Пятница, 02.12.2016, 22:59
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Книги

Михаил Бобров / Записки военного альпиниста. От ленинградских шпилей до вершин Кавказа 1941–1945
23.09.2015, 21:37
В условиях горно-лесистой местности Кавказа резко изменилась тактика действий немецких войск. Вместо массированных ударов и наступления механизированными колоннами противник бросал в бой специальные альпийские отряды, которые по тропам проникали в глубь гор, захватывали выгодные высоты и, дождавшись подхода главных сил, продвигались дальше.
Не случайно в планах захвата центральных перевалов Главного Кавказского хребта в Приэльбрусье гитлеровское командование возлагало особые надежды на 1-ю горнострелковую дивизию «Эдельвейс», которая считалась одной из лучших «горноспортивных» дивизий вермахта. Об этом говорит и тот факт, что название операции по захвату Кавказа напрямую связано с одноименной горнострелковой дивизией, опознавательным знаком которой было изображение белого цветка эдельвейса. Еще до войны кое-кто из офицеров и унтер-офицеров этой дивизии побывали на Кавказе как альпинисты и туристы, поднимались на его вершины, проходили через перевалы и теперь, как разведчики, могли свободно ориентироваться на той местности, где предстояло вести бои, тем более что у них были прекрасные карты и описания горных перевалов.
В числе офицеров дивизии «Эдельвейс» были известные опытные альпинисты Германии: сам командир Ланц и его подчиненные – Гроот, Мауер, Шранц, Бауэр, Мюллер, Хиршфельд, Залминтер, Песситер и многие другие, ранее штурмовавшие вершины Гималаев, Анд, Кавказа, Альп, Кордильер, Пиренеев. Почетным солдатом «Эдельвейса» был Адольф Гитлер, нередко лично проводивший смотр частей дивизии.
Горнострелковые соединения были впервые сформированы в 1915 году на территории Баварии и отлично зарекомендовали себя в кровопролитных боях Первой мировой. В отряды принимали лишь опытных солдат, не моложе 24 лет, холостых, уроженцев земель Бавария и Вюртемберг. После войны личный состав горнострелковых частей кайзеровской армии составил костяк вооруженных сил Веймарской республики. Незадолго до Второй мировой вермахт пополнил свой личный состав хорошо обученными австрийскими горными стрелками, из которых были сформированы две новые горнострелковые дивизии.
Горные стрелки были, в сущности, легкой пехотой, подготовленной для ведения боевых действий в горах и на пересеченной местности, где ландшафт не позволял использовать тяжелое вооружение – крупнокалиберную артиллерию, танки и бронеавтомобили. Горнострелковые дивизии, как правило, располагали лишь специальными горными орудиями и минометами, которые можно было перевозить в разобранном виде на вьючных животных. Для вьючной же транспортировки было приспособлено все вооружение, боекомплект, провиант.
К физическому состоянию горных стрелков предъявлялись повышенные, даже жесткие требования. Дело в том, что им приходилось не только носить на себе все свои вещи (которые пехотинцы сдавали в обоз) и оружие, но при этом еще и передвигаться по пересеченной местности, преодолевать горные массивы и фактически заниматься альпинизмом. Действуя в своей стихии – среди горных вершин Норвегии, Балкан, Кавказа, Крымских и Карпатских гор, немецкие горные стрелки проявляли чудеса храбрости, мастерства и решительности. Они отличались высоким боевым духом и ревностно блюли честь мундира, обладали прекрасной выучкой ведения боевых действий выше снеговой линии. Они были обучены всему: скрытно передвигаться, преодолевая все формы горного рельефа, выбирать позицию для наблюдения, для огневых точек, для засады и нападения, для обороны. Экипировка и специальное снаряжение соответствовали лучшим образцам своего времени. Все виды стрелкового оружия были предельно облегчены, при сохранении стандартных калибров, и, что самое важное, их прицельные системы были рассчитаны с учетом угла возвышения вплоть до ведения огня вертикально вверх или вертикально вниз.
Офицерский состав был обеспечен хорошими картами местности всего театра военных действий и безупречной радиосвязью. В любую минуту командование обладало информацией о местонахождении, характере боевой обстановки каждого взвода отдельной артиллерийской или минометной батареи.
Как я уже сказал, немецкие горные стрелки были крепкие молодые ребята, прошедшие хорошую специальную альпинистскую и физическую подготовку. Быть зачисленным в горнострелковые войска считалось не менее почетным, чем воевать в люфтваффе или в кригсмарине. Большинство из них были уроженцами южных районов Германии и тренировались в альпинистских лагерях. Многие занимались в знаменитом Мюнхенском клубе. Насколько я знаю, на базе именно этого клуба шло формирование немецких горных войск. В дивизии «Эдельвейс», в частности, были очень хорошие спортсмены – в основном на уровне наших мастеров спорта, испытавшие на своей шкуре, что такое горы, отвесные скалы, морозы, ураганы, камнепады, ледники и лавины. И если дивизия военного времени, как правило, до 10 тысяч человек, то в «Эдельвейсе» было 22 тысячи человек, правда, среди них и вьючные части, и иные подразделения обеспечения. Однако с нашей стороны им противостояло всего около 5 тысяч человек, большей частью наспех подготовленных бойцов и военных альпинистов.
Немцы виртуозно отстреливались из самых неудобных положений, например вися на веревке. Мы тоже могли вести огонь, отталкиваясь от стены, набирая маятниковое движение из стороны в сторону, но они были натренированы лучше. Их чутье, реакция и сноровка были очень развиты. Они ухитрялись как-то поворачиваться спиной к стене и вести прицельный огонь. «Кошки» на ногах, предназначенные для того, чтобы не скользить по склону ледника, ограничивают движения, а немецкие стрелки на них быстро ходили, бегали вверх, вбок, вниз, перепрыгивали от укрытия к укрытию. Наши в этом отношении проигрывали.
Лыжная подготовка немцев также была блестящей. Они не просто спускались с гор, но и видели всю картинку боя – кто где, куда повернуть, как не помешать своим солдатам, и при этом еще обстреливали нас. А ведь спускаться на лыжах с рюкзаком на плечах, когда центр тяжести намного выше естественного уровня, – это надо уметь. Если упадешь в глубоком снегу – сразу превращаешься в мишень и будешь в один миг застрелен. А они не падали, и не успеешь взять их в прицел, как они уже отвечают очередью из своих автоматов и проскакивают мимо.
Нам, конечно, в который уже раз помогла зима. Немцы надеялись проскочить перевалы и выйти к Баку и Грозному до конца осени, но наши отряды, а также операция под Сталинградом в корне поломали их планы.
Немцы были сильным противником – пожалуй, самым достойным из всех, с кем нам приходилось когда-либо воевать. И их военнослужащие были настоящими патриотами своей страны, что не может не вызывать определенного уважения.
В дивизии были отдельные подразделения итальянцев и румын. Итальянцы были на втором плане, как инструкторы альпинизма и поддержка немцев, а румыны работали на снабжение, во вьючных подразделениях – обеспечивали переходы караванов. Но немцы на голову превосходили по всем показателям итальянцев и румын.
В качестве иллюстрации различий итальянцев и немцев приведу эпизод из боевой биографии моего хорошего друга Валентина Коргина. Это интереснейший человек, отличный боец, один из лучших разведчиков в армии Рокоссовского. Он брал Берлин и одним из первых тогда ворвался в гитлеровскую рейхсканцелярию, воевал в самом центре фашистской столицы, уцелел, и даже есть фотография, где он стоит с ППШ возле знаменитого большого глобуса Гитлера. И подпись на фотографии соответствующая: «Вооружен и очень опасен». Коргин тоже был альпинистом и воевал на Кавказе; он рассказал мне такой анекдотический случай.
Его группа пошла в разведку в районе Караугомского плато (южнее Алагира) – это тоже Центральный Кавказ. Там немцы применяли десантирование с воздуха прямо на плато, на ледник. Самолет приземлялся, немцы высаживались и вахтовым методом держали под прицелом всю округу. Под их контролем был и Мамисонский перевал, через который проходила Военно-Осетинская дорога из Грузии в Осетию. Снабжение таких отрядов шло по воздуху, на парашютах. А итальянские части для них были запасным прикрытием с тыла.
Наша группа, в которой находился Коргин, проникла на территорию, занимаемую немцами, и натолкнулась на вспомогательную группу итальянцев – человек семь-восемь, которые спали рядком под несколькими огромными елями, сделав широкий настил из лапника и накрывшись каким-то тряпьем. Ни охраны, ни наблюдателей. Ну не стрелять же их, таких безобидных. Наши забрали оружие, припасы, потом растормошили спящих. Те повскакивали, в себя приходят, глаза трут. Неизвестно, на каком языке они договаривались, но наши их построили, обыскали. А Коргин с мирных времен имел еще одно увлечение, он был прекрасным кинооператором и уже тогда снял множество интересных материалов. И вот достал он свою камеру, навел на итальянцев, начал снимать. А те попадали на землю, стали просить не убивать их. Видимо, приняли кинокамеру за какое-то оружие. Никого, конечно, убивать не стали, а просто увели в плен. Вот так выглядели итальянцы на войне. Немцы же, напротив, оказывали ожесточенное сопротивление и показали себя очень серьезным противником.
В одном из номеров фашистского журнала «Кораллы» так писалось об интенсивной подготовке немецких горных стрелков: «Перед войной наших егерей часто можно было увидеть на боевых учениях в Альпах. Правда, для того, чтобы их увидеть, нужно было очень внимательно всматриваться. Тысячи туристов тогда бродили в Альпах, не замечая войск, ибо оставаться незаметным – важнейшее правило альпийского стрелка. Только перейдя удобные дороги и взобравшись по горным тропам вверх, вы смогли бы натолкнуться на группу солдат, усердно занятых лазанием по скалам. Имея хороший бинокль, вы смогли бы с какой-нибудь вершины наблюдать за тактическими учениями: дерзкие маневры, захваты важных пунктов и высот, молниеносные обходы следовали один за другим. Егеря, как кошки, взбирались на неприступные вершины диких скал, прилипали к острым карнизам и бесследно исчезали где-то в темных расселинах…
В самые холодные зимние дни в засыпанных снегом горах можно было видеть белые фигуры горнолыжников с тяжелым грузом на спинах. Они неслись с отвесного склона, пускались в бешеное преследование невидимого противника; на глетчерах они преодолевали глубокие ледяные трещины, на вершинах гор сноровисто устанавливали орудия и минометы, искусно строили из льда и снега теплые убежища…»
Не правда ли, впечатляет?..
В экипировку егерей входили: удобная крепкая специальная горная обувь и верхняя одежда, палатки, пуховые спальные мешки, походные спиртовые кухни и примусы, темные очки, шерстяное белье. Снаряжение состояло из ледорубов, восьмизубых «кошек», веревок, скальных и ледовых крючьев, горных спасательных средств и горных лыж с металлической окантовкой. Горные части также обеспечивались высококалорийным питанием.
Я уточняю эти детали для того, чтобы подчеркнуть, насколько хорошо был подготовлен противник, заблаговременно имевший отработанный и проверенный механизм действий на Северном Кавказе. Когда в намеченное время 49-й горнострелковый корпус противника был введен в бой, его бойцы были полны сил и находились на пике своей спортивно-физической формы, а противостояли этим опытным военным альпинистам советские общевойсковые подразделения, не обученные ведению боевых действий в горах.
Положение дел в Красной армии оставляло желать лучшего. Задолго до войны Всесоюзная секция альпинизма (Федерации и ее президиума, обладавшего правом общения с правительством, тогда еще не существовало) неоднократно и настойчиво обращалась письменно в Наркомат обороны и лично к наркому с предложением по организации горнострелковых войск и участию альпинистов в этом мероприятии. Но все было тщетно. Поэтому к лету 1942 года Красная армия не имела специализированных горных подразделений.
Когда фронт вплотную подошел к Закавказью, военачальники наконец озаботились отсутствием квалифицированных альпинистов в составе горных войск. Правда, о создании подразделений, целиком состоящих из альпинистов, не могло быть и речи: все тысячи подготовленных бойцов, прошедших до войны через альпинистские лагеря, уже были рассеяны на бескрайних полях сражений. Надо было разыскать их и отправить в распоряжение Закавказского фронта для укомплектования частей, уже находящихся в огневом контакте с противником, для организации школы горной подготовки младших и средних командиров.
«К началу войны в СССР специального воинского учета альпинистов не было. Поэтому только случайно единицы их оказались к этому времени в горных соединениях Красной армии» – так позднее оценивал сложившуюся ситуацию Маршал Советского Союза А.А. Гречко. С нашей стороны врагу противостояли регулярные части Красной армии (в том числе конница), не имевшие опыта боев в горной местности. Не было подходящего (не говоря уже о специальном) снаряжения, специального оружия и пр. После приказа ГКО (20 августа 1942 г.) Закавказскому фронту об организации обороны Главного Кавказского хребта и основных перевалов выяснилось, что часть из них уже захвачены противником.
Военные мемуары А.М. Гусева – один из немногих источников информации о горной войне на Кавказе. Он, как и другие, оказался в армии, но не на передовой, а в тылу, в 9-й горнострелковой дивизии. Его воспринимали как инструктора физкультуры; впрочем, мнение скоро изменилось – после первых стрельб. Оказалось, что даже у лучших стрелков уже при угле возвышения более 45 градусов мишени пусты. Вдобавок к этому – неумение передвигаться по сложному профилю, в лавиноопасных местах и пр. Все то, что ожидало горнострелковую дивизию в боевых условиях в горах, оказалось, что называется, «китайской грамотой». Всему надо было обучаться с нуля – и это в тот момент, когда война неумолимо приближалась к Закавказью и очень скоро всем предстояло вступить в бой.
Нужно было готовить командный состав для боевых действий в горах, и эту задачу решали альпинисты, прибывающие с фронтов в Тбилиси. Необходимо было наладить производство альпинистского снаряжения.
Егеря генерала Конрада малочисленными группами в обгон наших войск с боями прорывались к центральным перевалам Кавказа. Они никого не могли брать в плен, сопровождать в тыл, поэтому противника просто уничтожали. Приказ по войскам был: вести огонь на поражение. Своих погибших хоронили в скальных выемках без каких-либо опознавательных знаков, но занося захоронения в свои подробнейшие топографические карты в надежде со временем перезахоронить их. Фронт действий горных стрелков был широк: на западе от перевала Белореченского, находящегося севернее города Сочи, на востоке – до перевала Мамисонского, находящегося южнее города Алагира.
Разделившись на четыре группы, 49-й горнострелковый корпус устремился по долине реки Большая Лаба в направлении перевала Санчарского, по долинам рек Марух и Большой Зеленчук – к перевалам Марухский и Наурский, а по долине реки Теберда – на перевалы Клухорский и Домбай-Ульген.
  -------------
  "Скачайте книгу в нужном формате и читайте дальше"
Категория: Книги
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 45
Гостей: 44
Пользователей: 1
Redrik

 
Copyright Redrik © 2016