Суббота, 03.12.2016, 14:38
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Книги

Валентин Пронин / Царь Саул
12.03.2016, 11:37
Каменистая Синайская пустыня переходит к северу в благодатную страну Ханаан. Здесь с древнейших времён пролегали дороги купцов и воинов Кеме, царства фараонов, носивших у рей — золотую змею на красно-белой короне. Во многих городах Ханаана не одно столетие размещались египетские гарнизоны, взимавшие поборы с местных князей. А вдоль плещущего пенным прибоем моря мерно шествовали вереницы нагруженных ослов и верблюдов.
Путь этот вёл к столице огромного царства хеттов, средоточию мощных крепостей и роскошных капищ неведомых богов. В тогдашнем мире говорилось, что хетты самый заносчивый и воинственный народ из всех народов, живущих на земле. От них к берегам Нила доставляли коней чёрной, как ночной мрак, и, подобной пламени, рыжей масти. Из царства хеттов привозили боевые бронзовые колесницы и отточенные до синевы мечи из железа.
Этот металл был ещё недоступен многим народам. За железный меч отдавали целую деревню с людьми и угодьями. Взамен коней и железа Египет посылал хеттскому царю блистающее на солнце золото, ласкающий глаза лазурит, слоновую кость и эбеновое дерево.
По пути к Хаттушашу караваны обязательно заходили в города людей пелиштим или пеласгов, как они себя называли. Пеласги враждовали со многими областями Ханаана и даже с египтянами, от чьего ига они за последние двести лет сумели освободиться. Теперь они сами обкладывали данью города и селения. Пеласги приплыли некогда из-за моря; их верховный бог Дагон изображается в виде безбородого мужчины с веслом, а иногда в виде рыбы. Как и надменные хетты, пеласги имеют железное оружие. Мудрецы рассказывали любопытным, будто «народы моря», близкие пеласгам по расе и языку, завладели множеством чужих земель и вторгались не раз в ослабленный внутренними распрями Египет. Лишь после длительной кровопролитной борьбы одному из фараонов удалось разгромить флот захватчиков и отогнать их от дельты Нила.
Царская дорога не минует и трёх знаменитых портов у побережья Великой Зелени: Тира, Гебала и Сидона. Причём Тир в далёкую старину был построен легендарными пришельцами — потомками богов — и произносился как Цур. «Сынами Анака» называли себя здешние люди, ставшие известными под именем финикийцев.
Сыны Анака были коренастые, горбоносые, с резкими чертами лица, жёсткими от морской соли бородами, смелым нравом и неутомимой жаждой наживы. Они строили просмолённые крутобокие корабли, бесстрашно плавали по бурным волнам и торговали хлебом, вином, оружием, украшениями, тканями и рабами. В сопредельные государства они доставляли морем огромные кедры Ливанских гор.
Прибывшие в Ханаан с дальних островов купцы не раз сообщали о том, что сыны Анака нападают на встречные корабли, на прибрежные поселения и занимаются самым отъявленным разбоем. Женщины в их знаменитых портах не отличаются скромностью. Они часто предлагают себя путешественникам за серебряные шекели — овальные монетки с изображением рогатой головы бога Мелькарта, или же бесплатно отдаются на порогах храмов во имя богини Ашторет. Преступников здесь не побивают камнями, не бросают в воду, не привязывают, как у хеттов, к хвосту необъезженной лошади. У финикиян осуждённого прибивают к столбу с перекладиной и устанавливают столб на возвышенности под беспощадным солнцем.
Люди ибрим, пришедшие из Синайской пустыни, военной силой сумели захватить несколько городов Ханаана, истребив в них неё население и даже животных. Некоторые из них, называемые также «дети Эшраэля», более мирно расселились среди ханаанских народов, научившись со временем земледелию и ремёслам, превратившись в жителей городов, в хлеборобов и виноградарей. Часть детей Эшраэля продолжала вести полукочевую жизнь, ночуя в шатрах из козьей шерсти, подобно аморреям с их богом Мильком в виде крылатого быка, мохабитам, поклоняющимся идолу бараноподобного Баал-Тегора, потомкам Амалика, вечным разбойникам, угоняющим чужие отары, аммонеям и прочим прокопчённым у пастушеских костров племенам, чьи кудлатобородые шейхи со временем объявили себя царями.
Став похожими на оседлых, любящих земледельческий труд хананеев, но невольно оставляя в сердце место для морали необузданных кочевников, люди ибрим поначалу отвергали разноплеменных языческих богов. Они следовали заповеди праотцев Абарагама, Ицхака, Якуба и закону, полученному пророком Моше на священной горе Хорив, почитая единого Йахбе (иные говорили Яхве или Ягбе), бога невидимого, всемогущего и беспощадного, избравшего смуглый народ ибрим своим молитвенником и ответчиком.
Тем не менее время шло, и некоторые дети Эшраэля ослабли в преданности неведомому богу, суровому надзирателю и ревнителю.
Подобно другим жительницам Ханаана, женщины их легкомысленно носили яркие туники, а голову окутывали пёстрыми шалями. Они чернили волосы отваром ореховой скорлупы, подкрашивали веки малахитом, растёртым в порошок, губы и щёки мазали красной охрой. Они не пренебрегали украшениями: на их руках и ногах блестели браслеты, а на шее — ожерелья из разноцветного бисера. В ушах и мужчины, и женщины носили подвески с сердоликом, ониксом, бирюзой.
Чем многочисленнее они становились в городах и селениях, тем чаще случалось их совращение к почитанию чужих богов — сластолюбивой Ашторет или юного Таммуза, погибшего, но воскресавшего ежегодно вместе с белыми крокусами, лиловыми цикламенами и степными маками, вместе с зелёными побегами и листьями дерева ситтим (пустынной акации). Забыв о грозном и непрощающем Ягбе, люди ибрим приносили жертвы балам — духам кремнистых гор, огромных скальных дубов или заповедных пещер. Молились даже небольшим рукотворным идолам-террафимам — куколкам из глины, дерева, отшлифованных самоцветов, хотя всякие амулеты были враждебны вере в единого и невидимого.
Эти божки, духи, баалы казались удобными и пригодными в хозяйстве, житейских передрягах, душевных и телесных, — наконец в укрощении обычных природных явлений. А что уж говорить о страшном демоне, хозяине безводной пустыни, которого звали Баал-Зебуб. Не принеся ему в жертву козлёнка, невозможно было и думать о путешествии через обширные пустые пространства — через сухую степь, где рыскали львы, а в каменных глыбах поджидал добычу чудовищный чешуйчатохвостый скимен с раздвоенным языком.
Немало мужчин из колен Эшраэля брали в жёны домовитых, ухоженных, искусных в любви дочерей Ханаана, или светловолосых статных уроженок северной области Митанни, или темнокожих, с синей татуировкой на щеках, гибких и пылких женщин аммореев, женщин Мохаба, Амалика, Амона. Соответствующим образом поступали некоторые вдовы и девственницы из городов Эшраэля, вступая в брак с мужчинами этих народов, с идолопоклонниками, не знающими обрезания (которое соблюдают и красноватые полуобнажённые жители Мицраима-Египта).
Время шло, люди ибрим погрязли в грехах, и грозный бог Ягбе, видя их предательство, жаждал отмщения.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Книги
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 47
Гостей: 45
Пользователей: 2
Спика, dirpit

 
Copyright Redrik © 2016