Понедельник, 05.12.2016, 23:36
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Книги

А. Вырубова / Фрейлина Её величества. «Дневник» и воспоминания Анны Вырубовой
25.11.2015, 20:14
Колесница времени мчится в наши дни быстрее экспресса, Прожитые годы уходят назад, в историю, порастают быльем, утопают в забвении. С этим не может, однако, примириться пытливый человеческий ум, побуждающий нас добывать из мглы прошлого хотя бы отдельные обломки былого опыта, хотя бы слабое эхо отзвучавшего дня. Отсюда — постоянный и большой интерес к историческому чтению, еще более возросший у нас после революции; она открыла многочисленные архивы и сделала доступными такие уголки прошлого, которые раньше были под запретом. Широкого читателя всегда гораздо больше влекло к ознакомлению с тем, «что было», нежели с тем, «чего не было» («выдумкой сочинителя»).
В трагической истории крушения могущественной империи, личность фрейлины Анны Александровны Вырубовой, урожденной Танеевой, неразрывно связана с императрицей Александрой Федоровной, с Распутиным, со всем тем кошмаром, которым была окутана придворная атмосфера Царского Села при последнем царе. Уже из опубликованной переписки царицы было ясно видно, что Вырубова являлась одной из главных фигур того интимного придворного кружка, где скрещивались все нити политических интриг, болезненных припадков, авантюристических планов и проч. Поэтому воспоминания фрейлины Вырубовой представляет животрепещущий интерес для всех кругов.
О своей семье и о том, как попала она ко двору, Вырубова в своих мемуарах пишет:

Отец мой, Александр Сергеевич Танеев, занимал видный пост статс-секретаря и главноуправляющего Его Императорского Величества Канцелярией в продолжение 20 лет. Тот самый пост занимали его дед и отец при Александре I, Николае I, Александре II, Александре III.
Дед мой, генерал Толстой, был флигель-адъютантом Императора Александра II, а его прадед был знаменитый фельдмаршал Кутузов. Прадедом матери был граф Кутайсов, друг Императора Павла I.
Несмотря на высокое положение моего отца, наша семейная жизнь была простая и скромная. Кроме службы, весь его жизненный интерес был сосредоточь в семье и любимой музыке, — он занимая видное место среди русских композиторов. Вспоминаю тихие вечера дома: брат, сестра и я, поместившись за круглым столом, готовили уроки, мама работала, отец же, сидя у рояля, занимался композицией.
6 месяцев в году мы проводили в родовом имении «Рождествено» под Москвой. Соседями были родственники — князья Голицыны и Великий Князь Сергей Александрович. С раннего детства мы, дети, обожали Великую Княгиню Елизавету Феодоровну (старшую сестру Государыни Императрицы Александры Феодоровны), которая нас баловала и ласкала, даря платья и игрушки. Часто мы ездили в Ильинское, и они приезжали к нам — на длинных линейках — со свитой, пить чай на балконе и гулять в старинном парке. Однажды, приехав из Москвы, Великая Княгиня пригласила нас к чаю, как вдруг доложили, что приехала Императрица Александра Феодоровна. Великая Княгиня, оставив своих маленьких гостей, побежала навстречу сестре.
Первое мое впечатление об Императрице Александре Феодоровне относится к началу царствования, когда она была в расцвете молодости и красоты: высокая, стройная, с царственной осанкой, золотистыми волосами и огромными, грустными глазами — она выглядела настоящей царицей. К моему отцу Государыня с первого же времени проявила доверие, назначив его вице-председателем Трудовой Помощи, основанной ею в России. В это время зимой мы жили в Петербурге, в Михайловском Дворце, летом же на даче в Петергофе.
Возвращаясь с докладом от юной Государыни, мой отец делился с нами своими впечатлениями. На первом докладе он уронил бумаги со стола, Государыня, быстро нагнувшись, подала их сильно смутившемуся отцу. Необычайная застенчивость Императрицы его поражала. «Но, — говорил он, — ум у неё мужской — une téte d’homme». Прежде же всего она была матерью: держа на руках шестимесячную Великую Княжну Ольгу Николаевну, Государыня обсуждала с моим отцом серьезные вопросы своего нового учреждения; одной рукой качая колыбель с новорожденной Великой Княжной Татьяной Николаевной, она другой подписывала деловые бумаги. Однажды, во время одного из докладов, в соседней комнате раздался необыкновенный свист.
— Какая это птица? — спрашивает отец.
— Это Государь зовет меня, — ответила, сильно покраснев, Государыня и убежала, быстро простившись с отцом.
Впоследствии, как часто я слыхала этот свист, когда Государь звал Императрицу, детей или меня; сколько было в нем обаяния, как и во всем существе Государя.
Обоюдная любовь к музыке и разговоры на эту тему сблизили Государыню с нашей семьей. Я уже упоминала о высоком музыкальном даровании моего отца. Само собой разумеется, что нам с ранних лет дали музыкальное образование. Отец возил нас на все концерты, в оперу, на репетиции и во время исполнения часто заставляя следить по партитуре; весь музыкальный мир бывал у нас, — артисты, капельмейстеры, — русские и иностранцы. Помню, как раз пришел завтракать П. И. Чайковский и зашел к нам в детскую.
Образование мы, девочки, получили домашнее и держали экзамен на учительниц при округе. Иногда через отца мы посылали наши рисунки и работы Императрице, которая хвалила нас, но в то же время говорила отцу, что поражается, что русские барышни не знают ни хозяйства, ни рукоделия, и ничем, кроме офицеров, не интересуются.
Воспитанной в Англии и Германии, Императрице не нравилась пустая атмосфера петербургского света, и она все надеялась привить вкус к труду. С этой целью она основала «Общество Рукоделия», члены которого, дамы и барышни, обязаны были сработать не менее трех вещей в год для бедных. (Идея не привилась.) Не взирая на это, Государыня продолжала открывать до всей России дома трудолюбия для безработных, учредила дома призрения для падших девушек, страстно принимая к сердцу все это дело.
Жизнь при Дворе в это время была веселая и беззаботная. 17-ти лет я была представлена сперва Императрице-Матери в Петергофе в её дворце Котедже. Сначала страшно застенчивая, — я вскоре освоилась и очень веселилась. В эту первую зиму и успела побывать на 22 балах, не считая разных других увеселений. Вероятно переутомление отозвалось на моем здоровии, — и летом, получив брюшной тиф, я была 3 месяца при смерти. Брат и я болели одновременно, но его болезнь шла нормально, и через 6 недель он поправился; у меня же сделалось воспаление легких, почек и мозга, отнялся язык и я потеряла слух. Во время долгих мучительных ночей я видела как то раз во сне о. Иоанна Кронштадтского, который сказал мне, что скоро мне будет лучше.
В детстве о. Иоанн Кронштадтский раза 3 был у нас и своим благодатный присутствием оставил в моей душе глубокое впечатление, и теперь, казалось мне, мог скорее помочь, чем доктора и сестры, которые за мной ухаживали. Я как-то сумела объяснить свою просьбу — позвать о. Иоанна, и отец сейчас же послал ему телеграмму, которую он впрочем не сразу получил, так как был у себя на родине. В полузабытьи я чувствовала, что о. Иоанн едет к нам, и не удивилась, когда он вошел ко мне в комнату. Он отслужил молебен, положив епитрахиль мне на голову. По окончанию молебна, он взял стакан воды, благословил и облил меня, к ужасу сестры и доктора, которые кинулись меня вытирать. Я сразу заснула и на следующий день жар спал, вернулся слух и я стала поправляться.
Великая Княгиня Елизавета Феодоровна три раза навестила меня, а Государыня присылала чудные цветы, которые мне клали в руки, пока я была без сознания.
В сентябре я уехала с родителями в Баден и затем в Неаполь. Здесь мы жили в одной гостинице с Великим Князем Сергеем Александровичем и Великой Княгиней Елизаветой Феодоровной, которые очень забавлялись, видя меня в парике. Вообще же Великий Князь имел сумрачный вид, и говорил матери, что расстроен свадьбой его брата, Великого Князя Павла Александровича. К июню я совсем поправилась и зиму 1903 очень много выезжала и веселилась. В январе получила шифр — т.-е. была назначена городской фрейлиной, но дежурила только на балах и выходах при Государыне. Это дало возможность ближе видеть и официально познакомиться с Императрицей, и вскоре потом, мы подружились тесной неразрывной дружбой, продолжавшейся все последующие годы.
Мне бы хотелось нарисовать портрет Государыни Императрицы Александры Феодоровны, — такой, какой она была в эти светлые дни, пока горе и испытания не постигли нашу дорогую родину. Высокая, с золотистыми густыми волосами, доходившими до колен, она, как девочка, постоянно краснела от застенчивости; глаза её, огромные и глубокие, оживлялись при разговоре и смеялись. Дома ей дали прозвище «солнышко» — Сунни», — имя, которым всегда называл ее Государь. С первых дней нашего знакомства я всей душой привязалась к Государыне: любовь и привязанность к ней остались на всю мою жизнь.
Зима 1903 была очень веселая. Особенно памятны мне в этом году знаменитые балы при Дворе в костюмах времен Алексея Михайловича; первый бал в Эрмитаже, второй в концертной зале Зимнего Дворца и третий у графа Шереметева. Сестра и я были в числе 20 пар, которые танцевали русскую. Мы несколько раз репетировали танец в зале Эрмитажа и Императрица приходила на эти репетиции. В день бала она была поразительно хороша в золотом парчовом костюме, и на этот раз, как она мне после рассказывала, она забыла свою застенчивость, ходила по зале, разговаривая и рассматривая костюмы.
Летом я заболела сердцем. Мы жили в Петергофе, — и это было первый раз, что Государыня нас посетила. Приехала она в маленькой шарабане, сама правила. Пришла веселая и ласковая наверх в комнату, где я лежала, в белом платье и большой белой шляпе. Ей видимо доставляло удовольствие приехать запросто, не предупреждая. Вскоре после того мы уехали в деревню. В нашем отсутствии Императрица еще раз приезжала к нам и огорошенному курьеру, который открыл ей дверь, передала бутылку с святой водой из Сарова, поручив передать ее нам.
Следующую зиму началась японская война. Это ужасное событие, которое принесло столько горя и глубоко потрясло всю страну, отразилось на нашей семейной жизни разве тем, что сократилось количество балов, что не было приемов при Дворе и что мать заставила нас пройти курс сестер милосердия. Для практики мы ездили перевязывать в Елизаветинскую общину. По инициативе Государыни в залах Зимнего Дворца открылся склад белья для раненых воинов. Мать моя заведовала отделом раздачи работ на дом, и мы помогали ей целыми днями. Императрица почти ежедневно приходила в склад; обойдя длинный ряд зал, где за бесчисленными столами трудились дамы, она садилась где-нибудь работать.
Императрица тогда была в ожидании наследника. Помню её высокую фигуру в темном бархатном платье, опушенном мехом, скрадывающем её полноту, и длинном жемчужном ожерелье. За её стулом стоял арап Жимми в белой чалме и шитом платье; арап этот Жимми был одним из четырех абессинцев, которые дежурили у дверей покоев Их Величеств. Вся их обязанность состояла в том, чтобы открывать двери. Появление Жимми в складе производило всеобщее волнение, так как оно возвещало прибытие Государыни. Абессинцы эти были остатком придворного штата Двора времен Екатерины Великой.
Летом родился наследник. Государыня потом мне рассказывала, что это из всех её детей были самые легкие роды. Императрица едва успела подняться из маленького кабинета по витой лестнице к себе в спальню, как родился наследник. Сколько было радости, несмотря на всю тяжесть войны, кажется, не было того, чего Государь не сделал бы в память этого дорогого дня.
Но почти с первых же дней родители заметили, что Алексей Николаевич унаследовал ужасную болезнь геомифилию, которой страдали многие в семье Государыни; женщина не страдает этой болезнью, но она может передаваться от матери к сыну.
Вся жизнь маленького наследника, красивого, ласкового ребенка, была одним сплошным страданием, но вдвойне страдали родители, в особенности Государыня, которая не знала более покоя. Здоровье её сильно пошатнулось после всех переживаний войны, и у неё начались сильные сердечные припадки. Она бесконечно страдала, сознавая, что была невольной виновницей болезни сына. Дядя её, сын королевы Виктории, принц Леопольд, болел той же болезнью, — маленький брат её умер от неё же, и также все сыновья её сестры, принцессы Прусской, страдали с детства кровоизлияниями.
Все, что было доступно медицине, было сделано для Алексея Николаевича. Государыня кормила его с помощью кормилицы (так как сама не имела довольно молока), как кормила она и всех своих детей.
У Императрицы при детях была сперва няня англичанка и три русские няни её помощницы. С появлением наследника она рассталась с англичанкой и назначила его няней вторую няню, М. Ив. Вишнякову. Императрица ежедневно купала наследника и так много уделяла времени детской, что при Дворе стали говорить, что Императрица не царица, а только мать. Конечно, сначала не знали и не понимали серьезное положение здоровья наследника. Человек всегда надеется на лучшее будущее. Их Величества скрывали болезнь Алексея Николаевича от всех, кроме самых близких родственников и друзей, закрывая глаза на возрастающую непопулярность Государыни. Она страдала в была больна, а о ней говорили, что она холодная, гордая и неприветливая: таковой она осталась в глазах придворных и петербургского света даже тогда, когда все узнали о её горе.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Книги
Всего комментариев: 13
1 Redrik   (26.11.2015 12:10)
Так как в самой книге в предисловии это обозначено очень невнятно, посчитал своим долгом сразу объяснить:
Воспоминания Анны Вырубовой - настоящие, она их написала и одни были изданы за границей. Что касается "Дневника", который был напечатан в двадцатых годах в советской прессе, то это фальшивка, фейк, написанный писателем Алексеем Толстым по заказу советских властей. Сделано это было с целью обличения "нравов прогнившего царского режима".
Кстати, все истории про полусумашедшего алкоголика Григория Распутина, который трахал царских фрейлин и чуть ли не спал с самой императрицей - берут свое начало именно из этого фальшивого дневника. Миф настолько устойчивый, что стал практически реальностью. Можно вспомнить филь Элема Климова "Агония" или книгу Валентина Пикуля (вылетело из головы название), хотя к реальности это не имеет никакого отношения.
Миф про распутного Распутина стал таким устойчивым еще и потому, что он охотно поддерживался и российскими эмигрантами, чтобы оправдать зверское убийство Распутина полусумашедшим националистом Пуришкевичем и ничтожным Юсуповым.
Я так понимаю, что издатели книги сознательно под одной обложкой собрали фальшивку и реальные воспоминания Вырубовой с целью дать возможность читателям сравнить реальность и миф. Но сделали это настолько неуклюже и так плохо объяснили свои намерения, что... Боюсь что процентов девяносто читателей попросту непоняли, что половина этой книги - выдумка.)

2 LD74   (26.11.2015 20:06)
Миф про распутного Распутина стал таким устойчивым еще и потому, что он охотно поддерживался и российскими эмигрантами, чтобы оправдать зверское убийство Распутина полусумашедшим националистом Пуришкевичем и ничтожным Юсуповым.

Не складывается. Если Распутин был совсем не плох, то за что же его убили? У него ведь еще при жизни сложилась вполне определенная репутация. Даже если считать, что абсолютное большинство негатива про Распутина - это слухи и домыслы современников, все равно получается, что слишком многие в эти слухи охотно верили. И дыма без огня все-таки не бывает. Вел себя Распутин вызывающе, не по чину, и в управление страной все-таки лез.
Короче, он вызывал ненависть современников как фаворит, а не потому, что эмигранты и большевики его оклеветали. Фавориты часто плохо кончают, особенно если страна попадает в тяжелую ситуацию, с которой правящая династия справится не может - крайним назначают фаворита.

3 Redrik   (26.11.2015 20:24)
Если Распутин был совсем не плох, то за что же его убили?

Ты сам и ответил, за что его убили:

Вел себя Распутин вызывающе, не по чину, и в управление страной все-таки лез.

Он имел слишком большое влияние на царя и соответственно, на управление страной.

страна попадает в тяжелую ситуацию, с которой правящая династия справится не может - крайним назначают фаворита.

Тоже верно. В том смысле что на мертвого потом можно свалить многое. А по факту - меньше всего Распутин был хоть как-то виноват в тяжелой ситуации. Например, он был явным германофилом, всегда выступал за дружбу России с Германией, а вступление России в войну на стороне Антанты сразу назвал катастрофой. За что соответственно ко всему что на него лепили, добавился еще миф про то что он был германским шпионом. И в деле его убийства из всех щелей торчат британские уши. Юсупов был англофобом, выпускником Оксфорда, в своих воспоминаниях открыто написал, что его товарищ по Оксфорду Освальд Райнер был в курсе заговорщиков.  А Райнер - ни много ни мало - кадровый офицер английской разведке. И это только то, что на самой поверности видно...

5 LD74   (30.11.2015 16:12)
А по факту - меньше всего Распутин был хоть как-то виноват в тяжелой ситуации. Например, он был явным германофилом, всегда выступал за дружбу России с Германией

Хорошее дело, во время войны у нас мало того что императрица-немка, так еще и фаворит ее германофил. Причем Распутин не только тайно влияет, но еще открыто выступает, записочки пишет, кого куда назначить... Это, я подчеркиваю, вот такая система управления в военное время. Нормально?
Распутин безусловно виновен в деградации царской власти и колоссальном падении ее авторитета. Разочарование было настолько сильное, что когда произошла революция в февраля 1917, нашлось всего два верных генерала, которые были готовы сражаться за царя Николая II с оружием в руках, а все остальные от царя отвернулись. Это же как нужно было до такого довести...

6 Redrik   (30.11.2015 16:24)
Хорошее дело, во время войны у нас мало того что императрица-немка, так еще и фаворит ее германофил.

Тут много чего можно добавить еще. Напримерм, что русский и германский императоры начинали письма друг другу со слов "Брат мой!" Исходя из такой логики, в проруби вместе с Распутиным надо было утопить и всю царскую семью, не дожидаться 1918 года и ипатьевского подвала.

Разочарование было настолько сильное, что когда произошла революция в февраля 1917, нашлось всего два верных генерала, которые были готовы сражаться за царя Николая II с оружием в руках

Довольно странные слова, потому что как можно сражаться за царя, который сам подписал свое отречение? Как это могло выглядить? Силой заставить его забрать свое отречение назад? Во-первых, выглядело бы это по шутовски нелепо, во-вторых в подобных случаях сваренное яйцо уже невозможно сделать снова сырым.

Это же как нужно было до такого довести...

Вот именно. Только слова эти надо обращать к бездарному Николаю Второму, а не убитому Распутину. Потому что Григорий Распутин был как раз одним из главных сторонников царской власти, и "рулил" он своими записочками потому что видел слабоволие царя и пытался хоть что-то сделать за это ничтожество. За это его и убили.

8 LD74   (30.11.2015 16:43)
Довольно странные слова, потому что как можно сражаться за царя, который сам подписал свое отречение? Как это могло выглядить? Силой заставить его забрать свое отречение назад? Во-первых, выглядело бы это по шутовски нелепо

Да ни фига подобного. Отречение монарха в результате восстания подданных - это довольно частое событие в истории. Сторонникам монарха всегда было достаточно заявить, что они просто в отречение не верят, и начать вооруженную борьбу. В случае их победы освобожденный монарх тут же заявляет, что отрекся из-за того, что ему угрожали, и что отречение не действительно - опа, и он снова правит страной). Я тебе могу привести много подобных историй. Уже не говоря про то, что монархисты могли признать отречение Николая, вот поддержать любого из его наследников. Вместо этого подавляющее большинство военного командования, которое вообще-то приносило присягу, по сути изменило династии, и перешло на сторону временного правительства. То же Корнилов, герой войны, служивший верой и правдой, весной 1917 Романовых уже арестовывал http://territa.ru/load/28-1-0-7522

11 Redrik   (30.11.2015 16:55)
по сути изменило династии, и перешло на сторону временного правительства.

О чем ты говоришь? Изменять кому-то и переходить на чью-то сторону можно, когда есть противостоящие стороны. Разве в феврале 17-го была сторона династии, и противоположная сторона - временное правительство? Нет, правительство Керенского было единственной властью России, им никто не противостоял, потому что царская династия путем двухкратного отречения от власти Николашки и его брата - попросту самоликвидировалась. Эти бездарные дураки произвели аннигиляцию своей царской власти, она перестала существовать. Так что ни Корнилову ни другим генералам не за кого было заступаться, и некого было предавать.

13 LD74   (30.11.2015 17:42)
потому что царская династия путем двухкратного отречения от власти Николашки и его брата - попросту самоликвидировалась. Эти бездарные дураки произвели аннигиляцию своей царской власти, она перестала существовать.

Ты не совсем прав. Монархия - это такая идея, которая не может перестать существовать). Даже если полный развал, деградация и наследников не осталось - всегда есть возможность начать сначала, и выбрать нового царя, как сделали в России, например, в 1613. В XX веке многие тоже так делали, в то время были прецеденты - например, появились короли Финляндии (1918) или Югославии (1921). В России позже, во время гражданской, когда стало понятно, что такое власть большевиков, часть белого движения также сражалось именно за монархические идеи. Так что идеи монархия, тем более конституционной, в принципе была жива, в этом видели определенный смысл. Но если вместо царя, абсолютного монарха, правит вдруг какой-то левый мужик, завоевавший доверие его жены, звать которого никак, то тогда, конечно, получается, что смысла в такой монархии гораздо меньше...

9 LD74   (30.11.2015 16:45)
Потому что Григорий Распутин был как раз одним из главных сторонников царской власти, и "рулил" он своими записочками потому что видел слабоволие царя

Даже если и так - присягали же все-таки именно царю, он был центром власти в России. А Распутин авторитет царя и царской власти, получается, подрывал, чем только усугублял ситуацию.

10 Redrik   (30.11.2015 16:50)
У тебя тут нестыковка - размером черную галактическую дыру.
Если Распутин подрывал авторитет царской власти, то он как раз был выгоден в живом и здоровом виде, его должны были беречь и пылинки с него сдувать. чтобы он и дальше компрометировал. А они его взяли и убили. И в ферале 1917 оказалось, что некому пытаться разруливать ситуацию, или как ты говоришь - "записочки писать". А был бы жив Распутин, еще неизвестно как бы всё обернулось.

12 LD74   (30.11.2015 17:25)
У тебя тут нестыковка - размером черную галактическую дыру.
Если Распутин подрывал авторитет царской власти, то он как раз был выгоден в живом и здоровом виде, его должны были беречь и пылинки с него сдувать.


Не вижу никаких нестыковок, его же не революционеры убили. Пуришкевич - националист и монархист, Юсуповы - князья. Они спасали царскую семью от вредного влияния. У англичан, понятно, была своя цель, ослабить германское влияние, и подольше удержать Россию в войне на стороне союзников. Революции в 1917 никто из них не ожидал, они к ней совсем не стремились.

И в ферале 1917 оказалось, что некому пытаться разруливать ситуацию, или как ты говоришь - "записочки писать". А был бы жив Распутин, еще неизвестно как бы всё обернулось.


Хаос был в стране, развал в хозяйстве, тяжело положение на фронте, падение авторитета власти, к тому же в столице не было царя, но зато болталась масса солдат - вот причины успеха восстания. Думаешь, был бы жив Распутин, и все бы это разрулили?)) Я думаю нет.

4 Alice   (28.11.2015 23:20)
Если Распутин был совсем не плох, то за что же его убили?

Я вот подумала, у того же Толстого в "Хождении по мукам" был момент, когда Сорокин, чтобы усмирить бунт в армии, пожертвовал первым попавшимся человеком. "Толпе нужна кровь". 
Распутин идеально подходил на эту роль.

7 LD74   (30.11.2015 16:24)
"Толпе нужна кровь".
Распутин идеально подходил на эту роль.


Ну так Распутина не толпы же ради убили, это все-таки был заговор знати.
Безродный и влиятельный фаворит вообще очень плохо принимается в сословном обществе, когда считалось, что знать должна стоять и управлять рядом с царем. А тут влезает какой-то левый и странный мужик... Вдобавок еще и не святой, а с пороками дядька... Пусть про тотальный разврат все ложь - все равно достаточно было одной интимной истории, или даже намека на непристойное поведение Распутина, чтобы вызвать скандал, и сильное озлобление. Тогда связь между знатной женщиной и простым мужиком выглядела порочной, и абсолютно неприемлемой.

Такого фаворита еще могут терпеть, какое-то время, пока дела идут хорошо, но в противном случае он первый кандидат на расправу. Не как случайная жертва, а потому, что за все нужно платить.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 24
Гостей: 23
Пользователей: 1
Redrik

 
Copyright Redrik © 2016