Суббота, 03.12.2016, 18:35
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Книги

Евгений Примаков / Очерки истории российской внешней разведки
01.07.2015, 21:14
Вор Гришка
26 января 1664 г. шведский представитель в Москве (или, как тогда называли, комиссар) Адольф Эберс в зашифрованном донесении своему королю писал: «Мой тайный корреспондент, от которого я всегда получаю ценные сведения, послан отсюда к князю Якову Черкасскому и, вероятно, будет некоторое время отсутствовать. Это было для меня очень прискорбно, потому что найти в скором времени равноценное лицо мне будет очень трудно».
В одном из донесений на имя короля Адольф Эберс пояснял: «Оный субъект, хотя русский, но… по своим симпатиям добрый швед… обещался и впредь извещать меня обо всем, что будут писать русские послы и какое решение примет Его царское Величество…»
Из этих донесений даже самому неискушенному в делах спецслужб ясно, что у Адольфа Эберса был в Москве ценный агент из числа русских, имевший доступ к секретной переписке царских послов и, по всей видимости, из близкого окружения царя. Такой человек мог быть только из Приказа тайных дел или из Посольского приказа.
Если бы в Москве знали об этих донесениях Эберса, то предателя нетрудно было бы вычислить, зная, где в тот момент находился князь Черкасский. А он вместе с другим царским воеводой, князем Прозоровским, сдерживал в это время стоявшие на берегу Днепра польские войска. Туда же, под Смоленск, к ним прибыли проводить переговоры о мире с Польшей особо доверенный царский воевода Ордин-Нащокин вместе со своим родственником Богданом Нащокиным и подьячим Григорием Котошихиным. A.Л.Ордин-Нащокин — один из наиболее доверенных людей царя — находился вне всяких подозрений, его родственник — тоже. Остается Г.К.Котошихин?
Среди начальства и сослуживцев его не без оснований считали весьма способным молодым человеком с явной перспективой занять высокий пост при дворе. Сам царь благоволил к нему, хотя однажды в сердцах и приказал строго наказать его. То ли по молодости лет, то ли просто в минуту рассеянности допустил он ужаснейшую ошибку: при написании грамоты вместо «великий государь» написал просто «великий», пропустив высочайшее имя! Алексей Михайлович такие промахи не терпел. Дьяку Посольского приказа Ордин-Нащокину, где служил провинившийся, было дано следующее письменное указание: «…Подьячему Гришке Котошихину, который тое отписку писал, велели б есте за то учинить наказание — бить батоги».
У Гришки в душе, конечно, засела обида. Но царь не был злопамятен и вскоре сменил гнев на милость. Буквально в следующем году Котошихин был включен в состав важного посольства, направленного Алексеем Михайловичем в Эстонию для переговоров со шведами.
В Посольском приказе сохранилось письмо, посланное А.Л. Ордин-Нащокиным из занятого русскими войсками Дерпта, в котором он сообщал, что отправил Котошихина в Ревель поторопить шведское посольство поскорее направиться в Москву. Шведы ответили, что выедут без задержки, как только вернется из Стокгольма отозванный туда за инструкциями посол Бенгт Горн. Известно также, что позднее Котошихин беседовал со шведским послом, который пожаловался ему на «небрежность» русских (в грамоте на имя шведского короля был пропущен один из титулов «король лифляндский»), и выразил надежду, что предстоящие переговоры закончатся подписанием мирного договора на вечные времена. Котошихин умолчал о том, что «описка» была преднамеренной, так как русские не считали Лифляндию шведской землей.
21 июня 1661 г. в эстонской деревушке Кардис, расположенной между Дерптом и Ревелем, был подписан наконец договор о перемирии со шведами. Котошихин принимал участие в заключении этого договора.
В августе 1661 года царь посылает Котошихина в Стекольн (так тоща русские называли Стокгольм) с письмом к шведскому королю Карлу XI. Алексей Михайлович просил короля прислать своих посланцев для обмена ратификационными грамотами, подтверждающими одобрение Кардисского договора высшими органами государственной власти. Шведы встретили Котошихина с почетом и отпустили с дорогими подарками.
Договор был вскоре утвержден, и стороны приступили к вопросу об урегулировании взаимных денежных претензий. Переговоры на эту деликатную тему в Москве с царской стороны вел окольничий Василий Семенович Волынский, а со шведской — уже известный читателю Адольф Эберс.
Что же подтолкнуло Котошихина на предательство? Может, обида на царя? Среди архивных бумаг Посольского приказа за тот период сохранились ведомости на выплату дьякам и подьячим жалованья. В одной из ведомостей против суммы в «13 рублев» стоит подпись Котошихина и следующее пояснение: «Григорию Котошихину великого государя жалованье на нынешний на 169 год (т. е. на 7169 год по старому или 1661 год по новому летосчислению)».
Тринадцать рублей за год службы — не очень-то жирно. В то же время Эберс в одном из сообщений королю докладывал, что заплатил своему источнику за ценную информацию целых сто червонцев! Не в материальной ли основе заключался тайный корыстный умысел предательства?
Может быть, и так. Тем более, что по возвращении из Кардиса Котошихина ждали в Москве неприятности: он узнал, что его отец, монастырский казначей, был обвинен в растрате. История эта осталась довольно темной. Известно, в частности, что за долги отца у Котошихина отобрали дом со всем добром. А потом проведенным расследованием выяснилось, что растраты вроде бы никакой и не было: в монастырской казне не хватало пяти алтын, всего пятнадцати копеек. Но отобранное в казну имущество Котошихину так и не вернули.
Вполне вероятно, что допущенная несправедливость могла вызвать в нем озлобленность, хотя все эти неприятности не отразились на служебной карьере Котошихина. Он продолжал пользоваться доверием и продвигаться по службе. В 1663 году он получал уже тридцать рублей, а Эберс, как выяснилось позднее со слов самого Котошихина, заплатил ему не сто червонцев, а только сорок, ловко прикарманив остальные…
Последняя запись, внесенная в 1665 году в ведомости на выплату жалованья дьякам и подьячим Посольского приказа, гласит: «В прошлом во 172 году Гришка своровал, изменил, отъехал в Польшу. А был он в полках бояр и воевод князя Якова Куденетовича Черкасского с товарыщи». Что именно «своровал» Гришка и своровал ли действительно — установить сейчас не представляется возможным, каких-либо конкретных документов или свидетельств на сей счет не обнаружено. Однако сохранилось прошение самого Котошихина на имя шведского короля Карла XI с просьбой предоставить ему убежище и работу в Швеции.
Котошихин объяснял причину своего поступка так. Он действительно был с Ордин-Нащокиным у князя Черкасского, готовя проведение мирных переговоров с поляками. Поляки оказались неуступчивыми. Тогда князь Черкасский решил воздействовать на них силой и перешел в наступление, но был отброшен с большими потерями и отозван в Москву. Вместо него царь направил своего любимца князя Юрия Алексеевича Долгорукого. Однако и ему не удалось добиться успеха. Тогда Долгорукий решил прибегнуть к интригам: пытаясь возложить всю вину за провал переговоров на своего предшественника, он якобы обратился к Котошихину с требованием сочинить царю донос с обвинением князя Черкасского в том, что он «сгубил царское войско». За это он посулил подьячему повышение в должности и возврат имущества, конфискованного в казну в связи с делом отца. Как признавался Котошихин в письме шведскому королю, он предпочел бежать в Польшу, опасаясь своим отказом навлечь гнев нового воеводы.
Котошихин предложил свои «услуги» польскому королю Яну-Казимиру, и тот назначил ему жалованье — сто рублей в год — в три раза больше, чем тот получал в Москве, и велел ему «быть при его милости канцлере литовском». Котошихин явно набивал себе цену и упрашивал Яна-Казимира оставить его при своей особе. Он выражал готовность давать королю «полезные» советы, от которых даже «к способу в войне будет годность». При этом он ставил условие, чтобы поляки информировали его о том, что делается на границах и «что делается на Москве и меж Москвою и шведами, также и на Украине и меж татарами». Котошихин хвастался, что, будучи в Москве в Посольском приказе, он крепко дознался к тем «вестовым делам».
Перебежчик также предлагал польскому королю свои «изобретения» в военном деле: изготовление таких рогаток , которые будут «лутче и легче московских», а также способ «разрывать московские рогатки». В конце прошения он сетовал на то, что не был допущен «дойти к Королевскому Величеству поклонитца», и просил о разрешении свободного доступа к королю.
К просьбам и предложениям перебежчика Ян-Казимир отнесся прохладно. То ли настойчивость и чрезмерная угодливость предателя вызвали у короля естественную подозрительность, то ли устремление Котошихина прорваться лично к королю показалось слишком дерзким, но что-то вызвало обратную реакцию, и Ян-Казимир так и не допустил его до собственной персоны.
Котошихин разобиделся и махнул в Пруссию, а оттуда в вольный немецкий портовый город Любек. Там он случайно встретил бывавшего в Москве иностранца Иоганна фон Горна, тайного агента царя Алексея Михайловича. Котошихин был знаком фон Горну как подьячий Посольского приказа. Ничего не зная о его измене, фон Горн доверился предателю и просил переслать царю секретное сообщение о том, что собирается направить в Москву одного полковника, якобы хорошо осведомленного о военных планах шведского короля.
Воспользовавшись неосторожностью фон Горна, предатель, конечно же, спешно предпринял попытки связаться со шведскими властями, чтобы как можно выгоднее запродать попавшую неожиданно прямо ему в руки ценную информацию лично Карлу XI, а заодно и добиться его расположения. На первом же попутном корабле он направился в Нарву, где в те времена была резиденция Якова Таубе, шведского генерал-губернатора Ингерманландии (область по берегам Невы и Финского залива, которая в 1583–1595 и в 1609–1702 гг. находилась под властью Швеции).
Дальнейшая судьба Котошихина подробно прослежена по документам шведских архивов. Оказывается, в Нарве он встретился с еще одним перебежчиком — купцом Кузьмой Овчинниковым, о личных качествах которого достаточно красноречиво свидетельствует следующая сохранившаяся в шведских архивах запись: «В Новгороде он набрал у одного купца товару на шестьдесят любекских ефимков и, не заплатив ни гроша, скрылся». Через этого афериста Котошихин передал Якову Таубе свое прошение на имя шведского короля.
В прошении, льстиво называя малолетнего Карла «великомощным славным государем», перебежчик сообщает, что желание послужить его королевскому величеству возникло у него еще во время поездки в Стокгольм с царским письмом. Поэтому, вернувшись в Москву, он вступил в тайную связь с Эберсом и передал ему текст царской инструкции русским послам. «За это комиссар подарил мне сорок рублей», — признается он, не ведая, конечно, подробностей переписки Эберса с королем.
Таубе, встречавшийся с Котошихиным в Стокгольме, знал, с кем имеет дело, и немедленно направил его прошение королю, присовокупив при этом, что русский подьячий якобы был захвачен поляками и бежал из плена. Нет сомнения, что эта версия была придумана самим Котошихиным.
Пока в Стокгольме рассматривался вопрос о дальнейшей судьбе перебежчика, в Москве получили сведения о его пребывании в Нарве. К Якову Таубе был направлен личный представитель новгородского воеводы князя В.Г.Ромодановского стрелецкий капитан Иван Репнин с требованием выдать царским властям Котошихина, «учинившего измену и передавшегося польскому королю». Воевода в своем послании ссылался на 21-й пункт Кардисского договора, хорошо известного Котошихину, обязывающего обе стороны выдавать беглых и пленных. Князь требовал «вышереченного изменника и писца Гришку прислать ко мне с конвоем в Великий Новгород».
Из послания князя Ромодановского шведский генерал-губернатор понял, что русской разведке удалось получить достаточно веские доказательства пребывания Котошихина в Нарве, поэтому отрицать этот факт было просто бессмысленно. Тогда Таубе решил прибегнуть к другому ходу: в ответном послании он уверял, что беглец «прибыл сюда, в Нарву, гол и наг, так что обе ноги его от холода опухли и были озноблены, и объявил, что желает ехать назад к своему государю, но по своему убожеству и наготе никуда пуститься не может». Таубе сообщал, что якобы приказал дать Котошихину одежду и пять риксдалеров  «для продолжения обратного пути к Царскому Величеству». В качестве реакции на послание Ромодановского генерал-губернатор заверил воеводу, что лично отдал приказ о немедленном розыске беглеца, и предложил Репнину выделить одного из своих стрельцов для участия в поисках.
Поиски, естественно, не дали результатов. Хозяин дома, где останавливался Котошихин, показал, что тот якобы несколько дней назад отправился в Псков к тамошнему воеводе и своему бывшему начальнику Ордин-Нащокину.
Встревоженный Котошихин тем временем продолжал упрашивать шведов услать его «подалее от Отечества». На всякий случай он предусмотрел и отходную: просил держать в секрете все перипетии его домогательства шведского гражданства на случай, чтобы он мог «безопасно ехать в Москву».
Но отходной вариант не пригодился: «знакомый с тайнами Московского государства» угодливый подьячий пришелся на сей раз ко двору. Государственный совет Швеции, фактически управлявший страной до совершеннолетия короля, заслушал прошение Котошихина и «признал за благо» доставить его в Стокгольм, чтобы на месте удостовериться, «каков он в самом деле». 24 ноября 1665 г. Карл XI подписал специальный указ камер-коллегии «о некоем русском Грегори Котосикни», гласивший: «Поелику до сведения нашего дошло, что этот человек хорошо знает русское государство, служил в канцелярии великого князя и изъявил готовность делать нам разные полезные сообщения, мы решили всемилостивейше пожаловать этому русскому двести риксдалеров серебром». Одновременно Таубе было направлено распоряжение о принятии Котошихина на королевскую службу.
Судя по хранящимся в Стокгольмском архиве документам, перебежчик прибыл в шведскую столицу под именем Иоганна Александра Селецкого. Он снова, как и в Польше, желает видеть самого короля. В челобитной, поданной в Государственный совет, он заявляет: «Живу четвертую неделю, а Его Королевского Величества очей не видел…» Напоминает, что живет в «Стекольне» без дела, просит, чтоб ему «какая служба была учинена», а заодно просит пожаловать казенную квартиру и харчи. 28 марта король пожаловал «поступившему на шведскую службу и обязавшемуся быть нашим верноподданным, бывшему русскому писцу Иоганну Александру Селецкому сто пятьдесят далеров серебром на прокормление и содержание, а также на обзаведение в здешнем краю».
Осенью того же года был подписан еще один королевский указ о назначении ему жалованья в сумме трехсот далеров серебром в год, «поелику он нужен нам ради своих сведений о Русском государстве».
Облагодетельствованный беглец, стремясь поскорее заслужить доверие новых хозяев, обращается с благодарственным письмом «к всемощнейшему и высокорожденному государю Карлусу», не забыв назвать его и владыкою лифляндским, зная, как шведские вельможи ревностно реагировали на отсутствие этого титула в царских грамотах. Письмо заканчивалось клятвенным заверением служить королю «до смерти своей без измены», а ежели что не так, то «достоин смертной казни безо всякой пощады». Письмо подписано русскими инициалами «Г.К.К.» и латинскими буквами «Иоганн Александр Селецкий».
Мог ли лицемерный беглец подозревать, что в скором времени его действительно ждет смертная казнь?
Пока такого трагического поворота судьбы ничто не предвещало. Он был зачислен в штат чиновником архива и поселился в южном предместье Стокгольма у служившего в том же архиве переводчика русского языка Даниила Анастазиуса. Здесь-то он и писал свое сочинение «О России в царствование Алексея Михайловича».
…10 сентября 1667 г. в суд низшей инстанции южного предместья Стокгольма явилась молодая взволнованная женщина, назвавшая себя Марией да Фаллентина. Она рассказала, рыдая, что ее жилец по имени Иоганн Александр Селецкий две недели назад, придя домой пьяным, бросился с ножом на ее мужа, королевского переводчика Даниила Анастазиуса, и нанес ему несколько ран, от которых муж спустя две недели скончался. Ее самой не было дома. Прибежавшая на крик свояченица попыталась угомонить Селецкого, но тот ударил и ее кинжалом в грудь. «Неизвестно, останется ли она жива», — добавила женщина.
Кроме показаний о совершенном Котошихиным убийстве сохранился еще один документ — прошение вдовы о возмещении причиненного ущерба. Она обратилась в суд с просьбой помочь ей получить с убийцы плату за стол, комнату и постельное белье, которыми он пользовался больше восьми месяцев, так как ей не на что похоронить мужа. «Все мои сбережения ушли на содержание этого жильца, требовавшего, чтобы всего было вдоволь», — заявила она.
Суд южного предместья передал дело в городской суд, где оно слушалось 11 и 12 сентября 1667 г. Суд вынес приговор: «Поелику русский подьячий Иван Александр Селецкий, называющий себя также Григорием Карповичем Котошихиным, сознался в том, что он 25 августа в пьяном виде заколол несколькими ударами кинжала своего хозяина Даниила Анастазиуса, вследствие чего Анастазиус спустя две недели умер, суд не может его пощадить и на основании божеских и шведских законов присуждает его к смерти. Вместе с тем суд передает это свое решение на усмотрение высшего королевского придворного суда».
Решение королевского суда по делу Котошихина найти не удалось — оно сгорело во время пожара. Однако протоколы заседания Государственного совета от 21 октября 1667 г. свидетельствуют, что вынесенный приговор был утвержден. На этом заседании один из присутствовавших спросил, когда будет казнен русский канцелярист. Ему ответили: в среду. Государственный канцлер граф де ла Гарди интересовался: где будет анатомировано тело казненного — в Стокгольме или Упсале? Кто-то высказал мнение, что это должен сделать в Стокгольме прибывший из Упсалы знаменитый шведский хирург Олаф Рудбек. Член Государственного совета Петр Браге возражал, опасаясь, что вся эта история вызовет недовольство в России. Он сослался на уже имевшие место разговоры с только что прибывшим в Стокгольм русским послом Иваном Леонтьевым, который узнал, где находится Котошихин, и настойчиво требовал его выдачи. Послу на это ответили, что последнее преступление Котошихин совершил в Швеции, поэтому здесь и должен быть наказан. На следующий день при вторичном обсуждении вопроса г-н Браге заявил: если русский посол пожелает, ему будет предоставлена возможность удостовериться в том, что приговор приведен в исполнение.
Последнее свидетельство о судьбе беглого подьячего сохранилось в приходно-расходной книге стокгольмской канцелярской коллегии за 1667 год. В ней отмечено, что в связи с казнью Селецкого причитающееся ему жалованье поступило в доход казны. 8 ноября 1667 г. коллегия вынесла решение о назначении вдове убитого переводчика Анастазиуса ежегодного пособия в сумме восьмидесяти четырех с половиной риксдалеров серебром из жалованья Селецкого.
Сохранились любопытные подробности о судьбе останков казненного Котошихина. Об этом своя история. В 1837 году русский ученый Сергей Васильевич Соловьев, проводя отпуск в Швеции, решил поискать в местных библиотеках и архивах древнерусские рукописи. Среди прочих интересных материалов его внимание привлекла старинная рукопись на шведском языке «О некоторых русских обычаях». Это было сочинение Григория Котошихина, переведенное на шведский язык Олафом Боргхузеном. В предисловии к переводу Боргхузен дает краткий биографический очерк о Котошихине и, в частности, сообщает, что после казни его тело было перевезено в Упсалу и анатомировано там Олафом Рудбеком. «Утверждают, — пишет Боргхузен, — что кости его до сих пор хранятся в Упсале, как некий монумент, нанизанные на медные и стальные проволоки».
А может быть, этот скелет используется как наглядное пособие для студентов медицинского факультета старейшего шведского университета в Упсале и в наши дни?
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Книги
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 36
Гостей: 34
Пользователей: 2
Redrik, voronov

 
Copyright Redrik © 2016