Среда, 07.12.2016, 15:26
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Книги

Александр Грановский / Крестовые походы, в 2 томах (т. 1)
06.09.2015, 18:58
Идея крестовых походов
Собственно, начало крестовым походам положила просьба о помощи, с которой император Мануил VII еще в 1073 г. обратился к папе Григорию VII. Последний серьезно задумывался об отправлении войск в Константинополь, поставив условием помощи объединение греческой церкви с латинской. В письме к графу Гийому Бургундскому (из Безансона) папа писал: «Мы надеемся… что после подчинения [итальянских] нормандцев, мы отправимся в Константинополь на помощь христианам, которые, будучи сильно удручены частыми нападениями сарацин , жадно просят, чтобы мы протянули им руку помощи». Очевидно, что речь шла только о защите Константинополя, а не об освобождении Иерусалима. Папа писал германскому королю Генриху IV, что итальянцы и другие европейцы, послушные его воле, готовят уже 50-тысячную армию и хотят подняться против врагов Бога: «К этому делу меня особенно побуждает также и то, что Константинопольская церковь, не согласная с нами относительно Святого Духа, стремится к согласию с апостольским престолом». Однако вскоре папе было уже не до Византии: обострилась до предела его борьба с Генрихом IV за инвеституру (см. ниже), так что участия последнего в походе более не предполагалось, итальянские нормандцы, поссорившись с византийцами, готовились к войне с ними, у самого папы начались раздоры с французским королем, по словам папы, «хищным волком», также продававшим епископства и аббатства тому, кто больше заплатит, и он призвал французских дворян выступить против него, да и византийский император Мануил вскоре (1078) был свергнут.
В марте 1088 г. на папский престол был избран Урбан II, умный и решительный 46-летний француз из знатного рода, в миру Одо де Лажари. Его воля и решимость были не слабее, чем у папы Григория VII, но он был лучшим дипломатом и человеком с более широким кругозором. За верность папе Григорию в Германии он в свое время был брошен в тюрьму. Положение его было тяжелым. Рим находился в руках антипапы Климента III, ставленника ставшего императором Генриха IV, а он вынужден был оставаться на юге Италии у нормандцев. Войска его сторонницы, маркграфини Матильды Тосканской, были разбиты войсками Генриха IV. Но Урбан трудился упорно и последовательно. Он отказался от притязаний Григория VII на политическое господство. Он втихомолку разжег восстание против императора его сына Конрада, укрепил свою духовную власть во Франции и в Испании. «Императорский» папа Климент III вынужден был бежать из Рима в Равенну, а папа Урбан II, высоко поднявший свой престиж, весной 1094 г. вернулся в Рим. С началом 1095 г. он — признанный глава западноевропейского христианства.
Урбан II первым из пап дал ход идее Крестового похода. Собранный им в марте 1095 г. собор в Пьяченце в Италии призвал верующих помочь императору Византии против неверных, и многие из собравшихся обещали отправиться сражаться с врагами креста. Из Пьяченцы Урбан II отправился во Францию в Ле-Пюи, где долго совещался с тамошним епископом Адемаром Монтейским. Тот был из знатного рода графов де Валентинуа, человек «умный и достойный, благочестивый и образованный», как говорит о нем хроника Ле-Пюи, и, кроме того, твердо отстаивавший права церкви; за девять лет до этого он совершил паломничество в Иерусалим. Очевидно, здесь, в Ле-Пюи, и было принято решение о посылке армии на помощь Византии и о том, что епископ будет ее духовным руководителем в качестве легата папы. Отсюда папа отправил письма епископам Франции и соседних стран, призывая их прибыть в ноябре на собор в Клермоне.
Затем папа после короткого пребывания в Клюни отправился на юг, во владения могущественного Раймунда де Сен-Жиля, графа Тулузы и маркиза Прованса, прославившегося участием в священной войне в Испании. Ему Урбан II, видимо, предложил возглавить военную сторону предприятия. Затем папа отправился в Клермон в Оверни. Вся страна была охвачена воинственным религиозным энтузиазмом.
18 ноября 1095 г. в Клермоне был открыт большой собор. На него съехалось так много народа, что в городе не нашлось достаточно жилья и многие из прибывших расположились под открытым небом. На соборе был принят ряд церковных постановлений. Затем был отлучен от церкви король Филипп I за нежелание расстаться с похищенной женой графа Фулька IV Анжуйского. Далее было утверждено «Божье перемирие».
Под конец собора, 27 ноября, под открытым небом, в окружении 14 архиепископов, 225 епископов, 100 аббатов и нескольких десятков тысяч клириков и мирян, Урбан II обратился к присутствовавшим с пламенной речью. Дошедшие до нас тексты этой речи, записанные некоторыми из присутствующих, сильно отличаются друг от друга. Тем не менее можно заключить, что папа призвал собравшихся прийти на помощь братьям-христианам в Романии (Византии) и защитить их от турок, вторгшихся в сердце страны, истязающих жителей и оскверняющих Святые места, ими занята и Антиохия, город святого Петра. Далее папа описал страдания, которым подвергаются паломники на пути в Иерусалим, подчеркнув его особую святость. Христиане Запада, бедный и богатый, должны выступить, чтобы спасти Восток. Вместо того чтобы жить в убожестве и низости и убивать друг друга, они должны без промедления отправиться на справедливую войну, и Бог будет ими руководить. Каждый, кто погибнет в бою, получит отпущение и прощение грехов.
Речь папы снова и снова прерывалась криком: «Dieu le veut!» («Так хочет Бог!»). Вперед выступил епископ Ле-Пюи Адемар, он преклонил колени перед папой и попросил разрешения участвовать в священном походе. Затем упал на колени кардинал Григорий и громким голосом начал «Confiteor» («Я признаю») — христианское признание грехов, и все собравшиеся повторяли его за ним. Когда покаяние закончилось, папа встал и дал собравшимся абсолюцию — отпущение грехов (см. ниже). По предложению папы будущие участники нашивали себе на правое плечо или на грудь красные кресты , руководствуясь словами призыва из Нового Завета: «Тогда Иисус сказал ученикам Средневековая гравюра на дереве Своим: если КТО хочет ИДТИ за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за мною» (Мф 16:24). Начало похода было назначено на день Вознесения Девы Марии, 15 августа следующего года, после того как будет собран урожай.
Было решено, что ушедшие в поход получат отпущение грехов, отсрочку долгов и защиту их имущества церковью во время их отсутствия. Урбан II назначил епископа Адемара своим легатом в походе. Через несколько дней прибыли посланники от графа Тулузского и сообщили об его согласии участвовать и возглавить поход. Папа назначил и место сбора — в Ле-Пюи. В походе могли принять участие только здоровые мужчины, клирики должны были получить разрешение своего духовного руководителя, а миряне — просить совета у опытных духовных лиц. Но отказаться от обета было нельзя, это влекло за собой отлучение от церкви.
Папа покинул Клермон 2 декабря, еще восемь месяцев он оставался во Франции. Он объехал центр и юг страны, проповедуя крестовый поход и совещаясь с церковными и светскими князьями. О решении Клермонского собора были оповещены епископы и важнейшие светские власти Запада. Видимо, по совету Раймунда Тулузского, обратившего внимание папы на необходимость поддержки крестоносной армии флотом с целью обеспечения ее снабжения, папа отправил двух легатов с письмами в Геную. Затем с подобными просьбами папа обратился к Пизе и Венеции. Генуя обещала отправить в поддержку экспедиции 12 военных кораблей и грузовое судно, однако флотилия вышла из Генуи только в июле 1097 г. Пиза отправила свою эскадру в Святую Землю в 1098-м, и Венеция — в 1100 г. В августе 1097 г. Урбан II вернулся в Ломбардию.
Папа думал о выступлении в поход маленькой рыцарской армии, руководимой Раймундом Тулузским и епископом Адемаром. Главной целью похода, провозглашенной на Клермонском соборе, было не освобождение Иерусалима, а помощь Восточной церкви в ответ на неосторожную просьбу послов императора Алексея. Задачей папы было посредством военного похода против турок в Анатолии помочь Византии и, возможно, добиться сближения и объединения церквей, но вовсе не создавать Риму, помимо Константинополя, нового соперника — Иерусалим. В современном Первому крестовому походу документе, написанном в аббатстве Соксиланж в Оверни, неподалеку от Клермона, говорится: «Когда бушевала ярость варваров, чтобы разрушить свободу Восточной церкви, случилось то, что по призыву папы вся сила и вся вера Западных народов бросились на помощь уничтожаемой религии».
Однако в общественном сознании поход на восток сразу отождествился с освобождением Иерусалима, святого города, где проповедовал, творил чудеса, был распят и воскрес Иисус Христос. Поход вскоре приобрел такие масштабы, каких папа не мог предвидеть. Под влиянием общего настроения народных масс уже в ходе крестового похода папа должен был переориентировать его цель с защиты греческой церкви и Константинополя на освобождение Иерусалима. Позже, после Клермонского собора, во время осады Антиохии и после падения Иерусалима, появились мобилизационно-пропагандистские документы, обосновывавшие необходимость крестового похода за освобождение Иерусалима и, заодно, клеймившие жестокость и надругательства над христианской верой турок и арабов, а также предательское поведение Византии.
Религиозное воодушевление, распространившееся на всю Францию и на другие страны, собрало огромное воинство и значительно отодвинуло сроки начала предприятия.

Крестовые походы были уделом рыцарства и без образования рыцарского сословия были бы невозможны. Создателем этого сословия явилась церковь. Однако, чтобы это осуществилось, была необходима церковная реформа.
С падением Каролингской империи в Западной Европе наступили, пожалуй, самые тяжелые времена. Недаром время с конца IX до конца X в. было названо «темным столетием». Общее одичание усиливалось постоянными набегами «язычников» — норманнов, венгров и арабов. Рухнул государственный порядок, и вместе с ним пали общественные нравы. Острый кризис охватил и Западную церковь. Поведение отцов церкви, епископов и аббатов, часто возбуждало негодование в религиозных массах. Они превратились в богатых сеньоров, были озабочены только своими материальными интересами и переняли у баронов склонность к насилию и испорченные нравы. Церковь попала в полное подчинение местным феодалам. Церковные и монастырские должности повсеместно продавались. Эта практика называлась симонией по имени Симона волхва, пытавшегося купить у апостолов дар Святого Духа (Деян 8:9–24). В среду духовенства и даже в монастыри проник разврат. Отцы церкви вступали в брак или держали наложниц и старались передать свою должность по наследству.
Центром движения за реформу церкви стало бенедиктинское аббатство Клюни близ города Макон в Бургундии. Оно было основано первым герцогом Аквитании Гийомом I в 910 г. Он навсегда отказался от прав на монастырь и передал его под покровительство папы. Движение реформы добивалось восстановления порядка и дисциплины в церкви, соблюдения и углубления бенедиктинского монашеского устава, основанного на принципах строгого аскетизма и послушания, безбрачия духовенства, запрещения симонии, а также освобождения монастырей от внешнего влияния дворянства. Наряду с этим реформа была направлена и на мирян; сторонники реформы добивались повышения духовности и искренности мирянства и сближения его с укрепляющей свои нравственные позиции церковью. Под управлением энергичных аббатов монастырь вырос, а на основе принципов церковной реформы во Франции, Германии, северной Италии, Англии и Испании возникла могущественная клюнийская конгрегация, включавшая несколько сотен монастырей. При поддержке общественного мнения и императора Генриха III в середине XI в. папский престол заняли сторонники Клюнийской реформы.
Реформируемая церковь свои главные усилия направила на наведение порядка среди одичавшего военного сословия. Отношение церкви к войне было двойственным: с одной стороны, неизбежное зло нужно было свести к минимуму в соответствии с миролюбивым и ненасильственным учением Христа, с другой стороны, необходимо было поддерживать оборонительные войны своего государства. Обе точки зрения удалось совместить, приняв доктрину блаженного Августина (354–430) о «справедливой войне» (bellum justum). Российскому читателю будет, видимо, интересно вспомнить, что основоположниками понятия «справедливая война» вовсе не были классики марксизма. Блаженный Августин не был революционером, и поэтому в его учении о «справедливой войне» говорилось, что она допустима и может вестись только в двух случаях: с целью обороны или с целью возвращения захваченной собственности. Правда, правоведам во все времена ничего не стоило, истолковав надлежащим образом факты, объявить любую войну справедливой. Ответственность за войну всегда возлагалась на другую сторону.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Книги
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 61
Гостей: 59
Пользователей: 2
Marfa, voronov

 
Copyright Redrik © 2016