Четверг, 08.12.2016, 08:56
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Книги

Борис Шапошников / Воспоминания о службе
13.01.2016, 19:48
Среди выдающихся советских военачальников видное место заслуженно принадлежит Маршалу Советского Союза Борису Михайловичу Шапошникову. Его имя неразрывно связано с героической историей наших Вооруженных Сил, строительству которых он отдал 27 лет своей жизни. Б.М. Шапошников воспитал большую плеяду блестящих мастеров оперативно-штабной работы и оставил богатое военно-теоретическое наследие. Его перу принадлежит около 40 работ, освещающих актуальные вопросы военного дела, он — редактор почти 20 трудов.
Опубликованные работы составляют лишь небольшую часть теоретического наследия Б.М. Шапошникова. Многочисленные доклады советскому правительству и командованию Красной Армии по важнейшим проблемам военной теории и строительства Вооруженных Сил, лекции, прочитанные высшему командному составу, и многие другие материалы являются ценным вкладом в советскую военную науку.
Победу Великой Октябрьской социалистической революции полковник Генерального штаба старой армии Б.М. Шапошников встретил как закономерное событие и сразу же заявил о своем признании новой власти. Будучи командиром 16-го гренадерского Мингрельского полка, он смело пошел навстречу требованиям солдатских комитетов о смещении нескольких контрреволюционно настроенных офицеров и унтер-офицеров, умело пресек попытку выступления анархиствующих элементов и сумел сохранить полк как боевую единицу Поэтому когда в декабре 1917 года встал вопрос о выборах начальника Кавказской 13-й гренадерской дивизии, съезд делегатов от военно-революционных комитетов частей избрал Б.М. Шапошникова ее начальником.
В мае 1918 года он без колебаний откликнулся на обращение советского правительства к бывшим офицерам старой русской армии идти в Красную Армию для защиты Родины — добровольно вступил в ее ряды. Переход Б.М. Шапошникова на сторону социалистической революции явился результатом твердого решения, что «преданная и неустанная служба делу пролетарской революции есть лучшая жизненная дорога».
К этому времени за его плечами было уже 16 лет военной службы, он окончил Академию Генерального штаба, получил практику работы на различных штабных и командных должностях, имел более чем трехлетний опыт войны.
Красной Армии, которая строилась в ходе напряженной Гражданской войны, нужны были опытные военные специалисты. Каждый шаг вперед давался с большим трудом. Требовалось очень внимательно осмысливать полученный опыт и быстро делать его достоянием широких кругов командного состава, внедрять в практику вооруженной борьбы. Знания Б.М. Шапошникова позволяли ему внести весомый вклад в строительство Красной Армии, и он отдал их народу.
Б.М. Шапошников выполнял ответственную оперативную работу в штабах Высшего Военного совета, наркомвоенмора Украины, а с осени 1919 г. — в Полевом штабе Революционного Военного совета Республики.
В грозные дни лета 1918 года, когда белогвардейцы подошли к Волге с востока, а осенью 1919 года к Орлу с юга, мужество и верность Бориса Михайловича делу революции были отмечены и оценены командованием Красной Армии.
Осенью 1919 года он познакомился с М.В. Фрунзе, а в конце 1920 года они вновь встретились на Южном фронте при разработке операций против Врангеля. В последующем, проводя в 1924 году реорганизацию центрального аппарата и возглавляя Штаб РККА, М.В. Фрунзе, зная блестящие оперативные способности Б.М. Шапошникова, оставил его своим помощником. Высоко ценили начальника Оперативного управления и такие опытные генштабисты, как Главком С.С. Каменев, начальник Полевого штаба РВСР П.П. Лебедев. За активное участие в оперативной работе Полевого штаба, проявленную инициативу и твердое проведение разработанных им лично боевых операций Красной Армии Б.М. Шапошников был награжден в 1921 году орденом Красного Знамени. В приказе РВСР № 283 от 14 октября 1921 года отмечалось: «В течение своей деятельности на высокоответственной должности начальника Оперативного управления Полевого штаба РВС Республики т. Шапошников являлся непосредственным активным сотрудником всей оперативной работы во всех ее подробностях… Занимая указанную должность, т. Шапошников с присущей ему инициативой… работал с полным самоотвержением и днем и ночью».
В годы Гражданской войны Борис Михайлович не только сложился в крупного оперативного штабного работника, но и показал себя талантливым военным теоретиком и публицистом. Он находил время для обобщения опыта войны, регулярно выступал в военной печати. Им были написаны интересные работы о боевой подготовке войск, о действиях стратегической конницы, обзоры боевых действий в кампаниях 1919–1920 «годов. Он принимал активное участие в разработке отчета о боевых действиях Красной Армии в 1919–1920 годах, который явился, по существу, первым стратегическим очерком завершающего периода Гражданской войны.
Обобщение и осмысливание боевого опыта в первые годы после окончания Гражданской войны было основной темой его выступлений в печати. В 1919–1921 годах он публикует серию очерков о боевых действиях конницы в Первой мировой войне, а в 1923 году издает книгу «Конница».
Эта книга явилась крупным научным исследованием организации и тактики кавалерии. Она широко использовалась в то время в боевой и оперативной подготовке командного состава Красной Армии.
Спустя год вышла в свет его вторая работа — «На Висле» — оригинальное, глубоко аргументированное военно-историческое исследование. Опираясь на документы, впервые вводимые им в научный оборот (переговоры по прямому проводу Главкома с командующими фронтами, директивы Полевого штаба, анализ обстановки на других фронтах и т. д.), на свои воспоминания и ряд статей иностранных авторов, Б.М. Шапошников тщательно анализирует стратегические замыслы и их исполнение в 1920 году на Западном и Юго-Западном фронтах.
Ответственная работа в Штабе РККА в период военной реформы натолкнула Бориса Михайловича на мысль обобщить практику генеральных штабов различных стран и создать труд, в котором научно обосновать место и роль подобного органа в Красной Армии. Подготовка такого труда требовала кропотливой работы, большого времени и недюжинного таланта.
Будучи командующим войсками Ленинградского и Московского военных округов, упорно работая над вопросами боевой подготовки войск и над оперативной подготовкой руководящего состава, Борис Михайлович продолжал свои теоретические исследования.
Разносторонняя подготовка и глубокие военные знания позволили Б.М. Шапошникову внедрить в боевую и оперативную подготовку войск и штабов ряд интересных новшеств. Разработанная им и примененная в Ленинградском и Московском военных округах методика проведения учений и маневров с широким использованием посреднического аппарата и нейтральной связи получила в тот период положительную оценку. Часто посещая учебные поля, стрельбища, командирские занятия, Борис Михайлович делал поучительные разборы увиденного, прививал командирам единые взгляды на вопросы обучения и воспитания войск. Он был последовательным поборником строгой дисциплины, но врагом окрика.
Значительным подспорьем в его работе служила библиотека, оставшаяся от старого Военного министерства и размещавшаяся в помещении штаба Ленинградского военного округа.
Старые работники этой библиотеки и сейчас еще вспоминают, что Б.М. Шапошников был одним из тех командующих, кто регулярно работал в ней и лично обследовал чуть ли не каждый шкаф в ее многоэтажном купольном зале. Именно в эти годы он вчерне завершил работу над своим трудом «Мозг армии» и подготовил к печати первую книгу, наиболее насыщенную раздумьями о роли генерального штаба в системе вооруженных сил, теоретическими выводами и практическими пожеланиями. Эта книга, несмотря на ее специфику и довольно крупный по тому времени тираж (5 тысяч), разошлась очень быстро и вызвала оживленную дискуссию, как в СССР, так и за его пределами. Спустя два года вышли в свет вторая и третья книги этого труда.
За основу исследования в книге взята деятельность генерального штаба австро-венгерской армии. Этот выбор не случаен. К моменту начала работы наиболее полно была описана история только австро-венгерского генерального штаба, причем в роли исследователя-историка выступал сам бывший его начальник — фельдмаршал Конрад фок Гетцендорф. Пятитомные мемуары Конрада, сопровождавшиеся публикацией множества подлинных документов о работе генерального штаба и связанных с ним правительственных учреждений, представляли возможность всесторонне исследовать комплекс вопросов, входящих в сферу деятельности этого органа, вскрыть ее положительные и отрицательные стороны.
В последующем автор использовал работы о французском и германском генеральных штабах, документальные материалы русского генерального штаба. Это позволило Борису Михайловичу создать исключительно интересный трехтомник, полезный и по сегодняшний день. В нем дается четкое представление о том, чем должен быть генеральный штаб в условиях нашего времени, каково его место в военной системе и как должна организовываться ею работа.
Борис Михайлович Шапошников в своем труде раскрыл основные положения молодой советской военной науки о характере будущей войны, дал детальное представление о структуре Генерального штаба как органа Верховного Главнокомандования и о сущности его работы, о требованиях, предъявляемых современной войной к военачальнику, к органам оперативного управления и их работникам. Наконец, показал роль Генерального штаба в подготовке страны к обороне.
Мысли, высказанные Борисом Михайловичем, вызвали живой интерес среди командного состава РККА и нашли широкий отклик на страницах военной печати, в военно-учебных заведениях.
Интерес к вопросу о роли Генерального штаба обусловливался в Советском Союзе тем, что кадрово-территориальная Красная Армия небольшой численности, позволявшая на первых порах делить функции планирования и руководства между Штабом РККА и Главным управлением РККА, в конце 20-х годов вступала в новый период своего развития. По мере увеличения численности Красной Армии, усложнения ее организации, появления технических родов войск, и особенно в предвидении дальнейшего роста, маломощный Штаб РККА, лишенный функций руководства мобилизационной работой в стране и контроля за боевой подготовкой войск, не мог уже реально планировать стратегическое развертывание вооруженных сил на случай войны и их обучение. В свою очередь, Главное управление РККА, оторванное от планирующего органа, в ряде случаев оказывалось некомпетентным в руководстве боевой подготовкой войск, отставало от требований времени. Иными словами, разделение функций военного руководства между этими двумя органами уже не отвечало требованиям времени. Это было очевидным для многих советских военачальников и теоретиков.
Борис Михайлович теоретически обосновал и показал необходимость иметь в вооруженных силах единый рабочий орган военного руководства — Генеральный штаб Рабоче-крестьянской Красной Армии.
В труде Б.М. Шапошникова четко определена компетенция центрального аппарата военного командования. При решении вопроса о его организации он исходил из руководящей роли Коммунистической партии в военном строительстве. Автор широко использовал труды В. И, Ленина, а также его выступления на съездах РКП(б) и в периодической печати.
Анализируя роль военного командования, Б.М. Шапошников ясно показал, что такое лицо, как начальник Генерального штаба, должно уметь искусно составлять различные военные планы. Необходимо, чтобы его планы находились в соответствии с политикой государственной власти данной страны. Роль начальника Генерального штаба в определении правильной линии стратегического планирования исключительно велика, и поэтому подбор такого лица чрезвычайно важное дело.
Основные мысли, высказанные Б.М. Шапошниковым в труде «Мозг армии», нашли отражение в ряде его докладов командованию Красной Армии и советскому правительству о реорганизации центрального военного аппарата, в проектах переустройств Генерального штаба РККА накануне и в ходе Великой Отечественной войны, в директивах об организации полевого управления войск. Ими он руководствовался при подборе кадров для Генерального штаба и воспитании у них необходимых качеств советского штабного работника.
В течение своей службы — сначала начальником Штаба РККА, а спустя несколько лет начальником Генерального штаба РККА — Б.М. Шапошников настойчиво проводил идею о необходимости централизации в руководстве вооруженными силами и осуществления четкой регламентации штабной службы на всех уровнях. Борис Михайлович был последовательным сторонником объединения управления вооруженными силами в Генеральном штабе. В этих вопросах он выступал не только как военачальник, предлагающий реализовать какую-либо частную идею в боевой подготовке или в организационной структуре того или иного войскового организма, а как государственный деятель, пекущийся о необходимом пересмотре взглядов на структуру рабочего аппарата верховного командования и его роль в руководстве жизнью и боевой деятельностью вооруженных сил в целом.
Мы затронули лишь некоторые, на наш взгляд, основные вопросы многопланового труда Б.М. Шапошникова.
Более сорока лет прошло после выхода в свет трех книг «Мозг армии». Многое, конечно, за это время изменилось, жизнь внесла немало коррективов и в положения, изложенные в данном труде. Но главные проблемы, затронутые Б.М. Шапошниковым, в своей принципиальной постановке не устарели и в наше время.
Надо прямо сказать, что начало централизации военного руководства в Штабе РККА, постепенного превращения его в подлинно Генеральный штаб Рабоче-крестьянской Красной Армии было положено не кем-либо, а именно Борисом Михайловичем.
Касаясь вопроса о руководстве боевой подготовкой, он отмечал, что планировать и контролировать боевую подготовку войск в мирное время должен Штаб РККА, ибо именно он будет организовывать боевую деятельность войск в случае войны и поэтому сам должен их готовить в мирное время.
Ненормальность отмечалась в организации мобилизационной работы, от руководства которой штаб был фактически отстранен, тогда как только он, разрабатывая планы стратегического развертывания, мог оценить состояние мобилизационного дела в целом и руководить им. Главное управление РККА должно было считаться со штабом и при решении вопросов назначения высшего командного состава, особенно работников штабов.
Выход из создавшегося положения Б.М. Шапошников видел в передаче управления войсками из ГУРККА в штаб: мнение начальника штаба по тому или иному вопросу должно выслушиваться обязательно, а управлениями Народного комиссариата по военным и морским делам — учитываться как одно из главных.
Результатом этого и ряда других докладов Б.М. Шапошникова явилось создание специальной комиссии для рассмотрения проекта реорганизации центрального военного аппарата. Обсуждение проекта и дискуссия по предложениям Штаба РККА заняли оставшиеся месяцы 1928 года и весь 1929-й. 13 января 1930 года Реввоенсовет принял постановление о передаче Штабу РККА всей мобилизационной работы.
Занимаясь разработкой вопросов военной теории, Б.М. Шапошников стремился сделать достоянием широких кругов командного состава последние достижения этой теории и выводы из нее. Он регулярно выступал с докладами на Курсах усовершенствования начсостава (КУВНАС), на разборах войсковых маневров и учений, на конкретных примерах учил высший командный состав штабной службе, прививал культуру руководства войсками.
Не ограничиваясь общей постановкой вопроса, он разъяснял, что маневренность будущей войны потребует от командного состава быстрых и смелых решений, которые нужно не только принять, но и провести в жизнь. Для этого кроме силы характера и настойчивости командиру необходимы знания организации современных вооруженных сил, боевой техники и особенностей подготовки, умение искусно управлять войсками.
Маневренность и мобильность войск потребует от личного состава и особенно от командиров большого морального и физического напряжения. Усложнение средств борьбы и возросшие трудности в вождении войск сделают необходимыми умение тщательно рассчитывать силы, технические и огневые средства, быстро создавать нужные группировки войск. А коль скоро все это будет связано с вычислениями и сложными расчетами, командиру потребуется высокое общее развитие и особенно знания математики.
Знание особенностей вождения войск в новых условиях, умение быстро и правильно делать оперативные расчеты обеспечат упорство в проведении решений в жизнь, вселят уверенность в победе. Эти качества дадут возможность более эффективно организовывать совместные усилия всех родов войск для достижения победы, позволят организовать бесперебойную и быструю передачу войскам воли начальника.
Прослеживая шаг за шагом работу органов управления на маневрах, Б.М. Шапошников показывал реальное состояние подготовки командного состава и органов управления и то, что от командира потребуется в бою.
Он говорил: «В отношении быстрой передачи нашей воли подчиненным войскам вам лично, товарищи, известно, что командование не может лично находиться везде и всюду. И тот начальник, который будет стремиться действовать таким образом, кроме отсутствия управления ничего не достигнет. У нас по нашей штатной организации, и не только у нас, а в любой армии, имеются для этого соответствующие органы — штабы. Между тем наши маневры показали, что со стороны наших общевойсковых начальников надлежащей оценки роли штабов в управлении войсками нет».
Наши штабы сплошь и рядом превращаются общевойсковыми начальниками в простые канцелярии, и достаточного внимания как идейному, так и техническому руководству работой штабов уделено не было, отмечал Б.М. Шапошников. Он подчеркивал, что использовать штаб надлежащим образом — святая обязанность каждого начальника. Одному все сделать нельзя, только при помощи штаба это и можно сделать. Тот же начальник, который захочет скакать в цепи, одновременно руководить действиями артиллерии, а также регулировать движение обоза, — тот начальник будет отсутствовать в своем соединении, никакого управления не будет, и бой пойдет самотеком.
Лекции и доклады Бориса Михайловича слушателями курсов и работниками Генерального штаба воспринимались с большим интересом. К этому еще добавлялось обаяние личности Б.М. Шапошникова. Не было, по-видимому, такого военачальника, который, прослушав ряд его лекций на КУВНАСе, остался бы равнодушным.
Большое значение придавал Б.М. Шапошников выработке правильного представления о соотношении наступления и обороны в ходе вооруженной борьбы. Будучи сторонником активной наступательной стратегии, он в то же время решительно боролся со взглядами, отрицавшими роль обороны. «Ведь оборона, — говорил он, — всегда труднее, чем наступление… Наступлению у нас отведено соответствующее место. Оборона у нас тоже почитается за способ действия, к которому мы будем обращаться, может быть, не раз, и поэтому, если оборона ведется с решительной целью, она должна отличаться и соответствующим упорством в действиях».
Очень обстоятельно Борис Михайлович рассматривал также вопросы взаимодействия пехоты с артиллерией и конницей, организации войсковой разведки и противовоздушной обороны, материального обеспечения и темпов наступления, использования вторых эшелонов и резервов.
Одновременно Борис Михайлович, как начальник Штаба РККА, много внимания уделял планированию дальнейшего развития вооруженных сил. По существу, эта работа составляла основу его деятельности. Ему пришлось включиться в руководство разработкой вопросов военного строительства, планов стратегического развертывания на случай войны и других важных проблем, связанных с укреплением обороноспособности нашей страны. Сплотив коллектив Генштаба, он энергично направлял его усилия на успешное выполнение задач Коммунистической партии и советского правительства, поставленных перед командным составом и политорганами нашей армии. Характерной чертой стиля работы Б.М. Шапошникова было то, что он не прибегал к так называемым «ударным» методам мобилизации усилий подчиненных, проявлял постоянную заботу о четкой, хорошо продуманной во всех деталях организации труда личного состава Генерального штаба, о повышении культуры его работы, о тесном взаимодействии между управлениями и отделами Генштаба. Изучая военные труды, научно-теоретическое наследие Б.М. Шапошникова, мы полнее и глубже представляем себе широкий комплекс сложных военных стратегических и оперативных проблем. Стратегические взгляды Бориса Михайловича в известной мере раскрыты в его полемике с известным военным ученым А.А. Свечиным. Эта полемика развернулась в марте 1930 года. Она охватила вопросы, связанные с определением характера будущей войны и плана действий, если война начнется. Свои предположения о характере будущей войны против СССР Свечин строил не на основе реальной политической обстановки, а на стратегической модели Крымской войны 1853–1856 годов. Обладая техническим превосходством, западная коалиция, как известно, нанесла поражение отсталой русской армии. Исходя из предпосылки, что Советское государство в ближайшие годы не сможет переоснастить Красную Армию совершенным вооружением, Свечин утверждал, что в случае нападения на СССР необходимо применить стратегию «измора», «стратегию кружных путей» к цели. Он считал, что, руководствуясь этой концепцией, Красная Армия сумеет продержаться до того момента, когда на Западе начнется революция, которая подорвет изнутри коалицию империалистических государств.
Борис Михайлович доказал, что такое предположение Свечина не имеет под собой твердого реального фундамента.
Хорошо зная военную историю, внимательно изучая военные доктрины основных армий капиталистических государств, Б.М. Шапошников тонко улавливал тенденции развития военного дела и ясно сознавал, что прогноз Свечина ошибочен и потому его надо отбросить. Если же согласиться с этим прогнозом, то можно нанести серьезный вред делу обороноспособности нашей страны.
Будучи начальником Штаба РККА, Б.М. Шапошников больше, чем кто-либо другой из военачальников, знал плюсы и минусы боевой подготовки Красной Армии, ее сильные и слабые стороны. Он считал, что нет никаких оснований приравнивать боеспособность Красной Армии — армии нового типа, армии рабочих и крестьян — к той боеспособности, которой обладала старая русская армия в период Крымской войны.
Борис Михайлович соглашался со Свечиным в той части прогноза, где он, Свечин, утверждал, что будущая война против СССР может быть войной только коалиции враждебных государств и что новые военно-промышленные комплексы целесообразно создавать не на юге страны, а за Волгой и на Урале. Вместе с тем он не считал возможным следовать тем предложениям Свечина, которые касались главной стратегической группировки наших войск для наступления. Свечин предлагал иметь эту группировку на южном направлении. Борис Михайлович, наоборот, предвидел, что главная стратегическая группировка должна создаваться на западном направлении. Если же осуществлять стратегическое развертывание войск на южном направлении, то неизбежно потребуется провести решительные операции не против главных, а против второстепенных членов империалистической коалиции. С точки зрения влияния на исход войны такие действия, по мнению Б.М. Шапошникова, были бы бесперспективными.
Не нужно забывать, писал Б.М. Шапошников, что достижение победы в войне зависит не только от военных успехов, важно получить политический успех, т. е. одержать победу над политически сильным противником и заставить его подчиниться нашим условиям. В противном случае только через длительный период, сопровождаемый даже военными успехами, мы вынуждены будем прийти к той же борьбе с главным противником, против которого сначала бы только оборонялись…
Полемизируя со Свечиным, Б.М. Шапошников подчеркивал важность следующих положений: иллюзорными успехами войны не выигрывают; войну нужно начинать разгромом наиболее сильного и опасного противника, а не увлекаться успехами над слабым, оставляя на шее у себя более сильного.
Борис Михайлович отвергал предложения, направленные на то, чтобы изменить разработанную систему борьбой подготовки наших войск и внести такие поправки в Полевой устав, согласно которым превосходство армий капиталистических государств оценивалось бы только с точки зрения их технического оснащения. Учить свои войска бою, заведомо указывая, что смотри, мол, ты идешь с палкой, а тебя будут бить ружьем и пушкой, писал Б.М. Шапошников, по-моему, не является правильным путем к воспитанию войск. Как бы мы ни были бедны техникой, но уже не настолько разоружены, чтобы подрывать в войсках уверенность в своем вооружении… Как известно, рейхсвер не имеет тоже на вооружении новых образцов, совсем не имеет тяжелой артиллерии, танков, авиации… Но из этого не вытекает совершенно, чтобы рейхсвер обучали тактическим приемам Фридриха, а то, может быть, и древних веков.
В основе немецкого полевого устава, отмечал Шапошников, мы находим положения о вооружении и снаряжении армии одной из великих держав, а не стотысячной армии Германии, численность которой определена в соответствии с договором о Версальском мире. Нельзя писать уставы под каждую пушку или пулемет, которые имеются в армии, утверждал Борис Михайлович. Он подчеркивал, что ломать доктрину Красной Армии не следует. Она не плоха. К ней присматриваются и прислушиваются за границей. Сломать наш устав легко, но не нужно забывать, что вместе с ним ломается боевая подготовка целой армии.
Последующее развитие событий показало, что восторжествовала точка зрения, обстоятельно аргументированная Б.М. Шапошниковым и принятая к руководству Штабом РККА. Большой интерес вызывают содержательные выступления начальника штаба РККА Б.М. Шапошникова на заседаниях Революционного Военного совета, его доклады о строительстве Вооруженных Сил, итогах их боевой, оперативной и мобилизационной подготовки. Только в 1930 году кроме итогового доклада о боевой подготовке войск Борис Михайлович сделал более десяти докладов по кардинальным вопросам военного строительства.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Книги
Всего комментариев: 10
1 Redrik   (15.01.2016 20:19)
Малоизвестный факт: Шапошников был единственным человеком, к которому Сталин обращался всегда по имени-отчеству. Это наверное о многомо говорит.

2 LD74   (16.01.2016 02:14)
Это известный факт, на него часто обращают внимание (единственный Шапошников такой был, или нет, не понятно - то же самое, про обращение Сталина по имени и отчеству, пишут и про Рокоссовского)
Шапошников, прежде всего, был образован, и обладал уникальным опытом, он ведь был кадровым офицером царской армии, одним из немногих, переживших несколько волн репрессий. Более того, он был штабным офицером, еще во время Первой мировой война. Отсюда, видимо, и уважение к нему Сталина. Актуальнее другой вопрос, почему уцелел именно он, чем он таким Сталину приглянулся?

Вообще уровень подготовки и образованности командования РККА перед войной был удручающе низок. Когда сравнивают наших командующих с немецкими (я видел подробное сравнение, например, в книге "«1941. Победный парад Гитлера. Правда об Уманском побоище» ", где подробно описываются биографии всех действующих лиц, просто диву даешься, насколько разительный контраст. У немцев командовали те, кто были офицерами еще во время в Первой мировой, причем высшее командование еще тогда занимало достаточно высокие должности, и имели приличный командный опыт, в том числе опыт работы в генеральном штабе. В СССР же избавились почти от всех царских офицеров, а новые, "правильного" происхождения, ни опыта, не образования просто не имели. Способности и талант были, но опыт они заменить не могли, и масштабам развернувшихся событий никак не соответствовали. Тем более, что многие быстро росли, прыгая с должности на должность, нигде подолгу не задерживаясь, просто не успевали достаточный опыт получить.
То же Жуков, например, который на 22 июня был начальником генерального штаба, занимал эту должность всего 5 месяцев. А до этого, на протяжении всей своей карьеры, он в штабе не работал вообще! Или взять того же Багромяна. Причем все это выдающиеся полководцы, маршалы, которые в конце войны громили Гитлера. Но в начале не были достаточно компетентны, и совершили массу ошибок, доучивались по ходу дела, за что приходилось платить очень дорогую цену. Так что не удивительно, что сражения начального периода войны были вот так проиграны.

3 Redrik   (16.01.2016 10:39)
Актуальнее другой вопрос, почему уцелел именно он, чем он таким Сталину приглянулся?

Ты пишешь вопрос, хотя буквально фразой раньше сам же и дал на него ответ. Сталин ценил его за уникальный опыт военного теоретика.

одним из немногих, переживших несколько волн репрессий.
В СССР же избавились почти от всех царских офицеров

Именно так, только не надо поминать 1937 год, потому что в
37 году были репрессированы именно те, кто в свое время "избавлялся" от военспецов в Красной Армии. Первый раз их уничтожали в 1921-1925 году, вскоре после провального похода Тухачевского на Польшу, стараясь по максимуму обелить себя от неудачи и спихнуть поражение на царских офицеров. Эти репресси по своим масштабам ничем не уступали 37 году, но о них практически ничего не говорят и не пишут, и это понятно. Расстреливали-то не дедушек прорабов хрущевской оттепели и горбачевской перестройки, чего их вспоминать?
Вторая волна репрессий - это не менее страшная и тоже никем не поминаемая операция "Весна" 1931 года. Не поминают ее по вполне прозрачной причине - тогда придется рассказывать, что организаторами и инициаторами масштабных репрессий были все те тухачевские и якиры, по которым сейчас принято лить крокодиловы слезы. Они старательно избавлялись от старой офицерской кости, как от конкурентов, потому что слишком уж был заметен разрыв в способностях первых и вторых.

Вообще уровень подготовки и образованности командования РККА перед войной был удручающе низок.
Именно так. Но если у тебя например чего-то нету и взять негде, то есть только один способ: приобреть это на ходу, что и делалось в первый период войны. И не надо бесконечно вспоминать 1937 год, это была как раз попытка избавиться от засевших во всех структурах Красной Армии хероев гражданской войны, погрязших в пьянстве и блядстве, не способных и не желающих меняться в соответствии с вызовами времени. Про Блюхера, как один из самых ярких примеров этого, я уже раза три писал точно.

P.S. В общем, уникальность Шапошникова была именно в его уникальности, штучности. Но нельзя говорить, что вот его Сталин почему-то сохранил а остальных взял и уничтожил. Я не силен в военной истории, но нескольких высших царских офицеров, бывших в Красной Армии к началу войны, могу вспомнить.
Граф Алексей Алексеевич Игнатьев, генерал-лейтенант царской армии.
Алексей Маниковский, генерал артиллерии царской армии
Дмитрий Надежный, генерал-лейтенант царской армии
Александр Немитц, контр-адмирал царского флота
Александр Самойло, генерал-майор царской армии
Михаил Бонч-Бруевич, генерал-майор царской армии

Конечно, их было гораздо меньше чем у немцев. Но привычно говорить про то что "проклятый Сталин виноват" - это значит очень сильно грешить против истины.

4 LD74   (16.01.2016 14:17)
37 году были репрессированы именно те, кто в свое время "избавлялся" от военспецов в Красной Армии. Первый раз их уничтожали в 1921-1925 году, вскоре после провального похода Тухачевского на Польшу, стараясь по максимуму обелить себя от неудачи и спихнуть поражение на царских офицеров.

Про Тухачевского совсем не в тему, это натягивание на глобус). Он сам в своих неудачах в Польше обвинял не каких-то царских офицеров, а Сталина и Буденого, об этом сохранились вполне определенные свидетельства. За что, видимо, и пострадал. Тухачевский сам был царским офицером. Военным гением, он, конечно, не был, однако на фоне того же Сталина Тухачевский, безусловно, был очень образованным военным профессионалом. Какой опыт Первой мировой, какое образование было у Сталина, будущего верховного главнокомандующего? Никакого. Только опыт войны гражданской.

А по поводу репрессий - я же написал, что было несколько волн, и конечно, не со Сталина все это началось. Это была постоянная политика страны советов, борьба с наследием "царского режима". Профессионалов использовали, пока без них было никак не обойтись, а потом от них, как правило, избавлялись, как от людей не благонадежных.

И не надо бесконечно вспоминать 1937 год, это была как раз попытка избавиться от засевших во всех структурах Красной Армии хероев гражданской войны, погрязших в пьянстве и блядстве, не способных и не желающих меняться в соответствии с вызовами времени. Про Блюхера, как один из самых ярких примеров этого, я уже раза три писал точно.

1937 год страшен тем, что зашло уже все слишком далеко, и массово уничтожались вполне лояльные советскому строю люди, в том числе военные профессионалы. Не нравится вспоминать - ок, вспомним 1938-1941, когда репрессии в меньших масштабах, но продолжалось. Был настоящий кадровый голод, но расстрелы военных продолжались, в том числе  в сталинских назначенцев. Когда арестовывали и расстреливали совсем свежих героев, отличившихся в предвоенных конфликтах... Уцелевшие в этой мясорубке, например Рокоссовский, Мерецков стали выдающимися полководками Великой Отечественной. А столько еще таких же погибло благодаря "эффективному менеджеру"?
И в начале войны высокопоставленных военных точно также продолжали расстреливать. У тебя, например, выложена книга про Мехлиса ( http://territa.ru/load/1-1-0-5701 ), сталинского порученца, который тогда как очумелый носился по всему фронту, расстреливая направо и налево. Довольно жуткие там подробности. Только затем практика была изменена, и Сталин начал беречь кадры, понижая провинившихся в должности или в звании, и давая им возможность реабилитироваться.

5 LD74   (16.01.2016 14:51)
Но если у тебя например чего-то нету и взять негде, то есть только один способ: приобреть это на ходу, что и делалось в первый период войны. 

Это, конечно, не так. У всех участников Второй мировой не было достаточного количества военных профессионалов, подготовленных к современной войне - и у немцев, и у японцев, и у англичан, и у французов, и у американцев. Но одни сумели заранее к войне подготовится, а другие нет.

И готовились, конечно, до войны, в училищах, академиях, изучая теорию и чужой опыт, а также проводя учения на практике. На своих ошибках учиться слишком дорого. И в СССР все это было, система обучения и оценки. Более того, был опыт предвоенных конфликтов, и возможность посмотреть и оценить, как воюют немцы.  
Уже перед войной были проблемы, выявлялись многочисленные косяки, не хватало кадров, и многие получали низкие оценки за боевую подготовку. Тогда преодолеть это не удалось.А тут еще и репрессии...  В итоге попросту с управлением растущей армией не справились. И еще провалились даже там, где казало, что все не плохо. 

И по поводу осмысленной политики приобретения опыта я не согласен. Осознавал Сталин происходящее далеко не сразу. Людей, того же Шапошникова, ставили на должность, как подходящих, ожидая, что будет вполне определенный результат. Именно так. То же 1942 год, например, должен был стать победным, Сталин же именно так все распланировал. Начала Красная армия везде наступать - а вместо этого последовал целый ряд болезненных поражений, с катастрофическими потерями... Это очевидные просчеты главнокомандующего, который не верно оценивали реальную военную силу армий, своей и противника, именно он был в произошедшем виноват. Но сейчас сводят к тому, что, дескать, Сталин был гений, но вот людей подходящих у него не было... Да он просто сам многого, очевидно, не умел, и точно также учился по ходу, оплачивая все это человеческими жизнями...

6 Redrik   (16.01.2016 18:15)
Тухачевский сам был царским офицером. Военным гением, он, конечно, не был, однако на фоне того же Сталина
Если мне не изменяет память, он был подпоручиком, и в Первую мировую войну успел побывать всего в паре сражений, после чего попал в плен и до конца войны был плену. Я очень сильно сомневаюсь, что этот подпоручик успел набраться опыта, который дал бы право называть его "опытным военачальником".

а Сталина и Буденого, об этом сохранились вполне определенные свидетельства. За что, видимо, и пострадал.
Да, причем прежде чем отомстить за эти обвинения, Сталин сначала сделал его маршалом Советского Союза. Какая страшная месть..

Уже перед войной были проблемы, выявлялись многочисленные косяки, не хватало кадров, и многие получали низкие оценки за боевую подготовку. Тогда преодолеть это не удалось.А тут еще и репрессии... В итоге попросту с управлением растущей армией не справились. И еще провалились даже там, где казало, что все не плохо.

Вот именно, интенсивность подготовки к войне увеличивалась, и одновременно увеличивалось количество вылазящих косяков. Каждый локальный конфликт (озеро Ханка, Халхин-Гол и т.д.) выявлял скрытые изъяны, и все попытки Сталина изменить ситуацию натыкались на окостеневший костяк руководства Красной Армии, которые жили прошлым, не хотели меняться в соответствии с требованиями надвигающейся новой войны. Это были сделавшие карьеру в Гражданскую войну рубаки, которые только квасили водку, щупали баб в бане и матюками крыли Сталина во время попоек. Единственный выход который оставался - это вычистить их всех из армии и на место поставить молдняк, выросший уже при советской власти, пусть и не имеющий опыта, но способный и готовый учиться.
Вот как всё было. А сказки про безумного Сталина, который ни с того ни с сего вдруг начал расстреливать гениальных командиров - это рассказы для слушателей телеканала Дождь.

7 LD74   (16.01.2016 19:24)
Если мне не изменяет память, он был подпоручиком, и в Первую мировую войну успел побывать всего в паре сражений, после чего попал в плен и до конца войны был плену. Я очень сильно сомневаюсь, что этот подпоручик успел набраться опыта, который дал бы право называть его "опытным военачальником". 

Так они чуть ли не все такие были, красные командиры той поры, выросли из младших офицеров, или солдат. Тухачевский хотя бы был образованным офицером, а ты посмотри на биографии других. Еще раз - вот у Сталина какой был военный опыт? У нашего верховного главнокомандующего? Он, насколько я помню, никаких академий не кончал. И не начинал.
И с чего ты взял, что Сталин вообще разбирался в военном деле лучше, в новом вооружении, тактике, технике, чем другие военные командиры? Сталин занимался организацией военного производства, и сам, конечно, считал себя большим специалистом, но вот какие для этого есть реальные основания? Я тебе могу привести примеры, целый ряд его косяков. И до войны, и во время ее. Та же катастрофа под Киевом в 1941 случалась благодаря Сталину, например - это конфуз почище того, что был у Тухачевского.

все попытки Сталина изменить ситуацию натыкались на окостеневший костяк руководства Красной Армии, которые жили прошлым, не хотели меняться в соответствии с требованиями надвигающейся новой войны. Это были сделавшие карьеру в Гражданскую войну рубаки, которые только квасили водку, щупали баб в бане и матюками крыли Сталина во время попоек.

Тухачевский был рубакой?)) Он как раз реформировал армию, и выступал за самые разные передовые для своего времени штуки. Вообще-то рубаками были Буденный, Ворошилов ну и, конечно, Сталин, который, кроме как в гражданскую, никогда не воевал, и даже не служил. И вот они, эти люди, занимаясь своими разборками и борьбой за власть, сначала расстреляли множество военных профессионалов, а потом вчистую продули начало Великой отечественной.
По поводу того, как окостеневший костяк мешал гениальному Сталину, который разбирался в делах военных делах гораздо лучше, чем этот самый костяк, неплохо было бы привести примеры. Иначе это пустой треп.

8 LD74   (16.01.2016 19:45)
Единственный выход который оставался - это вычистить их всех из армии и на место поставить молдняк, выросший уже при советской власти, пусть и не имеющий опыта, но способный и готовый учиться.

Факты это не подтверждают. Молодняк тоже активно расстреливали, посмотри пример Рычагова, Смушкевича, или Павлова. И после войны Сталин тоже расстреливал, заслуженных и проверенных людей, прошедших войну. Вот такая была у Сталина была система управления, пускать в расход всех подряд, даже своих собственных протеже. Какие есть основания утверждать, что пришедшие им на смену люди были лучше? Тот же Шапошников, например, назначался начальником генерального штаба трижды. На момент начала войны штабом руководил Жуков, которого потом сняли, потому что не справился. Буденный не справился, Ворошилов не справился, Тимошенко - все те, кого Сталин оставил в живых, потому что они якобы были более способными, как ты говоришь. Мехлис, доверенный человек Сталина, вообще провалил все дело, как только оказался на фронте. Как видишь, не только молодняк, способный учится, оставался в руководстве, а как раз наоборот близкие Сталину люди, которым он доверял, и которые просто не потянули.

Вот именно, интенсивность подготовки к войне увеличивалась, и одновременно увеличивалось количество вылазящих косяков.

Потому что неправильно приоритеты были расставлены. Старались делать всего побольше, чтобы было покруче, выше, дальше, быстрее, а вот подготовка личного состава значительно отставала. Летчиков как следует перед войной не готовили, моряков готовить не успевали - дичайшие же были случаи, когда подлодки уходили в походы под командованием людей, которые никогда раньше на этом корабле не плавали... В итоге, из-за недостаточной подготовки, вся эта военная мощь, накопленная перед войной, была потеряна. И не надо говорить, что это было невозможно, и рассказывать про единственно возможный способ учится по ходу дела. У немцев же нормально все с подготовкой обстояло, и у японцев не плохо, хотя и у тех, и у других, тоже были сложности, и многого не хватало. А кто у нас руководил страной, и определял приоритеты развития? Сталин.

10 Redrik   (16.01.2016 20:08)
Вот такая была у Сталина была система управления, пускать в расход всех подряд, даже своих собственных протеже.

Глупости, ну просто феерические. Всё было построено на простой и жесткой системе: "Если ты выполняешь какую-то работу, ты ее должен выполнить. Ты получишь все что тебе для этого нужно, но за выполненный фронт работ ты отвечаешь головой, и в случае неудачи тебя не спасут все твои бывшие заслуги и победы." Да, принцип очень жесткий и жестокий, но любая другая стратегия не позволила бы за 15 лет провести индустриализацию, открывать по 300 новых зводов ежегодно, и успеть подготовиться к войне.
Про Павлова, просто к слову. Украинские котлы 2014-2015 гг. и действия украиниских военных в Илловайске и Дебальцево могут служить наглядной иллюстрацие того, за что в 1941 году Павлова поставили к стенке. Степень бездарности в руководстве войсками - полностью идентична.

9 Redrik   (16.01.2016 19:52)
Еще раз - вот у Сталина какой был военный опыт? У нашего верховного главнокомандующего?
И с чего ты взял, что Сталин вообще разбирался в военном деле лучше, в новом вооружении, тактике, технике, чем другие военные командиры?
мешал гениальному Сталину, который разбирался в делах военных делах гораздо лучше, чем этот самый костяк,
Слушай, а где я вообще сказал, что он разбирался лучше? Его безмерное уважение к тому же Шапошникову и есть один из показателей того, как он ценил настоящих профессионалов. Есть сотни зафиксированных свидетельств того, как принимались важные решения Сталиным в Кремле, как внимательно он выслушивал всех причастных к принятию решения, как выслушивал все стороны и аргументацию! Вот почему ему нужны были новые кадры, которые пришли на смену всем этим Якирам, Блюхерам и Уборевичам.

никаких академий не кончал. И не начинал.
Что академий не кончал - это ты прав. А вот насчет того что не начинал... Ты знаешь сколько томов насчитывала его личная библиотека? 20 тысяч. Да, можно сказать что он их собирал для мебели. Но в том и дело, что на сотнях этих книг сохранились ег пометки, он имел такую привычку, делать пометки. Это книги из всех областей, не только из политики, но и по военному делу, по металлургии, по геологии и так далее. Это кроме тех многочисленных документов по самым разным областям техники и военного дела, что он ежедневно изучал, его норма была 300 машинописных страниц, именно столько для него готовили каждый день. Так что делать из него необразованного неуча - значит попросту говорить неправду.

вчистую продули начало Великой отечественной.

Вчистую начало и вобще все продули например опытные французские полководцы, имевшие бесценный опыт первой мировой и 15 лет готовившиеся к войне, выстроившие линию Мажино и наделавшие еще много других штук. Вчистую проиграли польски досблестные шляхтичи, имевшие армию сопоставимую с немецкой и очень неплохое вооружение. Что касается СССР, то русские сумели сначала затормозить наступление, сдержать его, а потом перейти в контрнаступление и дойти до Берлина. "Вчистую продули" - это из терминологии Шендеровича и Альбац, которые не знают что например скорость наступления советских войск по территории Германии в 1945 году вполне сопоставима со скоростью наступления немцев в 1941. И что количество попадавших в плен немцев в 1945 году такое же как количества советских солдат у немцев в 1941. И что в войне важен конечный результат. То есть - кто победил и кто проиграл. Вчистую.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 23
Гостей: 22
Пользователей: 1
Marfa

 
Copyright Redrik © 2016