Суббота, 10.12.2016, 04:06
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Книги

Эрик Форд / За кулисами ФСБ
02.12.2015, 14:29
В 1982 году нашим царем стал Андропов. До этого у власти 65 лет были партаппаратчики. Ни военных, ни чекистов к «рулю» даже близко никогда не подпускали. Их даже в Политбюро вводили неохотно. И вдруг Андропов стал сначала Секретарем ЦК, а после смерти Брежнева — и генеральным.
Конечно, государственный аппарат всегда был единым, но «силовики» занимались только своим ведомством, «хозяйственники» — своим. А общее руководство было у партийцев.
Отобрать у них монополию на власть было под силу только чекистам.
Партия хорошо понимала, какого страшного зверя она держит на цепи, как сторожевого пса. Хрущев попробовал резко сократить и ослабить «органы» — сразу начались восстания и бунты. Сначала в «братских странах», потом и в Новочеркасске. Интеллигенция тоже не оценила этот подарок партии. Пришлось срочно укреплять КГБ.
При Брежневе чекисты постепенно восстановили свою мощь до прежних размеров. Леонид Ильич никогда никому не мешал, как английская королева.
Из всех наших правителей только товарищу Сталину удавалось держать чекистского монстра в узде.
Для этого:
1. Нужно самому стать реальным начальником НКВД, ежедневно во все вникать и следить за работой всех подразделений.
2. Нужно периодически проводить «ротацию кадров», отстреливать всю чекистскую верхушку.
Иначе лучше плюнуть на все, печатать воспоминания и получать ордена. Еще при жизни Брежнева произошел «ползучий переворот», которого никто не заметил. Народу было все равно, партийцам по большому счету тоже, поскольку «необоснованные репрессии» для номенклатуры были в далеком прошлом. Была небольшая волна арестов по делам о коррупции (Минрыбпром, Грузия и т. д.). Но чекисты вовсе не собирались «искоренять зло», сажать и стрелять тысячами. Нужно было только припугнуть номенклатуру, чтобы партийцы поняли, кто теперь главный.
В чем заключена сила «органов»? Разумеется, их сила не в застенках и казематах. Даже при Сталине не это было главным, а сбор информации — всеми способами и обо всех! Сбор, обработка — и применение.
Еще при Хрущеве появился запрет на слежку за партноменклатурой. Запрещалась вербовка начальников. Если стукач становился руководителем, его были обязаны исключить из числа агентов. Нужно ли говорить, что этот декрет чекистами никогда не выполнялся! В первую очередь их интересовали не разговоры интеллигентов. Партноменклатура прекрасно знала, что ее просвечивают как на рентгене, но ничего не могла поделать. А если принять во внимание тотальную коррумпированность правящей элиты во времена Брежнева, то понятно, почему следующим Генеральным секретарем стал Юрий Андропов. В его лице к власти пришла очень мощная организация — и после смерти Андропова ничего не могло измениться.
История того, как Андропов захватил власть в государстве, давно известна — правда, только в самых общих чертах. Если же переходить к деталям, неизвестно почти ничего!
Андропов начинал свою деятельность в комсомоле, как и многие чекисты. В 1936 году он этой работой занялся, а уже в 1938 году стал Первым секретарем Ярославского обкома ВЛКСМ. В 1940 году его переводят на такой же пост в Карелию (вполне возможно, что нынешняя «питерско-карельская мафия» ФСБ зародилась именно тогда!). Мало того, что республика эта находится на границе с Финляндией, так еще только что закончилась одна война с «белофиннами» и готовилась новая. Так что контакты с внешней разведкой были Андропову обеспечены. Есть свидетельства, что Андропов был завербован НКВД еще в середине 30-х годов, поэтому и пошел так быстро в гору. Правда, в конце 1938 года Берия издал приказ о запрете вербовки партийных и комсомольских работников, но этот запрет никогда абсолютной силы не имел, особенно если дело касалось внешней разведки. Потом началась война, и Андропов занялся «организацией партизанского движения в Карелии». То есть у него установились вполне официальные отношения с разведкой, поскольку этим делом занимались чекисты.
После войны Андропов перешел на партийную работу и стал вторым секретарем местного ЦК. Скоро началось «ленинградское дело», которое охватило весь Северо-Запад. Повсюду секретарей обкома и прочих начальников хватали, сажали и расстреливали. Или, как минимум, гнали из партии и с работы. Андропов и в эти годы не пострадал, даже перебрался в Москву, в аппарат ЦК (в 1951 году). Видимо, у него была хорошая «крыша».
В 1953 году Андропова назначили послом в Венгрию. Официально послы были «белыми и невинными», а реально они так же работали на внешнюю разведку, как и все остальные работники посольств, вплоть до шоферов и уборщиц. Во время венгерского восстания 1956 года Андропов проявил все свои незаурядные способности и после подавления мятежа получил большое повышение: стал заведовать Отделом ЦК по соцстранам. Главная работа Андропова сосредоточилась на Восточной Европе, поскольку с Китаем скоро разругались. То есть он опять оказался в сфере деятельности внешней разведки европейского направления. Поскольку рядом с ним всегда находился его помощник Крючков (еще с Венгрии), то все контакты и связи Андропова проходили через него.
Есть свидетельство, что куратор Андропова, на которого тот работал стукачом в Карелии, некий полковник Гусев, ничего не выиграл, когда Андропов стал председателем КГБ — его тут же спровадили на пенсию. Правда, Андропов распорядился дать ему пенсию побольше.
В мае 1967 года, когда Брежнев назначил Андропова председателем КГБ, пост этот среди партократов считался незавидным, для Андропова это было чуть ли не понижением — он был Секретарем ЦК, ответственным за соцстраны. Партия тогда держала чекистов в черном теле и на коротком поводке.
Вот и к Андропову Брежнев приставил двух сторожевых псов из числа своих вернейших соратников, Цвигуна и Цинева, двух первых заместителей. Которые друг друга терпеть не могли, и друг за другом следили.
Эти два первых заместителя поделили между собой почти все управления и службы, из которых состоял КГБ. Цвигун курировал 3, 5 и 7 управления КГБ, соответственно, Циневу достались управления с четными номерами. Так что все приказы и распоряжения Андропова по этим управлениям проходили обязательную цензуру одного из надзирателей. Но два управления Андропову разрешили оставить в своем непосредственном подчинении — Первое главное управление, то есть внешнюю разведку, и Девятое управление, которое отвечало за охрану Кремля и личную охрану партократов.
Это и были те два рычага, которые помогли Андропову захватить власть! Почему ему разрешили бесконтрольно распоряжаться внешней разведкой, это еще можно понять: никаких сюрпризов внутри страны партаппаратчики от этого подразделения не ждали, операции на своей территории были для ПГУ запрещены. А лишние контролеры только разболтали бы секретную информацию. Труднее понять, почему Брежнев полностью передал в руки Андропова самое главное — свою личную охрану и охрану членов Политбюро! Под колпаком Андропова оказались все партийные дачи и санатории, и самое святое для партийных старцев — кремлевская больница.
Начальником Четвертого управления Минздрава был в те годы товарищ Чазов, он лично отвечал за лечение партократов. И он же подписывал медицинские заключения о причинах их смерти! Чазов написал мемуары, в которых не постеснялся признаться в своей «дружбе» с Андроповым. Они периодически встречались тайно на конспиративных квартирах, и Чазов давал информацию о состоянии здоровья всех высокопоставленных пациентов, включая Леонида Ильича. Разумеется, имея таких «друзей» среди лечебного персонала, Андропов мог распоряжаться жизнью и членов Политбюро. Не говоря о том, что через обслугу и охрану Андропов знал все подробности личной жизни партократов.
Обо всем этом в Интернете имеется обширная литература (работы Здановича, Легостаева и других), так что можно эту тему подробно не разбирать. Гораздо менее известно, как Андропов использовал в борьбе за власть внешнюю разведку. Только однажды мне попалась в Интернете информация о том, что у Андропова была своя тайная личная разведка — ее возглавил начальник одного из управлений ПГУ. Он дал короткое интервью после «победы демократии» и развала СССР. И даже тогда пожелал остаться анонимным, а вся его информация сводится к одному: Андропов, будучи председателем КГБ, тайно встречался с ним на конспиративной квартире. Все остальное и так легко угадать. Во-первых, сугубая конспирация здесь была нужна, чтобы скрыть эти встречи от «сторожевых псов», Цинева и Цвигуна. Во-вторых, эта личная спецслужба занималась именно тем, что чекистам было строжайше запрещено: вела оперативную разработку партийного аппарата и готовила почву для захвата КГБ власти над страной. В-третьих, эта спецслужба состояла из разведчиков — и действовала теми методами, которые они применяли, находясь на вражеской территории. Сбор компромата — шантаж — вербовка! А если нужно — то и автомобильная катастрофа.
Андропову дали просидеть на этом посту 15 лет — это абсолютный рекорд для всех тоталитарных режимов мира! Не говоря про эпоху Сталина, такого долгожителя не было даже при Хрущеве. Предшественник Андропова Семичастный был председателем КГБ 6 лет, а перед этим Шелепин был 3 года — и ему чуть было не удалось захватить власть.
Уже через 10 лет Андропова, к несчастью для партаппарата, было практически невозможно снять. В одном Брежнев не прогадал, поставив Андропова: тот не дал партаппаратчикам заменить больного Брежнева на другого вождя из их среды. А такая опасность для Брежнева была уже в середине 70-х годов. Но новый вождь, прежде всего, назначил бы своего председателя КГБ.
Все исследователи сходятся на том, что именно в середине 70-х Андропов начал свою борьбу за власть. Как раз тогда начинается цепочка нужных для Андропова загадочных смертей среди правящей верхушки. Никому не удалось умереть среди бела дня на руках у врачей — или хотя бы при свидетелях! Сценарий был один и тот же: вечером здоров — ночью оставляют без всякого присмотра — утром находят очередной труп. И Чазов дает заключение: «сердечная недостаточность».
Но просто убирать соперников для захвата власти мало — нужно приобретать союзников среди правящей элиты. В 1967 году Андропов держался в стороне от подковерных схваток, и никаких союзников у него не было. Собственно, за это Брежнев ему и доверил столь ответственный пост.
Первым политическим союзником для Андропова стал министр иностранных дел Громыко. Как известно, МИД в годы советской власти был лишь техническим аппаратом, а реально руководил внешней политикой соответствующий Отдел ЦК. Но для такого сталинского динозавра, как Громыко, сделали исключение — и в 1973 году он стал членом Политбюро, после того как прослужил министром 16 лет! Кстати сказать, Андропов тоже стал членом Политбюро в 1973 году, но после 6 лет службы.
Советские граждане, постоянно работающие за рубежом, были обязаны сотрудничать с КГБ. За одним исключением: послы входили в номенклатуру ЦК и официально были от этой обязанности освобождены. А в реальной жизни и послам было некуда деваться, так что вся дипломатическая служба была в кармане у внешней разведки. Министр иностранных дел был обречен на дружбу с КГБ.
В апреле 1976 года умер министр обороны Гречко. Он отличался хорошим здоровьем, но Андропова не любил, и однажды утром его нашли мертвым. Новый министр обороны Устинов был другом Андропова. И хотя членом Политбюро он стал только через 5 лет, но в политическом отношении дружба с армией важнее, чем формальные голосования пусть даже в самой главной партийной инстанции.
Так образовалась тройка неразлучных друзей: Андропов, Громыко, Устинов.
  -------------
  "Скачайте книгу в нужном формате и читайте дальше"
Категория: Книги
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 25
Гостей: 25
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2016