Вторник, 06.12.2016, 11:06
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Субъективные предпочтения

Ларри Нивен / Дымовое кольцо
28.04.2016, 19:38
«ДИСЦИПЛИНА»
Планета, проплывавшая внизу, оставалась невидимой для всех датчиков, за исключением одного нейтринного экрана, нейдара. Мир, превосходящий по размерам Землю в два с половиной раза, — все, что осталось от огромного газового гиганта, существовавшего миллиард лет назад. Теперь он представлял собой тело яйцеобразной формы, состоящее сплошь из камня, никеля и железа, вечно окутанное черными тучами. Из-за постоянных ураганов орбита вращающегося вокруг нейтронной звезды Мира Голдблатта превратилось в сплошное туманное кольцо.
За этими бурями, порождаемыми газовым гигантом, и наблюдал Шарлз. Облака пыли, дыма и тумана величаво плыли у внешнего края Дымового Кольца, убыстряли свое движение к центру, а приближаясь к звезде Левой, превращались в плоские буйствующие вихри. Сила тяжести на этой древней нейтронной звезде была поистине ужасной. Период обращения Дымового Кольца вокруг звезды Левой составлял всего два часа.
Периодически в Дымовом Кольце встречались зеленые вкрапления: в этом мире за миллиард с лишним лет сформировалась своя экология. И где-то внутри Кольца находились люди.
Искушение отправиться к ним служило для Шарлза постоянным легким раздражителем.
Когда-то, двигаясь среди звезд, «Дисциплина» в неограниченном количестве пожирала водород космического пространства, но вот уже долгое время корабль оставался неподвижным, а горючее приходилось тратить экономно. Дозаправиться помешал начавшийся мятеж. Запас смеси дейтерия и трития, которым располагал Шарлз, когда-нибудь кончится. И неизвестно, сколько придется ждать, чтобы потомки команды «Дисциплины» возродили цивилизацию, построили космические корабли и пришли к Шарлзу. Ему постоянно не хватало энергии. Солнечные батареи на двух оставшихся ГРУМах мало чем помогали.
Большей частью Шарлз не обращал внимания на окружающие звезды. Он наблюдал за Дымовым Кольцом. Когда скука начинала одолевать его, он стирал ее из своей памяти. Но, к его удивлению, она всегда возвращалась.
Пятьсот тридцать два земных года составляли сто девяносто два оборота звезды Левой вокруг второй звезды системы. Но обитатели Дымового Кольца в своем отсчете времени пользовались периодами вращения нейтронной звезды (звезды Левой, так называемой «Вой») вокруг желтого карлика (Т-3, «Солнца»), и потому год в Дымовом Кольце равнялся 1,384 земного. Шарлз ждал в пункте Л-2, сразу за Миром Голдблатта, уже триста восемьдесят четыре года по исчислению Дымового Кольца.
Это был лучший выход из положения — выйти на стабильную орбиту, наблюдать и ждать, когда люди построят новую цивилизацию. И периодически стирать из своей памяти скуку…
Компьютер-автопилот «Дисциплины» накапливал информацию, как человеческий мозг, используя что-то вроде принципа голограммного изображения, хотя Шарлз чувствовал разницу. Воспоминания с момента его появления на борту «Дисциплины» оставались живыми, четкими и яркими, кроме тех, что он стер. Те навсегда исчезли из его памяти. Но воспоминания о том времени, когда он был еще человеком, давным-давно переведенные из человеческого мозга, постоянно расплывались, не поддавались восстановлению.
Щелчком реле их не вернуть.
Но где-то внутри компьютера что-то изменилось. Прошло пятьсот тридцать два года, и ожидание Шарлза Дэвиса Кенди закончилось.

Глава первая. ПРУД
Водяные капсулы, размеры варьируются. В облаках может содержаться все, что угодно: от частиц легкого тумана и водяных капель с кулак до огромных сфероидов, населенных всевозможными формами жизни. Самый большой пруд, который мы когда-либо видели, весил порядка десяти миллионов метрических тонн, однако в результате воздействия звезды Левой он довольно скоро распался на две половины, а ветры, дующие в противоположных направлениях, разнесли его на более мелкие части.
Экология прудов достаточно сложна. Жизнь там весьма причудлива и изумительна, но во всех прудах, обследованных нами, обнаружились одни и те же жизненные формы. Время существования прудов ограничено, поэтому периодически все их обитатели вынуждены мигрировать. В Дымовом Кольце даже рыбы умеют летать.
Кэрол Бернс, биолог С кассет Дерева Граждан, 19-й год Мятежа
Лори и Джеффер медленно плыли под сумрачной поверхностью пруда, таща за собой сорок квадратных метров ткани, натянутой вдоль сети, которую в обычных условиях использовали для ловли зайчатников в небе. Углы полотнища они держали хорошо развитыми пальцами ног, руками же разгребали воду.
Ткань мешала плыть. Передний край то и дело норовил завернуться. Тросы, привязанные к углам сети для зайчатников, все время путались. «Надо было взять с собой кого-нибудь еще, — подумал Джеффер, — но Лори не согласилась бы. Конечно, это ведь ее идея! Она бы вообще все сделала одна, если б только сумела».
Воздух!  Джеффер легонько хлопнул Лори по бедру. Она выпустила полотнище, и они поплыли к свету.
Воздух безумно вкусен. Правда, оценить это по-настоящему может лишь человек, который хоть однажды тонул.
Они вынырнули на поверхность пруда, ближайшего к Дереву Граждан. Центр ствола находился примерно в трех километрах к западу от них. На внешних и внутренних концах дерева, отстоящих от центра на семьдесят километров, зеленели изогнутые кроны. Внутренняя крона — дом — казалась почти черной на фоне сияющей за ней голубой точки Воя. От ствола отходил трос, разделяющийся на конце на две части.
Внутри пруда, глубоко под водой, призрачной тенью застыло полотнище. К углам его были привязаны тросы, постепенно сплетающиеся в один, ведущий к стволу.
— Почти готово, — заметила Лори с легким сомнением в голосе.
— Осталось немного.
— Отлично. Иди готовь ГРУМ, а я слетаю за кем-нибудь, чтобы помогли.
Джеффер кивнул. Легкое движение ногами — и он взлетел в воздух. Окруженный капельками воды, он медленно поплыл к главному тросу.
Лучше было не спорить. Лори никогда бы не позволила ему участвовать в заключительной стадии своего проекта. Когда Лори, Ученому, приходит в голову какая-нибудь идея, никто не должен вмешиваться. А тем более другой Ученый Дерева Граждан, ее муж.
Неподалеку, за изгибом пруда, над поверхностью воды, где плескались дети, дрейфовали Гэввинг и Минья.
От каждого ребенка тянулся тонкий тросик, привязанный к ведущему от ствола тросу. Сначала дети учились плавать на спине, держа голову над водой. Некоторые предпочитали плавать по-лягушачьи, чтобы время от времени заглядывать под воду. Но прежде всего необходимо было научиться держаться на поверхности, одновременно двигая руками и ногами.
Если кто-нибудь из детей, не удержавшись, вдруг выскакивал из воды, один из взрослых должен был догнать его и вернуть. Ребенок, нырнувший слишком глубоко, мог испугаться, и его также надо успеть вытащить, прежде чем он захлебнется. Кроме того, среди водоптиц встречались и хищники, поэтому Минья и Гэввинг были вооружены гарпунами. Среди забавляющихся ребятишек плескались и собственные дети Миньи и Гэввинга.
Гэввинг, лениво взмахнув руками, развернулся в воздухе и огляделся.
— Посмотри на Разера, — сказала Минья.
Старшие дети держались вместе. Джилл, дочь лесных гигантов, с волосами золотистого оттенка, под действием прилива Дерева Граждан достигла нормального роста, после чего остановилась. Она была на тридцать сантиметров ниже своих родителей, но все равно контраст между ней и Разером был разительным. В свои четырнадцать лет темноволосый первенец Миньи не дорос до двух метров, Джилл возвышалась над ним более чем на полметра. Минья старалась никогда не упоминать о росте Разера.
Гэввинг присмотрелся повнимательнее и сказал:
— А, ну да. Разер!
Разер с неохотой подплыл к ним. На его левой щеке, едва различимый глазом, пробивался зеленоватый мох, длиною в какой-то ми'метр. Гэввинг схватил юношу за руку и наполовину вытащил из воды. Зелень шла вниз по шее Разера, через плечо и заканчивалась на груди.
— Так и есть, пух, — кивнул Гэввинг. — Почему ты никому не сказал об этом?
— Я никогда раньше не плавал, — виновато улыбнулся Разер.
— Ты сейчас пойдешь прямо… — резко начала Минья.
— Нет. Плавай дальше. Но за это тебе придется расплачиваться, прячась от солнца некоторое время. Мы воспитали какого-то дурака! Ты посмотри, пух подобрался почти к самому глазу!
Разер мрачно кивнул и погреб прочь. Минья проводила его взглядом, скривив рот от гнева. Ее муж тихонько развернулся и бесшумно скользнул под воду. Ударив ногами, он нырнул под жену, схватил ее за лодыжку и резко утянул под воду. Минья успела изогнуться и пнуть его, целясь в челюсть. Гэввинг, уклоняясь от ударов, подплыл ближе, зажал ее лицо в ладонях и, притянув к себе, крепко поцеловал. Она рассмеялась, выпустив облако пузырьков.
Таща за собой Минью, Гэввинг устремился к поверхности. Очутившись на воздухе, они быстро стряхнули с себя воду и вернулись к исполнению обязанностей задолго до того, как кто-нибудь из детей успел натворить бед.
Недалеко от места, где резвились дети, плавала Дебби. В основном она оставалась под водой, всматриваясь внутрь пруда и удерживая равновесие при помощи копья. Она выдохнула, вынырнула на поверхность, глубоко вдохнула и снова скрылась под водой.
Первые девятнадцать лет своей жизни Дебби провела в невесомости. Четырнадцать лет в зоне притяжения дерева прибавили ей мускулов, никак не повлияв на рост. Ее дети, как и дети Ильзы, рожденные ими от Антона, ничем не отличались от обычных обитателей деревьев. Сама же Дебби выросла до двух с половиной метров. Пальцы ее рук были тонкими и слабыми, зато пальцы ног, совсем наоборот, — сильными и ловкими, а большие пальцы на ногах в длину достигали шести са'метров. В ее густых темных волосах уже начала поблескивать седина, но длина их оставалась прежней — около метра. Дебби, когда плавала, заплетала их в косу и оборачивала вокруг шеи.
Вода пруда мрачно темнела под нею. Это было новым делом для Дебби, но она успешно овладевала им. Наконец она метнула копье. Рябь, поднятая резким движением, пробежала по всей поверхности огромной капсулы, мимо играющих детей и Ученых, трудящихся над своим куском полотнища.
На острие копья забилась серебристая тень. Дебби подняла руку, ухватилась за трос и вынырнула, судорожно втянув воздух. Водоптица, внезапно очутившись в открытом пространстве, развернула небольшие крылья и с силой заколотила ими, пытаясь вырваться. Удар по голове мигом успокоил ее. Дебби сунула добычу в плетеную сумку, где уже лежали пять ее сородичей.
Грудь Дебби все еще судорожно вздымалась из-за нехватки воздуха, хотя женщина спокойно лежала на спине, время от времени пошевеливая руками, чтобы поверхностное натяжение не утянуло ее под воду.
На востоке, в тысяче километров от Дерева Граждан, сгущались облака, постепенно формируя плоский водоворот. Дымовое Кольцо, круг белого цвета с едва заметным зеленовато-голубым оттенком, огибало завиток водоворота и превращалось в огромную воронку, ниспадая к ослепительной точке Воя.
В этой точке Дымового Кольца, отстоящей на шестьдесят градусов к востоку от Голда, все сливалось. У граждан было достаточно оснований полагать, что ураганные бури, окутывающие Голд, опасны. Не сомневались они и в том, что от Сгустка также лучше держаться подальше. Они никогда не позволяли своему дереву приближаться к нему ближе, чем сейчас.
А еще они никогда не заходили в джунгли. Не приходилось сомневаться, что кроме них в Дымовом Кольце обитали и другие человеческие существа, но обитатели Дерева Граждан никогда не пытались связаться с ними.
Дерево Граждан было мирным, спокойным и безопасным местом. Охота в пруду доставляла Дебби истинное удовольствие. Жизнь в Штатах Картера в корне отличалась от ее нынешнего существования. Граждане Штатов жили в постоянной готовности отражать бесконечные набеги обитателей Лондон-Дерева. Так продолжалось до тех пор, пока в один прекрасный день одним ударом они не положили конец власти Лондон-Дерева.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Субъективные предпочтения
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 32
Гостей: 30
Пользователей: 2
Redrik, Marfa

 
Copyright Redrik © 2016