я рад, что король Эстории к таким не относится.
Зьюни томно подалась вперед. Большие карие глаза вспыхнули, ярко накрашенные влажные губы раскрылись:
— Неужели он уже сжег их? Какая жалость! Надо было помучить их хоть немного.
Капитан-купец Майрен сказал:
— Прошу прощения, прекрасная госпожа, но король Эстории еще не казнил их. Эсторианские законы требуют, чтобы все подозреваемые демоны пробыли два года в заточении. Всем известно, что демон не может сохранять человеческий облик более двух лет. В конце этого срока он обретает свою настоящую плоть и вид — ужасный и отвратительный.
Майрен закатил свой здоровый глаз так, что виден остался только белок, и осенил себя знаком, отгоняющим нечистую силу: его указательный палец был напряженно выставлен из сжатого кулака. Придворный священник Джугхастр нырнул под стол и принялся молиться, уверенный, что демоны не тронут его, пока он стоит на коленях под трижды освященным деревом. Герцог влил в себя полный кубок вина, чтобы успокоить нервы, должно быть, и рыгнул.
Майрен вытер лицо и продолжал:
— Конечно, у меня не было возможности разузнать побольше, потому что к нам, купцам, относятся с подозрением и мы едва осмеливаемся появляться где-либо, кроме порта или рынка. Эсторианцы поклоняются женскому божеству — смешно, правда? — и едят рыбу. Они ненавидят нас, тропатианцев, потому что мы поклоняемся Зэксропэтру, Мужу из Мужей. А еще из-за того, что им приходится покупать у нас рыбу. Но рты у них не на замке, и они много чего выбалтывают нам, особенно, когда выпьют вина на дармовщинку.
Наконец Грин вздохнул с облегчением. Как он радовался, что в свое время не рассказал этим людям, откуда прибыл! Они знали лишь то, что он один из многих рабов, прибывших из далекой страны на севере.
Майрен откашлялся, оправил свой фиолетовый тюрбан и желтые одежды, осторожно тронул большое золотое кольцо, продетое через нос, и заговорил снова:
— Я за месяц добрался сюда из Эстории, и это довольно быстро. Многие считают, что мне просто везет, но я предпочитаю объяснять это своим искусством и покровительством богов за мою преданность им. О, боги, я вовсе не хвастаюсь, но смиренно приношу вам дань, потому что вы оберегаете мои товары и не отвергаете моих жертвоприношений!
Грин опустил взгляд, чтобы скрыть отвращение, которое легко читалось в его глазах. И сразу же увидел нетерпеливое притопывание башмачка Зьюни. Он застонал в душе, потому что знал, что сейчас она переведет разговор на что-нибудь более интересное для себя: на свой гардероб, состояние своего желудка или свое общее самочувствие. И ничего нельзя будет поделать, потому что по обычаю хозяйка дома выбирает тему разговора за завтраком. Эх, если бы это был обед или полдник! Тогда мужчины по тому же обычаю имели бы неоспоримое преимущество.
— Эти два демона очень высокие, как ваш раб Грин, — продолжал Майрен. — И они слова не могли произнести по-эсториански. По крайней мере, так они утверждали. Когда солдаты короля Рауссмига попытались пленить их, они вытащили из-под своей странной одежды два мушкета, которыми, едва прицелившись, бесшумно уложили насмерть множество солдат. Некоторых охватила паника, но оставались и храбрецы, которые продолжили атаку. Потом дьявольское оружие, по-видимому, истощилось. Демонов одолели и посадили в Башню Травяных Котов — из нее еще не сбегал ни человек, ни демон. Там они будут до Праздника Солнечного Глаза. Тоща их сожгут…
Из-под стола донеслось бормотание священника. Джугхастр благословлял всех в доме, вплоть до последнего щенка и блох в его шкуре, и проклинал тех, кто одержим хотя бы ничтожнейшим демоном. Герцог, которому надоел шум, пнул его. Джугхастр взвыл, поспешно выбрался оттуда и принялся обгладывать кость с выражением честно выполненного долга на жирной роже. Грину тоже давно хотелось пнуть его, как и многих других людей на этой планете. Надоело все время напоминать себе, что следует понимать и прощать их, что его собственные далекие предки когда-то были такими же жестокими и отвратительно кровожадными. Одно дело читать о таких людях и совсем другое — жить среди них. В приключенческом романе можно прочесть, какими немытыми, болезненными и тупыми были предки, но только прямое столкновение с миазмами и грязью способно вызвать подлинное омерзение.
Даже там, где стоял Грин, клубился, врываясь в ноздри, сногсшибательный запах парфюмерии Зьюни. Это были дорогие и редкие духи, привезенные Майреном из его странствий и подаренные ей в знак почитания. Даже несколько капель могли достаточно эффективно выразить женственную изысканность и спровоцировать нежную страсть. Но Зьюни облилась ими как водой, надеясь, наверное, перебить устойчивый запах давно немытого тела.
«А выглядит она довольно красивой, — в свое время думал Грин. — Но этот ужасный запах!» По крайней мере, так казалось вначале. Теперь она уже не казалась красавицей, потому что Грин знал, насколько она глупа, и запах уже не так ударял в нос, потому что обоняние как-то приспособилось к местным ароматам. А иначе — труба!
— Я собираюсь вернуться в Эсторию к началу праздника, — сказал Майрен. — Я никогда раньше не видел, как Глаз Солнца сжигает демонов. Глаз — это огромная линза. До резона дождей я успею и туда и обратно. Я надеюсь получить больше прибыли, чем в прошлый раз, потому что мне удалось наладить хорошие связи. О боги! Я не хвастаюсь, я просто возношу вам хвалу за покровительство вашему смиренному почитателю Майрену, купцу клана Эффениканов!
— Привези, пожалуйста, для меня побольше таких духов, — вступила в разговор герцогиня. — И то бриллиантовое ожерелье, что ты подарил, мне тоже понравилось.
— Бриллианты, изумруды, рубины! — воскликнул Майрен, целуя кончики ее пальцев и в экстазе закатывая глаза, — Говорю вам, эсторианцы так богаты, как нам и не снилось! Драгоценности сыплются у них на рынках, словно капли в сезон дождей! Ах, если бы император решился снарядить большой флот и отправил его на штурм их стен!
— Он слишком хорошо помнит, что случилось с флотом его отца при такой вот попытке, — проворчал герцог. — Шторм уничтожил тридцать его кораблей, а наслали его, конечно, жрецы богини Худы. Мне все еще кажется, что экспедиция была бы удачной, если бы старый император обратил внимание на видение, что явилось ему в ночь накануне отправки. Это был великий бог Эксопьтквай, и сказал он…
Начался длинный разговор, который не стоил того, чтобы задерживать на нем внимание. Грин был слишком занят, лихорадочно соображая, как добраться до Эстории и до железного корабля демонов, который наверняка был космическим кораблем. Это был его единственный шанс. Скоро начнется дождливый сезон, и тогда все суда встанут на прикол минимум на три месяца. Можно, конечно, отправиться пешком. Тысячи миль через бесчисленные опасности, а у него самые смутные сведения о направлении, в котором лежит город. Нет, Майрен — единственная надежда. Но как?.. Он не надеялся, что сможет удрать зайцем. Корабли всегда внимательно обыскивали на случай, если какой-нибудь раб надумает смыться. Он посмотрел на Майрена, низкорослого, толстого, пузатого, одноглазого субъекта с золотым кольцом в крючковатом носу. Этот муж весьма практичен и не захочет терять расположение герцогини, помогая бежать ее наложнику. Ни за что на свете, если Грин не сможет предложить ему нечто столь ценное, что заставит его пойти на риск. Майрен хвастался, что он хладнокровный делец, что у него крепкая голова, но по наблюдениям Грина в этом якобы неприступном черепе было одно слабоватое место — алчность.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Субъективные предпочтения
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 96
Гостей: 96
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2016